Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Демин М. Б.
доцент кафедры экономической теории Казанского государственного технического университета им. А.Н.Туполева,
кандидат экономических наук


Развитие отношений модификации и трансформации монополизма в условиях глобализации

В данной статье изложены теоретико-методологические основы анализа так называемых антимонопольных экономических отношений. Категория `антимонопольные отношения` не вполне точно отражает суть исследуемого явления, хотя она встречается в экономической литературе и соответствует экономическим и юридическим терминам, таким как антимонопольное регулирование, антимонопольная политика, антимонопольное законодательство. Поэтому она употребляется нами, но вместе с двумя другими, как представляется, синонимичными категориями: `отношения модификации монополизма` и `отношения трансформации монополизма`.
Борьба с монополизмом, точнее с его негативными проявлениями, осуществляется в России с начала рыночных преобразований. Даже в период явного противопоставления государства и рынка борьба с монополизмом была признана функцией координирующего экономического центра, а именно, государства.
Успех рыночных реформ связывался с преодолением последствий административного монополизма. Позитивный потенциал последнего признавался исчерпанным, по крайней мере, в имевших на тот момент место экономических условиях. Государство столкнулось с негативными последствиями собственной деятельности, осуществлявшейся в рамках ложной или не вполне верной экономической парадигмы.
Был принят закон `О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках`, создан Государственный антимонопольный комитет. В дальнейшем законотворческая деятельность продолжалась. Не останавливаясь подробно на ее анализе, трансформации названий и полномочий управленческих структур, укажем, что на сегодняшний день вопросами антимонопольного регулирования занимается Федеральное агентство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства.
Во время переходного периода развился так называемый `квазирыночный монополизм`, негативные последствия которого также стало необходимо нивелировать. Кроме того, процессы глобализации требуют корректировки развития монополизма на межгосударственном уровне. На мегауровне экономики актуальность проблемы регулирования отношений монополизма остается высокой.
Корректировка монополизма связана с необходимостью государственного вмешательства в экономику, поэтому анализируемую проблему следует признать междисциплинарной, носящей экономико-юридический характер. В этой связи мы считаем необходимым определить основы взаимодействия (или же размежевания) экономического и юридического аспектов исследуемого объекта.
Экономическое содержание отношений монополизма
Проблему антимонопольного регулирования (государственного вмешательства в экономику в контексте антимонопольных отношений), на наш взгляд, уместно анализировать как частный случай проблемы вмешательства государства в экономические отношения. Для юриста-ученого или юриста-практика сама постановка подобного вопроса, по всей видимости, представляется абсурдной. В сфере так называемой `юридической действительности` государство посредством права регулирует общественные отношения, причем, прежде всего, имущественные. Указанное положение служит отправной точкой юридического подхода к теории государственного регулирования общественных отношений. Действие права (устанавливающего правила поведения в сфере экономики) подкрепляется силой государственного принуждения. С другой стороны, правом устанавливаются пределы, формы, методы вмешательства государства в экономические отношения. Право объективно, во-первых, как необходимый регулятор социальной системы, неотъемлемый инструмент воздействия на нее государства. Во-вторых, оно объективно, поскольку опосредствует, выражает в присущей ему по определению юридической форме объективные экономические отношения. К. Маркс, анализируя процесс экономического обмена, утверждал: `: Это юридическое отношение, формой которого является договор, - все равно закреплен ли он законом или нет, - есть волевое отношение, в котором отражается экономическое отношение. Содержание этого юридического, или волевого, отношения дано самим экономическим отношением`[3, c.94]. Осмысляя К. Маркса, можно утверждать, что, в идеале, право это объективная форма экономического содержания. Диалектика соотношения права и экономики, таким образом, есть диалектика взаимоотношения формы и содержания, но, в первую очередь, предполагает известное единство права и экономики. В этой связи представляется бессмысленным размежевание юридического и экономического подходов к исследованию социальной реальности. В данном случае имеет место разница в акцентах, но не в самой сути.
Действительно, можно сказать, используя современную научную терминологию, что в исследованиях ученых - экономистов, начиная с А. Смита, институциональное выражение объективных экономических процессов не являлось специальным объектом анализа. Но в то же время оно никогда и не забывалось (Смит, в частности, упоминает о государственном регулировании ставки процента, трудовых отношений и т.д.). Не должно вводить в заблуждение и утверждение принципа laissez faire, отражавшее, по сути, поиск пределов и направлений государственного вмешательства в экономику. Лишь в своей вульгаризированной форме этот принцип ведет к требованию абсолютного государственного невмешательства. Не следует забывать и о том, что логика критики государственного вмешательства отправным пунктом имела анализ злоупотреблений феодального режима, которому, в целом, давалась крайне негативная оценка со стороны зарождавшейся экономической наукой. Развитие экономики, равно как и ее теоретического осмысления, выявило новые грани и устойчивые моменты проблемы, привело, наконец, к развитию институциональных направлений, где государственно-правовые явления, становясь частью институционального аспекта экономической действительности, получили статус специального объекта анализа в качестве фактора, непосредственно определяющего характеристики экономического взаимодействия. И здесь экономический анализ, если можно так выразиться, `империалистически` посягнул на наследственную вотчину юридического анализа, поскольку предметом первого стала юридическая форма экономических отношений (конечно, в контексте ее экономической эффективности, не сама по себе). Аксиома корреспондирующей экономике объективности права имеет, на наш взгляд, несомненную методологическую, гносеологическую ценность, при той единственной оговорке, что она предполагает тождественность, адекватность санкционированного государством закона естественному, отвечающему требованиям экономической справедливости праву.
Возвращаясь к вопросу о роли государства в области регулирования экономических отношений (объемах и направлениях государственного вмешательства в экономику) необходимо отметить, что обозначенная проблема, являющаяся непосредственным объектом анализа юридической науки, детально исследующей сущность, функции, происхождение государства, не сразу стала интерпретироваться как момент анализа экономических отношений. Попытаемся предложить подход к анализу государства как имманентного субъекта экономических отношений. Обоснованию данной концепции в значительной степени способствуют данные историко-юридической науки, в которой преобладающей концепцией происхождения государства является парадигма экономического детерминизма. В русле этой парадигмы сущностным фактором происхождения государства является усложнение общественных экономических отношений, приведшее к выполнению надродовыми (племенными) управленческими структурами редистрибутивной функции (функции распределения излишка продукции, появляющегося ввиду развития производительных сил, обстоятельства, опять-таки, экономического свойства).
Государство по своему происхождению есть, следовательно, результат усложнения общественной управленческой структуры, детерминированное развитием общественных (экономических) отношений. Принцип единства логического и исторического определяет имманентность государства экономике на протяжении всего их исторического развития, хотя объемы и направления указанного вмешательства претерпевают известные колебания (в известном смысле аналогичные волнам экономического развития, выделяемым, в частности, К.Марксом, Н.Кондратьевым). Характер этого вмешательства изменяется в зависимости от конкретных исторических условий. Данный фундаментальный факт человеческой истории не опровергается, пожалуй, ни одним ученым-экономистом.
Современной экономической наукой в качестве субъектов выделяются домохозяйства, их отдельные члены, фирмы, институциональные образования. Развитие отношений между ними, связанное с производством, распределением, обменом и потреблением продукции, актуализирует экономическую потребность в управлении. Роль государственных структур определяется их обособленным положением, позволяющим аккумулировать частные волеизъявления обозначенных выше субъектов, трансформируя их в общую волю, волю координирующего экономического центра. Таким образом, государство можно определить как специфический экономический институт, деятельность которого связана с аккумуляцией волеизъявлений отдельных экономических агентов и трансформацией их в волю координирующего экономического центра. Необходимость государства детерминирована экономической потребностью в организации, управлении сложной системой экономических отношений.
Мы полагаем, что именно в указанном ракурсе возможна междисциплинарная интерпретация экономического содержания феномена государства. При таком подходе выявляется взаимосвязь экономической и юридической действительности, содержания и формы, отношений и их институционализации, а также определяется предметная общность экономической и юридической наук, методологически предполагающая взаимное обогащение их содержания, развитие `экономического` и, возможно, `юридического` империализма, направленных друг на друга.
Государственно-правовое, т.е. институциональное оформление получают объективные экономические отношения, связанные с корректировкой монополизма. Акцент на объективной природе необходим здесь, во-первых, для того, чтобы подчеркнуть положение о том, что опосредованные субъективным восприятием, сознанием отдельных экономических агентов отношения модификации монополизма имеют объективную экономическую основу. Во-вторых, утверждение объективности означает указание на их статус как самостоятельных, обособленных экономических отношений, что может, как представляется, отрицаться даже при условии признания объективной экономической основы антимонопольного государственного регулирования. Государство или координирующий экономический центр осуществляет, как известно, множество экономических функций, в частности, устанавливает и взимает налоги, осуществляет эмиссию денег, регулирует трудовые и иные социальные отношения. Терминологическое обозначение отношений как `антимонопольных`, далее, указывает на их производный, вторичный характер, на их связь в отношениями монополизма, шире - с конкурентными отношениями. Это может вызвать сомнение в необходимости их вычленения и анализа как относительно обособленных отношений.
На наш взгляд, подобные сомнения мало обоснованы. Допустимо выделение и иных экономических отношений, опосредованных государственным вмешательством, разумеется, в случае их сущностной, содержательной обособленности, что, собственно, и происходит: выделяются, например, налоговые отношения. С другой стороны, невозможно отрицать связь отношений монополизма и отношений трансформации монополизма, однако связь не означает тождества. В экономической системе так или иначе взаимосвязаны все элементы. Отношения монополизма как форма организации взаимодействия частных экономических агентов при отсутствии общественных регуляторов объективно приводят к нарушению условий конкуренции. При подобной деформации экономических отношений находят удовлетворение частные интересы в ущерб интересам других экономических субъектов, экономической эффективности хозяйствования. Пример развития административного монополизма в экономике Советского Союза, который, как и монополизм вообще, служил, в сущности, реализации интересов частных лиц, иллюстрирует данное положение.
В данной связи несомненна огромная функциональная нагрузка отношений трансформации монополизма, внешних по отношению к последнему. Трансформация монополизма обеспечивает функционирование и воспроизводство конкурентных отношений как качественно определенной целостности, следовательно, рыночной системы в целом. Поскольку конкурентные отношения имманентны рыночной системе, то ей как элемент конкурентных имманентны и отношения модификации монополизма.
Введение элемента конкурентных отношений - антимонопольных отношений есть теоретическая констатация действия диалектического закона отрицания отрицания применительно к рыночной (экономической) системе. Первую ступень развития системы (тезис) составляет конкуренция (исходный пункт конкурентных отношений), вторую (антитезис) представляет монополизм, третью (синтез) - отношения трансформации монополизма. Система получает в результате обозначенных трех ступеней развития качество организованности, завершенности, воспроизводимости, управляемости, устойчивости.
Статус отношений модификации монополизма как объективных подтверждается и тем обстоятельством, что они развиваются без инициативы со стороны государства, могут быть направлены против государственных структур, что, в частности, ярко проявилось в эпоху буржуазных революций, разрушения феодальной (внеэкономической) монополии. Следовательно, государство вынужденно оформляет, институционализирует реализацию общественной потребности, интереса.
Экономическое содержание антимонопольных отношений раскрывается с помощью анализа их объекта, субъектов, структурных содержательных элементов, функций. Поскольку базисная функция антимонопольных отношений уже отмечена нами, остановимся на других моментах экономического содержания отношений трансформации монополизма.
Отношения модификации и трансформации монополизма
Объектом отношений модификации монополизма является уровень, точнее, качественное состояние монополизма, а также конкуренции, собственно условия конкурентного взаимодействия, однако не материальные, а институциональные. Специфика антимонопольных отношений как в известном смысле производных, вторичных (отношений второго уровня), заключается в их институционально-экономической природе, в том, что они не просто реализуются через правовые нормы и государственные организации, а через них выражаются, совпадают с ними. Институционализацию (воплощение в социальных нормах) конкурентных отношений (отношений монополизма) можно считать объектом отношений трансформации монополизма. В этом смысле институционализация антимонопольных отношений совпадает с институционализацией конкурентных отношений (отношений монополизма), а институционализация последних выражает функционирование, реализацию первых.
Противоречия экономической природы монополизма определяют соответствующую сущностную противоречивость отношений трансформации монополизма. Монополизм содержит в себе потенциал негативного и позитивного развития, он необходим рыночной системе как фактор организованности, устойчивости. Монополия возникает, в частности, и при внедрении инноваций, обеспечивающих поступательный характер развития экономики. Следовательно, отношения по поводу монополизма не могут быть направлены на его принципиальное уничтожение как процесса, объективно развивающегося в рамках конкурентных отношений, а должны содействовать корректировке его развития в сторону реализации позитивного потенциала путем создания соответствующих институциональных условий.
Двойственная природа присуща, по-видимому, любым видам монополизма, включая институциональный (административный). Актуальна проблема соотношения рыночного и государственного регулирования экономических процессов, своеобразным способом разрешаемая в `социалистической` экономике Китая, экономически эффективной и оттого загадочной, так как ее жизнеспособность отчасти противоречит преобладающей рыночной парадигме.
Парадоксальным образом имманентная двойственность государственного монополизма проявляется, когда государственное вмешательство в рамках антимонопольного регулирования сводится к проявлению государственного монополизма.
Исследователь отношений трансформации монополизма вообще сталкивается с проблемой разграничения отношений монополизма и `антимонопольных` отношений, то есть с проблемой идентификации экономических отношений в качестве первых или вторых. Имеется великолепный пример из истории новорожденного американского антимонопольного законодательства рубежа XIX - XX вв., когда оно применялось не к монополиям (концернам, трестам, синдикатам), а к профсоюзам. Конечно, это был случай применения законодательства явно `не по адресу`, и все же диалектическая логика развития отношений монополизма не отрицает анализа в качестве их субъектов потребителей или работников, чьи экономические интересы традиционно хуже защищаются, чем интересы институциональных субъектов (фирм).
Впрочем, главным методологическим принципом исследования объекта антимонопольных отношений, по нашему мнению, является концептуально широкая интерпретация монополизма в экономике как наличия любой привилегии (любой формы доминирования) в экономической сфере, в том числе доминирования институциональных норм (например, традиционных, рыночных, возможно, религиозных), определяющих адекватные специфические формы отношений трансформации монополизма.
Специфика отношений монополизма в условиях глобализации
В условиях глобализации акцент смещается к изучению развития монополизма на мировом уровне, причем в качестве объекта рассматривается монополизм объединений государств, монополизм одного государства по отношению к другим.
Анализ субъектов антимонопольных отношений приводит к следующим методологически значимым выводам. Объективно-всеобщий характер отношений трансформации монополизма выражается и в их субъектном составе, т.е. в том, что все экономические агенты (домохозяйства, фирмы, государства) выступают в качестве субъектов отношений трансформации монополизма. Исследование взаимодействия субъектов данных отношений позволяет выявить различные уровни и направления их развертывания, в частности: хозяйствующий субъект - хозяйствующий субъект, хозяйствующий субъект - потребитель, хозяйствующий субъект - работник, хозяйствующий субъект - государство, государство - потребитель. При этом субъекты могут `меняться местами`, из субъектов отношений монополизма превращаться в субъектов антимонопольных отношений, и наоборот. В условиях глобализации, очевидно, появляется новый уровень взаимодействия - межгосударственный, а также новый субъект - объединение государств.
В контексте системного подхода к анализу отношений модификации монополизма естественным представляется рассмотрение их в качестве системы, выделение структурных содержательных элементов этой системы, а именно: государственного регулирования отношений трансформации монополизма, реализации отношений модификации монополизма посредством общественных организаций, саморегулирования экономических агентов. В условиях глобализации первый элемент модифицируется в `межгосударственное`, два других также получают новый уровень реализации. Наличие двух элементов, не связанных с непосредственным государственным регулированием экономики, опять-таки служит подтверждением объективности экономической природы антимонопольных отношений.
Безусловно, экономическое содержание отношений трансформации монополизма претерпело очевидную эволюцию, вслед за эволюцией отношений монополизма, конкурентных, рыночных, экономических. Самый крупный скачок, очевидно, был связан с коренной трансформацией объекта, с переходом от феодальной (неэкономической) монополии к рыночной (экономической). Вместе с тем, не менее очевидна преемственность в их развитии, устойчивость их функционирования, проявляющаяся на всех этапах развития экономики, не прекратившаяся с началом процессов глобализации.
Указанное обстоятельство, на наш взгляд, позволяет сделать вывод о том, что развитие и экономическое содержание отношений модификации и трансформации монополизма проявляется в действии всеобщего экономического принципа, подобного закону тенденции средней нормы прибыли к понижению К.Маркса. Его можно определить как экономический закон тенденции развития антимонопольных отношений (отношений модификации и трансформации монополизма).
Указанный принцип означает устойчивую сущностную тенденцию развития экономических (рыночных) отношений, выражающуюся в функционировании осознанных отношений экономических агентов (в том числе государства), имеющих объектом и результатом корректировку развития экономического монополизма любого рода. Эта тенденция осуществляется посредством сдерживания развития негативных последствий монополизма и стимулирования его позитивного потенциала, выражающегося в выполнении организующей функции, во внедрении инноваций, обеспечивающих поступательное развитие экономики.
Он является координирующим экономическим законом, как и закон конкуренции, но выражает координирующий аспект не частного интереса, а совокупности частных интересов, соединенных в общий интерес. Его действие присутствует, по-видимому, в любой экономической системе, опосредствует (вместе с законом конкуренции) функционирование законов спроса, предложения, стоимости (прибавочной стоимости), иных законов. Не раскрывается нами, но очевидна взаимосвязь его действия с проявлением закона эколого-экономического равновесия.
Как и большинство социально-экономических законов (принципов), он проявляется как тенденция, которой противостоит тенденция развития негативного потенциала монополизма, нетрансформированного монополизма. Развитие антимонопольных отношений всегда как бы чуть-чуть опаздывает, подобно эху отвечает на развитие отношений монополизма. Нами предполагается действие факторов, препятствующих реализации этого закона. В силу указанных обстоятельств негативный потенциал отношений монополизма, немодифицированный монополизм длительное время может развертываться (со всем букетом негативных последствий экономического свойства), не встречая препятствий в форме отношений трансформации монополизма.
Закон (принцип) антимонопольных отношений выражает динамику экономического развития, способствует достижению гомеостазиса (динамического равновесия). Он выражается в осознанных действиях, иногда самого субъекта монополизма, что не отрицает его объективной природы, поскольку субъекты способствуют протеканию объективного процесса, имеющего рациональное обоснование. Его действие предполагает имманентность государственного регулирования экономических отношений, при том, что он реализуется и в саморегуляции экономических агентов. В известном смысле этот закон дополняет тенденцию гуманитарной консолидации социума, как будто бы развивающуюся при формировании постиндустриальной (информационной) экономики. В условиях глобализации он воплощается на новом уровне, в сфере мегаэкономики.


Литература
1. История государства и права зарубежных стран /Под общ. ред. О.А.Жидкова, Н.А.Крашенинниковой. М.: Изд. группа НОРМА - ИНФРА - М., 1999.
2. Князева И.В. Антимонопольная политика в России. - М.: Омега-Л, 2006.
3. Маркс К. Капитал. Т.1. Процесс производства капитала. М., Изд-во политической литературы, 1978 .
4. Никеров Г.И. Антимонопольное регулирование США: 115-летний опыт и его итоги // Государство и право. - 1999 г. - N6.
5. Розенберг Д.И. Комментарии к `Капиталу` К.Маркса /Под ред. Н.А. Цаголова. - М., `Экономика`, 1983.
6. Смит А. Исследования о природе и причинах богатства народов. - Петрозаводск: Петроком, 1993.
7. Супоницкая И.М. Монополии и антимонополистическое движение в США в конце 19 в. М., 1991.
8. Хасанова А.Ш.. Конкурентные отношения и их реализация в рыночной экономике: вопросы теории и методологии. - Казань, 1999.
9. Экономика и экология: равновесное развитие /Под науч. ред. С.И.Андреева, Н.Ф.Газизуллина. - Казань: Изд-во КФЭИ, 1999.
10. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана. - М., Политиздат, 1976.
11. Юданов А.Ю. Конкуренция: теория и практика. - М.: Ассоциация авторов и издателей `Тандем`, изд-во `Гном - Пресс`, 1998.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия