Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
К РАЗРАБОТКЕ КОНЦЕПЦИИ И ДОКТРИНЫ РАЗВИТИЯ ЕВРАЗИЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ
Черкасов Н. А.
главный специалист Секретариата Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС,
профессор, доктор экономических наук


Экономическая деятельность государства в условиях глобализации и региональной интеграции
(К итогам 10-го Петербургского международного экономического форума и Петербургского саммита ведущих государств мира)

Разработка концепции развития ЕврАзЭС делает совершенно необходимым современное видение стратегических экономических задач не только международных (межгосударственных) организаций, но и государства в условиях прогрессирующей глобализации экономики и программирования региональной международной интеграции.
Эффективная деятельность государства в экономике - важнейшая предпосылка разрешения противоречий глобализации и углубления региональной экономической интеграции
Экономическая глобализация в ХХI веке означает первые крупные сдвиги в развитии исторического процесса организации международного информационного производства, объединяющего отдельные страны благодаря осуществлению международной специализации и кооперации в новых и новейших отраслях промышленности и сферы услуг и предполагающего создание международных научно-исследовательских, технологических, энергетических и образовательных центров.
Управление данным процессом немыслимо без коренного изменения концептуальных представлений о стратегических задачах и экономических функциях современных государств, в том числе в рамках их интеграционных группировок в отдельных регионах мирового хозяйства.
Определенным прорывом в новом видении государственных задач и функций можно считать и ряд выводов 10-го Петербургского международного экономического форума (13 - 14 июня 2006 г.) и Петербургского саммита глав Великобритании, Германии, Италии, Канады, России, США, Франции и Японии (15 - 17 июня 2006 г.).
Об этом свидетельствует постановка и предварительный анализ на 10-м Петербургском форуме, собравшем руководителей экономики и ученых многих стран мира, таких проблем, как: конкурентные возможности развивающихся стран; формирование `Большой четверки` (Бразилия, Россия, Индия, Китай); новые инструменты государственной инвестиционной политики; эффективность административного ресурса в национальной экономике; правовое обеспечение институциональных реформ; инновационная политика государства; энергетическая стратегия и энергетическая безопасность в глобальной экономике; новые кадры и эффективное использование интеллектуального потенциала разных государств.
По существу те же проблемы находились в центре внимания глав государств `восьмерки`, прибывших в Санкт-Петербург на свой очередной саммит, на который были приглашены и руководители Бразилии, Индии, Казахстана, Китая, Мексики, Южно-Африканской Республики, а также председатель Европейской Комиссии и генеральный директор ЮНЕСКО.
Для ЕврАзЭС оба названных крупных международных события имеют особое значение и потому, что в их ходе Россия как ведущее государство Сообщества продемонстрировала свою не только готовность, но и способность делать важнейшие шаги в направлении совершенствования государственной деятельности в сфере экономики - в деле обеспечения энергетической безопасности, привлечения иностранного капитала, в том числе в финансовую систему, формирования национального рынка капитала, защиты прав интеллектуальной собственности, борьбы с коррупцией, подготовки специалистов ХХI века.
Новое концептуальное видение состояния мирового хозяйства вместе с тем требует, чтобы при разработке концепции развития ЕврАзЭС учитывались не только эти прогрессивные тенденции, но и курс государства на передачу части функций управления национальной экономикой в отдельные ее регионы, муниципалитеты и организациям предпринимателей, а также проблемы, обусловленные неэффективной деятельностью центральных органов государственной власти, в том числе в области международного экономического сотрудничества. К ним, в частности, относятся обеспечение существенно более прагматичного взаимодействия государства и бизнесструктур в странах ЕврАзЭС, содействие со стороны государственной власти развитию деловых контактов между национальными союзами предпринимателей и интеграционными органами, подготовка и осуществление кардинальных мер по созданию современной инфраструктуры, в том числе транспортной и информационной, организация совместных предприятий, общих рынков и ряд других.
Такие проблемы имеют наибольшую остроту в странах с `переходной` экономикой, находящихся к тому же на стадии становления демократической системы управления, на которой экономическая роль государства несколько иная, чем в странах с развитым рыночным хозяйством и давно сформировавшимися демократическими институтами.
На 10-м Петербургском международном экономическом форуме отмечалось, что экономическая деятельность государства должна оцениваться и в связи с медленным развитием инфраструктурных отраслей, являющимся прямым следствием низкого уровня их государственной поддержки. В России, например, плотность сети автомобильных дорог на 1 тыс. населения втрое меньше, чем в США, и вшестеро - чем в Канаде, что не может не сказываться на эффективности экономики и разрабатываемых государством проектов. Участниками форума предлагалось (с учетом опыта развитых стран) расширить практику частно-государственного партнерства, создавать и эмиссионно-кредитные государственные агентства (с правом эмиссии облигаций) для привлечения дополнительных финансовых средств на реализацию инфраструктурных и иных проектов. Еще более важно государственное участие в финансировании организации новых предприятий в России и других странах ЕврАзЭС, особенно в сфере информационной индустрии, которое предполагает в то же время создание льготного режима налогообложения для повышения инновационной активности.
К сожалению, как уже не раз подчеркивали многие аналитики, у стран ЕврАзЭС, их правительств отсутствует обоснованная долговременная экономическая стратегия, исходящая не столько из особой, той или иной, `национальной идеи` (как правило, иллюзорной), сколько из оценки возможностей и перспектив повышения национальной конкурентоспособности в глобальной информационной экономике. Между тем от того, как будет решаться эта центральная проблема в экономической деятельности государства, непосредственно зависит выполнение генеральных стратегических задач членов Евразийского экономического сообщества: ускорение экономического и социального развития, повышение уровня жизни населения, улучшение демографической ситуации, совершенствование системы образования и воспитания, да и создание гражданского общества, в том числе на основе углубления межгосударственного сотрудничества.
Для решения проблемы и нужна научная концепция, которая обосновала бы роль региональной международной интеграции в усилении конкурентных позиций каждого из государств-участников, акцентировала внимание на конкретных преимуществах организации общего правового, экономического, образовательного пространства в регионе интеграции, стимулировала поиск путей снятия противоречий между глобализационными и национальными экономическими интересами, между Россией и другими членами ЕврАзЭС, между разными интеграционными группировками, существующими и появляющимися в мировом хозяйстве, между ЕврАзЭС и СНГ.
В последнем случае необходимо уточнение функций этих межгосударственных образований. Вероятнее всего, за СНГ должны сохранится функции регулирования (экономического и правового) миграции населения государств Содружества, организации общего образовательного и культурного пространства, коллективной борьбы с международным терроризмом, наркобизнесом и наркоманией в рамках СНГ. Организация общего экономического, в том числе энергетического, коммуникационного (в частности, транспортного) пространства, общих рынков товаров, трудовых ресурсов, капитала требует межгосударственных образований, принимающих обязательные к исполнению решения об интеграции национальных хозяйств. Таким образованием на территории бывшего СССР является ЕврАзЭС и не является СНГ.
Экономическая деятельность государства, предусматривающая развитие реальной межгосударственной интеграции в том или ином регионе мирового хозяйства, увеличивает не только конкурентный потенциал участников интеграционной группировки, но их возможности влияния на общую ситуацию в глобализующейся экономике, на обеспечение общемировой энергетической, экологической и иной безопасности, последовательного и масштабного противодействия международному терроризму, а также влияния на позицию отдельных развитых государств, претендующих на гегемонию в разрешении противоречий в мировом сообществе, на последнее слово в определении степени демократичности государственной системы и государственной политики в разных странах и в оценке уровня их суверенности.
Вопрос о государственном суверенитете в условиях глобализации и межгосударственной интеграции - один из самых принципиальных и острых вопросов нового концептуального видения развития мирового сообщества в ХХI веке. Его острота обусловлена, по крайней мере, двумя обстоятельствами: во-первых, упомянутыми претензиями отдельных ведущих государств, особенно США, на отнесение разных стран к группам демократических или `террористических`, во-вторых, некоторыми ограничениями суверенитета государств при интеграции, вызываемыми необходимостью передачи части экономических функций от отдельного государства к коллективному интеграционному органу.
В этой ситуации у части аналитиков возникает стремление и к каким-то нетрадиционным определениям демократии и суверенитета.
В России в последнее время получает все большее распространение новый термин `суверенная демократия`, призванный, с позиции сторонников его использования, объяснять различия в развитии демократических систем в разных странах.
На наш взгляд, применение такого термина неоправданно вообще, а при разработке научной концепции развития интеграции неоправданно в особенности.
Демократия - не что иное, как народовластие. Характер этого народовластия зависит от степени развития демократических институтов в стране, определяющих и степень реализации основных прав и свобод человека и гражданина. Непосредственного отношения к суверенитету она не имеет
`Суверенная демократия` - лишь неудачная попытка отразить различия в степени развития демократических институтов в России, США, странах ЕС и т. д.
Этот термин настолько условен (так же как в ХХ столетии термин `социалистическая`, `народная` демократия), что в научной концепции применять его некорректно, поскольку в ряде случаев (например, в представлении министра обороны России С.Иванова), `суверенная демократия` воспринимается и как право защиты от внешнего давления `любым, в том числе вооруженным путем`. Демократия и суверенитет таким образом отождествляются.
Условие развития ЕврАзЭС в ХХI веке - не `суверенная демократия`, а эффективная совместная деятельность демократических государств
Особенностью глобализационного процесса является не `суверенное` противостояние отдельных государств и тем более государств, вступающих в договорные отношения с целью развития экономической интеграции, а совместный поиск путей вхождения в новую, постиндустриальную, стадию земной цивилизации.
Это означает, что в области межгосударственного взаимодействия резко возрастает значение коллективных начал в их международной политической и экономической деятельности, значение ООН, Европейского союза, АТЭС, ЕврАзЭС, АСЕАН, ШОС, в том числе в обеспечении коллективной безопасности в современном `многополярном` мире.
Роль России в этом, пока еще крайне расколотом, мире определяется не особенностями русского национального характера, а ее положением евразийской державы, историческая миссия которой состоит в обеспечении устойчивых экономических связей между Западом и Востоком Евразии за счет упрочения и расширения Евразийского экономического сообщества, формирования эффективно функционирующего транспортного и энергетического `моста` между Западной Европой и быстро увеличивающим свой потенциал Азиатско-Тихоокеанским регионом мирового хозяйства.
Дальнейшая работа над концепцией развития Евразийского экономического сообщества в ХХI в. должна превратиться в программируемый процесс системных исследований на международной основе.
Логика системного подхода предполагает программу, которая, на наш взгляд, должна иметь следующие важнейшие разделы.
- Совершенствование отношений собственности как основы развития национальных и международных экономических систем. Совместная и международная собственность.
- Международная кооперация в сфере информационного производства. Национальные и международные зоны высоких технологий.
- Прямые иностранные инвестиции в странах ЕврАзЭС. Общий рынок капитала.
- Общие рынки и свободные экономические зоны: проблема соотношения.
- Регулируемая трудовая и нелегальная миграция населения. Этапы создания общего рынка трудовых ресурсов.
- Стратегия взаимодействия организаций предпринимателей и органов Сообщества.
- Конкурентоспособность отдельных отраслей экономики стран ЕврАзЭС в условиях членства в ВТО и электронизации торговой, таможенной и предпринимательской деятельности.
- Взаимодействие ЕврАзЭС и ШОС. Возможности расширения региона интеграции.
- Направления и перспективы экономического сотрудничества БРИК.
- Стратегическое партнерство ЕврАзЭС, ЕС, АТЭС в решении глобальных проблем развития информационной экономики.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия