Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1/2 (17/18), 2006
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Мухаметов Р.
соискатель кафедры мировой и российской политики Философского факультета МГУ им. М.В.Ломоносова

Будущее международных организаций исламского мира в условиях глобализации

Глобализация поставила перед международными организациями исламского мира сложнейшую задачу. Не являясь более элементом противостояния в "холодной войне", они призваны активизировать региональные связи и позволить мусульманским странам сообща, с достоинством отреагировать на новые вызовы.
Но пока эта задача явно оказывается невыполнимой. Большинство организаций, о которых идет речь, были созданы в совершенно иных условиях и сегодня, за редким исключением, едва ли демонстрируют реальное политическое значение.
Даже Организация Исламская конференция (ОИК), объединяющая 57 государств, с преобладающим или влиятельным мусульманским населением, остается коллегиальным клубом, в рамках которого проводятся встречи руководства стран-членов и делаются зачастую ни к чему не обязывающие заявления.
До сих пор не достигнут "необходимый кворум ратификации государствами-членами многих соглашений", подписанных в рамках ОИК [1] . Кроме того, организация успела принять множество резолюций, призывавших страны-члены голосовать в ООН единым блоком. Однако (за исключением резолюции по Боснии) все это не привело ни к каким результатам: каждая страна голосовала по своему усмотрению, несмотря на достигнутую договоренность.
Справедливости ради стоит отметить, что в самое последнее время ОИК пытается укрепиться в своей нише и все громче заявить о себе. Так, на очередной встрече министров иностранных дел ОИК в йеменском Сане ее участники заявили о необходимости предоставить исламскому миру постоянное место в Совете Безопасности ООН. Причем занять это место должна не какая-либо страна, а ОИК в целом [2] . Ранее руководство ОИК громко объявило о намерении реформировать организацию, вплоть до смены названия и ревизии устава в целях "придания ей прогрессивного характера и аккумулирования дополнительных сил для укрепления позиций на международной арене" [3] . Однако представляется, что без кардинальной смены политического характера стран зоны распространения Ислама и обновления элит вряд ли эти инициативы выйдут за рамки громких заявлений.
Что касается других крупных организаций, в свое время претендовавших на то, чтобы возглавить процесс возрождения исламской цивилизации, то они все больше становятся частью истории [4] .
Например, свернула свою деятельность Арабо-исламская народная конференция. В начале 90-х гг. ХХ в. она замышлялась как "народный" аналог ОИК и объединяла несистемные, оппозиционные, сепаратистские, радикальные и др. организации и группы со всего исламского мира, включая шиитов. Организация патронировалась Суданом, где располагалась ее штаб-квартира, и Ираном.
После событий 11 сентября 2001 г. и последовавшего за этим активного давления на Саудовскую Аравию значительно сузила свою деятельность Лига исламского мира (ЛИМ). Как известно, ЛИМ является одним из элементом внешней политики эр-Рияда.
Все более эфемерной представляются международные проекты Ливии. Созданная еще в конце 80-х гг. ХХ в. организация Всемирное исламское народное руководство практически никак не заявляет о себе.
Аналогичная картина наблюдается и с идеей исламского аналога "Большой восьмерки". Ее предложил и реализовывал, но безуспешно, в 1996-1997 гг. тогдашний турецкий премьер Наджмутдин Эрбакан. Он намеревался противопоставить "мусульманскую восьмерку" в составе Турции, Ирана, Пакистана, Бангладеш, Малайзии, Индонезии, Египта и Нигерии "восьмерке" наиболее развитых стран мира [5] . Последние идеи в этом ряду выдвинули президент Ирана М. Хатами - "Большой исламский Ближний восток" - в ответ на американскую концепцию реформ "Большой Ближний Восток", а также малайский премьер Махатхир Мухаммад - проект "ось исламской стабильности". Обе идеи были фактически проигнорированы их соседями по исламскому миру.
На этом фоне усиливается критика упомянутых организаций как неспособных выразить и отстоять интересы мусульман. Неспособность или нежелание правящих кругов мусульманских стран объединить исламский мир вкупе с их экономическими и политическими неудачами, а также ориентацией многих из них на США, подстегивают низовые интеграционные устремления.
В своей работе [6] египетский профессор политолог Мухаммад Сайид ас-Салим пишет, например, что ОИК до сих пор не смогла сформировать исламский язык глобализации и не повлияла на ее стратегию, по сути, оставаясь ничего не решающим клубом государств. Несмотря на разговоры о введении исламского золотого динара и формировании общего рынка исламского мира, для элит мусульманских стран все еще стоит дилемма - интеграция на основе Ислама или на иной основе. В схожем ключе звучат выступления в прессе, требующие реформы ОИК с тем, чтобы добиться большей роли в ООН [7] . Аналогичные требования выдвигают исламские общественные и религиозные деятели [8] .
Обобщая, критику можно свести к следующим пунктам:
- правящие элиты мусульманских государств, как правило, имитируют интеграцию, реально же пытаются лавировать и самостоятельно встраиваться в формируемый ведущими акторами миропорядок, причем нередко за счет соседей. Такое положение вещей, стимулируемое нынешним характером глобализации, усиливает дезинтеграцию мусульманских стран;
- страны исламского мира не руководствуются некой единой концепций, идеологией, стратегией, не имеют общих приоритетов;
- интеграционные проекты зачастую скрывают экспансионистские устремления тех или иных держав исламского мира, а зачастую и стоящих за ними немусульманских государств, что не способствует формированию атмосферы доверия и единства;
- правящие элиты мусульманских стран, формировавшиеся задолго до современных событий, крайне забюрократизированы и не способны к нестандартным творческим решениям;
- все перечисленные организации являются достаточно бюрократическими структурами, зависимыми от амбиций тех или иных стран, которые были созданы задолго до нынешнего времени. Они не очень эффективно функционировали в стабильный период, а ныне, во время начавшейся "войны против Ислама", тем более вряд ли смогут серьезно проявить себя в плане ведения антикризисного управления.
В этой связи в последнее время вес стали набирать неправительственные международные организации, в большой мере опирающиеся на собственный авторитет среди политически активных мусульман. Они прямо отрицают связи с какими-либо режимами и напрямую обращаются к населению. Отметим создание в 2004 г. Международной ассоциации улемов под руководством одного из наиболее влиятельных улемов в исламском мире (как в странах традиционного распространения Ислама, так и на Западе) Ю. аль-Кардави [9] . Организация объединила большинство ведущих улемов - мыслителей и общественных деятелей [10] . Сегодня к призывам этой организации реально прислушиваются сотни миллионов верующих мусульман почти во всех странах мира.
Однако полностью перспективы у межгосударственных межправительственных организаций исламского мира отрицать, конечно, нельзя. Процесс региональной интеграции может резко активизироваться в ближайшие годы, в том случае если успешно завершится разворачивающаяся сейчас в мусульманских странах смена элит и будет принята общая идеологическая платформа, которой, в принципе, и может явиться преломленная к процессам глобализации исламская политическая доктрина [11] .
Безусловно, на место нынешних элит претендуют прозападно настроенные либеральные круги. Их во многом поддерживают различные развитые капиталистические государства. Но не секрет, что эти круги достаточно слабы, в связи с чем они вынуждены блокироваться с исламскими силами. И вопрос, кто выйдет победителем из этого "брака по расчету", далеко не ясен. Таким образом, панисламизм [12] в новой редакции может стать реальностью, наряду с уже заявившими о себе паневропейскими и паназиатскими подходами.
Созданные или реформированные в новом духе международные региональные организации на определенном этапе могут вступить с близкое соприкосновение с неправительственными организациями исламского мира, которые все более будут развиваться и укрепляться, что усиливает шансы исламского мира в конкурентной борьбе за "место под солнцем" глобализации. Это добавит вес таким инициативам в духе тьермондизма [13] и альтернативного глобализма, как возрождение Малайзией Организации неприсоединившихся стран при поддержке Китая и некоторых членов ЕС - двух сил, становящихся серьезными конкурентами США в современных условиях.
Но стоит отметить и те ограничения, которые будут препятствовать выработке и проведению общей стратегической линии исламского мира. Несмотря на общие приоритеты, интересы государственных и негосударственных акторов исламской политики во многом разнятся. Если у первых в любом случае будут доминировать национальные интересы, в связи с чем они будут тяготеть не к глобализации как таковой, а к регионализации и даже к изоляционизму, то вторые будут склоняться к транснациональному характеру деятельности и вырабатывать собственные глобалистские позиции, присущие Исламу как мировой религии.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия