Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Бабаев Б. Д.
заведующий кафедрой политической экономии Ивановского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Берендеева А. Б.
доцент кафедры политической экономии Ивановского государственного университета,
кандидат экономических наук

Бабаев Д. Б.
доцент кафедры социально-экономических теорий Ивановского государственного химико-технологического университета,
кандидат экономических наук


Социальные свойства экономики: теоретико-методологические вопросы

Экономико-теоретическая, социологическая и иная литература, включая исследования постиндустриального характера, указывает на тенденцию, которую можно определить как усиление социальных свойств экономики. В данной статье ставится задача в `укрупненном` виде показать, что такое нарастание социальных свойств экономики, с какими процессами оно связано. Следующей задачей будет выявление тех факторов объективного и субъективного характера, которые выступают в качестве контртенденции возрастанию социальных свойств экономики.
Экономика может быть `повернута` к производству в смысле работы самой на себя (`самоедская экономика`). В таком качестве она работала в период индустриализации, когда, шел процесс преимущественного роста производства средств производства [*].
Это был период формирования материально-технической базы общества, основанной на машинном производстве.
Теоретически возможна ситуация, когда экономика `повернута` к человеку, т. е. человек с его потребностями оказывается подлинной целевой функцией самой экономики. В настоящее время ООН вырабатываются рекомендации по достижению устойчивого развития на национальном и международном уровнях [*]. Идейная основа данных решений - концепция человеческого развития. В соответствии с данной концепцией развитие человека рассматривается как цель и критерий общественного прогресса.
Экономика может быть `повернута` и в сторону государства. История человечества знает факты, когда государство с его аппаратом насилия и принуждения поглощало значительную часть национального дохода, при этом уровень жизни населения был невысоким, сама же система трактовалась как авторитарная. Интересы государства оказывались доминирующими. В современных условиях во многих странах также наблюдаются очень значительные затраты на содержание государственного аппарата, в том числе и в России, где из года в год возрастает численность чиновников.
Экономика может быть `повернута` в сторону военно-промышленного комплекса. Обычно это связано с резким усилением роли государства в социально-экономическом развитии страны. В этом случае говорят о милитаризованной экономике. Речь идет о большой армии, насыщенности армии военной техникой, крупных военно-стратегических запасах государства, высокой доле расходов на военные нужды в национальном доходе. Подобное положение наблюдалось в ряде стран мира в период `холодной войны`. И сейчас сохраняются отдельные страны, где экономика в существенной степени милитаризована. В настоящее время в России разрабатывается общая концепция оборонно-промышленного комплекса как сектора народного хозяйства, призванного одновременно и обеспечивать обороноспособность страны, и поднимать технологический уровень ее экономического развития, и приносить государству экспортные доходы. Оптимальность границ ОПК определяется, с одной стороны, угрозами национальной безопасности, а, с другой, - особенностями экономической ситуации в стране [*].
В экономике значительное место может занимать производство таких товаров и услуг, которые, с одной стороны, разрушающе действуют на организм человека (наркотики, алкоголь), а с другой - подрывают моральные устои общества, оно начинает деградировать (развитая проституция как промысел, коррупционность чиновников, преступность и т.п.).
Не требует особого доказательства, что любая современная экономика содержит в себе все те моменты, о которых говорилось выше. Сохраняются секторы, где реально производство идет ради производства, в подавляющем большинстве стран высоки расходы на содержание государства, а также военные расходы [*]. США, как и другие страны, отличаются очень высоким уровнем преступности, причем преступный мир теснейшим образом связан с бизнесом, а также в определенной степени и с госаппаратом.
Однако, наряду с отмеченными характеристиками общественного производства, в современных условиях объективно нарастают социальные свойства экономики и процессы, которые, с одной стороны, способствуют развитию этих качеств, с другой - тормозят их развитие. В этой связи можно выделить восемь наиболее важных аспектов `социализации` экономики и более обстоятельно и последовательно их рассмотреть.
Первое - это сдвиги в соотношении материального и нематериального производства в сторону последнего. Сфера нематериальных услуг направлена непосредственно на самого человека (здравоохранение, образование, культура и др.). Еще в 1960-е годы (в какой-то мере этот процесс начался уже в 1950-е годы) в развитых странах мира произошел `взрыв` в сфере услуг, прежде всего нематериальных, в основе которого лежали рост доходов населения и успехи в развитии материального производства, позволившие высвободить рабочую силу и другие ресурсы для активного роста сферы услуг для населения [*]. Активно развиваются услуги транспорта, связи, оптовой и розничной торговли, кредитно-финансовых учреждений, строительного бизнеса, бытовые, деловые, социально-культурные и проч. Сокращаются сроки между созданием новых продуктов, их освоением и производством (изменение жизненного цикла продукции), растет индивидуализация производства и потребления, развивается маркетинг товаров и услуг.
Следовательно, если имеет место повышение роли и значимости нематериального производства, нацеленного по преимуществу на непроизводственные нужды, то реально происходит процесс нарастания социальных свойств экономики.
Второе - это соотношение в реальной жизни `экономического` и `социального` начал. `Экономическое` во все возрастающей степени принимает на себя социальные функции, это подлежит исследованию и обобщению [*]. Укажем на ряд характерных моментов, типичных, прежде всего для развитых стран:
- гуманизация труда на производстве, которая выражается в переходе к новым моделям развития производства и использования человеческих ресурсов - это разработка и реализация программ создания безопасных и здоровых условий труда, планирование карьеры и профессионального роста, применение нетрадиционных форм организации рабочего места и рабочего времени, вовлечение работников в процесс управления производством, разнообразие форм стимулирования и мотивации труда, развитие гибких и мобильных форм организации труда и занятости, расширение автономии и усиление роли производственных микроколлективов, увеличение затрат на развитие человеческого потенциала и социальной инфраструктуры;
- тенденция к усилению эргономичности техники и совершенствование условий труда, которые становятся все более `человеческими`, при этом реализуется требование охраны труда и техники безопасности;
- формирование на предприятиях нормальной трудовой среды. Можно обратить внимание на то, что многие социологи условия труда трактуют в широком смысле слова как трудовую среду; если она улучшается, то человек чувствует себя более комфортно;
- само общественное производство постоянно увеличивает производство нужных для населения товаров, при этом идут заметные процессы обновления номенклатуры производимых товаров и услуг. Производство новых товаров превращается по существу в мощную тягловую силу современного производства. Во-первых, эти товары пользуются повышенным спросом, поскольку в обществе велика доля `потребителей-инноваторов`, действия которых порождают демонстрационный эффект, спрос на новые товары быстро переходит на другие слои населения [*]. Во-вторых, новые товары производить экономически выгодно, они характеризуются в условиях их массового выпуска высокой рентабельностью (например, изделия электроники, лекарственные препараты);
- выполнение производством социальной функции обеспечения занятости. В свое время были прогнозы, что компьютеризация производства приведет к сильнейшему росту безработицы. Прогнозы не оправдались, напротив, компьютеризация рабочих мест привела к появлению миллионов и миллионов новых трудовых вакансий;
- экологизация производства. Этот процесс идет крайне трудно и противоречиво, однако давление общественного мнения, ужесточение экологического законодательства, а также действие конкуренции приводят к тому, что эта тенденция, хотя и противоречиво, но действует (успехи японцев, американцев). Усиление действия экологических ограничений развития экономики проявляется в переходе на ресурсосберегающие технологии, вторичное использование ресурсов, безотходное производство, формирование государственной системы и программ охраны окружающей среды;
- тенденции, связанные с изменением содержания труда. Происходит сокращение занятости ручным, физически тяжелым трудом, широкое развитие получают механизация и автоматизация, роботизация и компьютеризация производственных процессов и труда; нарастает интеллектуальная деятельность.
Таким образом, реальные процессы позволяют говорить, что изначально существующее противоречие между `экономическим` и `социальным` постепенно сглаживается в силу того, что производство во все увеличивающейся мере и в различных формах принимает на себя социальные функции. По некоторым прогнозам, в развитых странах в материальном производстве к середине ХХI в. будет занято примерно 10 % работающих, следовательно, на сферу услуг придется примерно 9/10 всех занятых.
Третья проблема - это вопрос о соотношении фонда накопления и фонда потребления, что связано с использованием национального дохода. В литературе всегда ставился вопрос об оптимизации этих двух начал, при этом оптимизация должна обеспечить решение двух задач: дать соответствующий импульс производству и добиться общественно нормальных темпов развития самого производства; с другой стороны, обеспечить рост фонда потребления общества.
В качестве политики, ориентированной на рост потребления, можно назвать венгерскую экономическую политику с начала 1960-х гг. до середины 90-х, когда в качестве главной цели рассматривалась максимизация текущего потребления, а потребление семей росло год за годом со среднегодовым темпом 5,3% [*]. Подобная политика позволяет, с одной стороны, избежать вспышек недовольства и конфликтов. Но, с другой, уже в конце 70-х гг. рост доли потребления сопровождался снижением доли инвестиций, а рост производства неуклонно замедлялся; с 1991 г. началось серьезное падение ВВП, что поставило под угрозу сохранение уровня потребления в качестве приоритета экономической политики. Минимизация спада потребления была достигнута ценой роста внешнего долга.
В качестве другой крайности можно привести классический приоритет экономической политики И. Сталина - упор на капиталовложения, обеспечивающие форсированный экономический рост, а с ним - усиление индустриальной и военной мощи.
В связи с поставленной президентом России задачей удвоения темпов экономического роста (экономический аспект соотношения фонда накопления и фонда потребления) доля фонда накопления в ВВП должна быть существенной. Например, по подсчетам Г.И.Ханина, для обеспечения 6% роста экономики в год требуется повышение доли фонда накопления в ВВП почти до 50% [*]. По мнению Л.Григорьева (с учетом обслуживания внешнего долга, бегства капиталов) норма накопления в ВВП должна быть 30-35% [*]. Специалисты отмечают, что население той или иной страны обычно привыкает к какому-то темпу роста благосостояния, ведет себя `социально спокойно`, если этот темп обеспечивается и охватывает основную часть общества. Однако если это требование не выполняется, то общество становится `социально неспокойным`; оно также взбудораживается и в случае, если слишком сильно неравенство в распределении доходов. Применяется и другой показатель - доля накопления в национальном доходе. В 1991-1992 гг. данный показатель колебался от 4% (США), 4,7% (Сингапур) до 24% (Тайвань), 30% (Гонконг), 35% (Малайзия, Таиланд, Южная Корея) [*].
Социальные свойства экономики будут нарастать в том случае, если объективно формируется оптимум в соотношении накопления и потребления, когда, во-первых; фонд накопления наряду с производственными задачами начинает выполнять и задачи социального характера (обеспечение занятости, решение проблемы технической вооруженности труда, формирование благоприятных условий труда, внедрение эргономичной техники). В развитых странах, в особенности в послевоенный период, наблюдается тенденция падения доли фонда накопления в национальном доходе, а также в валовом внутреннем продукте. Соответственно возрастает доля фонда потребления. и все заметнее становятся социальные функции накопления: развитие социального страхования (медицинского, пенсионного, по безработице, от несчастных случаев на производстве), рост социальных и экологических инвестиций (в том числе в рамках национальных проектов).
Четвертое - это занятость. Потребность в труде является наиболее значимой потребностью человеческой жизни. Само сохранение человеческого рода предполагает трудовую деятельность, вне которой человек начинает вырождаться. Сам труд доставляет средства к существованию, в таком качестве он всегда существовал и будет существовать в обозримом будущем. В философском плане труд следует рассматривать и в качестве смысла существования самих людей. Занятость, сопровождающаяся достаточными доходами людей и возможностями эти доходы превратить в товары и услуги, имеет глубокий социальный смысл, поскольку формирует общество в социальном отношении спокойное, самодостаточное и развивающееся. Труд по-прежнему остается ведущим фактором общественного производства и воспроизводства, при этом если капитал и земля - это пассивные элементы, то труд - это активный фактор [*].
Общественно-экономический и иной прогресс в развитии общества неразрывно связан с трудом и обеспечивается по преимуществу за счет труда. В то же время безработица - это не просто недоиспользованные человеческие ресурсы, непроизведенные товары и услуги. Безработный - это человек, лишившийся смысла жизни, склонный к непрогнозируемым и нередко антиобщественным поступкам. Повышенная безработица - это социальное неспокойствие. Можно выдвинуть суждение, что прогрессивность того или иного общественного экономического строя определяется в первую очередь тем, в состоянии или не в состоянии этот строй решить проблему занятости людей. В этом плане в странах с развитой рыночной экономикой имеет место крайне низкая рождаемость и в целом невысокий прирост численности населения (даже с учетом иммиграции), что может привести к относительному и даже абсолютному сокращению предложения рабочих рук. Но, с другой стороны, общество сталкивается или может столкнуться с явлениями сокращения трудоемкости общественного продукта, когда в результате научно-технического прогресса, структурных изменений в экономике из производства выталкивается больше людей, чем вовлекается в него. Другой момент, усложняющий тему занятости в развитых странах, связан с тем, что в эти страны в массовом порядке иммигрируют люди из развивающихся стран, что порождает разнообразные проблемы. Мы не будем ставить задачу прогнозирования занятости, но укажем на два момента. 1) Возможности занять людей в общественном производстве - это критерий прогрессивности самой общественной формы этого производства. 2) Статистические данные позволяют высказать суждение, что на данном этапе есть основания говорить о том, что рост производства сопровождается ростом занятости. В то же время проблематично, будет ли этот процесс таким же в будущем. Правда, у общества есть ресурс - сокращение продолжительности рабочего дня, рабочей недели, рабочего года. Отчасти этот ресурс уже включен в действие, поскольку мы сталкиваемся с фактами, что в тех или иных сферах продолжительность рабочего дня падает до 35 и даже менее часов в неделю.
Пятое - это вопрос о национальном богатстве и его структуре [*]. В структуре самого национального богатства есть, во-первых, природный компонент (вовлеченные в хозяйственный оборот природные ресурсы - это часть народного богатства, а невовлеченные природные ресурсы - это национальное богатство в потенции), во-вторых, производственные компоненты (производственные фонды как материально-техническая база производства), в-третьих, социально-инфраструктурный компонент (социальная сфера, оказывающая услуги непосредственно населению, сюда же следует отнести и государственное управление), в-четвертых, военно-стратегический потенциал страны (военные объекты, военное имущество и пр.), в-пятых, домашнее имущество населения (в международной практике к домашнему имуществу населения также относятся ценные бумаги, денежные средства ).
Как расшифровать понятие `нарастание социальных свойств национального богатства` (мы полагаем, что такой процесс имеет место; то, что он может иметь место, это бесспорно)? Такое явление может происходить, когда: абсолютно и относительно увеличивается домашнее имущество населения; возрастают масштабы, разнообразие, общественная значимость отраслей, образующих в совокупности социальную сферу. Эти процессы реально идут в большинстве стран мира, в данном случае в пояснениях также нет необходимости. Что касается военного слагаемого национального богатства, то оно выполняет не просто государственные задачи сохранения страны, но и социальные задачи безопасности населения. Всем ясна специфика военной сферы деятельности: это, по большому счету, отвлечение ресурсов от их использования в производстве и в социальной сфере. Однако военные расходы, равно как и военное имущество, следует рассматривать в качестве императива. С социальной стороны важно, чтобы масштабы `военного присутствия в экономике` были оптимизированы по критерию достаточности обороноспособности страны, чтобы не было избыточности элементов милитаризма в экономике. Что касается производственных фондов, то необходимо вменение им возможно в большей степени социальных функций.
Есть мнение, что России в течение ХХ века так и не удалось использовать национальное богатство во благо своего народа; а в условиях, когда теперь наше национальное богатство становится составной частью мирового национального богатства, возникает угроза его использования не на возрождение страны, а, как пишет В.Андрианов, `на материальную подпитку процессов однополюсной глобализации`. На начало XXI века коэффициент полезного использования национального богатства составлял примерно 2,5%, в то время как в большинстве стран Европы достигал 50%, а в США - около 30% [*].
Важнейшим фактором развития новой экономики является повышение значимости человеческого фактора: активное применение информационных технологий, повышение роли нематериального ресурса (интеллекта, информации, знаний), `утечка умов (мозгов)` и различные формы циркуляции человеческого ресурса, появление `охотников за головами`, изменение подходов к оценке национального богатства, развитие системы образования, повышения квалификации и переквалификации, развитие законодательства об интеллектуальной собственности и др.
Шестое - это вопрос о `будущем интересе общества`, подразумевая под этим два вопроса чрезвычайно высокой степени важности. Первый - это социальное обеспечение нынешнего поколения в будущем (пенсионное обеспечение и другие формы социальной защиты, выступающие либо как социальное страхование, либо как социальное обеспечение). Второй - это интересы будущих поколений, тех, кто сейчас является детьми, равно как и тех, которые еще не родились.
В развитых странах происходит процесс старения населения, в целом в структуре населения возрастает число тех лиц, которые находятся на иждивении общества (это лица младших возрастов, а также люди пенсионного возраста, неработающие пенсионеры). Например, доля россиян в возрасте от 60 лет и старше составляла в 1937 г. около 7 %, в начале 50-х годов ХХ в. - примерно 9 %, а в 2050 г., вероятно, превысит 35 % [*]. Работающее население вынуждено зарабатывать не только на свою жизнь, на развитие производства и социальной инфраструктуры, не только на содержание госаппарата и военного ведомства, но и на содержание пенсионеров. В то же время статистические данные не свидетельствуют о том, что происходят какие-либо революционные сдвиги в росте производительности труда и эффективности общественного производства [*]. Например, за 10 лет переходного периода (1991-2000 гг.) производительность труда в России в целом упала примерно на 30% [*]. А по расчетам В. Кудрова, производительность труда в промышленности России в 1992 г. составляла 17% американского уровня и 26% германского, а к 1998 г. она уже снизилась до 12% и 18% соответственно [*].
Другой аспект разговора о пенсионерах связан с тем, что трудоспособное поколение делает отчисления в страховые фонды, включая пенсионный; эти средства со стороны их стоимости следует не только сохранить, но и приумножить. Беда заключается в том, что есть инфляция, она изнутри присуща рыночной экономике; страховые и пенсионные фонды обесцениваются. При том уровне инфляции, которая имеется в России (к примеру, 10 %), деньги обесцениваются вдвое в течение примерно 9-ти лет. Сохранение стоимости страховых и пенсионных фондов, а также в целом сбережений населения и организаций - это их вложение в экономически выгодные проекты, которые не просто окупаются, но и дают достаточно высокую прибыль.
Колоссальной важности является и другая задача, связанная с интересами будущих поколений - снижение материальных и иных затрат на единицу производимого национального дохода и валового внутреннего продукта, что обеспечивает относительную и даже абсолютную экономию ресурсов. Следствием мирового энергетического кризиса 1970-х гг. стала разработка и реализация программ энергосбережения, потребовавшая усилий как со стороны НИОКР (разработка энергосберегающих технологий и машин), так и со стороны фондопроизводящих отраслей (выпуск соответствующей по своим технико-экономическим характеристикам техники). Финансирование было осуществлено с помощью собственных средств корпораций, кредитных ресурсов, фондового рынка, а также и бюджетных средств. Эту крупномасштабную мирового значения акцию по энергосбережению можно истолковать и как `заботу о будущих поколениях`, поскольку реально энергоемкость валового внутреннего продукта в развитых странах существенно снизилась. Однако эта забота проявилась не как результат гуманных действий властей и капитала, а как результат агрессивного действия мирового рынка энергоресурсов.
Например, за 1970-2000 гг. энергоемкость ВВП США снизилась с 0,713 до 0,417 т усл. топлива / 1000 долл., а нефтеемкость возросла с 0,314 до 0,171 т усл. топлива / 1000 долл. [*] В среднем в мире энергоемкость национального дохода уменьшилась за последнее двадцатилетие на 18%, а в развитых странах - на 21-27%. В России, напротив, энергоемкость ВВП в 1990-1998 гг. увеличилась на 22%. За 1998-2001 гг. в стране наметилась тенденция снижения энергоемкости с 0,123 до 0,1218 т усл. топлива на 1 тыс. руб. ВВП.
В России за 1990-2000 гг. из-за глубокого экономического кризиса, нарастающей технологической отсталости энергоемких отраслей промышленности и ЖКХ, а также недооценки стоимости энергоресурсов, прежде всего газа, произошел значительный рост энергоемкости. В 2000 г. энергоемкость единицы ВВП в России была выше почти в 4 раза, чем в развитых странах, и в 2 - чем в развивающихся. Расчеты показывают, что если не будут приняты особые государственные меры в сфере энергопотребления, то к 2020 г. она превысит аналогичный показатель промышленно развитых стран почти в 3,5 раза, а развивающихся - в 1,5 раза.
Важнейшим фактором, как эффективности производства, так и внимания к интересам будущих поколений является развитие науки и техники, обеспечение перехода от одной стадии научно-технического прогресса к другой. Эффекты НИОКР и НТП чрезвычайно многообразны. Это эффекты сегодняшнего дня, сберегающие ресурсы для последующих периодов, что крайне важно в условиях вовлечения в производственную и непроизводственную деятельность колоссальных ресурсов. В прошлом разрывы между крупными изобретениями и практическим их массовым использованием в производстве и обществе были очень значительными, измерялись десятилетиями (примеры с электричеством, телефоном и пр.), в настоящее время такие разрывы уменьшаются. Социальные свойства экономики реализуются достаточно серьезно и крупномасштабно, если каждое предыдущее поколение людей оставляет последующему поколению материальные и духовные производительные силы такого уровня, которые гораздо выше действовавших в предшествующие периоды. Например, многочисленные исследования показывают, что весьма существенное влияние на изменение макроэкономических показателей, ускорение роста производительности труда, стимулирование экономического роста оказывают информационные технологии [*].
Еще один важный аспект заботы о будущих поколениях заключается в том, что ныне создаваемые объекты и сооружения, включая производственные здания, объекты социальной сферы, жилье, необходимо создавать не только с запасом в смысле срока службы, но и с возможностями каких-либо перестроек (перепланировок) и разного рода изменений в соответствии с потребностями будущих поколений. Следует отметить, что само по себе производственное, социальное и жилищное строительство отвлекает колоссальные средства, поэтому нужно заботиться не только о долговечности строений, но и о возможности приспособления к потребностям будущих поколений.
Наконец, затронем вопрос о самой социальной сфере и ее нацеленности на будущее. Во-первых, нужно детям и юношеству давать широкие возможности в получении образования и квалификации с учетом того, что действует закон перемены труда, а, значит, необходима адаптация к меняющимся условиям через приобретение новой специальности, постоянное совершенствование в своей профессии. Во-вторых, необходимо развивать социальную сферу как полноценную, обеспечивающую решение тех проблем, которые ставит производство и общество, рассматриваемое как развивающееся. Если в обществе развитая и современная социальная инфраструктура, то уже ясно, что она нацелена не только на нынешнее поколение, но и на будущее [*].
Седьмое - это круг социальных вопросов, имеющих политико-экономический характер.
В настоящее время актуальность темы эксплуатации человека человеком ничуть не уменьшилась. В неоклассике, с ее теорией факторов производства, когда каждый фактор получает вознаграждение сообразно со своим вкладом, тема эксплуатации снимается. Правда, дальновидные и глубокие ученые (Дж. Робинсон, Р. Барр и др.) тему эксплуатации склонны ставить, но она рассматривается в другом аспекте, нежели у марксистов. В современной России имеет место серьезнейшая эксплуатация наемного труда, механизмы принуждения к труду, о чем говорят многие ученые [*]. Так, можно указать на исследования Д.С.Львова [*], который занимался подсчетами, сравнивающими величину зарплаты и величину доставляемого работником прибавочного продукта. Вряд ли можно считать общество и производство социально ориентированными, если существует высокий уровень эксплуатации наемного труда. Другой существенный момент, непосредственно связанный с эксплуатацией наемных работников, - это отчуждение труда в производстве и обществе. Это та категория, которой всегда занимались философы марксистского направления. Эта категория близка политэкономам, ее можно истолковывать в политико-экономическом духе. В этом случае мы говорим о формах отчуждения труда - отчуждения от средств производства, от труда, от продукта труда, от фонда оплаты труда и т.д. В настоящее время в России отчуждение труда - это наиболее значимая и обобщающая характеристика экономического положения работника на предприятии, что может рассматриваться как дегуманизация труда. В то же время, нарастание социальных свойств экономики неразрывно связано с процессами гуманизации труда.
Теперь о значимости проблемы социального неравенства в обществе, которое можно рассматривать по самым различным направлениям [*]. В качестве существенной обобщающей характеристики выступает неравенство в доходах. В России доходы верхних 10 % населения к доходам нижних 10 % относятся как 15 : 1 (это по официальным данным, независимые оценки дают более показательные соотношения: 30 : 1). Есть пороговое значение, которое обычно показывается как соотношение, равное 10 : 1. Россия, а также США, превысили это пороговое значение, что можно истолковать как тот факт, что в этих странах существует социальное напряжение в обществе. Само по себе неравенство в собственности, в доходах и по другим характеристикам, по-видимому, неизбежно, оно вместе с тем выступает как позитивный фактор социально-экономического развития. Однако чрезмерно сильное неравенство должно рассматриваться как тормозящий фактор. При этом дело не просто в социальной взбудораженности общества, но и в том, что низшие слои населения лишаются доступа к образованию, здравоохранению, дискриминируются в труде и т.д., в то время как высокие доходы развращающе действуют на верхние слои, в особенности на молодежь.
Для характеристики обеспечения уровня жизни специалисты международных организаций в конце ХХ в. разработали и одобрили следующие критерии уровня жизни (в долларах США 1993 г. по ППС):
- нищеты - до 1 долл./день или 0,4 тыс. долл./год;
- бедности - 2 долл./день, или около 1 тыс. долл./год;
- прожиточного уровня - 4 долл./день, или около 1,5 тыс. долл./год [*].
Такие критерии являются ориентирами для социальных гарантий развития людей.
Специалистами ПРООН разработана методология расчета ИРЧП и индекса нищеты населения (ИНН). Результаты расчетов ИНН выявили наличие населения на уровне нищеты во всех группах стран: например, в Норвегии, обладающей наивысшим рейтингом ИРЧП, выявлено около 6% населения на уровне нищеты, в 17 странах ОЭСР значения ИНН по странам колеблются от 7 до 16%, в том числе высокие показатели в США. А в большинстве развивающихся стран значения ИНН достаточно высокие (более 30% в Танзании, 40% в Уганде) [*].
Число социальных проблем, имеющих политико-экономическое содержание, можно умножить. Если эти проблемы стоят очень остро, то в целом такую экономику нельзя считать социально ориентированной, но если эти проблемы сглаживаются, тогда можно говорить, что по этим направлениям идет процесс нарастания социальных свойств экономики.
Восьмой аспект нарастания социальных свойств экономики связан с международными проблемами. По мнению ряда исследователей, мировой рынок следует рассматривать как `котел` новой стоимости. Особую позицию на мировом рынке занимают продукты сложного труда, которые по преимуществу создаются в высокотехнологичных отраслях. Среди продуктов сложного труда особо выделяются наукоемкие продукты, в том числе произведенных с электронной `начинкой` [*]. Производство электронных устройств и машин имеет тенденцию к определенной разбросанности, однако технико-технологические `ключи` к успеху все-таки сосредоточены в корпорациях, штаб-квартиры которых находятся в развитых странах. В силу указанных и иных обстоятельств на рынке доминирует сложный продукт и, прежде всего наукоемкие продукты, характеризующиеся высокой долей добавленной стоимости. Эта высокая норма добавленной стоимости позволяет развитым странам, их корпорациям эффективно развивать сферу НИОКР, периодически, в соответствии с достижениями НТП, перевооружать производство, выплачивать высокую заработную плату квалифицированным работникам, делать весомые отчисления в социальные фонды корпоративного и национального характера, обременять себя (речь идет о крупных предприятиях) социально-бытовыми объектами, нужными для удовлетворения запросов рабочего персонала, выплачивать высокие налоги государству и муниципалитетам. Страны, производство которых отличается высокой технологичностью, таким образом, активно поддерживают национальную экономику как социально ориентированную [*], причем по существу в данном случае они опираются на колоссальную технологическую ренту, т.е. с ее помощью забирают часть новой стоимости, созданной в развивающихся странах.
Другая сторона в основном представлена странами с переходной экономикой и развивающимися странами. Именно они выбрасывают на рынок продукты традиционного производства. Некоторые из этих продуктов оказываются `в цене`, страны могут реализовывать, например, природную ренту, как это делает Россия посредством вывоза за рубеж энергоресурсов. Ряд стран за счет природной ренты достигли высокой степени благополучия (некоторые из малых арабских нефтяных стран). Однако основная масса традиционных продуктов не содержит в себе технологической ренты. Эти продукты реализуются по ценам, обеспечивающим определенный уровень рентабельности, однако в этих случаях специалисты не фиксируют массовые случаи каких-либо устойчивых тенденций получения повышенной прибыли. Обмен традиционных продуктов на высокотехнологичные продукты по стоимостной основе складывается не в пользу производителей традиционных продуктов. Участие в международном разделении труда этим странам не дает столь ощутимого эффекта, как развитым странам, в силу чего вклад мирового разделения труда и мирового рынка в социальную ориентацию экономики во многих случаях не оказывается в достаточной степени крупномасштабным.
Таким образом, в качестве объективных факторов развития социальных свойств экономики (ССЭ) можно выделить: нарастание социальности материального производства и социальных функций фонда накопления; развитие сферы услуг; гуманизацию труда; замещение ручного труда овеществленным; повышение значимости человеческого фактора; развитие механизмов занятости и сокращение безработицы; усиление действия экологических ограничений развития экономики и учет интересов будущих поколений и др. При этом существуют механизмы, способствующие росту социальности экономики, а с другой, - препятствующие этому объективному процессу.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия