Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ
Кривокора Е. И.
доцент кафедры менеджмента Северо-Кавказского государственного технического университета,
кандидат экономических наук


Системные основания исследования организационных коммуникаций

На протяжении всей истории развития цивилизации коммуникация играла фундаментальную роль в процессе структурирования социального пространства. В основе развития цивилизации лежит постоянное усиление влияния средств коммуникации. Американский социолог У. Шрамм отмечал, что именно прогресс в системе коммуникации является основным движущим фактором развития человеческой цивилизации [1]. Исследователи выделяют и анализируют социальные детерминанты исторических форм средств коммуникации, генезис коммуникации как системы, особенности ее как социального явления в различных социально-экономических системах.
Усиление взаимных связей и зависимостей людей, общностей и государств, которое приобрело к концу XX в. глобальные масштабы, стало основным содержанием феномена глобализации, выходящего за чисто экономические рамки и охватывающего практически все основные сферы общественной деятельности, включая политику, идеологию, культуру, образ жизни, а также сами условия существования человечества. Глобализационные процессы происходят во всех плоскостях - в социальной, в культурной, и, разумеется, технологической. Коммуникация - понятие комплексное, из которого трудно вычленить отдельные составляющие и на основании их оценки строить рассуждения о целом. Рассматриваемые нами концепции позволяют определить сферу поиска обобщений и дают те ключевые точки, на основе которых можно прийти к определенным выводам относительно современных процессов, затрагивающих социальную коммуникацию.
Теоретико-методологическое осмысление коммуникации требует четкого обозначения ее междисциплинарного характера и взаимосвязи теории коммуникации с другими научными дисциплинами. Причем, как отмечается рядом ученых, каждая наука выделяет в коммуникации как объекте исследования свой узкий предмет изучения. Развивается множество научных взглядов, включая социологические, лингвистические, психологические, этнографические, технико-технологические. Вместе с тем, наименее исследованной остается организационно-управленческая составляющая. Нами определено проблемное поле исследования с учетом специфики организационной коммуникации в системе менеджмента и выделено три важных аспекта:
 гносеологический, связанный с процессом познания объекта, вычленения предмета исследования, определения функций и обоснования управленческих действий;
 онтологический, связанный с сущностной природой исследуемого объекта;
 методологический, связанный с обоснованием принципов научного анализа.
Для установления предметных границ исследования важно сохранение исторической логики развития семантических значений термина. Основываясь на анализе его генезиса, мы попытаемся установить объем и глубину предметного поля.
Коммуникация как явление, структура и процесс имеет множество определений. Так, исследуя социальную коммуникацию, американские ученые Ф. Дэнс и К. Ларсон проанализировали 126 дефиниций термина `коммуникация` [2]. К числу наиболее известных и распространенных относятся трактовки видных зарубежных и отечественных исследователей, чьи разработки формировали теорию коммуникации.
Один из основоположников американской социологии Ч. Кули считал, что `под коммуникацией понимается механизм, посредством которого становится возможным существование и развитие человеческих отношений - все символы разума вместе со способами их передачи в пространстве и сохранения во времени. Она включает в себя мимику, общение, жесты, тон голоса, слова, письменность, печать, железные дороги, телеграф, телефон и самые последние достижения по завоеванию пространства и времени. Четкой границы между средствами коммуникации и остальным внешним миром не существует. Однако вместе с рождением внешнего мира появляется система стандартных символов, предназначенная только для передачи мыслей, с нее начинается традиционное развитие коммуникации` [3, с. 379]. К. Черри сформулировал определение коммуникации как социального объединения индивидов, осуществляемого с помощью языка или знаков, установления общезначимых наборов правил для различной целенаправленной деятельности [4]. А. Урсул подчеркивал, что коммуникация - это обмен информацией между сложными динамическими системами и их частями, которые в состоянии принимать информацию, накапливать ее, преобразовывать [5]. М. Каган рассматривал коммуникацию как информационную связь субъекта с тем или иным объектом - человеком, животным, машиной [6]. Т. Шибутани представлял коммуникацию особым способом деятельности, позволяющим облегчить взаимное приспособление поведения людей; тем обменом, который обеспечивает кооперативную взаимопомощь и делает возможной совместную деятельность [7].
Некоторые фундаментальные подходы к исследованию феномена коммуникации страдают отождествлением двух понятий: общение и коммуникация. В ряде энциклопедических словарей термин `коммуникация` трактуется как `путь сообщения, общение` [8, 9]. Такого мнения придерживается ряд отечественных психологов и философов - Л.С. Выготский, В.Н. Курбатов, A.M. Леонтьев [10, 11]. Аналогичные взгляды характерны и для таких авторитетных зарубежных ученых, как Т. Парсонс и К. Черри.
Коммуникация в классическом представлении есть субъект-объектная связь, где субъект передает определенную информацию (знания, идеи, деловые сообщения, фактические сведения, указания), а объект выступает в качестве пассивного получа теля (приемника) информации, который должен ее принять, понять (пра вильно декодировать), хорошо усвоить и в соответствии с этим поступать. В классическом плане общение, напротив, представляет собой субъект-субъектную связь, при которой не существует отправителя и получателя сообщений, т. к. это собесед ники, соучастники общего дела. В общении информация циркулирует между партнерами, поскольку они равноправно активны, следовательно, про цесс общения носит двусторонний ха рактер. Коммуникация как передача информации может иметь как двусторонний, так и односторонний характер. Тем самым она отличается от общения. Поэтому коммуникация - это как непосредственный, так и опосредованный процесс передачи информации, в том числе при по мощи технических средств.
Г. М. Андреева занимает особую позицию по отношении к коммуникации и общению. Основываясь на том, что общение как категория трактуется более широко по сравнению с коммуникацией, она выделяет в структуре общения три взаимосвязанные стороны: коммуникативную, состоящую в обмене информацией между общающимися индивидами; интерактивную, заключающуюся в организации взаимодействия между общающимися индивидами, т. е. в обмене не только знаниями, идеями, но и действиями, и перцептивную, представляющую собой процесс вос приятия и познания друг друга партнерами по общению и установления на этой основе взаимопонимания [12, с. 93].
Другой отечественный исследователь, А. В. Соколов, высказывает противоположную точку зрения и доказывает тезис, что общение - это одна из форм коммуникационной деятельности [13], причем в основе выделения этих форм лежат целевые установки партнеров по коммуникации.
Вместе с тем, несмотря на достаточную разработанность теоретической базы феномена коммуникации, в конкретных науках понятие коммуникации употребляется со значительными различиями в его содержании и объеме: от математических способов определения длины коммуникации (протяженности в пространстве) до множества вариаций смысла этого термина. С одной стороны, слабая категориальная условность отражает гибкость общенаучных понятий, с другой - отсутствие определенных ограничений может вести к подрыву гносеологических корней, создавая иллюзию объяснения реальности.
На наш взгляд, содержание понятия `коммуникация` может быть определено как особая форма социальной связи, возникающей посредством направленной передачи информации и позволяющий устанавливать социально-культурные взаимодействия.
Изучение социальных факторов, способствующих формированию социального знания и оценочных категорий коммуникации, представляется в качестве истоков социальной коммуникации. Существенные изменения понятия `социальные коммуникации` в XX в. сопряжены с соответствующими метаморфозами парадигмы. Современное применение понятия осуществляется в трех методологических контекстах, которые в отдельных аспектах противоречивы и несогласованны. Представляется, что именно по этой причине до сих пор отсутствует стройная теория коммуникации.
Первый методологический подход построен на классической позитивистской методологии субъектно-объектных диспозиций и выражен рядом концепций: структурным функционализмом, технологическим детерминизмом, концепцией информационного общества, системным подходом, компьютерной футурологией и др. В рамках классической модели мира и пространства роль коммуникации раскрывается через рациональное познание интеллектуальных, духовных, телесных контактов между людьми. На первый план выдвигается коммуникация как средство, обеспечивающее взаимосвязь объектов, функционирование и развитие социума в ходе общественной практики. Развитие коммуникации в технологическом отношении неизбежно привело к качественным сдвигам в экономике, науке, общественной жизни, культуре. Рост скорости передачи сообщений, объемов передаваемой информации, пропускной способности каналов свя зи дали возможность управлять огромным числом процессов в социаль ном пространстве. Онтология соци альных коммуникаций в классическом подходе основывается на системных связях и функциях. Коммуникативные технологии призваны сконструировать желаемый образ определенного субъекта и социальные связи в системе. В управленческом аспекте данный подход можно сравнить с принципом классической кибернетики, предполагающим жесткий контроль поведения системы, исключая все ненужные взаимосвязи. Однако в рамках классической парадигмы обнаружился разрыв между возможностями, предоставляемы ми человеку коммуникационной техникой, и ее функционированием в целях гуманизации контактов и общения между людьми. Практика показала, что взаимопонимание, эффективность коммуникативных структур, гуманизация социального пространства недостижимы без преодоления коммуникативных барьеров, только на базе собственно научно-технического прогресса.
Неклассический подход построен на когнитивной модели субъектно-объектных отношений по поводу объекта и, по сути, выражен феноменологической методологией. Неклассическая парадигма социального пространства и структур это го пространства привела в движение онтологию и категориальный аппа рат познания, изменив представления о закономерности, случайности, причинности, связи между знаниями об объекте, средствами и операциями деятельности [14, с.209]. Если классическая модель пространства и коммуникации исходила из чисто познавательного взаимодействия субъекта и объекта, то неклассическая парадигма рассматривает это взаимодействие `как одну из нитей в сложной ткани, сплетенной из познавательных, ценностных, эмоциональных, рациональных, волевых... компонентов сознания` [15, с.76-77]. Причем понятие ткани общественных взаимодействий в неклассической парадигме замещает коммуникация. Автор феноменологической методологии, Ю. Хабермас, рассматривает межличностные интеракции как инструмент реализации практических интересов людей, как способ эмансипа ции, высвобождения от экономических, политических и других влияний, искажающих коммуникации и играющих латентную роль принуждения. В своей теории коммуникативного действия он противопоставил целерациональное и коммуникативное поведение человека [16], имеющие разные функции: целерациональное действие - это способ адаптации, приспособление человека к миру и мира к челове ку, коммуникативное поведение - это путь к самопознанию, пониманию своего мира, открытию смыслов жизни. Ориентация на коммуникацию приводит к упорядочению нормативной среды, создает устойчивые, легитимированные межличностные отношения, устойчивые личностные структуры, способные к развертыва нию и самоосуществлению. Обеспечение реальной человеческой интеграции возможно только при условии достижения коммуникативного понимания.
Третий, постнеклассический, подход сводит природу социального взаимодействия к субъектно-субъектным отношениям, т. е. к принципу интерсубъективности, исключая или, по крайней мере, элиминируя объектность. Постнеклассическая информационная парадигма особое внимание уделяет `сетевой логике` современного обще ства. В соответствии с этим общество рассматривается как сеть коммуника ций, создающих возможность самоописания общества и его самовоспроизводства. Коммуникация представляется как активная самоорганизующаяся среда, а не как послушный объект управленческих решений. Такой подход к рассмотрению природы коммуникации выводит ее на новый уровень.
Изучение сущности трех информационных парадигм актуализирует задачу разрешения выявленных противоречий, интегрирования имеющихся теоретических положений и результатов экспериментов, создания единой теории, в рамках которой получает свое обоснование взаимодействие трех базовых составляющих соци альных коммуникаций: социальной структуры, коммуникатив ных систем и способов коммуникации.
В теории коммуникации существуют различные подходы к их типологии. Исследователями выделены наиболее значимые теоретические и эмпирические основания классификации различных типов коммуникаций:
 масштаб коммуникации,
 способ установления контакта,
 уровень организованности коммуникации,
 направленность коммуникации,
 используемые знаковые системы.
В типологии коммуникации можно выделить определенные противоречия, разрешение которых, на наш взгляд, станет возможным при корректировке самих классификационных критериев. Очевидно, что существующая типология неизбежно порождает целый ряд несоответствий, а в некоторых случаях даже взаимоисключений. Разделение коммуникаций в соответствии с масштабностью процесса на массовые, внутриорганизационные, внутригрупповые, межгрупповые, межличностные, внутриличностные и внешние уже характеризуется несогласованностью на сущностном уровне. Прежде всего, несопоставимы внешние и массовые коммуникации, а также внешние и межгрупповые коммуникации, внешние и межличностные коммуникации. Кроме того, неотчетливы критерии дифференциации на внутриорганизационные и внутригрупповые коммуникации. Целесообразным представляется выделение по масштабности коммуникационного процесса и степени вовлеченности следующих типов коммуникации: массовая, организационная, групповая, межличностная и внутриличностная, причем для некоторых типов требуется обязательное вычленение подтипов. Так, организационные коммуникации подразделяются на внутриорганизационные и межорганизационные, групповые коммуникации - на внутригрупповые и межгрупповые. Организационная коммуникация должна рассматриваться как взаимодействие внутри структуры и с ее внешними реципиентами. Аналогично групповая коммуникация с точки зрения теории коммуникации предполагает взаимодействие как внутри группы между ее членами, так и между группами, включая взаимодействие между подгруппами в рамках большой группы. Таким образом, выявленная ранее несогласованность может быть преодолена. Следует особо акцентировать внимание на таком важном аспекте, как вложенность коммуникаций. Строго говоря, в составе организационной коммуникации как на внутреннем, так и на внешнем уровне могут присутствовать внутригрупповые, межгрупповые, межличностные (формальные и неформальные) и внутриличностные коммуникации.
Наши логические построения сводятся к следующему: путем выделения совокупности общих и частных признаков предлагаемых классификационных типов коммуникации и их сравнительного исследования на основе существующих дефиниций возможно выявить и четко определить принципиальные отличия перечисленных типов. Попытка систематизации отражена в представленной ниже таблице.
Таблица Сравнительные характеристики общих и частных признаков коммуникации
Функционализм как теоретическая и методологическая ориентация характерен для многих подходов в современной науке. Элементы функционального подхода всегда присутствуют, если концептуальные построения ориентированы на системное изучение явления или процесса. Методология функционального подхода исхо дит из того, что при объяснении общественной системы следует определить функции, которые она осуществляет в более широком соци альном контексте. При этом исследуются явные и неявные следствия функционирования, имеющие как позитивную, так и негативную направленность. Мы предлагаем выделить основные функции организационной коммуникации с учетом коммуникативных потребностей и целевых ориентиров на уровне организации:
1. Информационная функция, включающая информирование о результатах деятельности и планах организации, информационное обеспечение жизнедеятельности организации;
2. Познавательная функция, обеспечивающая обучение, получение дополнительных знаний, профессиональное развитие, увеличение интеллектуального капитала, прогресс деятельности;
3. Интегрирующая функция, позволяющая организации включиться в структуры и связи более высокого порядка;
4. Административная функция, предусматривающая управление и руководство деятельностью персонала и структурных подразделений;
5. Регулирующая функция, предполагающая упорядочение и налаживание нормальной деятельности организации и направляющая ее развитие;
6. Координационная функция, связанная с развитием сотрудничества, согласованием и целесообразным соотношением между организационными действиями;
7. Побудительная функция, формирующая мотивационную основу коммуникационной среды, заставляющая действовать в нужном направлении, активизирующая персонал;
8. Социальная функция, позволяющая удовлетворить многообразные социальные потребности в общении, уважении, признании, психологическом комфорте и климате;
9. Представительская функция, предусматривающая отражение интересов организации, демонстрирующая авторитетность и влиятельность ее в деловом мире;
10. Ритуальная функция, включающую передачу организационных ценностей, сохранение традиций, совершение организационных церемоний;
11. Самопрезентационная функция, предполагающая официальное представление организационных проектов, товаров в рекламных целях;
12. Рекреационная функция, ориентированная на обеспечение отдыха, восстановление сил и способностей персонала;
13. Атрибутивная функция, связанная с собственной организационной идентичностью, с поддержанием принадлежности;
14. Апелляционная функция, состоящая в обращении организации к общественному мнению, поддержке общественностью.
Таким образом, создание теории организационной коммуникации позволит сформировать целостное представление о сущности, структуре, принципах построения, методах познания и средствах осуществления, закономерностях и существенных связях различных типов и видов коммуникации и преодолеть недостаточную разработанность ее основных аспектов.


Литература:
1. Schramm W. The Nature of Communications Between Humans. Urbana, 1972.
2. Dance F., Larson C. The Functions of Human Communication: A Theoretical Approach. N. Y. Holt, Rinehart & Winston, 1976.
3. Кули Ч. Общественная организация. Изучение углубленного разума // Тексты по истории социологии XIX-XX веков. Хрестоматия /Сост. и отв. ред. В.И. Добреньков, Л.П. Беленкова. М.: Наука, 1994.
4. Черри К. Человек и информация: Пер. с англ. М., 1972.
5. Урсул А. Д. Природа информации. М., 1968.
6. Каган М. С. Мир общения: Проблема межсубъектных отношений. М., 1988.
7. Шибутани Т. Социальная психология. Ростов н/Д, 1998.
8. Современная западная философия: Словарь / Сост. и отв. ред. В. С. Малахов, В. П. Филатов. - 2-е изд. М.: Тон, 1998.
9. Социологический энциклопедический словарь /Под ред Г.В. Осипова. М.: ИНФРА-М, 2000.
10. Выготский Л.С. Развитие высшей психической функции. М., 1960.
11. Леонтьев А.А. Основы речевой деятельности. М., 1974.
12. Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1998.
13. Соколов А.В. Общая теория социальной коммуникации. СПб.: Питер, 2002.
14. Делокаров К.Х., Демидов Ф.Д. Синергетика и социальная онтология // Синергетика, философия, культура. М., 2001.
15. Марков Б.В. Философская антропология: очерки истории и теории. СПб., 1997.
16. Хабермас Ю. Моральное сознание и коммуникативное действие. СПб., 2000.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия