Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В ЕврАзЭС И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
Тумарова Т. Г.
заместитель заведующего кафедрой теории финансов
факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук

Корнилович С. Г.
советник Организационно-аналитического управления
Секретариата Бюро Межпарламентской Ассамблеи ЕврАзЭС


Условия формирования оптимальной валютной зоны в рамках евразийского экономического сообщества

В результате развития процессов глобализации валютная сфера становится одной из главных сфер мировой экономики. Ее роль при этом уже не ограничивается обеспечением внешнеэкономических сделок.
В 1961 году Роберт Манделл в работе `A Theory of Optimum Currency Areas` (Теория оптимальных валютных зон), писал, что вряд ли возможен `отказ от национальных валют в пользу какой-либо иной договоренности в валютной сфере` [*].
Однако мировой опыт последних лет показал, что такие договоренности становятся реальностью. Свидетельство тому - прежде всего создание Европейского валютного союза. Кроме того, ряд стран серьезно рассматривают возможность использования режима `валютного комитета` (currency board) [*].
Анализ деятельности Европейского валютного союза, осуществленный специалистами Комиссии ЕС, к тому же показал, что использование единой валюты сокращает транзакционные издержки на 0,5 - 1,0 % ВВП в год. Сокращение же транзакционных издержек и усиление связей между странами уменьшает и процентные ставки в связи со снижением их рисковых компонент. В долгосрочной перспективе это может составить 5 - 10 % ВВП [*]. Взаимная торговля в рамках союза может вырасти в 1,5 раза [*].
Такая практика становится актуальной и в рамках договоренностей между странами Евразийского экономического сообщества, предусматривающих формирование общего финансового рынка и развитие валютной интеграции (пункт 8 Приоритетных направлений развития ЕврАзЭС на 2003 - 2006 и последующие годы).
Пока, в частности, зафиксировано в аналитическом докладе Международного банковского совета [*], а также отмечается рядом авторов, например Захаров А.В. [*] , что доля национальных валют в обслуживании взаимного товарооборота в ЕврАзЭС в последние годы не превышает 10-15%. Это обусловлено и товарной структурой взаимной торговли, и расхождениями в ее законодательном регулировании. Препятствия в правовой сфере относятся и к организации торговли валютами стран ЕврАзЭС на национальных рынках, к допуску на национальные рынки банков других государств Сообщества, к режиму открытия банками-нерезидентами счетов в уполномоченных банках.
22 июня 2005 года Межгосударственный Совет ЕврАзЭС (на уровне глав государств) принял Концепцию сотрудничества государств - членов ЕврАзЭС в валютной сфере (решение N220 от 22.06.2005), которая открывает новые возможности для развития интеграции наших стран в валютной сфере.
Основания для реализации таких возможностей создают:
- двусторонние соглашения о взаимной конвертируемости и стабилизации курсов национальных валют, а также соглашения об устранении двойного налогообложения, заключенные между странами ЕврАзЭС;
- формирование национальных валютных рынков, на которых курсы национальных валют определяются на основе спроса и предложения;
- мероприятия по обеспечению допуска банков-нерезидентов государств Сообщества на национальные рынки.
На уровне глав Правительств государств - членов ЕврАзЭС одобрено соглашение о сотрудничестве в области организации интегрированного валютного рынка, которым предусматривается обеспечение банкам-резидентам стран ЕврАзЭС права проведения межбанковских конверсионных операций на условиях не менее благоприятных, чем для банков-резидентов.
21 сентября 2004 года на конгрессе `ЕврАзЭС - деловой мир` Председатель Правительства Российской Федерации Михаил Фрадков выступил с заявлением о необходимости ускорения создания общей платежной системы ЕврАзЭС с использованием в качестве расчетного средства российского рубля [*].
Но для реального объединения национальных валютных систем необходимы, по крайней мере, два условия.
Во-первых, необходимо обеспечить взаимодействие платежных систем, биржевых площадок и либерализовать и унифицировать законодательство, регулирующее движение валют между странами Сообщества. В настоящее время государствами подписаны соответствующие соглашения и ведется работа по унификации и гармонизации законодательства о валютном регулировании, банковской деятельности и рынке ценных бумаг.
Во-вторых, необходим анализ экономических предпосылок и последствий валютной интеграции стран, а также возможных форм унификации валютных систем. С одной стороны, введение единой валюты позитивно влияет на торговлю между странами, стимулирует взаимные инвестиции, уравнивает условия конкуренции и уменьшает валютные риски. С другой стороны в настоящее время в расчетах между странами ЕврАзЭС существует некоторая практика, когда часть расчетов осуществляется или в долларах или в российских рублях. Введение единой валюты потребует ее пересмотра и может привести к потерям в сеньораже у стран отказавшихся от своих валют. Основная нагрузка по стабилизации их экономики придется, вместе с тем, на золотовалютные резервы России.
Российская сторона поэтому предлагает реализовать в рамках ЕврАзЭС режим `валютного комитета` по отношению к рублю, что позволит минимизировать курсовые риски при торговле внутри союза и установить единые условия для обеспечения валютной конкурентоспособности всех стран Сообщества. Россия к тому же могла бы взять на себя обязательства по гарантированию рефинансирования Национальных банков других стран как в рублях, так и в иностранной валюте (в рамках определенных лимитов) [*].
С целью повышения роли российского рубля в интеграционных процессах в ЕврАзЭС 27 июня 2006 года Президент РФ подписал закон о поправках к Закону РФ `О валютном регулировании и валютном контроле`. На его основе с 1 июля 2006 года устраняется возможность требований о резервировании денежных средств на счетах Центрального банка РФ при проведении внешнеторговых операций и операций с внешними и внутренними ценными бумагами, а Правительство РФ утрачивает право устанавливать ограничения на ряд операций между резидентами и нерезидентами.
Население получает возможность открывать счета и размещать вклады в банках за рубежом. Сводятся к минимуму ограничения на совершение операций по валютным счетам, открытым физическими лицами в России и за границей. Открытие счетов теперь не требует разрешения или регистрации. (Правда для борьбы с отмыванием денег сохранены ограничения по объемам осуществляемых операций.) Снимаются ограничения на приобретение российскими гражданами долей и вкладов в капиталы иностранных компаний, паев в их имуществе, акций иностранных акционерных обществ.
Вместе с тем принятие соответствующих законодательных актов не может сразу же обеспечить конвертируемости рубля. Для этого необходимы: дальнейшее развитие рыночных отношений, снятие ограничений на конвертацию валюты, поддержание стабильного курса национальной валюты, обеспечение сбалансированности товарного рынка, невысоких темпов инфляции, повышение конкурентоспособности национальной продукции и стабильности банковской системы.
Рубль станет свободно-конвертируемым тогда, когда Россия сможет не только производить конкурентоспособные товары, но и обеспечивать стабильность своей финансовой системы на протяжении ни одного десятка лет.
Пока же по данным Минэкономразвития РФ, доля России в мировом ВВП в 2004 году - только 2,6%, в мировой торговле - 1,8%. Соответственно, если (по данным Банка международных расчетов) доля американского доллара в международном обмене в 2004 году составляла 88,7%, евро - 37,2%, иены - 20,3%, фунта - 16,9%, то доля рубля всего 0,7% [*].
Конечно, в странах СНГ и ЕврАзЭС российский рубль занимает более уверенные позиции: 10 - 15 % торговых операций между этими странами осуществляются в российской валюте [*]. С введением же свободной конвертируемости рубля, ее доля в общем объеме операций в рамках ЕврАзЭС может увеличиться до 25-30%. Можно ожидать увеличения доли российской валюты и в денежной массе стран ЕврАзЭС, прежде всего, в Республике Беларусь и Республике Казахстан.
В связи с этим все более актуальным становится вопрос об условиях, при которых интеграционные процессы окажутся взаимовыгодными для всех участников Сообщества. Следует учитывать, что замещение валют при формировании монетарного союза может создать серьезные препятствия для инфляционного финансирования бюджетного дефицита этих стран. Например, при вступлении в ЕС ряда стран Центральной и Восточной Европы возможные для них потери сеньоража варьируются от 4,7% ВВП в Словении до 23,2% ВВП в Чехии - прежде всего в случае официального введения на их территории евро [*].
Все страны ЕврАзЭС присоединились к статье 8-ой Устава МВФ, обязывающей не применять дискриминационные валютные правила. Курсы национальных валют формируются на организованном рынке на основе спроса и предложения, отменена множественность обменных курсов национальных валют, действует единый курс национальных валют по всем операциям платежного баланса. Но для формирования оптимального валютного пространства (при высоком уровне долларизации экономики в рамках ЕврАзЭС) необходим анализ альтернативных выгод и издержек валютной интеграции.
С нашей точки зрения, для этого следует ориентироваться на подход, использованный в работе `Проблемы создания единой валютной зоны в странах СНГ` (Дробышевский С.М., Полевой Д.И., 2004) [*]. При высоком уровне долларизации экономики для анализа особенно важны данные о вариации курса национальных валют относительно доллара США и рубля РФ, о вариации темпов инфляции стран ЕврАзЭС и США, России и стран зоны `Евро`, а также корреляция темпов роста реального ВВП стран ЕврАзЭС и США, России и стран зоны `Евро`.
Для определения динамики коэффициентов вариации курсов национальных валют в ЕврАзЭС нами использовались данные о курсах национальных валют к доллару и рублю РФ по месяцам за период 1995 - 2005 годов.
Расчеты представлены в следующих графиках и таблицах 1 и 2.
Источник: рассчитано автором по данным Центральных (Национальных) Банков стран ЕврАзЭС, International Financial Statistics за соответствующие годы
Источник: рассчитано автором по данным Центральных (Национальных) Банков стран ЕврАзЭС, International Financial Statistics за соответствующие годы
Таблица 1. Коэффициенты вариации курса национальных валют стран ЕврАзЭС к доллару США за период 1995 - 2005 гг.
Таблица 2. Коэффициенты вариации курса национальных валют стран ЕврАзЭС к российскому рублю за период 1995 - 2005 гг.
Источник: рассчитано автором по данным Центральных (Национальных) Банков стран ЕврАзЭС, International Financial Statistics за соответствующие годы
Анализ этих данных позволяет выделить две группы стран, отличающиеся уровнем вариации курса национальной валюты. Так относительно высоким уровнем волатильности за анализируемый период как к рублю, так и к доллару характеризуются белорусский рубль и кыргызский сом. Казахский тенге и таджикский сомони вариируют в меньшей степени. В то же время в разные годы вариация курса валют каждой из стран к доллару и превышала, и была ниже вариации к рублю, хотя в целом имеет место тенденция к более низкому уровню вариации курса к рублю, чем к доллару. Это особенно четко прослеживается в период 2000 - 2005 гг.
Таким образом, формирование валютного пространства в рублевой зоне при прочих равных условиях связано с равными или даже меньшими издержками, чем при использовании доллара США.
При изменении темпов инфляции происходит изменение ожиданий экономических агентов относительно распределения активов, номинированных в национальной и в иностранной валюте.
Существование схожих темпов инфляции в группе стран является важным условием формирования валютной зоны. Особое значение этот вопрос приобретает в условиях формирования валютного союза, поскольку государства лишаются возможности использовать валютный курс для автоматического уравновешивания взаимных макроэкономических колебаний.
Использование темпов инфляции как условия оптимальности формирования валютной зоны, вместе с тем не является бесспорным, так как динамика этого показателя во многом определяется структурой экономики каждой страны. Тем не менее темпы инфляции влияют на покупательную способность национальных валют, что может стать препятствием при введении взаимной фиксации валютных курсов и в целом сказаться на эффективности валютной интеграции.
С целью анализа темпов инфляции нами рассчитаны разница стандартных отклонений и коэффициенты корреляции темпов инфляции стран ЕврАзЭС с зоной `евро`, США и Россией за период с 1993 по 2005 гг.
Результаты расчетов стандартных отклонений представлены в таблице 3.
Таблица 3. Разница стандартных отклонений темпов инфляции стран ЕврАзЭС с зоной `евро`, США и Россией
Источник: рассчитано по данным International Financial Statistics
Наименьшая разница стандартных отклонений темпов инфляции приходится на показатели `ЕврАзЭС - Россия`.
При этом темпы инфляции в России в значительной степени коррелированны с темпами инфляции в странах Сообщества. Среднее значение коэффициента корреляции по указанным странам составляет 0,85. При этом высокий уровень корреляции отмечается по парам `Россия - Киргизия` и `Россия - Таджикистан`. Тем не менее, следует отметить, что корреляция темпов инфляции в странах ЕврАзЭС со странами зоны `евро` находится на среднем уровне (так, среднее значение коэффициента составляет 0,51), а корреляция с темпами инфляции в Соединенных Штатах практически отсутствует.
Полученные результаты позволяют говорить, что формирование валютного союза предпочтительно на основе привязки курсов валют стран ЕврАзЭС к рублю, а не к доллару или евро.
Еще одно важное условие формирования валютной зоны - коррелированность темпов роста реального ВВП соответствующих стран. С этой целью проведены расчеты разности стандартных отклонений темпов роста реального ВВП, а также коэффициентов корреляции темпов роста реального ВВП в странах ЕврАзЭС, в зоне `евро` и США.
Сопоставление этих показателей позволяет определить взаимозависимость реальных шоков, оказывающих влияние на экономику стран Сообщества, и необходимость стабилизации экономики стран с помощью валютного курса.
Динамика темпов роста реального ВВП по странам за период 1990 - 2005 гг. представлена в таблице 4.
Таблица 4. Темпы роста реального ВВП стран ЕврАзЭС,зоны `евро`, США
Источник: Обзор экономического положения Европы // Издание Европейской Экономической комиссии Организации Объединенных Наций, 2003/N1, 2005/N1
Результаты проведенных расчетов о динамике темпов роста реального ВВП представлены в таблицах 5 и 6.
Таблица 5. Разница стандартных отклонений темпов роста реального ВВП стран ЕврАзЭС с зоной `евро`, США и Россией
Источник: рассчитано автором по данным ЕЭК ООН // www.unece.org
Таблица 6. Коэффициенты корреляции темпов роста реального ВВП стран ЕврАзЭС с зоной `евро`, США и Россией
Источник: рассчитано автором по данным ЕЭК ООН // www.unece.org
Как видно из приведенных расчетов разница стандартных отклонений темпов роста реального ВВП стран ЕврАзЭС и России является наименьшей при высоком уровне корреляции анализируемых показателей. Среднее значение коэффициентов корреляции темпов роста реального ВВП стран ЕврАзЭС с зоной `евро` составляет 0,19, с США - 0,23, а с Россией - 0,85. Таким образом, корреляция реальных шоков в рамках стран ЕврАзЭС выше чем по отношению к зоне `евро` и США, что может свидетельствовать о более низких издержках в экономике в условиях отказа от использования плавающего обменного курса.
Еще одним важным преимуществом формирования единого валютного пространства в рамках ЕврАзЭС является снижение издержек конвертации и форвардных покрытий. Согласно оценкам Европейской комиссии, выигрыш, обусловленный устранением необходимости осуществления валютных операций, составляет около 0,25-0,5% совокупного ВВП стран, которые должны войти в союз. Больший выигрыш (около 2% совокупного ВВП) связан с устранением валютных рисков [*].
При формировании единого валютного пространства государства получают возможность:
- сокращать курсовые риски;
- снижать трансакционные издержки при осуществлении взаимной торговли;
- углублять экономическую интеграцию за счет стабилизации условий взаимных прямых инвестиций и снижения торговых барьеров;
- снижать уровень долларизации в экономике при осуществлении взаимных расчетов, формировании портфеля активов и т.п.
Однако эти возможности не исключают издержек по формированию единого валютного пространства, которое не позволяет полностью устранить страновой риск; издержек, связанных с инерционностью динамики высокого уровня долларизации в структуре активов экономических агентов; издержек, обусловленных сложностью проведения независимой денежно-кредитной политики в условиях ограниченной возможности использования валютного курса для стабилизации экономических колебаний.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия