Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Дятлов С. А.
профессор кафедры общей экономической теории Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Духовно-нравственные традиции хозяйствования в России

В России исторически сложилась самобытная национальная традиция отношения к труду, собственности, получению образования и накоплению богатства, основанная на органическом сочетании материальных и духовно-нравственных критериев, причем последние были преобладающими. Мировоззренческой и теоретической основой для ведения хозяйственной жизни в России традиционно было Священное Писание и основанное на нем "Домостроительство".
По учению Православной Церкви, люди получают все земные блага от Бога, Которому и принадлежит абсолютное право владения ими. Относительность права собственности для человека Спаситель многократно показывает в притчах: это или виноградник, данный в пользование (Мк. 12, 1-9), или таланты, распределенные между людьми (Мф. 25, 14-30), или имение, отданное во временное управление (Лк. 16, 1-13). Выражая присущую Церкви мысль о том, что абсолютным собственником всего является Бог, святитель Василий Великий спрашивает: "Cкажи же мне, что у тебя собственного? Откуда ты взял и принес в жизнь?" Греховное отношение к собственности, проявляющееся в забвении или сознательном отвержении этого духовного принципа, порождает разделение и отчуждение между людьми [1] .
Архиепископ Иоанн Сан-Францисский (Шаховский) также четко формулирует данную мысль: "Вся собственность принадлежит Богу, так же как Ему принадлежит жизнь. И собственность так же раздается Богом, как жизнь" [2] .
Следует отметить, что для православной традиции в целом характерно особенно критическое и отрицательное отношение к ростовщичеству и к неправедному получению богатства. Можно в качестве классического примера привести работу святителя Василия Великого "Беседа на окончание четырнадцатого псалма и на ростовщиков". Он говорит: "Пророкъ, изображая словомъ человека совершеннаго, который желаетъ перейти въ жизнь непоколебимую, къ доблестямъ его причисляетъ и то, что сребра своего не давать в лихву (Псал. 11, 5). Во многихъ местахъ Писанiя порицается грехъ сей. Iезекиль полагаетъ въ числе самыхъ важныхъ беззаконiй брать лихву и избытокъ (Iезек. 22, 12). Законъ ясно запрещаетъ: да не даси въ лихву брату твоему и ближнему твоему (Втораз. 23, 19): Итакъ, хотящаго заяти не отврати (Матф. 5, 42), и сребра твоего въ лихву не дай, чтобы изъ Ветхаго и Новаго Завета научившись полезному, с благою надеждою отойдти тебе ко Господу, и тамъ получить лихву добрыхъ делъ, во Христе Iисусе Господе нашемъ, Которому слава и держава во веки веков. Аминь" [3] .
Также нужно привести лаконичное и емкое высказывание святителя Иоанна Златоуста: "Бог дал тебе богатство с тем, чтобы ты им купил небо".
Православное понимание цели христианской жизни и духовной выгоды наиболее четко сформулировал святой преподобный Серафим Саровский в "Беседе старца Серафима с Н.А. Мотовиловым о цели христианской жизни": "Стяжевайте благодать Духа Святаго и всеми другими Христа ради добродетелями, торгуйте ими духовно, торгуйте теми из них, которые вам больший прибыток дают. Собирайте капитал благодатный избытков благости Божией, кладите их в ломбард вечный Божий из процентов невещественных, и не по четыре или по шесть на сто, но по сто на один рубль духовный, но даже еще и того в бесчисленное число раз больше: Дело наше христианское состоит не в увеличении счета добрых дел, служащих к цели нашей христианской жизни только средствами, но в извлечении из них большей выгоды, то есть вящем приобретении обильнейших даров Духа Святаго" [4] . Это базовое положение православного подхода нужно осмыслить и ясно увидеть его принципиальное отличие от западного преимущественно рационалистического подхода.
Православная церковная и общественная традиция благословляет честный труд и заработок и отрицательно относится к лодырям. Так, святой апостол Павел говорит "Если кто не хочет трудиться, то да и не ешь" (2 Посл. Сол. 3, 10). Православная традиция особенно негативное отношение высказывает к тем, кто обижает наемных работников, не выплачивая им заработанную плату. В Ветхом Завете говорится: "Не обижай наемника: В тот же день отдай плату его: чтоб он не возопил на тебя к Господу, и не было на тебе греха" (Втор. 24, 14-15); "Горе тому, кто: заставляет ближнего своего работать даром и не отдает ему платы его" (Иер. 22, 13); "Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа" (Иак. 5, 4).
Обратимся к научной традиции русской экономической школы. Отечественная богословская и светская наука, особенно начиная с ХVII в., уделяла значительное внимание вопросам взаимосвязи православной традиции и социальной жизни России, в том числе и хозяйственной. Можно отметить в разное время занимавшихся исследованием данной проблемы многих русских богословов, философов, экономистов и государственных деятелей.
В русском сборнике ХII в. "Златоструй" труд рассматривается как источник благочестия. В "Поучении" Владимира Мономаха того же века труд рассматривается как высшее мерило богоугодности человека. Знание облагораживает труд, делает человека уверенным и сильным.
"Домостроительство" в отечественной традиции трактовалось как наука честно трудиться, добросовестно вести домашнее и национальное хозяйство собственными силами для обеспечения достатка и изобилия, творить милостыню и помогать нуждающимся в соответствии с требованием евангельских заповедей.
Главными принципами домостроительства были духовно-нравственное отношение к труду и богатству, замкнутое самообеспечивающееся хозяйство, ориентация на достижение разумного достатка за счет собственного труда и самоограничения потребностей (экономии), отрицательное отношение к стяжанию прибыли и добыванию денег как к самодовлеющей цели, негативное отношение к лодырям, несправедливой эксплуатации, ростовщическому проценту. Основы этой науки в лаконичной форме выражены в своде правил с духовно-нравственных христианских позиций, регулирующих хозяйственную жизнь и быт русского народа того времени, который получил название "Домострой" [5] . Обстоятельное исследование исторических условий, духовных предпосылок, основных идей, традиций и структуры Домостроя осуществил А. Орлов в своей работе, опубликованной в 1917 году [6] .
Митрополит Иоанн (Снычев) в работе "Инок Филофей. "Домострой" дает следующую весьма высокую характеристику этому труду. "Книга глаголемая Домострой имеет в себе вещи зело полезны, поучение и наказание всякому православному христианину:" - так озаглавливали переписчики свод советов и правил, определяющих все стороны жизни русского человека тех времен, поражающий нас сегодня почти неправдоподобной одухотворенностью даже мельчайших бытовых деталей. "Домострой" не просто сборник советов - перед читателем развертывается грандиозная картина идеального воцерковленного семейного и хозяйственного быта. Упорядоченность становится почти обрядовой, ежедневная деятельность человека поднимается до высоты церковного действа, послушание достигает монастырской строгости, любовь к царю и отечеству, родному дому и семье приобретает черты настоящего религиозного служения.
"Домострой" состоит из трех частей: об отношении русского человека к Церкви и царской власти; о внутрисемейном устроении; об организации и ведении домашнего хозяйства. Например, об отношении к царской власти: "Царя бойся и служи ему верою, и всегда о нем Бога моли. Аще земному царю правдою служиши и боишися е, тако научишися небесного Царя боятися". Долг служения Богу есть одновременно и долг служения царю, олицетворяющему в себе православную государственность - эта мысль прочно укоренилась в сознании русского человека" [7] .
В "Домострое" показаны идеальные правила и моральные предписания, регламентирующие трудовую и хозяйственную жизнь людей (крестьянина, купца, боярина, князя). В нем проповедуется трудолюбие, добросовестность, степенность, бережливость, порядок и чистота в хозяйстве. При этом на первом месте стоит молитва, освящение молитвой любого дела. "Домострой" осуждает недобросовестную работу и обман как грех перед Богом: "Кто в каком рукоделье нечисто готовит или в ремесле каком украдет что или соврет, и притом побожится ложно: не настолько сделано или не в столько стало, а он врет, - так и такие дела не угодны Богу, и тогда их запишут на себя бесы, и за это все взыщется с человека в день Страшного суда".
О.А. Платонов дает такую оценку: "В "Домострое" проводится идея практической духовности, духовности неразрывной от материальной стороны жизни, в чем и состояла особенность развития в Древней Руси. Духовность - не рассуждения о душе, а практические дела по претворению в жизнь трудового идеала, имевшего духовно-нравственный характер" [8] . "Домострой" как нравственно-духовный принцип хозяйствования и отношения к своим обязанностям и долгу еще долгое время был основополагающим документом и для мирян и для монахов, живущих в общежительных монастырях.
Основные принципы ведения хозяйства, изложенные в "Домострое", в дальнейшем развивались многими отечественными экономистами и оказали заметное влияние на эволюцию национальной экономической мысли. Замечательный самобытный экономист XVII-XVIII вв. И.Т. Посошков принимал и развивал основные идеи "домостроительства". В своем главном труде "О скудости и богатстве" он подчеркивал, что источником богатства, накоплением и достижением достатка человеческих вещественных и невещественных благ является только труд, "безотносительно к его физическим и социальным особенностям" и что "паче вещественного богатства надлежит всем нам обще пещися о невещественном богатстве" [9] . Также можно привести работу А.А. Сумарокова "О домостроительстве" [10] , в которой он говорит о необходимости истинные принципы домостроительства отличать от "беззаконного" домостроительства.
В России до начала XIХ в. практически широко не использовалось понятие "политическая экономия", которое было введено представителем меркантилизма французом А. Монкретьеном в работе "Трактат по политической экономии", вышедшей в 1615 г.
Первый в России написанный по-русски трехтомный курс политэкономии А.И. Бутовского "Опыт о народном богатстве, или о началах политической экономики" вышел в свет в 1847 г. Предмет политэкономии А.И. Бутовский определял как "науку о народном богатстве, исключительно посвящающую себя изучению средств, с помощью которых люди в обществе живущие, достигают возможного благосостояния". Он относил политэкономию, наряду с философией, эстетикой, нравоучением (этикой) и правоведением, к нравственно-политическим наукам и требовал внесения в нее морального начала, а также говорил о существовании нравственного капитала [11] .
Следует отметить, что в традиции русской науки до начала ХХ в. в любой области знания и прежде всего в экономической науке было характерно выделение нравственного аспекта. Например, отечественный ученый И.К. Бабст развивал мысль о том, что в умножении богатства огромную роль играет народный капитал, важнейшим элементом которого является "нравственный капитал" [12] .
Если обратиться к духовной и научной литературе, то активные исследования взаимосвязи православия и хозяйственной жизни стали проводиться с середины ХIХ в. Этому в определенной мере способствовало становление капитализма, а также возникновение и распространение идей социализма в России. Если центральной проблемой в работах русских ученых, публицистов, духовенства ХVII-ХVIII в. являются проблемы праведного труда, ведения монастырского хозяйства, милостыни, справедливости, выполнение христианского долга перед Отечеством и ближними, то с середины ХIХ- начала ХХ в. на первый план выходит анализ проблем собственности, денег, богатства и правильного отношения к ним в соответствии с православным учением [13] .
Подчеркнем, что главной особенностью таких исследований, осуществленных богословами и лицами, имеющими духовный сан, является рассмотрение всех вопросов в свете безусловного авторитета и истинности Священного Писания и Священного Предания. Выводы, получаемые в результате этих исследований, прямо вытекали из учения Священного Писания и Священного Предания (трудов святых Отцов Православной церкви) и оказывали большое влияние на существующую официальную доктрину светской власти. В книгах Священного Писания, Ветхого и Нового Завета данным вопросам уделено достаточно большое внимание. Наиболее яркие примеры - десять заповедей пророка Моисея (Ветхий Завет), притча о богатом юноше (Новый Завет, Мф. 19, 21) и притча о том, что удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие (Мф. 19, 24).
В качестве примеров, развивающих традицию Священного Писания, можно привести следующие работы: Архиепископ Амвросий. О праве собственности по учению Христианскому. Москва, 1893; Епископ Евдоким. Деньги. Сергиев Посад, 1907; Можно ли сохранить веру Христову и спастись, занимая разные общественные, гражданские и военные должности. Киев, 1914; Иеромонах Макарий. О необходимости самоотвержения в делах торговли. Нижний Новгород, 1849; Священник Феодосий. О собственности с христианской точки зрения. Одесса, 1908, и целый ряд других работ отечественных авторов.
Большое внимание данным проблемам в своих работах уделяли русские светские публицисты, философы, экономисты. Ряд ученых предприняли попытку осуществить комплексное исследование проблемы правильного отношения к труду, богатству, собственности, милостыни, благотворительности, ростовщичеству в свете христианского учения, начиная с апостольских времен. Можно отметить целый ряд таких работ, где был реализован подобный подход комплексного исследования: перевод на русский язык С.Н. Булгаковым сочинения И. Зейпеля "Хозяйственно-этические взгляды отцов Церкви". Москва, 1913; Зарин С. Христианин в своем отношении к собственности. Москва, 1913; Экземплярский В.И. Учение древней Церкви о собственности и милостыне. Киев, 1910.
Следует также отметить работы таких известных и малоизвестных исследователей, как: Грисюк Н. Евангелие, капитал, труд. Санкт-Петербург, 1905; Дары Божии, потребности и труд человека. СПб., 1870; Дебольский Г.С. О любви к отечеству и труду по слову Божию; Петров Т.В. Основы общественной жизни по учению Евангелия. М., 1907; Троицкий С. Христианское учение о частной собственности. Петроград, 1917; Эрн В.Ф. Христианское отношение к собственности. Москва, 1906; Янжул И.И. Экономическое значение честности. СПб., 1912.
Значительный вклад в развитие отечественных традиций хозяйствования, альтернативное западнической общественной мысли, внесли славянофилы [14] . Наиболее видными представителями славянофилов были А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, И.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А.И. Кошелев, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, М.П. Погодин, С.Ф. Шарапов и др. Духовно и мировоззренчески к славянофилам были близки Н.В. Гоголь, Ф.М. Достоевский, Н.Н. Страхов, А.А. Григорьев, В.И. Даль, Ф.И. Тютчев, А.Н. Островский.
В 1891 г. известный русский философ К.Н. Леонтьев, близкий по духу к славянофилам, так оценивал их роль: "Славянофилы всегда хотели, чтобы Россия жила своим умом, чтобы она была самобытна не только как сильное государство, но и как своеобразная государственность" [15] .
По мнению современного петербургского ученого-экономиста В.Т. Рязанова славянофилами "была впервые методологически четко сформулирована и обоснована потребность выработки "русской точки зрения" на происходящие процессы в мире и, конечно же, в собственной стране: Историческая заслуга славянофилов состоит в том, что они заложили основы национального самосознания и национального мировоззрения по широкому кругу вопросов" [16] .
В отечественной традиции особо значимо и высоко имя великого писателя и общественного деятеля Ф.М. Достоевского. Он в своих автобиографических сведениях указал, что по убеждениям своим он "открытый славянофил" [17] .
Следует отметить, что течение славянофилов не было однородным. В этом направлении имелись определенные различия. Однако, давая общую характеристику данному направлению отечественной общественной мысли, можно согласиться с мнением В.В. Зеньковского. В.В. Зеньковский подчеркнул, что "в сочетании Православия и России и есть та общая узловая точка, в которой все мыслители этой группы сходятся" [18] .
Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский (профессиональный историк) дает такую характеристику славянофильства: "Славянофильство стало первой исторически сложившейся формой русского консерватизма. Не удовлетворяясь плодами западноевропейского просвещения, славянофилы обратились в своих поисках к изучению русской истории, к вероучению Православной Церкви. "Все, что препятствует правильному и полному развитию Православия, - писал Иван Киреевский, - все то препятствует развитию и благоденствию народа русского, все, что дает ложное и не чисто православное направление народному духу и образованности, все то искажает душу России и убивает ее здоровье нравственное, гражданское и политическое. Поэтому, чем более будут проникаться духом Православия государственность России и ее правительство, тем здоровее будет развитие народное, тем благополучнее народ и тем крепче его правительство и: тем оно будет благоустроеннее, ибо благоустройство правительственное возможно только в духе народных убеждений".
Значительный вклад в развитие традиций самодостаточного ведения национального хозяйства на основе духовно-нравственных принципов внес, на наш взгляд, крупнейший (незаслуженно забытый и практически не упоминаемый в трудах современных экономистов) русский экономист С.Ф. Шарапов, которого можно назвать классиком русской экономической мысли и который поддерживал и развивал идеи славянофилов. В своей работе "Бумажный рубль: Его теория и практика" он свои идеи основывал на следующих положениях: признание важности нравственного характера в русском хозяйственном устройстве, которое связано с православными основами жизни российского общества; обоснование курса на автаркическое развитие народного хозяйства России; защита самодержавного государственного устройства, которое выступает главной организующей силой в российской экономике.
С.Ф. Шарапов, раскрывая цель своей работы, отмечал: "Настоящее исследование представляет первую попытку связать славянофильское учение с данными экономической науки, осветить, с одной стороны, экономические явления с точки зрения свободы человеческого духа, с другой - найти реальную опору славянофильским нравственным и политическим воззрениям" [19] . Он подчеркивал, что все рассматриваемые им законы "раскрыты только посредством исследования той денежной формы, которая по существу своему нравственная и, как таковая, не поддается западной игре эгоизмов и западной наукою отвергается". С.Ф. Шарапов обосновывал активную роль государства в регулировании экономики. Это касалось прежде всего ограничения господства биржи, а значит, и финансового (спекулятивного) капитала с его самодовлеющей жаждой наживы. Это требовалось для создания наилучших предпосылок производительного использования капитала и усиления нравственного (христианского) начала в хозяйствовании [20] .
Следует упомянуть такое направление русской общественной мысли, как "почвенничество" и "народничество", которое критически "переосмысливало" славянофильство, уделяло большее внимание политическим аспектам и их влиянию на перспективы развития экономики России в начале ХХ в. Можно привести имя наиболее известного экономиста этого направления В.П. Воронцова, широкую известность которому принесла книга "Судьбы капитализма в России", вышедшая в 1882 г. В данной работе изложена идеология народничества и доказывается то, что капитализм в России, развиваясь по западному образцу, имеет лишь отрицательные стороны. Отметим, что взгляды народников были противоречивыми. Отстаивая идеи о самобытности развития России и отрицая насаждение в ней капитализма, народники зачастую высказывали негативное отношение к политическому устройству российского государства того периода.
Особенно заметный вклад в разработку рассматриваемой нами проблематики в начале ХХ в. внес С.Н. Булгаков - известный русский богослов, философ, экономист. Следует назвать ряд его работ, в которых в той или иной мере рассматривалась интересующая нас проблематика. В статье "Об экономическом идеале" (1903) он отмечал, что "и экономическая жизнь, и экономическая наука, эту жизнь отражающая, подлежат нравственной оценке". В работе "Неотложная задача. О Союзе христианской политики" (1906) он подчеркивал, что "экономическая и финансовая политика должны быть направлены к развитию производительности народного труда и воплощению начал справедливости". В статье "Народное хозяйство и религиозная личность" (1909) С.Н. Булгаков обосновывает очень важную мысль, имеющее современное звучание: "Нам нужно освободиться от многих идейных фантомов, а в том числе и от "экономического" человека". Нужно понять, что и хозяйственная деятельность может быть общественным служением и исполнением нравственного долга, и только при таком к ней отношении и при воспитании общества в таком ее понимании создается наиболее благоприятная духовная атмосфера как для развития производства, так и для реформ в области распределения, для прогресса экономического и социального".
С.Н. Булгаков разработал оригинальную философскую концепцию хозяйства, суть которой изложил в книге "Философия хозяйства" (1912). Основные идеи этой концепции получили развитие в его дальнейших работах "Свет невечерний" (1917), "Христианство и социализм" (1917), "Очерки по истории экономических учений" (1918).
В 1906 г., еще будучи профессором экономики, С.Н. Булгаков опубликовал работу "Краткий очерк политической экономии", где в разделе "Введение" он рассмотрел задачи политической экономии в их христианском понимании. В данной работе он, пожалуй, впервые в отечественной научной экономической литературе четко поставил и сформулировал вопрос о возможности существования и необходимости разработки христианской политической экономии, которая ставит и разрешает вопросы экономической жизни в свете и в духе христианского учения и которая в отношении к общему христианскому учению представляет собой прикладную этику. С.Н. Булгаков дает определение христианской политической экономии как науки социальной любви и прикладной этики, которая ищет осуществления Царствия Божия, свободы, правды и любви в экономической жизни, в области социальной и экономической политики [21] .
В своей работе "Православие: очерки учения Православной церкви" С.Н. Булгаков развивает положение о том, что религия, господствующее мировоззрение кладет свою определенную печать и на хозяйственного деятеля или экономического человека. По его мнению, наряду с другими духовными типами существует и христианский тип экономического человека - как в самом общем смысле, так и более конкретно, применительно к самым разным христианским вероисповеданиям: тип православный, католический, протестантский с разными его разветвлениями [22] .
Характеризуя христианское отношение к труду, он обосновывал следующее положение: "Остается незыблемым, что христианство освободило и реабилитировало всякий труд, особенно хозяйственный, и оно вложило в него новую душу. В нем родился новый хозяйственный человек, с новой мотивацией труда. Эта мотивация носит в себе черты соединения мироотреченности и мироприятия в этике хозяйственного аскетизма, причем именно это соединение противоположностей в напряженности своей и дает наибольшую энергию аскетического, религиозного и мотивированного труда. Этот свободный аскетический труд есть та духовно-хозяйственная сила, которою утвержден фундамент всей европейской культуры".
Мы со своей стороны подчеркнем, что православное христианство воистину освободило труд и вложило в него новую душу, но не всякий труд, а лишь тот, который посвящен Богу, который осуществляется не ради наживы, а Христа ради, который исполняется как почетная обязанность и долг перед Богом, Ближним и Отечеством. И лишь в таком смысле мы должны понимать слова Сергея Булгакова о том, что в христианстве родился новый хозяйственный человек, свободный аскетический труд которого является духовно-хозяйственной силой, преобразующей мир в соответствии с евангельскими заповедями.
Можно привести имена и других известных русских философов, экономистов и публицистов, занимавшихся исследованием различных аспектов рассматриваемой проблематики: Бабст И.К. О некоторых условиях, способствующих умножению народного капитала; Бердяев Н.А. Философия неравенства; Ильин И.А. О частной собственности; Соловьев В.С. Оправдание добра; Тихомиров Л.А. На защиту национального хозяйственного строя; Франк С.Л. Собственность и социализм; и др.
Следует также отметить творческое наследие видного представителя русского зарубежья святителя архиепископа Иоанна (Шаховского) Сан-Францисского. Он в процессе разработки основ христианской пастырской социологии в работе "Листья дерева", вышедшей в Нью-Йорке в 1964 г., особое внимание уделил исследованию таких проблем, как бедность и богатство и философия собственности [23] .
Знаменитый русский ученый-химик Д.И. Менделеев являлся также и глубоким ученым-экономистом. Ему принадлежат труды, посвященные исследованию различных проблем экономического развития России. Особое внимание в своих работах Д.И. Менделеев уделял роли просвещения и образования для экономического подъема России.
В своей работе "Заветные мысли" он обосновывает мысль о том, что образование и истинно образованные люди имеют важнейшее значение не только для экономического развития России, но и для ее политической и экономической независимости. Он пишет: "Образование есть благоприобретенный капитал, отвечающий затрате времени и труда и накоплению людской мудрости. Истинно образованный человек найдет себе место только тогда, когда в нем с его самостоятельными суждениями будут нуждаться правительство или образованное общество, иначе он лишний" [24] . "Нам особенно нужны образованные люди, близко знающие русскую природу, т. е. всю русскую действительность, чтобы мы могли сделать настоящие самостоятельные, а не подражательные шаги в деле развития страны... Чтобы предстоящий путь был по возможности прогрессивным, он не должен отрицать прошлого. Разрушить исторически сложившееся легко, но не придется ли скоро жалеть о разрушенном?" [25] .
В России передовыми учеными и общественными деятелями неоднократно высказывалась идея о том, что народное просвещение, грамотность народа, образование населения имеет величайшую социальную и экономическую ценность, и что это кардинальнейший вопрос всей российской жизни. Эту идею очень емко, четко и лаконично сформулировал академик Императорского Московского университета И. И. Янжул: "Будет Россия образована, будет и богата" [26] .
В 90-х гг. ХIХ века проблемой значения образования и грамотности для экономического развития и их влияния на рост производительности труда и народного богатства занимался ряд ученых Императорского Московского университета. Среди них - академик И.И. Янжул, профессора А.И. Чупров и др. Статья Янжула "Значение образования для успехов промышленности и торговли" была опубликована 1896 г. в журнале "Техническое Образование", издаваемого постоянной Комиссией по техническому образованию Императорского Русского технического общества, а в 1896 г. вышел сборник работ вышеназванных авторов "Экономическая оценка народного образования".
Как видно из вышеприведенного обзора литературы в дореволюционной России, исследование проблематики христианских (православных) основ хозяйствования имеет свои достаточно глубокие корни и богатые традиции.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия