Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой бизнес-менеджмента Высшей школы управления и бизнеса Белорусского государственного экономического университета (г. Минск),
доктор экономических наук


Христианская экономия о видах и степенях труда

В Книгах Священного Писания упоминаются многие занятия людей. Согласно повествованию Книги Бытия, уже в первой человеческой семье существовали различные виды труда: труд земледельца и труд пастыря овец. В процессе разделения труда, сопровождающем всю историю человечества, возникали и возникают новые профессии, новые формы труда различной степени сложности, посредством которых люди служат друг другу, служат как во благо, так и удовлетворяя те или иные `страсти и похоти` друг друга.
Двоякое использование труда как ресурса
Уже Аристотель видел возможность двоякого применения любого ресурса. Он, как известно, выделял и два рода хозяйственной деятельности, экономику (οίκονομικός) и хрематистику (χρηματισμός) [1] . В первом случае ресурсы являются средством для производства благ, необходимых для удовлетворения разумных потребностей домохозяйства; во втором - целью становится бесконечное преумножение ресурсов, прежде всего в наиболее ликвидной форме. Хрематистика становится болезненной формой хозяйственной деятельности, страстью в христианской терминологии. Подход Аристотеля весьма близок к христианскому пониманию целей хозяйственной деятельности - удовлетворению необходимых телесных потребностей и созданию условий для полноценной духовной жизни.
Труд как ресурс может использоваться как самим его носителем, так и покупающим услуги труда (или эксплуатирующим их иным образом) двояко: либо во благо как трудящегося, так и других людей, а благо для человека, в христианском понимании - то, что угодно Богу; либо для удовлетворения тех или иных страстей человеческих, его эгоистических устремлений. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви отмечается: `С христианской точки зрения труд сам по себе не является безусловной ценностью. Он становится благословенным, когда являет собой соработничество Господу и способствует исполнению Его замысла о мире и человеке. Однако труд не богоугоден, если он направлен на служение эгоистическим интересам личности или человеческих сообществ, а также на удовлетворение греховных потребностей духа и плоти` [2] .
В книгах Ветхого и Нового Заветов упоминаются многие виды труда, конкретные профессии. При этом не отдается предпочтения тому или иному занятию как таковому, за исключением занятий, связанных с нарушением Божьих заповедей [3] . В то же время контекст, в котором ведется речь о тех или иных видах труда, во многих случаях дает понять, что ресурс труда может быть использован как во благо, так и не на богоугодные цели.
Профессии в Ветхом Завете
Как уже было отмечено, в Ветхом Завете нет подобного Аристотелеву деления на благородные и неблагородные занятия, однако часто прослеживается мысль, что появление тех или иных профессий нередко является следствием духовного регресса. Первые, упоминаемые в Книге Бытия занятия - `пастырь овец` (Авель) и земледелец (Каин) [4] . Бог не принял жертву Каина, об этом ясно высказываются как сам автор Бытия, так и отцы Церкви и наиболее авторитетные ее христианские экзегеты, из-за того, что он трудился прежде всего для себя и пожертвовал не лучшей частью плодов своего труда. Внутреннее расположение Авеля при принесении жертвы было иным, и труд его был признан [5] . Апостол Павел так толкует Быт. IV, 4: `Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще`. Покупатель на рынке признает полезным труд, затраченный на производство товара, оценивая качество товара и соотнося его с ценой, Господь Бог оценивает внутреннее расположение, цели трудящегося или использующего ресурс труда.
О появлении городских профессий, ремесел повествуется в IV главе Бытия. Потомки Каина были вынуждены искать себе новые занятия в силу невозможности добыть себе достаточные средства существования в земледелии [6] . Один из них, Иувал стал музыкантом, `отцом всех играющих на гуслях и свирели` [7] . Другой - Тувалкаин - кузнецом, `ковачем всех орудий из меди и железа` [8] .
Ремесленники вынуждены служить обществу своим трудом, в силу их полной зависимости от спроса на производимые ими блага, даже если у них нет внутреннего расположения к этому. У ремесленника меньше иллюзий экономической самодостаточности. Каин не пожелал служить Богу и ближнему своим трудом, каиниты вынуждены были работать на ближних.
Здесь уместно будет сделать следующее отступление. `Невидимая рука` рынка, о которой писал Адам Смит в своем `Богатстве наций`, и есть это вынужденное служение обществу работающего ради себя. Распространено мнение, что Смит описывал нормальную, гармоничную, с его точки зрения, хозяйственную жизнь. На этом основаны выводы классического либерализма (палеолиберализма) и современного ультралиберализма. Однако в своей первой книге `Теория нравственных чувств` Смит недвусмысленно дает понять, что такое состояние общества скорее можно назвать пограничным, но даже в этой крайности люди вынуждены будут служить друг другу своим трудом. Вот слова Смита: `:если между отдельными элементами, составляющими общество, не господствует взаимная симпатия и любовь, то следует считать, что общество то будет в меньшей степени счастливым и гармоничным, но, тем не менее, оно не распадется: Некоторая часть индивидов может существовать как общество - как, например, общество, состоящее из большого количества купцов - на основе взаимного интереса, без чувств симпатии и любви: Общество, однако, не может состоять из тех, кто постоянно готов и ищет возможности причинить вред и обиду друг другу` [9] .
Тяжкий труд кузнеца и литейщика упоминается и в книге пророка Исайи [10] . Интересен контекст, в котором это занятие описывается в ней. Литейщик направил свои усилия не на богоугодное дело, отливая идолов [11] . То же делает и плотник [12] , выделывающий образ `бога` из дерева топором, изготовленным кузнецом. `Кузнец делает из железа топор и работает на угольях, молотами обделывает его и трудится над ним сильною рукою своею до того, что становится голоден и бессилен:` [13] Пророк, упоминая эти занятия, проводит мысль о том, что идолослужители поклоняются продукту рук человеческих. Божественное величие, по толкованию этого фрагмента блаж. Иеронимом, не создается человеческой рукой. Идол может рассматриваться здесь вообще как образ страстей человеческих, поглощающих огромные объемы человеческого труда.
В Ветхом Завете труд строителей несколько раз упоминается в Бытии и в 4 Книге Царств. Два из этих упоминаний - яркий пример противоположных целей труда, его двоякого использования как ресурса. В Книге Бытия повествуется о движимых тщеславием строителях вавилонской башни. `И сказали они: построим себе город и башню, высотою до небес, и сделаем себе имя, прежде нежели рассеемся по лицу всей земли` [14] . Не случайно, конечно, автор Бытия сообщает и о том, как нечестивые строители разработали новые технологии строительства и производства строительных материалов. Они первыми стали применять кирпичи из обожженной глины и битум, нередко в Месопотамии выходивший на поверхность, вместо известкового раствора. `И сказали друг другу: наделаем кирпичей и обожжем огнем. И стали у них кирпичи вместо камней, а земляная смола вместо извести` [15] . Страсть всегда побуждает к спешке. Далее, по свидетельству бытописателя, последовало вразумляющее смешение языков и рассеяние по всей земле. С совершенно иной целью трудились строители, упомянутые в 4 Книге Царств. Каменщики (`делатели стен`) и каменотесы участвовали в ремонте храма, инициированном царем Иоасом [16] . Вместе с ними упомянуты и плотники, ремонтировавшие деревянные части храмовых построек.
Труд гончара или горшечника, о котором ведется речь в Книге пророка Иеремии, стал иллюстрацией творческого начала всякого труда и образом всемогущества Бога [17] .
Упоминаются в Ветхом Завете труд врача и труд фармацевта. При этом подчеркивается мысль, что знания и умения дарованы Господом людям для прославления Его (в Новом Завете сходная мысль выражена Спасителем в притче о талантах). `Почитай врача честью по надобности в нем, ибо Господь создал его: Господь создал из земли врачевства, и благоразумный человек не будет пренебрегать ими: Для того Он и дал людям знание, чтобы прославляли Его в чудных делах Его: ими он врачует человека и уничтожает болезнь его. Приготовляющий лекарства делает из них смесь, и занятия его не оканчиваются, и через него бывает благо на лице земли` [18] . В этой же главе Книги Премудрости Иисуса сына Сирахова повествуется об особенностях труда земледельца, скотовода, плотника, зодчего, кузнеца, гончара. Отмечается, что каждый стремится достичь совершенства в своем деле: `Сердце его устремлено на окончание дела и попечение его - о том, чтобы отделать его в совершенстве` [19] . Они настолько поглощены им, что практически не имеют досуга для занятий чтением и постижения книжной премудрости. Труд их тем не менее важен для общества, ибо `без них ни город не построится, ни жители не населятся и не будут жить в нем:`, они `: поддерживают быт житейский, и молитва их - об успехе художества их` [20] . Заниматься судопроизводством или государственным управлением ремесленники, по мысли автора этой Книги, не могут в силу того, что занимаясь каким-либо ремеслом по-настоящему, не находят времени для других занятий. Тем самым он как бы обращается к своему оппоненту из XX века, аргументированно доказывая, почему кухарка не может и не должна управлять государством, причем делает это, не унижая ее труда.
Представители водных и морских профессий также упоминаются в Ветхом Завете: моряк в Псалтири, рыбак - в Книге пророка Иезекииля. Моряк, видя грозную стихию, менее других надеется на свое умение, понимая, сколь слабо оно в сравнении с управляемыми Господом ветрами и волнами, и обращается к Богу с молитвой о спасении и благодарит Его, когда удается дойти до желаемой пристани [21] .
О труде ученого ведется речь в Книгах Экклезиаста и Иисуса сына Сирахова. Задача ученого - снабжать народ знанием, исследуя и проверяя достоверность тех или иных сведений [22] . По мысли автора Экклезиаста, глубина знаний предпочтительнее их широты [23] . Добыча знаний должна непременно предваряться молитвой, дабы Господь `исполнил духом разума` [24] .
В Притчах Соломоновых высокую оценку получает женский труд. В заключительной главе этой Книги подчеркивается, что ключевую роль в ведении домашнего хозяйства играет добродетельная, трудолюбивая жена, являющаяся наиценнейшим сокровищем для мужа. По любви к своему мужу, жена берет на себя многочисленные хозяйственные обязанности, для выполнения которых ей порой не хватает времени дня. Успевает добродетельная жена и благотворить бедному и вести торговлю, освобождая время мужа для общественной деятельности [25] .
Примеры человеческого труда в Новом Завете
В своих Притчах о Царстве Божьем Спаситель постоянно упоминает о различных профессиях и занятиях, не выделяя, как говорится в Основах социальной концепции Русской Православной Церкви, ни одну из них [26] . Различные занятия людей предстают в них как образы действий Бога. Например, любимый христианами, особенно первых веков, образ Спасителя как доброго пастыря, полагающего жизнь свою за овец [27] . В других притчах Бог предстает в образе виноградаря [28] , врача [29] , сеятеля - земледельца [30] . Действия ангелов во время кончины мира уподобляются труду рыбаков, сортирующих улов [31] . Апостольскую деятельность Спаситель сравнивает с физическим трудом жнецов, причем, в отличие от обычных жнецов, жнущих то, над чем они не трудились [32] ; а также с трудом рыбаков [33] . Верные ученики Христовы сравниваются с верным домоправителем, поставленным старшим над слугами [34] , и с неверным домоправителем [35] , причем дается понять, что в одном и том же деле можно быть и добросовестным, и недобросовестным. Выбор христианина Спаситель в одной из притчей сравнивает с выбором купца, стремящегося меньшую для него ценность обменять, через куплю-продажу, на большую [36] . Ученики Христовы сравниваются и с наемными работниками, трудящимися в винограднике и получившими награду за труд свой не по земной справедливости (равная оплата за равный труд), а по справедливости небесной (максимальная оплата за всякий труд на `Божьей ниве`) [37] . В этой же притче о работниках Спаситель проводит мысль о том, что верный ученик Его с радостью должен стремиться отдать больше, чем взять.
Евангелия повествуют и о занятиях самого Спасителя, до выхода его на общественное служение и ближайших Его учеников. Христос, вероятнее всего, был обучен своим законным отцом, св. Иосифом, плотницкому ремеслу, назаретяне по свидетельству св. евангелиста Марка, прямо называют Его плотником [38] . Не менее половины из числа двенадцати апостолов и ближайшие ученики Спасителя Симон Петр, Андрей, Иаков и Иоанн были простыми рыбаками. Отец Иакова и Иоанна помимо того, что трудился как рыбак, был предпринимателем, поскольку у него были наемные работники. То, что ближайшие ученики Спасителя занимались именно рыболовством, конечно, не случайно. Данное занятие относится к разряду тех, которые в наибольшей степени зависят от внешних условий и в меньшей степени от мастерства. Возможно, их занятие в большей степени, чем другие, способствовало восприятию Евангелия.
Нет места жительства или занятия (если только это занятие не есть оказание услуг, запрещенных Божьими заповедями, чем занимаются, например, профессиональные блудницы или наемные убийцы), закрывающих путь к праведной жизни. Эта мысль неоднократно встречается как в Ветхом, так и в Новом Заветах. `Благословите Господа, все дела Его, во всех местах владычества Его`, - восклицает псалмопевец [39] . Многие занятия, однако, предоставляют большую возможность впасть в искушение. Особенно это касается профессий, связанных с обменом товаров и денег, сбором налогов и пожертвований. Подобно тому как существуют профессии, в которых человек подвергается сравнительно большему риску потери здоровья и телесной жизни (профессиональные военные, пожарные, шахтеры и т. п.), существуют и занятия, где существует больший риск нанести вред здоровью души. И как представители первых действительно гибнут и теряют здоровье чаще, так и представители вторых чаще вредят своей душе.
Мытари, или сборщики налогов, приравнивались иудейским общественным мнением, создаваемом прежде всего фарисеями и книжниками, к грешникам. В сознании многих, это занятие было неотделимо от греха. Однако еще св. Иоанн Креститель, отвечая на вопрос пришедших к нему мытарей: `Что нам делать?`, ответил: `Ничего не требуйте более определенного вам` [40] . Тем самым он дал понять, что быть мытарем, но не быть грешником трудно, но возможно. В беседе Спасителя с Закхеем, начальником мытарей, проводится мысль, что не занятие это само по себе греховно, а злоупотребления при сборе налогов. Мытарем был и один из двенадцати апостолов - Матфей. Он откликнулся на призыв Спасителя и пошел за ним, бросив свое занятие так же, как бросили рыбную ловлю ради того чтобы стать Его учениками и проповедовать Евангелие Симон Петр, Андрей и другие апостолы из двенадцати.
Святоотеческое и современное православное учение о разделении труда
Различие человеческих занятий дает возможность служить друг другу тем талантом, который дан каждому, постоянно преумножая его и усиливая тем самым это служение. Излюбленным образом разделения труда у свв. Отцов является пример членов человеческого тела, которые, имея различные функции, действуют ради общей цели - блага всего организма [41] . Св. Василий Великий, также использовавший это сравнение, добавляет: `Я вижу, что во многих отношениях полезнее совместные усилия нескольких человек для одной и той же цели. Во-первых, потому, что даже для своих телесных нужд никто из нас не может обойтись сам собою, но при добывании необходимого мы нуждаемся друг в друге` [42] . Св. Иоанн Златоуст высказывает мысль, с которой созвучна вышеприведенная мысль Адама Смита о том, что Господь связывает людей воедино через их потребности. `Он заставил нас нуждаться друг в друге, чтобы таким образом соединить нас вместе: Поэтому же Он не позволил всему расти везде, чтобы и таким путем принудить нас ко взаимному общению: Поэтому Он устроил города и собрал всех на одном месте` [43] . Истинным богатством, по словам Св. Иоанна Златоуста, являются трудовые навыки и умения людей, а не золото и серебро. Он даже усматривал пользу экономического неравенства в том, что оно побуждает к обмену деятельностью. Приводя пример строительства дома, он пишет: `:Кто из богатых возьмется когда-нибудь за это, даже если те, кто занимаются этим ремеслом, ставши состоятельными, не переносят невзгод этих трудов?.. Если надо строить дом, то нужны не золото, серебро и жемчуг, а искусство и руки, и не просто руки, а мозолистые руки с загрубелыми пальцами и большой силой` [44] .
Далеко не всегда, особенно в современном мире, целью обмена деятельностью является благо. В Основах социальной концепции Русской Православной Церкви отмечается, что `современность породила развитие целой индустрии, специально направленной на пропаганду порока и греха, удовлетворение пагубных страстей и привычек, таких, как пьянство, наркомания, блуд и прелюбодеяние. Церковь свидетельствует о греховности участия в такой деятельности, поскольку она развращает не только трудящегося, но и общество в целом` [45] . Процесс разделения труда, необычайно ускорившийся в последние столетия, явно приобретает злокачественные формы. Гипертрофия сложного труда стала проявлением не преумножения таланта, а скорее зарывания его в землю.
Три степени труда
Простой труд - это труд, не требующей длительной специальной подготовки. В Библии упоминается множество видов простого труда: труд виноградарей, пастухов, рыбаков и т. д. Сложный труд требует длительной подготовки, то есть работы над своими навыками и умениями, приобретение знаний. Предметом труда становится сам трудящийся как профессионал. Труд по приобретению знаний является трудом более высокой степени. Таким образом, сложный, квалифицированный труд включает в себя две степени труда.
Самой высокой степенью труда в православном христианском понимании является труд молитвенный. По словам св. Игнатия Брянчанинова: `Тягостным, скучным, сухим представляется молитвенный подвиг для ума, привыкшего заниматься одними тленными предметами. С трудом приобретается навык в молитве; когда же приобретется этот навык, тогда он делается источником непрестанного духовного утешения: Занятие молитвою есть высшее занятие для ума человеческого: высшее его естественное состояние` [46] . Истинная молитва требует внимания и усилий, превосходящих внимание и усилия, необходимых для получения знаний и навыков и, тем более, для простого труда. По словам св. Иоанна Златоуста, Спаситель повелел нам просить помощи свыше `:с великим тщанием и усилием` [47] . Высочайшим примером молитвенного напряжения стала молитва Спасителя в Гефсиманском саду в ночь на Страстную Пятницу, когда капли пота Его были как капли крови, падающие на землю. Объектом молитвенного труда является душа человека, научающаяся жить в Боге. Такой труд в наибольшей степени изменяет человека, оказывает влияние на всю его деятельность. В нормальном, с точки зрения христианского учения, состоянии человек постоянно занят трудом, причем ему свойственна перемена, чередование степеней труда, когда на первый план выходит та или иная его степень. В православной традиции в основе этой перемены лежат годовой, недельный и дневной круги богослужений, на основе которых наилучшим образом сочетаются простой и молитвенный труд. В православных монастырях занятия насельников чаще всего представляют собой именно такое сочетание. Молитва и простой труд как бы помогают друг другу. Знания, `книжная премудрость` становятся третьей опорой христианина. Основным предназначением монаха является молитвенный труд, но для того, чтобы достичь его высокой эффективности, возрастание монаха-молитвенника от трудника и послушника до схимника проходит на основе воспитывающего смирение простого труда. Трудники и послушники в большей степени, по крайней мере, внешне, заняты простым трудом, принявшие же постриг и тем более схиму - более всего трудом молитвенным. Но даже величайшие подвижники благочестия, такие, например, как преп. Сергий Радонежский, всю свою жизнь не оставляли простого, зачастую тяжелого физического труда. Такой опыт берет начало еще в ветхозаветные времена. Высокая духовность была свойственна чаще представителям самых простых занятий. Не случайно и богоизбранным народом стал род простых скотоводов-кочевников. По замечанию Т. Коваль: `Ведя образ жизни кочевых скотоводов, почти не занимаясь земледелием, племена избранного народа стояли, конечно, на несравненно более низкой ступени развития цивилизации, чем их египетские соседи. И вместе с тем, именно их избрал бог орудием Своей воли, им даровал свое откровение` [48] .
Современная цивилизация характеризуется постоянным усилением роли труда второй степени. Экономику XXI в. даже иногда называют экономикой знаний [49] . Простой же и молитвенный труд явно теряют свое значение. Но, поскольку три опоры в виде трех степеней труда человеку все же нужны, они подменяются суррогатами (например, искусственной физической активностью и общением с психологами). Нередким явлением становится получение знаний ради самих знаний, когда люди постепенно превращаются во `всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины` [50] . Свв. отцы недвусмысленно высказывались по этому поводу: `Учение без применения к делу не только не полезно, но и приносит большой вред` [51] . Гармония трех степеней труда у большинства наших современников явно нарушилась, что не может не привести к самым неблагоприятным последствиям.
Классификация профессий в католическом социальном учении
Современное католическое социальное учение рассматривает профессии в нормативном плане как различные служения и объединяет их в четыре большие группы [52] . Представители профессий, объединенных в первую группу, заняты в духовной сфере, служат священному (клир, монашествующие), истине (ученые), добру (воспитатели, учителя, преподаватели), прекрасному (художники, музыканты и др. деятели искусств). Речь идет, конечно, о преимущественном занятии человека, ибо истине, добру и красоте могут служить представители различных профессий.
Во вторую группу включены помогающие, по терминологии католических экономистов, профессии. Помогающий человек состоит на службе по охране телесного и душевного здоровья человека (врачи, медицинские сестры, санитары и санитарки). Кардинал Хеффнер, рассуждая об этих профессиях в современном мире, с сожалением констатирует, что в современном обществе те профессии, которые заняты уходом и заботой о человеке, например социальная работа на дому, уход за больным, мало популярны. В то время как - особенно у молодежи - есть большой интерес к профессиям в сфере услуг, которые имеют большую предметную направленность и четко очерчены в своих функциях. У самоотверженной, личностной работы рейтинг невысок.
Третья группа объединяет организующие профессии, к которым относятся политическая деятельность в классическом смысле. В эту группу входят также те, кто служит общественному строю в правительстве, управлении, правосудии, военном деле, полиции, самоуправлении.
Наконец, четвертая группа - это профессии, в которых реализует себя хозяйствующий человек. Эту группу католические экономисты ставят в `иерархии ценностей` на последнее место, отмечая при этом, что в этой сфере работает большинство людей `ради заработка`. В этой сфере выделяются три сектора. Первичным сектором обозначают интенсивное по затратам труда исконное сельскохозяйственное и горное производство. Для вторичного сектора - области собственно ремесленного и промышленного производства характерно обусловленное введением машин, рационализацией и автоматизацией небывалое прежде повышение производительности труда. К третичному сектору относятся, по терминологии католических экономистов, хозяйственные услуги, т. е. работы, связанные с планированием, конструированием и сбытом произведенной в первичном и вторичном секторах материальной продукции и которые осуществляются в конструкторских, рекламных бюро, в магазинах и универмагах, на грузовом транспорте, в банках и страховых компаниях и т. д. К хозяйственным услугам они не относят те, которые относятся к сфере деятельности не `хозяйствующего`, а `работающего в духовной области`, `помогающего` и `организующего человека`.
В католическом богословии явно прослеживается склонность к выделению более и менее богоугодных профессий. Эти идеи восходят к Фоме Аквинскому и блаженному Августину, которые несколько видоизменили и дополнили иерархию профессий у Платона. В приведенной современной католической иерархии профессий платоновские `философы` и `стражи` объединены в третью группу; хозяйствующий человек остался на своем, последнем, месте; на первые места поставлены самые богоугодные, с точки зрения католических богословов и экономистов, профессии - `человек духовной сферы` и `человек помогающий`. Католический взгляд на виды труда с выстраиванием иерархии профессий, таким образом, существенно отличается от православного.
Заключение
Труд как ресурс может использоваться как самим его носителем, так и покупающим услуги труда (или эксплуатирующим их иным образом) двояко: либо во благо как трудящегося, так и других людей, а благо для человека, в христианском понимании - то, что угодно Богу; либо для удовлетворения тех или иных страстей человеческих, его эгоистических устремлений. В книгах Ветхого и Нового Заветов упоминаются многие виды труда, конкретные профессии. При этом не отдается предпочтения тому или иному занятию как таковому, за исключением занятий, связанных с нарушением Божьих заповедей.
Различие человеческих занятий дает возможность служить друг другу тем талантом, который дан каждому, постоянно преумножая его и усиливая тем самым это служение. Излюбленным образом разделения труда у свв. Отцов является пример членов человеческого тела, которые, имея различные функции, действуют ради общей цели - блага всего организма.
Простой труд - это труд, не требующей длительной специальной подготовки. В Библии упоминается множество видов простого труда: труд виноградарей, пастухов, рыбаков и т. д. Сложный труд требует длительной подготовки, то есть работы над своими навыками и умениями, приобретение знаний. Предметом труда становится сам трудящийся как профессионал. Труд по приобретению знаний является трудом более высокой степени. Таким образом, сложный, квалифицированный труд включает в себя две степени труда.
Самой высокой степенью труда в православном христианском понимании является труд молитвенный. Объектом молитвенного труда является душа человека, научающаяся жить в Боге. Такой труд в наибольшей степени изменяет человека, оказывает влияние на всю его деятельность. В нормальном, с точки зрения христианского учения, состоянии человек постоянно занят трудом, причем ему свойственна перемена, чередование степеней труда, когда на первый план выходит та или иная его степень. В православной традиции в основе этой перемены лежат годовой, недельный и дневной круги богослужений.
Современная цивилизация характеризуется постоянным усилением роли труда второй степени. Экономику XXI в. называют экономикой знаний. Простой же и молитвенный труд явно теряют для современного человека свое значение. Гармония трех степеней труда явно нарушилась, что не может не привести к неблагоприятным последствиям.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия