Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Волович В. Н.
профессор кафедры экономической теории
Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург),
доктор экономических наук


О соотношении предметов политической экономии и экономикс
Отдельные положения данной статьи были опубликованы в журнале `Экономист` N12. 2006. См.: В. Волович. О предмете политэкономии: анализ подходов

Известно, что с отменой в российских вузах учебной дисциплины под названием `Политическая экономия` и введением вместо данного курса учебных дисциплин `Экономическая теория`, `Экономика` вопрос о предмете и методах общеэкономического теоретического курса не только не прояснился, но в еще большей степени стал запутанным и научно до конца не исследованным. И в этом есть свои гносеологические и классовые корни, что нашло свое отражение в курсе `Экономикс`, который преподается в западных вузах. В данном случае речь по существу идет о двух методологических подходах к изучению и преподаванию общеэкономического теоретического курса: имеются в виду марксистский и немарксистский подходы. В марксистском понимании предметом общеэкономической теории - а более точно политической экономии - являются так называемые производственные (экономические) отношения, а в немарксистском - предметом общеэкономической теории (которую нередко отождествляют с предметом `Экономикс`) является `поведение человека с точки зрения отношений между его целями и ограниченными средствами, допускающими альтернативное использование` [*].
Подобный подход в трактовке предмета `Экономикс` (с определенными уточнениями) так или иначе по существу присутствует во всех учебниках этого курса. Вот как, например, раскрывают предмет `Экономикс` авторы современного учебника по `Экономикс` Кэмпбелл Р. Макконнелл и Стэнли Л. Брю. `Экономикс, - пишут они, - исследует проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов или управления ими с целью достижения максимального удовлетворения материальных потребностей человека`. И далее указанные авторы уточняют: `Хотя и может выглядеть само собой разумеющимся, но все сегодняшние кричащие проблемы - инфляция, безработица, военные расходы, бюджетные дефициты, бедность и неравенство, загрязнение окружающий среды, правительственное регулирование бизнеса и пр. - своими корнями в проблему эффективного использования редких ресурсов` [*]. О том, что западные ученые - экономисты отождествляют экономикс с общетеоретической экономической наукой говорит следующее методологическое утверждение Р. Макконнелла и Л. Брю: `Все науки, - пишут они, - эмпирические. Это означает, что все они базируются на фактах, т.е. на наблюдаемых и поддающихся проверке изменениях известных данных или определенных явлений. Используемые в физических науках фактические данные относятся к неодушевленным предметам. Экономикс же как общественная наука изучает поведение индивидов и институтов, занимающихся производством, обменом и потреблением товаров и услуг`. [*]
Говоря о соотношении предмета политической экономии и экономикс, необходимо отметить, что родоначальник самого понятия `Экономикс` английский ученый - экономист А. Маршалл по существу их не противопоставлял. Так, в изданном в 1890 году в своем главном научном труде `Принципы экономикс` (в некоторых переводах название указанного труда выглядит как `Принципы политической экономии`, `Принципы экономической науки`) в первой главе книги первой А. Маршалл пишет: `Политическая экономия, или экономическая наука (ECONOMICS) занимается исследованием нормальной жизнедеятельности человеческого общества; она изучает ту сферу индивидуальных и общественных действий, которая теснейшим образом связана с созданием материальных основ благосостояния` [*]. И хотя А. Маршалл, на первый взгляд, отождествляет такие понятия как `политическая экономия`, `экономическая наука`, `экономикс`, тем не менее он уже дает свою трактовку предмета экономикс, которая не совпадает с трактовкой предмета политической экономии. Вот почему вслед за Маршаллом `Экономикс` стал рассматриваться в качестве самостоятельной учебной и научной дисциплины. Если обобщить наиболее известные высказывания ученых- экономистов о предмете экономикс, то можно укрупненно выделить следующие его составляющие (элементы). Во-первых, упор на некое поведение (действие человека), которое якобы направлено на эффективное использование ограниченных (редких) экономических ресурсов. Если учесть тот факт, что любое экономическое поведение (действие индивида) осуществляется в рамках определенной кооперации труда, то это поведение уже априори предполагает определенные отношения между участниками общественного производства. В этом смысле предмет экономикс не противостоит предмету политической экономии. Он противостоит в другом - в овеществлении (опредмечивании) экономического поведения, поскольку оно, прежде всего, направлено на эффективное (рациональное) использование индивидом (или некоей ассоциацией людей) экономических (материальных) ресурсов. Во-вторых, при характеристике предмета `Экономикс` берется во внимание некий абстрактный человек и его экономические действия. Реально же в системе материального производства участвует две категории лиц: а) собственники вещественных условий производства (средств производства) и б) непосредственные производители, которые приводят в движение те или иные средства производства. Безусловно, собственники средств производства (а применительно к капитализму - физического капитала) так или иначе стремятся эффективно использовать вещественный фактор производства. Но в равной степени (а в кризисных условиях и в большей степени) они также стремятся эффективно использовать и личный фактор производства (рабочую силу), наращивая тем самым в своих интересах размеры прибавочного продукта, а по К. Марксу - прибавочной стоимости.
С другой стороны, - непосредственные производители материальных благ, будучи при капитализме формально и реально отчуждены от средств производства и результатов труда, в первую очередь думают не об эффективном использовании средств производства, а о величине причитающегося им продукта труда, а более точно - величине необходимого продукта.
Все вышесказанное говорит о том, что овеществление экономического поведения человека лишает его всякой социальности, оценки его поведения с позиции форм собственности на вещественные условия производства (средства производства), а, следовательно, оценки поведения участников производства с позиции его классовой принадлежности, т.е. с позиции отношения капитала и наемного труда, что противоречит реальной экономической жизни - особенно в рамках капиталистического способа производства. В этом и заключатся уход западных, а также некоторых отечественных ученых - экономистов от гносеологических и классовых корней экономической теории в рамках предмета экономикс. Вот почему в учебниках по экономикс отсутствует исследование и анализ таких основополагающих для экономической науки явлений и категорий как отношения собственности, экономические законы и формы их проявления в различных исторических способах производства, проблемы общественного воспроизводства и т.д. В данном случае, сам экономикс выглядит как своеобразное прикладное направление экономической теории, а, следовательно, и политической экономии.
Необходимо отметить, что и в современной отечественной экономической литературе при характеристике предмета экономической теории (экономики) речь идет по существу о предмете `Экономикс`. Так, например, в учебнике по экономике под редакцией д.э.н. А.И. Архипова, д.э.н. А.Н. Нестеренко, к.э.н. А.К. Большакова сказано: `Предмет экономической науки - закономерности размещения (выбора направления) использования редких благ для удовлетворения конкурирующих целей` [*]. Еще более приближенно к предмету экономикс звучит определение предмета экономической теории в учебнике для вузов по экономической теории под редакцией д.э.н., проф. А.И. Добрынина, д.э.н., проф. Л.С. Тарасевича. `Экономическая теория, - сказано в учебнике, - общественная наука по изысканию и выбору производства благ для удовлетворения потребностей при ограниченных ресурсах`. [*]
В некоторых же учебниках (учебных пособиях) по экономической теории улавливаются и отголоски предмета политической экономии. `Экономическая теория, - пишет А.М. Куликов в учебнике по экономической теории, - наука общественная, или социальная (от лат. socialis - общественный). [*]
Более определенно о предмете экономической теории в своем учебнике говорит Е.Ф. Борисов: `: предметом экономической теории, - пишет он, - являются экономические отношения между людьми`. [*]
Замена в нашей стране в период рыночных экономических реформ курса политической экономии на курсы экономической теории и экономики (а по существу на курс экономикса), безусловно, никакой научной основы под собой не имеет. Это чисто политическая акция, связанная с тем, что реставрируемый в нынешней России капиталистический строй не терпит ни социальной, а тем более классовой оценки и анализа своего экономического строя, который объективно несет в себе предмет политической экономии. В этом смысле отечественных реформаторов пугает даже сам термин `политическая экономия`, хотя в переводе с греческого он не несет в себе ярко выраженного ни политического, ни классового содержания. В строгом смысле слова само словосочетание политическая экономия произошло от греческих слов: politicos - государственный, общественный; oikos - дом, домашнее хозяйство; nomos - правило, закон, а вместе оно выглядит как наука о домашнем хозяйстве. Известно, что впервые сам термин `политическая экономия` ввел французский ученый Антаун де Монкретьен, издав в 1615 г. свой научный труд под названием `Трактат политической экономии`. Причем под политической экономией Монкретьен понимал своеобразный свод правил о хозяйственной деятельности людей. Классическая политическая экономия в лице великих английских ученых - экономистов А. Смита, Д. Рикардо, У. Петти по существу придерживалась такой же трактовки политической экономии как науки. Таким образом, само понятие `политическая экономия` было введено в научный оборот задолго до экономического учения К. Маркса и его последователей. Изначально оно не несло какой - либо политической, а тем более классовой нагрузки, чего испугались нынешние отечественные реформаторы. Другое дело, что исторически предмет политической экономии уточнялся, исходя, прежде всего, из реальной экономической жизни, в центре которой всегда были и остаются производственные (экономические) отношения, т.е. те отношения, которые объективно складываются между людьми в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Такова объективная экономическая реальность, отменить которую не дано ни обществу, ни тем более отдельному индивиду, поскольку это основная форма жизнедеятельности и того, и другого. В этом смысле можно сказать, что предмет политической экономии обусловлен самой природой экономической жизни общества, независимо от того осознает это общество или нет, а тем более отдельные его индивиды. Если предмет экономикса связан с овеществлением экономической деятельности (поведения) человека, то предмет политической экономии связан с социализацией этой деятельности, поскольку любая деятельность человека (людей) осуществляется в рамках определенных социальных отношений. Экономические же (производственные) отношения - это разновидность социальных отношений, следовательно, в классовом обществе - и разновидность классовых отношений, в основе которых лежат, прежде всего, отношения собственности на материальные условия производства, т.е. на средства производства. Противоречивость предмета экономикс заключается еще и в том, что, как уже было сказано, многие ученые - экономисты относят экономикс к разряду общественных наук, а предметом любой общественной науки, как известно, является определенный срез (разновидность) общественных (социальных) отношений, а применительно к экономической сфере жизни общества - экономических (производственных) отношений. В этом смысле общеэкономическая теория полностью вписывается в предмет политической экономии, а экономикс, выступает как прикладное направление в рамках общеэкономической теории, а, следовательно, и политической экономии. Конечно, в современных условиях требует своего уточнения и сам предмет политической экономии, прежде всего с позиции структуры экономических (производственных) отношений. Известно, что классики марксизма-ленинизма предмет политической экономии рассматривали в узком и широком смысле, на что впервые указал Ф. Энгельс в своей знаменитой работе `Анти-Дюринг`. Поскольку в рамках любого исторического способа производства складывается своя система производственных отношений, постольку в каждом историческом способе производства объективно существует и свой предмет политической экономии, что вписывается в рамки политической экономии в широком смысле как науки, которая присуща любому обществу, независимо от его экономического строя. С другой стороны, как в самой системе экономических отношений, так и в системе экономических явлений и категорий, существуют так называемые общие и даже всеобщие экономические явления и категории, которые присущи всем без исключения историческим способам производства, что также характеризует предмет политической экономии в широком смысле. В связи с тем, что среди экономистов - теоретиков на этот счет нет единого мнения, хотелось бы на этом коротко остановиться и высказать свою точку зрения. Начнем с характеристики экономических отношений любого общества. В методологическом и теоретическом плане на этот вопрос в свое время ответил К. Маркс. `В производстве, - писал он, - люди вступают в отношение не только к природе. Они не могут производить, не соединяясь известным образом для совместной деятельности и для взаимного обмена своей деятельностью`. [*] Как видим, К. Маркс четко разграничивал отношения людей к природе, которые характеризуют собой производительные силы как таковые и являются техническими отношениями, а также производственные отношения как отношения совместной деятельности и обмена деятельностью людей - как разновидность социальных отношений.
Следуя марксистской традиции и методологии, Г. Плеханов в структуре производственных (экономических) отношений, на наш взгляд, вполне справедливо выделял два уровня указанных отношений: а) имущественные отношения - отношения собственности и б) отношения, которые складываются между непосредственными производителями. [*]
Необходимо отметить, что и отношения собственности, и непосредственные отношения производителей - это разновидность социальных, а не технических отношений, поскольку, по меткому выражению К. Маркса, указанные отношения являются `социальными, общественными отношениями, как и все отношения, в которых люди находятся друг с другом`. [*] Отношения собственности многие ученые - экономисты рассматривают как социально - экономические отношения, поскольку именно отношения собственности (прежде всего на средства производства) характеризуют социальную сущность (направленность) того или иного исторического способа производства, в основе которого лежит та или иная форма собственности на средства производства. Именно отношения собственности в их историческом измерении и выражении как раз и характеризуют собой предмет политической экономии в узком смысле, а более конкретно - в классовом смысле, поскольку в классовом обществе персонификация тех или иных отношений собственности (форм собственности) происходит на уровне того или иного исторического класса собственников средств производства (класса рабовладельцев, класса феодалов, класса капиталистов (буржуазии)). Вот почему в так называемых рыночных (капиталистических) странах игнорируют не только сам предмет политической экономии, но и вполне естественно его учебный курс, заменяя курсом экономикса, где социальная направленность общественного производства в полной мере замалчивается и игнорируется.
Сложнее дело обстоит с отношениями совместной деятельности и обмена деятельностью, которые нередко в экономической литературе называют организационно-экономическими отношениями. На наш взгляд, отношения совместной деятельности и обмена деятельностью - это не что иное, как отношения разделения и кооперации труда, поскольку в их основе лежат те или иные формы общественного разделения труда, а также кооперации труда. Отношения разделения и кооперации труда - это непосредственно-общественная форма развития и движения производительных сил. Само же развитие отношений разделения и кооперации труда, с одной стороны, связано с развитием научно-технического прогресса, который находит свое выражение в уровне научно-технической обеспеченности того или иного производства. С другой стороны - в уровне организации хозяйственных процессов, а более широко - в уровне управления общественным производством.
Как отношения собственности, так и отношения разделения и кооперации труда присущи любому историческому способу производства. Однако в отличие от отношений собственности, отношения разделения и кооперации труда не несут в себе социально-классовой нагрузки. Они лежат в основе не экономического механизма (как это имеет место в случае с отношениями собственности), а в основе хозяйственного механизма. Известно, что сама по себе форма собственности нейтральна к проблеме эффективности производства. В этом смысле не может быть хорошей или плохой формы собственности. Как показывает исторический опыт хозяйствования, при одной и той же форме собственности уровень эффективности производства в различных странах может существенно отличаться в ту или иную сторону. Из более чем двухсот нынешних рыночных стран, экономическую основу которых составляет частно-капиталистическая форма собственности на средства производства, только несколько десятков (около 40 стран) условно можно отнести к высокоразвитым рыночным странам. Значит сама по себе форма собственности (в том числе и частная) напрямую не оказывает влияния на уровень эффективности общественного производства. Об этом говорит и текущий этап реформирования российской экономики, где частный сектор экономики уже приближается к 90% . И, тем не менее, в Российской Федерации удельный вес убыточных приватизированных предприятий, по экспертным оценкам, колеблется в пределах от 50% до 60%. Это еще одно убедительное доказательство тому, что на уровень эффективности общественного производства оказывает влияние не форма собственности как таковая, а прежде всего формы хозяйствования, в основе которых лежат отношения разделения и кооперации труда. Можно сказать, что данный вид экономических отношений носит своего рода сквозной характер и составляет предмет политической экономии в широком смысле.
Таким образом, когда мы говорим о предмете политической экономии как общеэкономическом теоретическом курсе, то имеем ввиду, что в качестве указанного предмета выступали и выступают экономические отношения (структурно - отношения собственности и отношения разделения и кооперации труда). Поскольку экономические (производственные) отношения объективно складываются и функционируют в рамках любого исторического способа производства, постольку объективно существует и предмет социальной науки - политической экономии, развитие которого обществу необходимо исследовать и изучать. Всякие же разговоры об устарелости политической экономии являются выражением научного невежества и теоретической ограниченности. Что касается `Экономикс`, то в рамках соотношения предметов политической экономии и экономикса, последний выполняет роль функционального направления политической экономии как общеэкономической науки и соответствующего теоретического курса.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия