Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3/4 (19/20), 2006
ПРОБЛЕМЫ КОНКУРЕНТОСПОСОБНОСТИ В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Бляхман Л. С.
главный научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета.
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ


Конкурентоспособность фирмы в глобальной контрактной экономике

Конкурентоспособность фирмы определяет позиции региональной и национальной экономики на мировом рынке, а в конечном счете - судьбу страны. Россия не может отгородиться от мировой экономики, а в ней все большую роль играют китайские. индийские и другие фирмы, ценовая конкуренция с которыми невозможна. Глобализация и информатизация изменяют сами объекты, субъекты и методы конкуренции. Все это требует обсуждения трех основных вопросов: концепции оценки конкурентоспособности фирм, методологических основ выбора конкурентной стратегии и приоритетных направлений реструктуризации фирм.
Концепция оценки конкурентоспособности фирм.
Фирма (компания) - хозяйственный субъект с правами юридического лица. Во времена К. Маркса в этом качестве выступала производственная единица - предприятие. В Гражданском Кодексе РФ предприятие определяется уже не как субъект, а как имущественный объект, включающий движимое и недвижимое имущество, права, требования, долги, нематериальные активы. Лишь государственные и муниципальные предприятия рассматриваются как особый субъект хозяйствования.
В целом такой подход справедлив, т.к. в современной экономике лишь малая фирма, где учредитель (собственник) одновременно является и главным менеджером, имеет в своем составе лишь одно предприятие. Уже средняя фирма обычно включает несколько производственных единиц, но их число невелико, поэтому наемные менеджеры находятся под прямым контролем собственников. Агентская проблема, прежде всего, отношения собственников, внешних инвесторов и менеджеров, становится особенно острой в крупных компаниях, которые включают нередко сотни дочерних, внучатых и зависимых предприятий, финансовые потоки между которыми не подконтрольны ни акционерам, ни аудиторам.
Между тем, именно эти компании становятся основными хозяйственными субъектами глобальной экономики. В России 400 крупных корпораций производят более половины ВВП. Их принципиальное отличие от предприятий состоит в том, что они выступают не только как товаропроизводители, но и как среднее звено управления, организующее научно-производственный цикл на определенном сегменте национального, а все чаще - мирового рынка - от стратегического планирования спроса и предложения до послепродажного обслуживания конечных потребителей. Среди этих компаний растет доля интегрированных бизнес-групп (ИБГ), которые используют при управлении своими компаниями не только имущественные права, но и разнообразные сетевые методы, включая предоставление независимым фирмам нематериальных активов (торговая марка, ноу-хау и т.д.), логистики, долгосрочных контрактов и т.д.
В итоге оценку конкурентоспособности следует проводить на двух уровнях - применительно к системным интеграторам экономики, выполняющим многие функции прежних министерств и главков, и предприятиям. В первом случае это должно делать государство и ассоциации бизнеса, а во втором - сами эти интеграторы с помощью электронных баз данных о возможных поставщиках и покупателях.
В экономической литературе предложено много формул оценки конкурентоспособности, однако, надежная база исчисления соответствующих показателей и оценки их значимости нередко отсутствует. Конкурентоспособность фирмы - ее способность сохранять и расширять свои позиции на рынке определяется тремя основными факторами - конкурентоспособностью продукции, технологии и организации производства, труда и управления. Целесообразно по опыту ряда зарубежных стран наладить ежеквартальный выпуск отраслевых бюллетеней с данными об удельном весе фирм на рынке соответствующих товаров и услуг. На их основе организуется бенчмаркинг - постоянный мониторинг позиций конкурентов с целью освоения лучшего опыта.
Конкурентоспособность продукции определяется ее эффективностью в расчете на единицу цены, стоимостью бренда, отраслевыми показателями производительности, надежности, долговечности, эксплуатационных расходов, удельным весом сертифицированной и экспортной продукции, сроками и ценами ее реализации (в сравнении со среднеотраслевыми). Конкурентоспособность технологии определяется трудо-, материало- и энергоемкостью производства, удельными выбросами в окружающую среду, риском технологических аварий. Конкурентоспособность организации производства, труда и управления характеризует широта ассортимента продукции и сопутствующих услуг, срок и надежность исполнения и доставки заказов, уровень послепродажного обслуживания, условия продажи и расчетов, уровень автоматизации и компьютеризации трудовых операций, содержание и условия труда, техника безопасности. Нужны методические рекомендации по оценке конкурентоспособности фирм различных межотраслевых комплексов.
Методологические основы выбора конкурентной стратегии.
В России до сих пор не создана система надежной количественной оценки и управления конкурентоспособностью народнохозяйственных комплексов и регионов. По мнению экспертов конкурентоспособно на мировом рынке менее 20%, на внутреннем (до отмены квот и снижения импортных пошлин после вступления в ВТО) - около 40% российских фирм. Более 40%, а в машиностроении, агропромышленном, потребительском и некоторых других комплексах - более половины предприятий придется коренным образом реструктурировать или закрыть. При этом российская экономика утрачивает прежние конкурентные преимущества - низкую цену труда и энергоресурсов, невысокие экологические и социальные расходы, использование созданной в советские годы инфраструктуры, базы готовых разработок и подготовленных к освоению месторождений, законсервированных производственных мощностей, заниженный курс рубля и т.д.
Для обоснованного выбора конкурентной стратегии предстоит решить ряд методологических проблем.
1.Выбор ниши на мировом рынке.
По мнению ряда экспертов поезд уже ушел. Российские фирмы уже не могут конкурировать с компаниями стран ОЭСР в разработке высокотехнологичной, а с азиатскими фирмами - в производстве массовой продукции. Российский удел - поставки сырья и энергоресурсов, обслуживание импортных потоков и выпуск нетранспортабельной или неэкологичной продукции. Эксперты Всемирного банка подсчитали, что Россия может стать страной - рантье, вложив валюту в иностранные ценные бумаги. Этого хватит для приличной старости нынешним россиянам. Новых же много не потребуется и не ожидается, т.к. Россия по оценке Всемирной организации здравоохранения входит в два десятка (из более 200) стран с исчезающим и деградирующим населением. До послания В.В.Путина Федеральному собранию в мае 2006 г. некоторые видные российские демографы утверждали, что снижение рождаемости - процесс закономерный и не угрожает будущему России. Аналитики Брукингского института в США полагают, что для достижения конкурентоспособности Россия должна избавиться от `сибирского проклятия`, `выйти из холода`, закрыть `доисторические` предприятия, переселить людей на запад от Урала. В российской печати высказывались предложения о сдаче восточных районов в аренду другим странам.
Отступательный маневр Кутузова сегодня повторить не удастся, иначе Россия исчезнет, как некогда грозные Вавилон и Византия, а в лучшем случае уже в середине ХХ1 века превратится в страну третьего эшелона. Между тем, Россия располагает конкурентными преимуществами, позволяющими ей претендовать на место в группе наиболее перспективных экономик (Китай, Индия, Бразилия).
Во-первых, сохранен высокий инвестиционный потенциал: норма сбережений превышает 30%, быстро растет стабилизационный фонд, золотовалютные резервы, капитализация фондового рынка. По оценке А.Т.Kerney Россия заняла 6 место в мире по инвестиционной привлекательности (Венгрия, Чехия, Турция - на 11-13 местах). Прямые иностранные инвестиции в 2001-2005 гг. выросли с 2,7 до 26 млрд. долл., а в 2008 г. достигнут 80 млрд. долл.
Реализовать это преимущество мешают институциональные проблемы.
Есть деньги, но мало эффективных проектов и институтов, способных их организовать. Норма накопления (за вычетом запасов) не превышает 20% - намного ниже, чем в Китае. Машиностроение получает всего 7% инвестиций. Кредитные вложения (20%, в т.ч. долгосрочные - 5% ВВП) втрое меньше, чем за рубежом. Из-за недоверия к институтам власти и крупному бизнесу сбережения расходуются, а не превращаются в инвестиции. При скромных размерах денежной массы (немногим более 20% ВВП по сравнению с 80-100% за рубежом) инфляция намного выше.
Во-вторых, создана организационная основа преобразования экономики в виде крупных компаний, имеющих активы за рубежом. По оценке `Эксперт СЗ` за 10 лет их доходы выросли более. чем втрое (с 96 до 297 млрд. долл.) при росте ВВП в 2,3 раза. `Газпром` вошел в число крупнейших компаний мира, его капитализация (в 2006 г. - более 200 млрд. долл.) в несколько раз выше, чем стоимость всех российских компаний в 2000 г. Многие крупные компании развивают современные управленческие технологии: стратегическое планирование, бюджетирование, риск-менеджмент, управление стоимостью. В 1998-2005 гг. доля несырьевых компаний в их числе выросла с ½ до ¾.
В третьих, в России создан широкий спрос на высококачественные товары. По оценке Business Week (20.02.2006, p. 46-47) всего за 4 года (2001-2005 гг) доля домохозяйств, имеющих мобильные телефоны выросла с 6 до 50%, компьютеры - с 5 до 20%, стиральные машины - с 16 до 35%, стереосистемы - с 15 до 31%, видеорекордеры - с 39 до 50%, автомобили - с 25 до 31% (потенциал роста остается высоким, о чем свидетельствует приход почти всех автомобильных ТНК для сооружения новых заводов), импортные телевизоры - с 58 до 71%, отдельные квартиры или дома - с 71 до 82 %.
В четвертых, Россия располагает неоцененным геоэкономическим и геополитическим ресурсом, находясь на кратчайшем пути между ЕС и Юго-Восточной Азией и имея многовековой опыт сотрудничества христианской, мусульманской и буддийской цивилизации, Россия - энергетический центр Евразии.
2.Соотношение рыночных и нерыночных факторов выбора конкурентной стратегии.
Радикальные фундаменталисты ратуют за неограниченную свободу `невидимой руки рынка`, отказ от промышленной политики и государственных инвестиций, поскольку `все равно все разворуют`.
К чему привела ориентация на текущую рентабельность? По данным Росстата в 2005 г. самой прибыльной была добыча полезных ископаемых, хотя и здесь рентабельность снизилась с 220 до 175,6%, а занятость - на 2,3%, т.к. разведка и освоение новых месторождений оказались невыгодными и не компенсируют истощение старых запасов. Бурно развивалась финансовая деятельность (рентабельность - 150-160%, рост занятости - на 7,4%, причем наиболее выгодно обслуживать налоговые схемы и слияния крупных корпораций, а не реальные инвестиционные проекты). Доля торговли в российском ВВП достигла 25% (в развитых зарубежных странах - 10%), рентабельность здесь (включая ремонт автомобилей и элитные услуги) выросла с 133 до 142,5%, занятость - на 9,7%. На 7,2% за один год выросло число работников госучреждений и социального обеспечения. В 2007 г. расходы федерального бюджета на их содержание увеличиваются в полтора раза. Число чиновников приближается к советскому трехмиллионному уровню при вдвое меньшей численности населения. Число врачей и учителей растет, в расчете на 1000 жителей их намного больше, чем в других странах, а качество услуг не улучшается. В налоговой службе России занято около 200 тыс., а в США - всего 90 тыс. сотрудников (соответственно 1,3 и 0,34 на тысячу жителей). Таково же соотношение числа сотрудников Центробанка.
Рентабельность монополизированного производства и распределения электроэнергии, газа и воды (134,5%) намного выше, чем в США. Выросло (на 2,6%) число работников ресторанного и гостиничного бизнеса. В то же время сократилось (на 1,4%) число так необходимых России строителей, работников транспорта и связи (на 2,1%). В обрабатывающей промышленности рентабельность минимальна (116,2%), число работников за один год сократилось на 4%, темпы роста снижаются. Еще хуже дела в агрокомплексе - он убыточен, занятость за год упала на 11,2%! Импорт товаров за последние 4 года вырос в 2,5 раза. Невидимая рука рынка вполне видимо отдает его тем, кто работает лучше, чем россияне благодаря эффективной политике государства.
Почему рынок посадил Россию на экспортно-сырьевую иглу? Потому что с чисто рыночных позиций, т.е. исходя из интересов частных владельцев природных ресурсов, эта сфера бизнеса наиболее рентабельна. Между тем, рынок лишь один из институтов, формирующих цели общественного развития. Нельзя согласиться с утверждениями о том, что смысл реформ - в переходе от плановой к рыночной экономике. Советская экономика тоже была рыночной, т.к. предприятия производили продукцию для продажи внешним потребителям. Натуральное хозяйство в 90-х гг. расширилось, миллионы россиян выжили только благодаря своим огородам. Планомерность, т.е. сознательно поддерживаемая пропорциональность, в современной глобальной экономике стала основой высокой конкурентоспособности. Как справедливо отметил А. Зиновьев, западная экономика планируется и контролируется эффективнее, чем советская. Главным конкурентным преимуществом современных ИБГ, которые с помощью стратегического социально-ориентированного маркетинга планируют весь цикл от добычи сырья и разработки нового продукта до его использования у конечных потребителей, является не сверхэксплуатация пролетариев, а эффективная инновационная стратегия.
Современную экономику следует называть контрактной. Фирмы планируют свою деятельность на основе контрактов, заключенных с другими фирмами по всему миру, государственными и муниципальными органами с помощью современных информационных технологий. Современный маркетинг, государственные и муниципальные планы, целевые программы и национальные проекты, трехсторонние соглашения органов власти, работодателей и гражданского общества позволяют прогнозировать платежеспособный спрос и предложение на данном сегменте рынка и управлять ими. Во времена К.Маркса предприятия были островками планирования в море рыночной стихии, развитие субъектов, содержания и методов планирования позволили соединить эти островки в материк. Внутри ИБГ используются не обычные рыночные, а долгосрочные рыночные соглашения, ориентированные не на текущий максимум прибыли, а на конечный результат. Это изменяет само содержание конкуренции и рыночных связей.
В современной контрактной экономике рыночные инструменты обеспечивают высокое качество жизни, инновационной и социальной системы, т.е. главные условия конкурентоспособности национальной и региональной экономики, но только если государство гарантирует равную и справедливую конкуренцию, строгое соблюдение контрактов, ликвидацию неестественных монополий, защиту собственности. Поскольку объективные конкурентные возможности крупного и малого бизнеса, различных регионов и секторов экономики различны, государство должно, не вмешиваясь в хозяйственную деятельность фирм и не выдавая им субсидии, проводить дифференцированную налоговую. кредитно-страховую и инвестиционную политику. Российское государство этого до сих пор не делало. Лишь с 2007 г. вводится дифференцированное налогообложение добычи полезных ископаемых и налоговые льготы при экспорте информационных услуг. Из-за уравниловки для разных по объективным конкурентным условиям секторов в России ярко проявились все отрицательные, но гораздо слабее - положительные следствия рыночных стимулов.
3.Можно ли победить коррупцию?
Персидский поэт конца XV века Али Сафи рассказал такую историю. Некий падишах повелел мудрецу составить список глупцов своей столицы.
-Только пообещай, что ты не накажешь меня, кого бы я не включил в этот список.
-Обещаю, - сказал падишах.
-Список глупцов я начну с тебя, о падишах.
-Если ты не докажешь, что это справедливо, я казню тебя.
-Но ведь ты назначил управлять людей, которые присваивают налоги, переводят их за рубеж, а потом и сами перебираются во владения других падишахов, и ты ничего не можешь с ними сделать.
-А если окажется, что все собранные деньги они вносят в мою казну?
-Тогда я вычеркну из списка глупцов тебя, о, падишах, и включу их.
Коррупция - оборотная сторона всякой власти. В России, где воеводы испокон веков посылались на кормление, она пустила особо глубокие корни, а в последние годы приобрела системный характер: без особых отношений с властью устойчивый бизнес практически невозможен.
Конкуренция неэффективна пока покупка чиновников, судей и депутатов более выгодна и менее рискованна, чем разработка и освоение нововведений.
Показательные процессы не помогут. Как свидетельствует мировой опыт, нужны институциональные реформы. Законы, касающиеся бизнеса, должны изменяться только по согласованию с организациями работодателей, инвесторов и трудящихся. Они должны содержать не благие пожелания, наподобие прежних призывов ЦК КПСС, а четко регламентированные правила и процедуры, которые не нуждались бы в подзаконных актах и местных толкованиях. Соблюдение правил конкуренции должны контролировать саморегулируемые организации участников рынка (финансового, образовательного, медицинского, строительного и т.д.). Главное же - общественность должна знать кто, как и почему принимает те или иные решения, национальное контрольно-ревизионное управление должно контролировать, как это делается, например, в Великобритании, не только сметы расходов, но и все приватизационные и постприватизационные процессы, сделки по продаже предприятий, содержание контрактов, сохранение конкурентной среды, прибыль акционеров и их отношения с менеджерами.
4.Конкурентоспособность экономики определяет качество ее социальных институтов - формальных (законы и система правоприменения), организационных (рыночная, производственно-логистическая, инновационная и социальная инфраструктура) и неформальных (воспитываемые системой образования и пропагандируемые СМИ традиции, привычки, нормы поведения).
Рыночная диалектика состоит в том, что частные интересы фирм противоречат общественным. Но это противоречие не является антагонистическим, поскольку коренной стратегический интерес фирм совпадает с общественным. Повышение благосостояния народа увеличивает платежеспособный спрос, его интеллектуальное развитие - качество трудовых ресурсов. Социальная стабильность уменьшает политические, а экономическая безопасность - макроэкономические риски. К сожалению, многие нужные законы в России отсутствуют или отражают интересы олигархов, которые содержат наиболее высококлассных юристов и еще недавно оптом скупали голоса депутатов.
До 2007 г. действует единый налог на добычу полезных ископаемых. Он принят в угоду частным компаниям, получившим за бесценок фонтанирующие нефтяные пласты, но не тем, кто пытается разведать новые запасы или освоить новые технологии добычи. Если цены на нефть на мировом рынке снизятся, `Татнефть` и `Башнефть` разорятся, уровень жизни на их территориях резко снизится. Олигархам это безразлично, а международному терроризму дало бы новые козыри.
Многие годы длятся разговоры о малом бизнесе, а воз и ныне там: его доля в ВВП России 10-12%, а за рубежом - 40-60%. В Польше и во Франции при меньшем населении ежегодно открывается на порядок больше малых фирм, чем в России. Проигрывая крупному бизнесу по текущей рентабельности, они приносят громадный макроэкономический эффект, снижая безработицу (а как следствие преступность, алкоголизм, базу для экстремизма), транспортные и экологические расходы (благодаря рассредоточению производства), развивая конкуренцию и новаторство, вовлекая в оборот местные ресурсы и спящие рынки.
В последние годы эта проблема обостряется: торговые сети вытесняют мелкий бизнес. Отмененный в угоду этим сетям налог с продаж лишил местные власти львиной доли доходов, они стремятся взять свое, повышая арендную плату за недвижимость. В Петербурге за последний год число субъектов малого бизнеса сократилось по данным организации `Опора` с 260 до 150 тыс. Из выставленных на торги объектов лишь 42% смогли выкупить арендаторы. Доля малого инновационного бизнеса в регионах составляет всего 1,4 - 3,5%, причем лишь 15% этих фирм реально являются инновационными, остальные дочерпывают потенциал, созданный еще в советское время.
Зарубежный малый бизнес нельзя сравнивать с российским, т.к. он занят в основном не полулегальной торговлей, а поставками деталей и услуг для крупных компаний. Они разрабатывают стратегические направления, а остальное все чаще поручают малым фирмам, которые осваивают нововведения быстрее и с меньшими затратами. Для того, чтобы занять достойное место в экономической системе, российскому малому бизнесу нужны не дотации и даже не дальнейшее снижение налогов, а правовая и консультационная поддержка, квоты в системе госзаказа, доступные помещения, дешевые `длинные` деньги. Весьма важно создание венчурного фонда с участием бюджета, региональными отделениями которого будут управлять не чиновники, а управляющие компании. Гарантийный банк с государственным участием сможет давать поручительства надежным предпринимателям, у которых пока нет материального залога. Главное же - подорвать силу локальных монополий, присосавшихся к местной власти.
Институциональная ложка дегтя нередко портит мед правительственных программ. Бюджетные вливания в ипотеку быстро увеличиваются и Россия уже заняла первое место в мире, но не по числу реальных новоселов, а по темпам роста цен на жилье. Деньги уходят в бездонные карманы тех, кто распределяет и скупает земельные участки, квартиры для перепродажи, устанавливает монопольные цены на стройматериалы, дает разрешения на строительство.
Закуплена и поступает на места новая медицинская техника, но люди не берегут свое здоровье и ходят к врачу лишь за бюллетенем и рецептами. Нередко врачи не умеют предупреждать и лечить болезни, а лишь заполняют бумаги. Люди пьют потому, что знают: российские порядки чаще благоприятствуют жуликам, чем труженикам.
Нужен закон о формах и методах оценки социальной ответственности фирм. Налоги действительно снизились, но средства, которые раньше худо-бедно, но поступали в бюджет, теперь приходится отдавать под благовидным предлогом в распоряжение местных князьков.
Налог на добавленную стоимость успешно действует во многих странах. Но его нет в США, граница которых с Мексикой и Канадой во многом виртуальна. Еще хуже положение в России, где контрольно-пропускные пункты и порты приватизированы. Частные фирмы годами ждут возврата НДС, а индустрия лжеэкспорта приносит миллиардные прибыли. Кроме того, НДС делает невыгодной кооперацию со средним и малым бизнесом: каждая трансакция облагается налогом.
5.Изменение структуры капитала и конкурентных преимуществ. В мире нарастает патентный бум. За последние 20 лет число патентных заявок в Европе, США и Японии выросло в полтора раза - до 850-900 тыс. в год. Владельцы изобретений, промышленных образцов, товарных знаков, программных продуктов, баз данных собирают все более обильную технологическую ренту. В России все еще нет нужного законодательства, системы правоприменения и независимых саморегулируемых организаций, защищающих владельцев интеллектуальной собственности и ускоряющих ее коммерциализацию. Экономика нематериальных активов остается малоразработанной, их реальная оценка и управление гудвиллом (деловой репутацией) крайне редки. Между тем цену фирмы сегодня определяет не балансовая стоимость ее `железа`, а оценка конкурентной стратегии и ее реализации, которую дает фондовый рынок, потребители и общественность.
Решение этих методологических вопросов создает внешнюю среду конкуренции. Не менее важен выбор целей и направлений реструктуризации внутренней среды фирм.
Основные направления реструктуризации
1.Превращение фирмы в звено глобальной информационной системы. Это предполагает создание внутрифирменной сети (интранет), связывающей все компьютеризированные рабочие места, в т.ч. за пределами офиса, и позволяющей передавать информацию по горизонтали и оперативно принимать решения. До сих пор до 70% информации на большинстве фирм передается вверх по иерархии, что превращает директора в узкое место системы управления.
В сочетании с Интернетом внутрифирменная сеть позволяет организовать управление знаниями - создать базу данных, в которую поступает как внешняя информация о нововведениях и достижениях конкурентов, так и данные об опыте каждого специалиста и менеджера. Они получат адресную информацию из этой базы, а фирма сохранит сведения о достижениях тех, кто ее покинул.
Если на клетке слона написано `тигр`, не верь глазам своим. В России зарегистрировано 40 тысяч ОАО, но они мало чем напоминают зарубежные корпорации. Большинство из них не зарегистрировали эмиссию акций и лишь несколько сот (в Индии - 10 тысяч) котирует их на бирже для привлечения инвестиций.
Фирмы вынуждены скрывать финансовую информацию, т.к. 49% из них в 2005 г. подверглись противоправным действиям, направленным на незаконное присвоение активов, распространение контрафактной продукции, использование служебного положения в личных целях. Средний ущерб от этих действий по данным Price Water House Coopers оказался вдвое выше, чем за рубежом, в 74% случаев он не был компенсирован и в 34% случаев был обнаружен лишь случайно из-за отсутствия контроллинга.
По оценке МВД в 2005 г. было незаконно захвачено активов на 200 млрд. руб. В ходе более 100 крупных корпоративных конфликтов делались попытки захвата таких успешных компаний как Михайловский ГОК, Архангельский ЦБК, Тольятти Азот, ряда оборонных заводов и НИИ. Захватчики не развивают, а перепродают бизнес. По оценке Совета по конкурентоспособности при Правительстве РФ добросовестный бизнес на российском рынке не может вырасти. В литературе (1) описаны формы `наездов` официальных и неофициальных структур, размеры взяток правоохранительным органам, доказана высокая рентабельность развала бизнеса. Однако законы об инсайдерской информации, лоббизме (отношениях бизнеса и власти), холдингах и т.д. до сих пор не приняты. Думается, не случайно.
На большинстве фирм нет управленческого учета, который, в отличие от бухгалтерского, ведется в реальном режиме времени, а не за прошлые периоды (`махать кулаками после драки`), по каждой ассортиментной группе, сегменту рыка, бизнес-единице, заказу, а не только по фирме в целом, причем не только в денежных, но и в натуральных единицах. Международная система финансовой отчетности, в отличие от прежней, не предусматривает детальной регламентации, а оставляет организацию учета в рамках достаточно широких принципов на усмотрение самих фирм. В нынешних российских условиях это опасно.
Как показали американские экономисты в пересмотре нуждается вся система корпоративной отчетности, которая позволяет завышать выручку и прибыль с помощью продаж подставным фирмам, опционов и т.д. (2). В отчетности должны быть представлены данные о стратегии фирмы, ее социальной ответственности, нематериальных активах и оценке деловой репутации. Гораздо шире может использоваться система сбалансированных показателей, факторного учета и анализа затрат и расходов, электронные каталоги и площадки для поиска покупателей и поставщиков на конкурентной основе.
В Гражданском Кодексе необходима глава об охране интеллектуальной собственности, включая защиту от недобросовестной конкуренции. Государство обязано не только развивать антимонопольное законодательство и обеспечивать его исполнение, но и защищать контракты как основу справедливой конкуренции (3).
2.Консолидация активов и специализация производства.
Наиболее конкурентоспособны страны, где сформировалось несколько ИБГ, ведущих транснациональные операции - ТЭК, химия, черная и цветная металлургия, ряд отраслей пищевой промышленности, энергомашиностроение. В критическом состоянии в России находятся раздробленные отрасли - легкая, рыбная, лесная, станкостроение.
Число рыбопромысловых фирм в 1990-2005 гг. увеличилось с 50 до 5000, а вылов сократился в 2,5 раза, более 65% судов старше 30 лет. Целесообразно долговременное (на 20-25 лет) закрепление промышленных квот за фирмами и отмена квот на вылов в `научных` целях.
Россия - первая страна мира по лесным ресурсам (80 млн. куб. м.), но доля отрасли в ВВП составляет всего 4,3%. На мировом лесобумажном рынке Россия находится во втором десятке стран, ее доля падает из-за ухудшения состояния лесов, особенно на Северо-Западе и Дальнем Востоке, где они часто вырубаются нелегально и вывозятся контрабандой (убыток оценивается в 1 млрд. долл. в год). Из-за деградации техники и технологии не проводится глубокая переработка древесины. Корпоративные войны и нерациональные правила аренды леса сдерживают частные инвестиции. Переспелый лес сохнет, горит, гниет, загрязняет, а не очищает воздух. На Дальнем Востоке, где сосредоточено 38% леса, вырабатывается только 8-10% общего выпуска фанеры, бумаги и картона. Рынок мебели, ценных сортов бумаги и древесных плит завоевывает импорт. В Финляндии - мировом лидере лесного комплекса основную часть продукции дает 5 крупных холдингов, в России же действует 3,5 тысячи лесозаготовительных (58% из них убыточны), лесопильных и деревообрабатывающих фирм. Необходимо запретить вывоз необработанной древесины или повысить пошлины в 3-5 раз, как это делается за рубежом. Арендаторы или собственники лесов должны отвечать за их состояние.
В США и ЕС магистральные самолеты (более тысячи в год) выпускает по одной компании, в России же несколько десятков авиазаводов, конкурируя друг с другом, собирают менее десятка самолетов и долго сопротивлялись объединению. Они получали прибыль от экспорта военных самолетов, изготовленных по бесплатно используемым государственным разработкам и не хотели тратить средства на новые НИОКР.
Необходимо создать единый холдинг в крупнотоннажном судостроении, ликвидировать карликовые авиакомпании, неспособные ни купить, ни взять в лизинг, ни обслуживать современные самолеты. Сырьевым компаниям предстоит взять под контроль всю цепочку создания добавленной стоимости вплоть до обслуживания конечных потребителей за рубежом. Лишь на этих условиях можно допустить к кладовым природных ресурсов иностранные компании. Иначе нам достанутся синяки и шишки, а им - пироги и пышки глобализации.
Важное значение имеют исследования институтов микроэкономики и факторов их эволюции (4), их поведения и закономерностей развития (5).
ИБГ - качественно новый по сравнению с фирмой-предприятием социальный институт. С помощью мезоэкономического маркетинга и менеджмента ИБГ планируют развитие своего сегмента рынка и создают сеть фирм, реализующих эти планы. ИБГ не стремятся к максимуму прибыли в кратчайшие сроки, а ставят стратегические цели на многие годы, располагая необходимыми финансовыми резервами.
Компании - системные интеграторы становятся основой постиндустриальной экономики. В ВПК США число таких компаний за последние 20 лет сократилось с 40 до 10. Государство заключает с ними долгосрочные контракты, участвует в расходах по реструктуризации и передислокации предприятий. В России насчитывается 1700 предприятий ВПК. Принятое в 2001 г. решение об их объединениях в 50 холдингов все еще не реализовано.
Российским компаниям легче всего найти свой путь к глобализации через страны Азии, в первую очередь Китай и Индию, Африки, Латинской Америки, республики СНГ. Российские фирмы, как и американские, не могут конкурировать с китайскими и индийскими в производстве стандартной трудоемкой продукции. Импорт в США из Китая материалов для автопокрышек за один 2005 г. вырос по данным Census Bureau в 4,4 раза, мужского и детского белья - в 2,5, верхней одежды - в 2 раза. В 1987-2005 гг. импорт в США автокомплектов из Японии вырос почти в 20 раз (с 2,5 до 48,2 млрд. дол), число автомобилей, произведенных в США на японских заводах - в 4,2 раза (с 617 тыс. до 3,2 млн.). а занятых на них рабочих - в 5 раз (с 11 до 55,8 тыс.). США компенсируют это за счет роста экспорта высокотехнологичных товаров и услуг (на 800 млрд. долл. в год).
По такому же пути может пойти Россия, развивая ИБГ, инновационные центры которых находятся в России, а массовое и крупносерийное производство - в странах `рисовой цивилизации` с избытком дисциплинированных и аккуратных работников. По прогнозу в 2008 году из 1,8-2,0 млн. проданных в России автомобилей лишь 700 тыс. будут отечественными, 500 тыс. будут собраны в основном из зарубежных узлов, а еще столько же поступят по импорту, в т.ч. 100-150 тыс. из Китая. Противодействовать этому бессмысленно. Предстоит найти свою нишу в мелкосерийном и индивидуальном производстве высокотехнологичной продукции. При этом нельзя противопоставлять `старую` и `новую` экономику. Высокотехнологичной должна стать энергетика.
3.Сетевая революция.
Превращение ИБГ в основное звено производства связано с революцией в его специализации и организации. Российские ИБГ - чаще всего конгломераты, владеющие заводами, газетами, пароходами, банками и агрофирмами. За рубежом время таких монстров давно прошло. Они пошли по пути аутсорсинга, сохранив за собой управление маркетингом и инновациями во всей технологической цепи. Современные компании специализируются не на продукции, а на базовой компетенции - запатентованной технологии, в которой они сильнее всех. Делай то, что ты умеешь лучше всех и передай наиболее эффективным сторонним фирмам все остальное - таков девиз аутсорсинга (6).
По данным Dun and Bradstreet общие масштабы аутсорсинга превысили 1 трлн. долл. и удваиваются каждые 3 года. В аутсорсинге лидирует Северная Америка (39% общей суммы), далее следует Азия (31%) и Европа (25%). Выводятся не только производственные, но и управленческие операции (бухгалтерский и налоговый учет, дизайн новых продуктов и т.д.). Наряду со снижением затрат на оплату труда на 30-40% при их переводе в Индию (главный объект аутсорсинга), Филиппины, Китай, Россию, страны Восточной Европы и т.д., рост производительности достигается за счет освобождения сотрудников главного офиса от рутинных операций и их специализации на разработке нововведений, стратегическом маркетинге и связях с общественностью.
Российские компании могут выступать и как объект, и как субъект аутсорсинга. ТНК Procter and Gamble намерена в 2006-2010 гг. увеличить долю аутсорсинга в новой продукции с 20 до 50%, переведя часть производств в Россию.Корпорация Big Pharmacy намерена предложить контракты на 1 млрд. долл. партнерам в Индии, Китае и России в области молекулярных исследований и космических испытаний.Компания Boeing уже создала в Москве центр с 1100 сотрудников. Всем им следует предоставлять льготы лишь при планомерном увеличении локализации поставок, не допуская `отверточной сборки` как способа уйти от таможенных пошлин и налогов.
Аутсорсинг позволяет даже средним фирмам быстро расти, используя партнеров в своей стране и за рубежом и превращаясь в полностью сетевую рассредоточенную компанию. Так поступил Петербургский тракторный завод, входящий в группу компаний `Кировский завод`. В отличие от своих более крупных, но обанкротившихся коллег, он наращивает производство, сохранив у себя выпуск лишь нескольких узлов, сборку, реализацию, включая лизинг и технические услуги. Все остальное делают партнеры из ФРГ, Финляндии и России. В итоге европейское качество сочетается с российской ценой.
С аутсорсингом связана сетевая революция (9), создание новой модели бизнеса, при которой органической частью ИБГ становятся фирмы, ей не принадлежащие, связанные долгосрочными договорами, которые существенно отличаются от общих рыночных контрактов, поскольку базируются на дифференцированных ценах. По сути дела речь идет о макроэкономическом реинжиниринге --как и внутри фирмы объектом управления на базе современных информационных технологий становятся не функции управления, технологические операции и этапы производства, а комплексные бизнес-процессы, завершающиеся реализацией конечной (для фирмы или всей экономики) продукции и обслуживанием ее потребителей.
Развитие аутсорсинга в России сдерживает низкий уровень доверия между фирмами, пробелы в контрактном праве и корпоративном управлении, двойные стандарты наших зарубежных партнеров. Они требуют доступа к российским энергоресурсам и трубопроводам, но выступают против допуска российских компаний к высокотехнологичным комплексам и распределительным системам.
4.Развитие корпоративного управления. Как показано в работах Г.Друкера в корпорации как социальном институте развивается целевое (management by objectives) и децентрализованное управление цепочками создания стоимости на основе расширения своей клиентской базы на данном сегменте рынка. С помощью других участников сети генеральный подрядчик обеспечивает клиентов `под ключ` широким ассортиментом товаров и услуг.
Наиболее острой при этом становится агентская проблема. В США за последние полвека отмечается исчезновение индивидуальных акционеров как основного стержня фондового рынка. Как отмечает Дж.Бойл в своей книге `Битва за душу капитализма` (7) их доля упала в 1950-2005 гг. с 91 до 32%. За эти годы выросла роль институциональных инвесторов - взаимных (mutual) и пенсионных (с 1 до 28%) фондов. Финансовые фонды владеют 68% акций корпораций, а 100 их самых крупных менеджеров - 58% акций этих фондов. Частный собственник в прежнем понимании этого слова уже не может контролировать менеджеров сетевых компаний. Это, как отмечает Дж. Бойл, создает базу для невиданных ранее финансовых афер, разоряющих миллионы акционеров и владельцев пенсионных накоплений.
В России число фирм, принадлежащих институциональным инвесторам, невелико. Так, 55% акций ОАО `Силовые машины` принадлежит РАО ЕЭС, а около 20% - Siemens AG. Контрольный пакет ВАЗа (64%) принадлежал его дочерним структурам, учредителями которых были бывшие руководители концерна. Наиболее успешные компании контролируются одним (ОАО `Система`, `Базовый элемент` и `Русал`, `Северсталь` и др.) или несколькими физическими лицами, как правило, через офшорные компании. Так, более 65% акций `EvrAz Group`, владеющей Нижнетагильским (91%), Западно-Сибирским (95%), Кузнецким металлургическими комбинатами и Качканарским ГОК (84%) принадлежит ее президенту через сложную цепь компаний на Кипре и т.д., еще 31% акций вице-президенту, 2% исполнительному директору и лишь 1,55% - мелким акционерам.
Так же управляются Норникель, ОАО `Мечел`, Новолипецкий комбинат и т.д. Это гарантирует от враждебных действий миноритарных акционеров, но тормозит превращение сбережений миллионов россиян в инвестиции.
Публичные, принадлежащие многим акционерам компании производят в России 12%, а в развитых зарубежных странах - 85% ВВП. Большинство АО выплачивало мизерные дивиденды, основные доходы (от роста курса акций, спекуляций активами, нецелевого использования амортизации и т.д.) получали лишь крупные игроки. Поэтому работники. получившие акции в ходе приватизации, их продали, сократив свою долю в капитале до 1-2%. Провал идеи `народного капитализма` еще более подорвал доверие к институтам государственной власти и крупному бизнесу.
Выделяются следующие проблемы развития корпоративного управления в России:
-запрет на ключевую роль государственных чиновников в частных компаниях, что ведет к использованию инсайдерской информации в конкурентной борьбе;
-отмена административных преград для консолидации активов с одновременным ужесточением мер против монополизации рынков и установления монопольных цен;
-обеспечение равных условий конкуренции государственных и частных компаний, исходя из того, что, как отметил Нобелевский лауреат Дж. Стиглиц, конкурентоспособность фирмы зависит не от формы собственности, а от качества управления;
-четкое определение прав, обязанностей и пределов компетенции менеджеров, правил и форм контроля за использованием активов со стороны акционеров;
-формирование бизнес-процессов и их систематизация по цепочкам поставок, управляемых с помощью современных информационных технологий (11);
-расширение самостоятельности бизнес-единиц - центров финансовой ответственности на базе перехода от иерархического к сетевому управлению, сосредоточение корпоративного центра на стратегическом планировании производства, финансов, инвестиций, организации управления, развитии бренда и деловой репутации фирмы;
-объединение служб корпорации в блоки управления маркетингом (включая отношения с общественностью, бренды и гудвиллы), производством (включая снабжение, готовность оборудования, качество и логистику), финансами, персоналом, изменениями, внешнеэкономическими связями во главе с функциональными директорами;
-уточнение правовой базы финансовых операций через офшоры, не соответствующие мировым стандартам отчетности и финансового регулирования (Багамские, Каймановы и Виргинские острова, Лихтенштейн, Панама, Белиз, а также Гибралтар, Макао, Бермуды и т д.);
-выбор рациональной для данной компании гибкой организационной структуры, позволяющей управлять знаниями и изменениями, развивать инициативу и ответственность бизнес-единиц.
Главной проблемой остается укрепление контрактной экономики. Корпоративные споры должны разрешаться арбитражем в районе, где находится ответчик по иску, а не судом общей юрисдикции по выбору истца. Последний обязан под расписку представить иск ответчику; независимый регистратор и реестродержатель - отвечать за неправомерные действия, а недобросовестный судья подлежит дисквалификации. Закон должен детально регламентировать недружественные поглощения, не допускать проведения не имеющих кворума собраний акционеров. не препятствуя в то же время законной смене собственников (в США в 80-х гг. она произошла в 37% из 500 крупнейших компаний). Целесообразно ограничить создание сложноорганизованных дочерних фирм, трансфертное ценообразование, захват земельных участков (большинство крестьян имеет земельные паи лишь на бумаге).
Контрактные отношения завершаются арбитражем, а негласные договоренности - нередко контрольным выстрелом. Зарубежные фирмы содержат высококвалифицированных юристов (по данным National Law Journal y Bauer and McKenzie в 2005 г. их было более 3 тыс., у Jones Day - 2,2 тыс., у General Electric - 1100) или прибегают к помощи юридических фирм. Российские фирмы часто провоцируют криминал, не храня или не оформляя должным образом права собственности, контракты, списки акционеров и т.д.
5. Фирма как инновационная организация.
По данным Межведомственного аналитического центра российские компании тратят на НИОКР менее 1% оборота, а китайские - 3%, американские - 4%, европейские - 7-10%. По данным опроса 2006 г. 2/ 3 фирм вообще не занимаются инновационной деятельностью либо делают это от случая к случаю. Между тем, резервы ценовой конкуренции с зарубежными, особенно азиатскими компаниями уменьшаются. Сохранить и увеличить свою долю на рынке можно, лишь выпуская новую, уникальную, высококачественную продукцию. Многие фирмы начинают это понимать. В 2000-2004 гг. доля прибыли промышленных фирм, отчисленной на инновации, выросла с 3,7 до 9,7%. Более 36% фирм (в основном крупные компании с числом занятых более 1000 человек) тратят на НИОКР десятую часть выручки. В 2006-2008 гг. более 2/3 фирм собираются увеличить финансирование инвестиций.
Проблемы формирования инновационной системы уже рассматривались в журнале (8). Следует учесть, что увеличение бюджетных расходов на фундаментальную науку даст выгоды, прежде всего не России, а странам, где есть такая система, поскольку научные открытия не патентуются и доступны всем.
В 1973 г. С.Кузнец получил Нобелевскую премию за концепцию учета стоимости машин и зданий как долгосрочных инвестиций в составе ВВП. С тех пор структура инвестиций изменилась. Экономический рост определяют нематериальные активы, развитие брендов, дизайна (промышленных образцов), деловой репутации, программных продуктов, квалификация кадров. В США за полвека доля финансирования инвестиций в ВВП сократилась с 21 до 18%, а нематериальных активов - выросла с 2 до 7%. В 10 крупнейших компаниях затраты на НИОКР по отношению к капиталовложениям (intangibility index) выросли с 56,8 до 79,1% (расходы на НИОКР выросли на 42%, а на `железо` - на 2%), в т.ч. в Microsoft - с 429 до 762%, Pfizer - с 211 до 295%, Johnson and Johnson - с 184 до 239%. По прогнозу это увеличит ВВП США на 1 трлн. долл. Эти компании потратили на компьютеры 100, а на программное обеспечение - 150 млрд. долл. (Business week, 13.02.2006, p.63-69).
В России есть технические идеи глобального значения. Так, академик Ю.Гуляев разработал измерители физических полей, электрических и акустических излучений человека, на базе которых может быть создана новая отрасль медицинского приборостроения. В России разрабатывался `самолет-крыло`, способный сократить расход топлива на 2/3. К 2025 г. корпорации Airbus и Boeing намерены выпустить их на рынок. Они продают только готовый высокотехнологичный продукт, а не отдельные узлы и технологии, как это делает Россия. Патент на созданные Ю.Гуляевым и В.Пустовойтом устройства для обработки радиосигналов после превращения их в акустические был продан Японии. Теперь мы покупаем телевизоры, мобильные телефоны и приемники, в каждом из которых до семи таких устройств.
В 2005 г. экспорт техники из России в Китай вдвое сократился, а из Китая в Россию - вдвое вырос. Китай обогнал США по экспорту информационной и телекоммуникационной техники. Российские фирмы задешево сбывают отдельные узлы и технологии, а специальный координирующий центр в Китае сводит их воедино.
И здесь дело не в деньгах. Американский слон, барахтаясь в средневосточной посудной лавке, гонит, сам того не желая, валютные потоки в Россию. В 2005 г богатые россияне только на сверхмодную одежду потратили 2,5 млрд. долл. В то же время патентное ведомство из-за низкого технического оснащения рассматривает заявки до 3 лет. В 1990-2003 гг. число НИИ (нередко псевдонаучных) выросло в 1,5 раза, а КБ - сократилось в 3,6 раза, проектных организации - в 7,7 раза, научно-технических подразделений фирм - в 12 раз, а 60% вузов не ведут научной работы.
Современные комплексы и альянсы должны предлагать фирмам не кота в мешке в виде научного отчета или комплекта чертежей, а технический комплекс `под ключ`.
Необходимо отделить в финансово-налоговом отношении инновационные фирмы от фирм однодневок. В Москве в 2006 г. из 1 млн. зарегистрированных фирм более 690 тыс. не отчитывались перед налоговой инспекцией, либо представляли нулевые балансы. На один адрес регистрировалось до 5 тыс., а на один паспорт - до 3,5 тыс. фирм. Ежедневно с их счетов снимается 30 млрд. руб. - 72% всех наличных денег России (АиФ, Москва, 2006, N17, с.24). По оценке Федерального агентства воздушного транспорта из 700 заводов, выпускающих запчасти для авиации, к 2006 г. только 30 прошли сертификацию. До 9%, а по некоторым деталям до 20% запчастей и узлов в российских самолетах контрафактные. Стоит ли удивляться катастрофам. Легкие деньги отвращают предприимчивых людей от инноваций.
6.Фирма как обучающая организация. Современная фирма нуждается в людях, способных искать, систематизировать и эффективно использовать естественно-технические, социально-экономические и управленческие знания. Не хватает специалистов по инновационному маркетингу и менеджменту, управлению проектами, проектированию и эксплуатации современной техники. Лозунг пятилеток `кадры решают все` означал потребность в большом числе дисциплинированных, относительно квалифицированных и взаимозаменяемых работников. Об этих винтиках писал В.Маяковский: `Единица - ноль /Единица - вздор/ Голос единицы тоньше писка /Кто его услышит? /Разве жена / И то, если не на базаре, а близко`.
В современной компании, например, американской IBM (персонал - 320 тыс. чел.) выросла доля женщин, в т.ч. на руководящих постах (более 30%), мобильность кадров (50% рабочих имеет стаж меньше 5 лет), число менеджеров и специалистов с ненормированным рабочим днем: 40% не отвечают ежедневно свой приход и уход с работы (13). Самой многочисленной категорией персонала стали менеджеры (35%), специалисты (18%), далее следуют рабочие - техники с дипломом профессионального колледжа (16%), замыкают перечень служащие и обычные рабочие (по 15%). Переход от вертикальной интеграции к холдингам увеличил потребность в сетевом персонале (net workers person), для которого главное - предпринимательский талант и ответственность перед клиентами, а не строгое исполнение указаний. Эти люди все чаще имеют не кабинеты в офисе, а ноутбук и мобильный телефон, общаются по электронной почте, контактируют с гораздо большим числом людей, самостоятельно принимая рискованные решения (10,11).
На 20-30% в год растет число диспетчеров, операторов баз данных, аналитиков, консультантов, работающих на дому. По данным исследовательской фирмы VIACK каждый из них экономит фирме 7,5 тыс. долл. в год на содержании помещений и росте выработки, т.к. они не устают при поездке на работу. Эксперты в узких областях работают по договору, не числясь в штате. Но при этом возникают проблемы, связанные с защитой информационных сетей (жесткая регламентация доступа в сеть, регулярная смена паролей и т.д.), разработкой программ удаленной администрации и контроля, особой мотивации работников, не имеющих постоянной живой связи с коллективом.
Все это изменяет алгоритм эффективной работы менеджера (12). Успех современных лидеров определяется в первую очередь не их харизмой, эмоциональными качествами или узкоспециальными знаниями, а системным перспективным мышлением, умением видеть связи между явлениями, оценивать риск и принимать решения, решающие проблемы или предупреждающие их возникновение (13). Менеджер должен, используя современные технологии, создавать и сохранять интеллектуальный и социальный капитал компании, управлять знаниями, увеличивая тем самым стоимость бизнеса (14), воспитывая творческое мышление у всех работников (15).
Как показал опрос руководителей крупных компаний США, проведенный Zogby International, 83% считают человеческий капитал залогом успеха в глобальной конкуренции, но 49% признают, что уровень подготовки наемных работников за последние 10 лет ухудшился, 54% отметили сложность поиска образованных и умелых работников, 38% заявили, что американские компании уступают в этом отношении иностранным, из-за чего 34% фирм нанимают иностранных специалистов для работы в США. В университетах США по естественным и техническим специальностям обучается больше иностранцев, чем своих граждан.
США приняли программу повышения качества образования. Гарвард, Стенфорд и Иельский университет принимают на бесплатное обучение выходцев из семей с невысоким (по американским меркам) доходом. К 2006 г. затраты на образование выросли по данным Бюро экономического анализа до 7% ВВП (224 млрд. долл.), несмотря на громадный дефицит бюджета (318 млрд. долл.) В Японии, где средний срок обучения рабочих превысил 14 лет, на образование расходуется 4,6% ВВП (в России пока еще 1%).
В Германии, занявшей в 2006 г. первое место в мире по объему экспорта, уровень оплаты квалифицированных работников намного выше, чем в соседних странах (19). Инженер получает 38,9 долл. в час (Польша - 4,3, Чехия - 5,4, Венгрия - 5,1, Румыния - 2,6, Болгария - 1.4), средний менеджер - 40,4 долл. (в Польше, Чехии и Венгрии - 6,7 - 7,4. в Румынии - 3,2, Болгарии - 2,8), рабочий - 18,8 долл. (Польша - 3,1, Чехия - 2,8, Венгрия - 2,0, Румыния - 1,4, Болгария - 0,7).
В Китае принят закон о популяризации науки и технологии. Каждый ученый обязан прочесть не менее 10 публичных лекций в провинции. Открыты музеи науки в крупных городах, специальный телеканал, расширяется преподавание естественных наук в школе, чтобы каждый китаец мог применить знания в области экономики, медицины и т.д. и улучшить свой образ жизни. Уже в 2005 г. заработок инженеров, менеджеров и бухгалтеров (3,2-4,4 долл. в час) был намного выше, чем в Болгарии и Румынии, а рабочих (0,8 долл.) - выше, чем в Болгарии и вдвое выше, чем в Индии.
В России в 1998-2005 гг. число студентов выросло в 2,5 раза за счет увеличения подготовки экономистов (в 7 раз) и юристов (в 4,5 раза), часто в непрофильных вузах при низком качестве обучения. По ряду специальностей 70-90% выпускников не работают по профилю. Эксперты Объединенной авиационной корпорации и ряда других компаний не нашли выпускников, умеющих использовать новые технологии, т.к. их готовили на материальной технической базе 20-30 летней давности.
Еще хуже обстоит дело с подготовкой рабочих. Практически неграмотна большая часть молодежи небольших городов и сел, сумевшая получить лишь начальное образование. Стипендия студентов техникумов и ПТУ в 2006 г. составляла всего 210 руб. в месяц, многие ПТУ в 90-х гг. были закрыты, и растущие фирмы испытывают острую нехватку кадров, особенно учитывая резкое сокращение численности молодежи (в 2005-2007 гг. число выпускников 9 классов сократится с 1,9 до 1,4 млн. чел.).
Национальный проект `Образование` призван обеспечить доступ способных детей к высшему образованию по нужным специальностям, независимо от доходов и места проживания семьи. Нельзя допустить увеличения прослойки псевдоинтеллигентов (как их назвал Я. Кузьминов), не умеющих прокормить себя мозгами и не желающих работать руками. В 2006 г. прием на бюджетные места за счет непрофильных для вуза специальностей сокращен на 11%, а в инженерные вузы и техникумы увеличен. Финансирование образования в 2004-2006 гг. выросло с 121 до 200 млрд. руб. В Москве и ряде других городов приняты законы о всеобщем полном среднем образовании,. Развивается многоуровневая подготовка в вузах, компьютеризация школ и т.д.
Однако всего этого недостаточно. Для институциональной реформы и коренного повышения квалификации: технической (умение владеть компьютером, современной электроникой и нанотехнологиями), профессиональной, социально-культурной (умение находить и обрабатывать информацию, постоянно переучиваться, организовывать, стимулировать и контролировать работу других, делегировать полномочия, знание иностранных языков и культуры и т.д.) каждая фирма должна стать обучающей организацией.
Во-первых, это означает активное участие работодателей в деятельности учебных заведений в качестве заказчиков, инвесторов и попечителей, создание промышленно-образовательных холдингов, отраслевых исследовательских лабораторий в вузах и филиалов кафедр в компаниях, выдачу образовательных кредитов с обязательством изучать дополнительные дисциплины и отработать определенное время в выдавшей субсидию компании. Ассоциации работодателей должны разработать профессиональные стандарты, систему сертификации специалистов и участвовать в рейтинговании учебных заведений.
Во-вторых, в коренном изменении нуждается система управления персоналом на фирмах, включая кадровый маркетинг, многоступенчатый подбор и ежегодную аттестацию кадров, помощь в их адаптации (наставничество), расстановку кадров на базе аттестации рабочих мест по условиям (как правило, 5-6 категорий) и содержанию труда и индивидуального планирования карьеры.
Крупные компании создают свои корпоративные университеты. Для них особенно важно, чтобы специалист, на обучение которого затрачены немалые деньги, не ушел, особенно к конкурентам. Снизить эти затраты в 2-3 раза можно за счет современных технологий дистанционного и группового обучения. По-новому следует составлять трудовые контракты. Получают распространение системы участия в результатах (вознаграждения по итогам работы фирмы с учетом стажа), в прибыли (25-30% расходуется на бонусы), опционы на покупку акций, нефинансовое стимулирование (учеба за счет фирмы, дополнительное медицинское страхование, социальный пакет, гибкий график работы и т.д.).
Для небольших фирм особенно важна непрерывность и системность обучения (обязательное представление сертификата об успешном прохождении курса), участие в этом процессе непосредственного руководителя, компьютерный учет результатов работы (числа полученных заданий, их сложности, сроков и качества исполнения), тесные связи с профильными образовательными центрами.
Не дает эффекта традиционная повременная (особенно при отсутствии нормирования результатов труда) и сдельная оплата (особенно на работах с дорогостоящим оборудованием и при невозможности постоянного контроля качества). Их место занимают многофакторные системы (тарифная ставка при выполнении нормы плюс индивидуальные надбавки за качество работы, доплаты за ее особые условия, премии за сверхнормативную экономию, компенсации и т.д.) Фирмы теперь сами разрабатывают тарифные сетки, в них должно быть не менее 6-8 разрядов.
Реструктуризация фирм - весьма трудная задача, тем более, что ее невозможно провести по зарубежным образцам. Но россияне умеют находить выход из трудных ситуаций (правда, еще лучше они находят туда вход).


Литература
1.Серов А. Ломать не строить. Инструкции по развалу бизнеса. М.: Вершина, 2006.
2.Thomsett M. Getting started in opinions. 6th ed. N.Y., 2005.
3.Шаститко А., Авдашева С. Адвокатирование конкуренции как часть конкурентной политики // Вопр. экономики. - 2005. - N12.
4.Попов Е. Миниэкономические институты // Вопр. экономики. - 2005. - N12.
5.Кузьминов Я., Бендукидзе К., Юдкевич М. Как наука о рынках становится наукой об обществе //Вопр. экономики. - 2005. - N12.
6.Cohen L., Young A. Multisourcing. L., 2005.
7.Bogle J. The battle for the soul of capitalism. Yale, 2005.
8.Бляхман Л.С. Инновационная система как социальный институт постиндустриальной экономики //Проблемы современной экономики. - 2005. -N3 /4. -С.96-107.
9.Скотт Г. Управление цепочками поставок. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2005.
10.Bryan L., Joyce C. The 21-st century organization. McKinsey Quarterly, 2005.
11.White W. The Organization Man. The Economist. 19.01.2006.
12.Рос Д., Темплар Р. Энциклопедия менеджера: алгоритм эффективной работы. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2004.
13.Menkes J. What all great leaders have.Collins, 2006.
14.Ленер Э., Прусак Л. Как превратить знания в капитал. - М.: Альпина Бизнес Букс, 2006.
15. Креативное мышление в бизнесе / Пер. с англ. Н. Скворцовой. - М.: Альпина изнес Букс, 2006.
16. Business Week. 12.12.2005, р. 51

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2021
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия