Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Орлов А. В.
доцент кафедры политической экономии
Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
кандидат экономических наук


О предпочтениях между принципом индивидуализма и холизма

Содержание статьи Н.В. Ведина (`О теоретико-методологических основах преодоления конкурентно-индивидуалистической парадигмы в современной экономической науке`) и его доклад предполагают погружение в проблему преодоления принципа индивидуализма и выход на приоритет целостного подхода к оценке хозяйственной жизни общества, на, так называемый, холизм. Проблема приоритета общественного интереса над частным давно `стучится в дверь` современного общества, о чем свидетельствует большое количество публикаций, затрагивающих различные аспекты данной темы. Общественный прогресс со все возрастающим масштабом производства объективно ставит ограничения росту материального потребления и нерационального использования природных ресурсов. В этой связи метод преодоления конкурентно-индивидуалистической парадигмы в современной экономической науке, о котором идет речь в работе Н.В. Ведина, далеко выходит за рамки собственно экономической науки. По существу, вопрос связан с переходом к новому мышлению, новым нравственно-духовным ценностям в жизни общества, к переоценке приоритетов всего жизненного уклада. Новое верование, как свидетельствует исторический опыт, не имеет научно-теоретического объяснения; его идеалы и ценности принимаются априори.
То, что экономической теории, как отмечено в статье, не удается адекватно интерпретировать синтез материального с духовно-интеллектуальными потоками в своей системе понятий - факт объективный и закономерный. Цель экономической теории иная, нежели духовно-нравственное воспитание, она не занимается альтруизмом и благодатью, ее предназначение объяснить получение максимального результата при минимальных издержках в условиях конкуренции, действующих норм и правил. Нельзя экономической теории вменять в обязанность то, что ей не подвластно и не свойственно. Индивидуалистические устремления преследуют в экономике эгоистические цели, задача же общества направлена, в первую очередь, на поддержание и укрепление духовно-нравственных ценностей и социальной стабильности, что только и способно цементировать нацию. Таким образом, речь может идти лишь о балансе ценностей-интересов, но никак не о синтезе или подмене одного понятия другим. Именно поэтому стремление к достижению `целостности` материального и духовного заканчивается как нечто `трансцендентно неопределенное и непостижимое`.
Это то, что касается общей картины исследования автора. Теперь обратимся к конкретному содержанию исследования Н.В. Ведина, которое разделим на две относительно самостоятельные части. Первая - посвящена раскрытию стоимости-сверхсубъекту в ее марксовой интерпретации, вторая часть, состоящая из трех подразделов, последовательно рассматривает построение экономической теории `на принципиальном признании сотрудничества как фундаментальной характеристике человеческого общежития и его хозяйственной организации`.
I. Стоимость, согласно Марксу, определяется абстрактным трудом и, следовательно, представляет абстракцию, поскольку не содержит ни грамма вещества (опять же по утверждению Маркса). Отсюда ее трансцендентность, неуловимость, неосязаемость и т.д. и т.п., то есть ее природа выражает не материальную сущность, а нечто идеально-виртуальное. Стоимость трансцендентна потому, что сам труд является таковым. На таком понимании сущности стоимости выстроено все здание трудовой теории стоимости (ТТС) в ее марксистской интерпретации. Приверженцам ТТС остается, вместо абстрактного труда, использовать различные определения труда, как то: общественно-необходимое рабочее время, общественные затраты труда и т.д. Но подобные отступления от монизма абстрактного труда не разрешают, а усугубляют неопределенность, обусловленную сверхмасшабностью понятия труд. Труд - это деятельность человека во всех своих проявлениях; отсюда бесконечное количество определений труда, которые отражают то или иное его качественное свойство, но не количественное значение. Примечательно, что Н.В. Ведин, анализируя проблему стоимости, неявно высказывает мысль о том, что знание и использование диалектического метода недостаточно для достижения успеха в поиске истины, если неверно выбран исходный пункт исследования.
Обратимся к определению стоимости как `сверхсубъекту`. Это образное определение стоимости обусловлено ее всепроникающей силой, охватывающей в экономике все и вся. Здесь уместно отметить, что стоимость, в зависимости от экономического смысла, может означать ценность, а ценность означать стоимость. Считаем, что слово стоимость следует употреблять там, где речь идет о затратах, результат же производственной деятельности в виде блага представляет ценность. Для придания сверхсубъекту-стоимости определенности целесообразно в зависимости от контекста использовать либо стоимость, либо ценность. Во всяком случае, наложение ограничений на использование того или иного термина, как это произошло с переводом на русский язык `Капитала` К. Маркса, неоправданно. Нельзя волевым решением закреплять приоритет одного термина в ущерб другому. При таком понимании вопроса автоматически возникает требование к внесению необходимых уточнений в текст `Капитала`, положения и выдержки из которого широко используются.
Согласно определению стоимости, представленного в статье автором, она заменила в теории `реальное многообразие индивидуальных производительных различий и форм социально-коммуникативной активности, представив участников хозяйственного организма не лицами, а экономическими масками`. Но это означает, что стоимость по-прежнему определяется общественно-необходимым рабочим временем, то есть она трансцендентна и непознаваема. Поэтому и вся экономическая конструкция, на ней воздвигнутая, унаследовала элемент трансцендентности.
Внепредметность стоимости, основанной на труде, закономерно вызывает вопрос: а не `голый ли король` перед нами и что, собственно говоря, мы исследуем и над чем ломаем копья? `Голый король`, в конце концов, должен получить материальное одеяние, соответствующее своему положению. Считаем, что стоимость отражает затраты, которые реально (экономически) расходуются и уничтожаются в процессе производства. Реально в жизни расходуются и уничтожаются энергосодержащие продукты в виде жизненных сил и энергоносителей. Первые обеспечивают жизнедеятельность человека, вторые - функционирование средств труда. В этом состоит материальное бытие стоимости. При таком представлении все встает `с головы на ноги` и открывается оперативный простор для реалистического осмысления экономических явлений и всего того, что с ними связано. В противном случае, неизбежна двусмысленность и неопределенность.
П. Обратимся к другой части статьи Н.В. Ведина, в которой предложен `способ построения теории на основе системного подхода к анализу общественного хозяйства как целостности`. Постановка данной проблемы напрямую связана с вопросом о содержании экономической теории в широком смысле. Масштабность и необъятность темы впечатляют и обескураживают грандиозностью замысла. Достаточно обратиться к разделу `Парадоксы конкурентно-индивидуалистической парадигмы`, в которой Н.В. Ведин одновременно анализирует и оценивает особенности:
- атомарного (индивидуально-субъективного) строения экономики;
- имплицитно неоклассической модели экономики;
- принципа рациональности и модели оппортунистического поведения (брэнд неоинституционализма);
- коузианской модели экономики.
Критика названных направлений в экономике заканчивается переходом к `совместному производству` и созданием `модели сотрудничества`. Обоснованность такого перехода вызвана тем, что коузианская модель экономики `доводит принцип методологического индивидуализма и неоклассическую парадигму до логического завершения, а точнее - до абсурда:, что лишний раз подчеркивает алогичность данной теории`. Тем самым подведено основание для перехода к созданию модели сотрудничества и совместному производству.
Во всех упомянутых выше моделях лежат те или иные схемы производства, поэтому включение организаций в модель рыночной экономики закономерно и обусловлено. Воспользуемся образом `атомарного строении экономики`, представленным Н.В. Вединым, и попытаемся в том же ключе продолжить конструкцию организаций с тем, чтобы выйти на содержание экономической теории в широком смысле, включающим совместное производство и сотрудничество.
`Атом`, как отдельное звено в технологической цепочке, соответствует экономически самостоятельному предприятию. На выходе таких предприятий выступает полуфабрикат, требующий дальнейшей обработки. Изучение особенностей экономически самостоятельных предприятий - предмет теории фирмы и микроэкономики.
Как совокупность различных `атомов`, - `молекула` есть последовательное их расположение, что соответствует непрерывному технологическому циклу по производству определенного вида готового конкретного продукта, пригодного для производительного или личного потребления. Анализ данной организационной структуры в виде вертикально-интегрированных связей предполагает использование теории холдингов или ТНК, которая подчинена законам мезоэкономики.
Совокупность всех `молекул` - представляет ВВП общества; их предмет изучения - национальная экономика, являющаяся составной частью макроэкономики.
Нами представлены три уровня организации производства, функционирующих по своим специфическим законам, отражающих иерархию интересов, и охватывающих экономическую систему в целом. Познание этих законов корреспондируется с вопросом о предмете политической экономии в широком смысле. В качестве обязательного условия успешного функционирования этих производственных организаций неотъемлемым элементом выступает как сотрудничество, так и противостояние, что гарантирует поступательное развитие общественной системы в целом.
Предложенная Н.В. Вединым гипотетическая модель сотрудничества предполагает выполнение четырех условий:
- общественный продукт создается трудом совокупного работника:
- наличие контактной формы совместного труда, предполагающий горизонтальный обмен знаниями, умениями, навыками в виде свободного информационного обмена;
- наличие коллективных трансакций, затрачиваемых на процесс общения (взаимное информирование);
- наличие общественно-производственного взаимодействия работников.
Выполнение принятых условий для гипотетической экономики, - считает автор статьи, - `можно интерпретировать как равновесное`. Представленные для гипотетической модели условия равновесия выражают лишь пожелания, поскольку не раскрыты внутренние силы, способные обеспечить их выполнение. В своих исканиях модели будущего сотрудничества Н.В. Ведин не одинок. Так, книга Даниила Андреева `Роза Мира` целиком посвящена теме человеколюбия и сотрудничества для достижения всеобщей в Мире благодати.
Любое новое, как известно, воспринимается с осторожностью и с большим сомнением. Но несомненно, что вторая часть статьи Н.В. Ведина носит новаторский характер и требует всестороннего обсуждения и осмысления. Вместе с тем, ряд ее положений нуждается в дополнительной расшифровке и поясненииях,. например, таких понятий, как `абстрактное` и `чистое` сотрудничество, `расширенное` и `пространственное` сотрудничество, непосредственно входящих в общую систему сотрудничества. Остается открытым вопрос обоснования выбора двухполюсной, а не многоуровневой модели экономики, что в большей степени соответствовало бы реальному положению дела.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия