Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ В ЕврАзЭС И ПРОБЛЕМЫ ЕЕ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ
Афонина В. Ю.
старший преподаватель кафедры мировой экономики
Российского государственного торгово-экономического университета (г. Москва)


Единое экономическое пространство России, Украины, Белоруссии и Казахстана: виртуальная модель и вероятная перспектива

В условиях глобализации мировой экономики особую актуальность и значимость приобретают вопросы углубления интеграционных процессов как в мире в целом, так и на постсоветском пространстве. В этой связи формирование единого экономического пространства с участием России, Украины, Белоруссии и Казахстана представляет теоретический и практический интерес, как для специалистов, так и для широкого круга читателей - потенциальных жителей формирующейся интеграционной группировки.
С точки зрения наличия реальных предпосылок интеграции четыре вышеназванные постсоветские страны, на которые приходится около 95% общего экономического потенциала СНГ (при этом доля России составляет 82% совокупного ВВП, 78% промышленной продукции, 79% инвестиций в основной капитал) [*], среди всех участников Содружества наиболее отвечают критериям интеграционной зрелости, сформулированным Ю.В. Шишковым. В этом смысле они располагают наибольшими объективными возможностями для построения экономического союза в той или иной форме. Обратим внимание, что все они обладают развитым машиностроением, которое может более успешно развиваться на основе углубления внутриотраслевого разделения труда в рамках `четверки`. К этому следует добавить, что прежние кооперационные связи между предприятиями именно стран `четверки`, функционировавшие в едином народнохозяйственном комплексе Советского Союза, утрачены далеко не полностью - они поддерживаются в модифицированном виде на новой, рыночной основе. К прежним связям такого рода добавились те, которые возникли уже после распада СССР.
Как ни странно на первый взгляд, инициатива в выдвижении идеи Единого экономического пространства `четверки` исходила с украинской стороны, которая в вопросах постсоветской интеграции всегда занимала довольно сдержанную, а нередко и явно деструктивную позицию.
Инициатива Украины закономерно вызвала позитивную реакцию лидеров стран, к которым она была обращена. В Заявлении президентов Белоруссии, Казахстана, Российской Федерации, Украины от 23 февраля 2003 г. была выражена готовность сторон начать переговоры по мерам, необходимым для формирования Единого экономического пространства (ЕЭП). Для этого стороны учредили Группу высокого уровня (ГВУ) во главе с вице-премьерами правительств и утвердили ее мандат.
В своей деятельности ГВУ опирается на семь рабочих групп, которые были созданы из представителей органов государственного управления государств-участников для подготовки проектов международных договоров и иных документов ЕЭП и для проведения переговоров. В целях технического обеспечения разработки проектов документов была образована экспертно-организационная группа ЕЭП при Интеграционном комитете ЕврАзЭС.
В достаточно короткие сроки сторонам удалось подготовить многостороннее Соглашение о формировании Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Украина, Концепцию формирования Единого экономического пространства Республики Беларусь, Республики Казахстан, Российской Федерации и Республики Украина, которые были подписаны главами государств 19 сентября 2003 г. в г. Ялте. К Соглашению о формировании Единого экономического пространства была сделана оговорка со стороны Украины, согласно которой республика будет принимать участие в его функционировании в пределах, соответствующих ее конституции. В апреле-мае 2004 г. указанные документы почти синхронно были ратифицированы парламентами стран-участниц создаваемого ЕЭП.
Соглашение о ЕЭП и заложенная в нем концепция уже подвергались обстоятельному научному анализу в российской экономической литературе [*], поэтому ограничимся изложением их сути - в той мере, в какой это необходимо для решения задач настоящего исследования.
В указанном соглашении, разработанном с учетом мирового опыта интеграции, особенно в Евросоюзе, отмечается, что `под Единым экономическим пространством стороны понимают экономическое пространство, объединяющее таможенные территории сторон, на котором функционируют механизмы регулирования экономик, основанные на единых принципах, обеспечивающих свободное движение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, и проводится единая внешнеторговая и согласованная в той мере и том объеме, в каких это необходимо для облегчения равноправной конкуренции и поддержания макроэкономической стабильности, налоговая, денежно-кредитная и валютно-финансовая политика`. Из этой формулировки следовало, что ЕЭП-4 (т.е. `четверки`) было задумано как общий рынок результатов и факторов производства, дополняемый рядом элементов экономического союза.
Это выражается в основополагающих принципах Соглашения о формировании ЕЭП, к которым можно отнести следующие: политический союз не предусматривается; правовая база на основе норм и правил ВТО; использование интеграционного опыта ЕС; поэтапная интеграция; разноскоростной и разноуровневый подходы; возможность присоединения к соглашению для других стран. Такое соглашение предусматривает гармонизацию макроэкономической политики в следующих областях: налогообложение и фискальная политика; обменные курсы; процентные ставки; единые правила валютного регулирования.
Создание единого рынка предполагает полностью свободное движение товаров, капитала, рабочей силы и услуг, которое обеспечивается за счет создания благоприятных равных условий для инвестиций, проведения единой конкурентной политики, установления общих правил в области регулирования деятельности естественных монополий, унификации практики предоставления субсидий, отказа от антидемпинговых и иных защитных мер, гармонизации технических и регулирующих стандартов и регламентов и иных нетарифных барьеров, упрощения трудовой миграции.
В соглашении зафиксировано, что формирование ЕЭП требует создания координирующих органов (Секретариат глав государств, Комиссия по торговле и тарифам), принципиальные решения в которых будут приниматься с учетом экономического веса государств, а не по принципу `одна страна - один голос`. Логическим развитием этого положения стало бы придание этим органам в той или иной мере наднациональных полномочий по вопросам их компетенции.
В мае 2004 г. главы государств ЕЭП подписали документ под названием Комплекс мер по формированию ЕЭП, который состоит из 22 разделов и охватывает в общей сложности 116 различных мероприятий по унификации законодательных актов. Данный документ определяет, какие шаги и в какой последовательности нужно принимать для формирования единого экономического пространства. На базе указанного комплекса был разработан перечень из 85 основных международно-правовых документов по формированию ЕЭП и определены исполнители научно-исследовательских работ по подготовке указанных документов. В настоящее время перечень содержит 93 наименования проектов международно-правовых и иных документов.
На саммите СНГ в Астане 15 сентября 2004 г. руководители государств-участников ЕЭП утвердили перечень из 29 международно-правовых и иных документов, подлежавших согласованию и подписанию в первоочередном порядке - до 1 июля 2005 г. Работа исполнителей-разработчиков сторон по подготовке 88 из 91 международно-правовых документов, в том числе по 29 первоочередным, была завершена к апрелю 2005 г. Представленные документы соответствуют требованиям, определенным техническими заданиями, и рекомендованы для переговорного процесса.
На саммите СНГ в Казани 27 августа 2005 г. было принято заявление глав государств, участвующих в формировании ЕЭП, в котором утверждены 15 соглашений, направленных на углубление интеграционных процессов. Их подписание в сово купности с пакетом из 29 документов, утвержденным 15 сентября 2004 г., призвано обеспечить с учетом норм и правил ВТО формирование общего таможенного тарифа, определение единых правил конкурентной политики и субсидирования, унификацию мер нетарифного регулирования и торговых режимов по отношению к третьим странам, упрощение порядка таможенного оформления и таможенного контроля на внутренних таможенных границах с последующей их отменой.
Главы государств поручили членам ГВУ до 1 декабря 2005 г. и до 1 марта 2006 г. доложить о готовности к подписанию второго пакета из 15 документов. С таким графиком работы согласились главы государств Белоруссии, Казахстана и России. Украинская сторона заявила, что она определит этапность своего участия исходя из принципа разноуровневой и разноскоростной интеграции с учетом норм и правил ВТО. По всей видимости, указанные документы будут подписаны в трехстороннем формате, без участия Украины. Кроме того, ГВУ было поручено подготовить проект единого кодифицированного международно-правового документа по формированию ЕЭП. Стороны завершают подготовку 29 документов, подлежащих согласованию и подписанию в первоочередном порядке, и после этого планируют приступить к выполнению внутригосударственных процедур, необходимых для принятия решения об их подписании.
В случае реализации Соглашения о ЕЭП, основные положения которого конкретизируются в пакете многосторонних соглашений, которые уже приняты или предстояло бы принять, `четверка` достигла бы более высокой ступени интеграции, чем та, которая намечена в НАФТА, хотя и значительно более низкой, чем в Евросоюзе. В 2003-2004 г. многие авторы в странах `четверки` и за их пределами уже стали писать о ЕЭП-4 как о некой формирующейся реалии или даже состоявшейся международной организации, однако для этого не было объективных оснований. [*] В действительности ЕЭП-4 было и остается лишь межгосударственным проектом. Сегодня ситуация вокруг этого проекта весьма сложна и неопределенна. Попытаемся выяснить, есть ли реальная перспектива претворения в жизнь этого проекта в формате `четверки`, и какой `сценарий` развития событий в связи с ЕЭП-4 наиболее приемлем для России.
Позиция Российской Федерации, Белоруссии и Казахстана после саммита ЕврАзЭС в Сочи ясна: они намерены создать в формате `тройки`, в процессе разноскоростной интеграции в рамках ЕврАзЭС, свое ЕЭП, причем используя при этом наработанные документы по ЕЭП-4. Для реализации ЕЭП-3 (т.е. `тройки`) для них нет необходимости создавать еще и некую другую организацию. Свое отношение к ЕЭП-4 они должны определить прежде всего с учетом позиции Украины, которая (позиция), как уже отмечалось выше (оговорка при подписании ею соглашения о ЕЭП), с самого начала была особой, как и в целом по отношению к постсоветской интеграции. Она имеет, по меньшей мере, внешнее сходство с особой позицией почти по любому вопросу Франции в ЕС при президентстве Ш. де Голля и Румынии в СЭВ при Н.Чаушеску.
Политическая элита Украины до сих пор делала явную ставку на вступление в Евросоюз, а не на интеграцию в СНГ или в любую другую постсоветскую интеграционную структуру. По мнению автора, история с ЕЭП в 2003-2004 гг. была для руководства Украины обусловлена скорее политической конъюнктурой, чем стратегическими целями и задачами. Правда, на сегодняшний день, никто в Евросоюзе-25, кроме Польши, не готов в практическом плане даже обсуждать вопрос о членстве Украины в Евросоюзе, не говоря уже о его переводе в плоскость практической политики.
Стремясь избегать любых шагов, которые могли бы нанести ущерб своей `европейской перспективе`, Украина до сих пор последовательно избегала придания даже отдельных элементов наднациональности группировкам на постсоветском пространстве с ее участием, которые (элементы наднациональности) могли бы влиять на ее политику в отношении третьих стран. В этой связи более чем логично, что при разработке документов ЕЭП максимумом того, к чему Украина проявляла готовность, было создание только зоны свободной торговли (но не таможенного союза) без изъятий и ограничений, полагая, что достичь этого можно без унификации правовой базы, в том числе во внешнеэкономической сфере, сфере регулирования инвестиций, конкурентной политики и субсидирования, защиты интеллектуальной собственности и др. Поэтому ряд документов, которые подписывали страны-участницы, имели оговорки с украинской стороны. Это касается, прежде всего, Соглашения о формировании единого экономического пространства и подписания двух упоминавшихся выше пакетов документов из 15 и 29 соглашений.
Создание зоны свободной торговли в ЕЭП-4 чисто экономически (в аспекте позитивного влияния на динамику ВВП и других народнохозяйственных показателей) могло бы быть выгодно всем странам `четверки`. При сохранении нынешней ситуации с украинским реэкспортом из третьих стран, которая уже побуждала Россию к жестким и болезненным для Украины мерам по защите российского внутреннего рынка, создание зоны свободной торговли могло бы (при определенных обстоятельствах) наносить России серьезный ущерб. В этой связи достаточно напомнить следующие факты.
Российское правительство ввело с 20 января 2006 г. запрет на ввоз в РФ мясной и молочной продукции из Украины, власти которой, несмотря на многочисленные представления Россельхознадзора в предшествующий период, проявили неспособность и (или) нежелание наладить должный санитарный контроль соответствия этих товаров российским ветеринарным и медико-санитарным нормам. Более того, основанием для введения запрета стали и установленные многочисленные попытки ввезти под видом изделий украинского происхождения продуктов из третьих стран (Польши, Австралии и др.). Также основанием послужили грубые нарушения правил ВТО по реэкспорту и установлению страны происхождения. Так, решение о введении эмбарго на импорт мясомолочной продукции окончательно `созрело` после попыток Украины завезти в РФ мясо африканской коровы под видом новозеландской говядины.
Вся постсоветская история торговли РФ с Украиной показывает, что проблема реэкспорта этой страной продукции из третьих стран в РФ не решается, несмотря на вербальную готовность украинских властей урегулировать данный вопрос. В условиях зоны свободной торговли эта проблема может только обостриться, как и проблема реэкспорта Украиной российских товаров, особенно энергоносителей, в третьи государства. Все это может быть эффективно урегулировано с учетом интересов сторон только в общем таможенном пространстве при его наднациональном регулировании, т.е. в таможенном союзе, от участия в котором Украина до сих пор категорически отказывалась. С точки зрения интересов РФ в сфере торговли позиция нашей страны должна быть вполне определенной: или Украина входит в таможенный союз с участием России, Белоруссии и Казахстана, или сохраняется нынешняя ситуация (Украина продолжает иметь режим преференциальной торговли с РФ и другими странами СНГ) с теми или иными корректировками.
Серьезной проблемой в контексте проекта ЕЭП-4 остается координация позиций РФ и Украины по условиям вступления в ВТО. Переговоры о вступлении в эту организацию являются приоритетными для обеих сторон. Администрация В. Ющенко до формирования правительства во главе с В. Януковичем проводило курс на форсированное вступление в ВТО любой ценой, даже за счет уступок, которые могут иметь непредсказуемые последствия. Такого рода курс уже привел по меньшей мере к одному желанному для его идеологов результату: в феврале 2006 г. министерство торговли США предоставило Украине статус страны с рыночной экономикой. [*]
Условия, на которых Украина станет членом ВТО, наверняка окажутся более либеральными, чем те, на которых примут Россию, когда бы это ни произошло. Эти условия вынудили бы Россию, а, возможно, Белоруссию и Казахстан защищать свои рынки путем введения дополнительных таможенных (тарифных и нетарифных) ограничений, что фактически похоронило бы идею Украины о создании в рамках ЕЭП зоны свободной торговли без изъятий и ограничений. При таком развитии событий вопрос о создании таможенного, а тем более экономического союза с Украиной неизбежно перешел бы в разряд чисто гипотетических, умозрительных конструкций. Вопрос о членстве Украины в ВТО и его условиях должен прояснится в ближайшее время. Только после этого можно будет определить позицию России в отношении экономической интеграции с Украиной в ЕЭП-4 или в другом формате.
Украина до сих пор не выдвинула серьезных и масштабных предложений по реализации соглашения о ЕЭП-4, фактически предусматривающего превращение последнего в общий рынок с элементами экономического союза. Тема же валютной интеграции с РФ и другими участниками проекта ЕЭП-4 вообще, видимо, является запретной сферой не только для украинских политиков, но и ведущих ученых. Так, из недавней публикации авторитетного украинского экономиста Я. Белинской следует, что в исследовании вопросов государственного валютного регулирования темы взаимодействия в какой-либо форме с РФ, Белоруссией и Казахстаном для специалистов этой страны вообще не существует.
Глубокий отпечаток на развитие всего комплекса отношений РФ с Украиной окажет то, каким образом решится вопрос о вступлении Украины в НАТО. `Отношения Украины с Россией пока не стали ни зрелыми, ни устоявшимися. В политическом контексте для русских, - правомерно отмечается в последнем докладе влиятельной Трехсторонней комиссии, - принадлежность к НАТО такой большой территории, как Украина, которую многие из них рассматривали (или продолжают рассматривать) как часть родины, была бы таким же шоком, как от сейсмического толчка`. [*] Соглашаясь с этим, подчеркнем, что такой же шоковый эффект вступление Украины в НАТО дало бы и в сфере экономических отношений с РФ, хотя он проявился бы позднее и скорее опосредованно, чем прямо. Так или иначе, вопрос о ЕЭП с участием РФ и Украины был бы в этом случае закрыт.
В свете сегодняшних реалий, ЕЭП-4 можно рассматривать лишь как не реализованный межгосударственный проект, причем Россия не имеет объективных оснований делать на него ставку в своей долгосрочной стратегии участия в интеграционных процессах.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия