Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Белоцерковцев М.
соискатель кафедры маркетинга Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

Глобализация и пандемический характер рисков международного бизнеса

Условием глобализации рисков международного бизнеса, пандемического их характера выступают кардинальные изменения в развитии новых информационных технологий, всемирных сетей коммуникаций - как физических (транспортировка/складирование) и виртуальных (информационных). Это условие можно назвать коммуникативно-маркетинговым условием развития международного бизнеса. Вместе с тем, наряду с уменьшением транспортной составляющей в цене товара и ростом эффективности менеджмента глобальных компаний , на развитии международного бизнеса сказываются финансовые кризисы, терроризм, преступность, которые становятся важными составляющими в современных моделях его рисков. Если прежде важнейшим средством риск-менеджмента можно было считать согласование критических измерений международного бизнеса, связанных с особенностями валютного, правового, политического режимов отдельных стран, то теперь требуются существенные поправки на международные измерения, связанные, в частности, с ростом цен на нефть в мировой экономике и падением доллара США.
Анализ глобальных рисков обнаруживает, что они способны коренным образом повлиять на экономические реалии нашего мира. На первом месте оказываются валютные риски, связанные с опасностью краха доллара, курс которого находится под гнетом самого крупного в мире внешнего долга, на втором - скачки цен на нефть, на третьем - рост протекционизма, угроза, связанная, прежде всего, с заградительными торговыми пошлинами в США и странах ЕС и противоречащая декларациям ВТО.
Основные риски международного бизнеса, вызываемые глобализацией экономики, с нашей точки зрения, обусловливаются шестью факторами. К ним относятся:
1.Ослабление позиций доллара как мировой валюты.
Это обстоятельство существенно влияет на все сделки, традиционно заключаемые в долларах (хотя уже отмечены торги на нефтяном рынке в евро и даже в рублях). Несмотря на значительную долю доллара в золотовалютных резервах таких стран как Япония, Китай и России, падение курса доллара при наличии у США колоссального государственного долга, не может не увеличивать риски международного бизнеса.
2.Политическая чувствительность ценообразования на рынках нефти.
Прогнозируемое на первую четверть ХХ1 века ускоренное развитие экономики Бразилии, России, Индии и Китая предполагает интенсивный рост потребления энергоресурсов и, следовательно, спроса на нефть, что неизбежно сказывается на уровне цен (недавние 75 долл. за баррель делают прогноз 100 долл. за баррель не фантастикой, а близкой реальностью). С другой стороны, теракты в США, Индии, Великобритании, Испании, политический экстремизм Ирана, северной Кореи, Палестины обостряют проблему энергетической безопасности и увеличивают ценовые риски на этих рынках.
3.Риски `региональных` конфликтов.
Развитие палестино-израильского конфликта, военные демонстрации Северной Кореи, `непрозрачная программа Ирана, не исчезнувший, как противоречащий доктрине `одного Китая`, вопрос о судьбе Тайваня, активность индийских сепаратистов - все это не замыкается рамками тех или иных регионов, а оказывает (прямое или косвенное) влияние на международный бизнес в глобальном масштабе.
4.Национальные кризисы в экономике.
развитие китайской экономики, 40% ВВП которой идет на экспорт, означает, что Китай уже сыграл существенную роль и в развитии мировой экономики. Но его экономика, несмотря на сильную государственную экономическую политику, может привести и к тому, что кризис в отдельных секторах, доля которых в международной торговле значительна, затронет всю экономику мира. Равным образом, кризис в российской экономике, являющейся исходной и конечной сферой (от сырья до потребления) для стран Триады может иметь глобальные последствия для международного бизнеса.
5.Неопротекционизм.
Риски международного бизнеса нельзя оценивать без учета торгового протекционизма. В частности и экспансия китайских товаров вызывает защитные меры, в первую очередь, со стороны США, Канады и ЕС. Вместе с тем обращение вспять существующих правил свободной торговли маловероятно. Но, если учесть характер риторики противников свободной торговли в американском Конгрессе, принятие торговых ограничений и впредь исключать не следует.
6.Риск истинных пандемий
Глобализация мировой экономики придает пандемический характер распространению инфекционных заболеваний. Если Великие географические открытия (при использовании примитивных и `точечных` коммуникаций) довольно быстро наградили Европу сифилисом, то современные глобальные коммуникации привели, в частности, к очень быстрому распространению птичьего гриппа в странах Азии, а затем и в Восточной Европе. Риск данного вида влияет на мировую экономику двояко: косвенно, в связи с высоким уровнем смертности (около 50% от птичьего гриппа), вызывая разрушение главной производительной силы общества и непосредственно вызывая убытки, связанные с государственным финансированием антипандемических программ, ликвидацией птицеводческих хозяйств и т.д. Особенно пострадать может туристская отрасль мировой экономики.
При классификации рисков международного бизнеса целесообразно использовать упрощенный ее вариант - конгруэнтную модель глобальной маркетинговой среды (ГМС) , в которой наибольший интерес представляют экономическое политическое и правовое сечения и суперпозиция их национальных фракций. Экономические риски макроуровня ГМС обосновываются ошибками национальной экономической политики и могут определяться как вероятность того, что вызовут резкие изменения в экономическом сечении ГМС, прогнозирование которых окажется невозможным для международных компаний. Так, поощряемое правительствами Индонезии, Таиланда и Южной Кореи инвестирование в стратегически важные отрасли привело в конце 90-х гг. ХХ в. к тяжелейшим последствиям для многих компаний и одновременно стало парциальной причиной и интегральным следствием финансового кризиса (1997-98) в Юго-Восточной Азии, оказавшего пандемическое влияние на деятельность большинства участников международного бизнеса.
Политические риски макроуровня ГМС могут рассматриваться как вероятность того, что цели участников международного бизнеса окажутся частично или полностью нереализованными правовые риски могут быть определены как вероятность нарушения контрактных условий и даже присвоения чужой собственности. При этом целесообразно выделять собственно правовые риски и риски нарушения контрактного права (contracting law). В 70-е гг. ХХ в. правительство Индии, например, создало такое правовое поле, в котором зарубежные компании могли работать лишь как совместные предприятия (с участием индийского капитала). Это создало ситуацию, которую, в частности, компании IBM и Coca Cola оценили как исключительно рисковую, поскольку индийское законодательство того времени совершенно не защищало права интеллектуальной собственности стратегических инвесторов. В России правоприменительная практика в отношении импортируемых алкогольных напитков в 2006 г. `перевернуло` российский рынок алкогольных напитков, создала реальную угрозу для бизнеса иностранных экспортеров и российских импортеров алкоголя.
Пандемический характер рисков обнаруживается во взаимодействии казалось бы напрямую несвязанных событий политической и экономической жизни разных стран. Несмотря на то, что экономическая литература пока предпочитает реактивные или проактивные стратегий в целях снижения рисков международного бизнеса, турбулентность глобализирующейся экономики столь высока, а методы прогнозирования (в нестабильных экономических и политических ситуациях) так недостоверны, что основным условием риск-менеджмента по нашему мнению должен стать переход от маркетинговой концепции `сбалансированного товарного портфеля` (product portfolio) к концепции `портфеля отношений` (relationship portfolio). В последнем случае, каждое из звеньев `ближней зоны` бизнес-сети, образующей мезоуровень ГМС, описывается в фокальной сцепке не по модели `продавец-покупатель` (типичной для маркетинга сделок), но по модели `поставщик-потребитель/клиент` (типичной для маркетинга отношений). Использование концепции тотального маркетинга отношений может сыграть роль своеобразной `прививки` компаниям, постоянно ощущающим угрозу пандемических рисков международном бизнесе.


Литература
Черенков В.И. Условия и движущие силы глобализации международного бизнеса // Проблемы глобализации мировой экономики / Под ред. Л.С.Тарасевича,. А.И.Евдокимова.. - СПб: Изд-во СПбГУЭФ, 2004.
Топ глобальных рисков до 2007 года//Франклин&Грант: По материалам обзора Economist Intelligence Unit (http://www.eiu.com/)
Черенков В.И. Глобальная маркетинговая среда: Опыт концептуальной интеграции. - СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2003.
Hill, Ch.W.L. International Business: Competing in the Global Marketplace. Irwin - McGraw-Hill, Boston, etc., 2000. - р.67.
Уханов В.А. Согласующий аудит в международном бизнесе. - СПб.: Изд-во ВАШ, 2004.
Evans, J. R., Berman, B. Marketing. - Macmillan Publishing Company, N.Y., Maxwell Macmillan Canada, London, Maxwell Macmillan International, N, Y., etc. - 1994. - р.367.
Gummesson, E. Total Relationship Marketing; Rethinking Marketing Management: From 4Ps to 30Rs. - Butterworth-Heinemann, Woburn, MA: 2001. -р.202.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия