Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Лукин С. В.
заведующий кафедрой бизнес-менеджмента Высшей школы управления и бизнеса Белорусского государственного экономического университета (г. Минск),
доктор экономических наук


Дар, пожертвование и налог в ветхом завете

Согласно как христианским, так и ветхозаветным представлениям, взаимоотношения Бога и сотворенных Им людей представляют собой обмен дарами, великую триаду даров. Первый дар - это полученные человеком от Господа блага окружающего мира, его собственные способности, таланты, сама жизнь, образ и подобие Божие, наконец, высшие дары - дары духовные. Христиане величайшим даром считают воплощение Бога Слова, Его жизнь среди людей, крестные муки и смерть ради их спасения. Дар второй - это ответный дар человека Богу, выражающийся в исполнении Божиих заповедей, посвящении Богу своего времени, всей своей жизни, продуктов своего труда. В отличие от язычников, ветхозаветные евреи и, в наиболее развитой форме этого сознания, христиане, осознавали, что в этом ответном даре нуждается сам человек, развивающий в себе способность и потребность дарить, способность, в свою очередь, получить ответный, третий, по христианским представлениям самый великий дар - жизнь вечную в Царстве Божьем.
Пожертвование человека Богу должно приносится с особым внутренним расположением, с живою и действенною верою, с надеждою и, главное, с любовью, а поэтому добровольно и с радостью. Такое пожертвование является полноценным даром. Отсутствие же такого расположения низводит пожертвование к налогу, тяжкой обязанности. Внутреннее расположение человека может свести пожертвование к налогу, но может и налог возвысить до пожертвования. Это внутреннее различие для религиозного сознания принципиально важнее различия между обязанностью и свободной волей, между фискальным платежом и добровольными расходами.
Дары Авеля и приношение Каина
Четвертая глава Книги Бытия начинается повествованием о первом рождении человека и первом приношении даров Богу. `:И был Авель пастырь овец, а Каин был земледелец. Спустя несколько времени, Каин принес от плодов земли дар Господу; и Авель также принес от первородных стада своего и от тука их. И призрел господь на Авеля и на дар его; а на Каина и на дар его не призрел:` [*]. Внутреннее расположение человека определяет его выбор, в частности и выбор профессии, рода деятельности. По словам святителя Филарета Московского, `два различные рода жизни, избранные детьми Адама, рассматривать можно также в отношении к их личным качествам. Земледелие требует более телесной силы; скотоводство, состоя в попечении о живущих тварях, дает некоторое упражнение сердечной благости. Земледелие привязывает к земле; жизнь пастушеская, по обычаю древних, есть жизнь кочевая и странническая, и поэтому особенно любезная тем, которые признают себя странниками и пришельцами на земле` [*].
Примечательно, что когда речь идет о принесении даров, Каин упоминается первым, при принятии их - наоборот, Авель становится как бы старшим, а Каин - младшим, но уже по своему духовному возрасту. Авель принес полноценное пожертвование, дар, лучшее из продуктов своего труда по расположению сердца, благодарного Творцу за Его дары. Каин же не имел, судя по неприятию его пожертвования, такого душевного расположения, он, скорее, уплатил налог. Следует заметить, что синодальный перевод этого текста не отразил различия, имеющегося в греческом и церковнославянском текстах Книги Бытия. Приведенный выше стих 5 четвертой главы Бытия по-церковнославянски читается так: `И призре Богъ на Авеля и на дары его: на Каина же и на жертвы его не внятъ` [*]. Различные названия приношений показывают различие в душевном расположении приносящих. По словам св. Иоанна Златоуста, `Назвав овец дарами, и плоды земные - жертвою, божественное Писание этим научает нас, что Господь ищет не приведения бессловесных и не приношения плодов земных, но только душевного расположения. Поэтому и теперь, в зависимости от расположения, один был принят с даром, а другой по тому же отвергнут с жертвою` [*]. Слово `дар` выражает в этом стихе более высокое состояние души Авеля, принесшего с радостью первородных и, притом, отборных ягнят. Любящее сердце побуждает человека отдать объекту любви лучшее из того, что у него есть. Принятие дара Авеля стало оценкой его праведности и совершенства. Жертва означает расставание с приносимым с некоторой неохотой, внутренним самопринуждением, не без борьбы. Каин приносит плоды земли с целью заглушить голос совести, напоминающий ему об ответном даре Богу. В повествовании о принесении даров Авелем и Каином не упоминается количество принесенного, ни абсолютное, ни относительное. Тогда еще не существовало института десятины - благочестивой традиции, введенной Авраамом и ставшей затем ветхозаветным законом.
Книга Бытия о дарах и жертвах
Во многих главах книги Книге Бытия повествуется о принесении благодарственных жертв Богу и преподнесении подарков других людям. В VIII главе впервые упоминается о благодарственной жертве на специально устроенном священном алтаре. Праведный Ной, выйдя из ковчега, принес, отобрав лучших животных из тех, что находились в увеличенном количестве, жертву всесожжения, ставшую символом покаяния за прошлые грехи человечества и благодарности за спасение во время потопа [*].
Следующее жертвоприношение Богу упоминается в жизнеописании о жизни великого праведника Авраама [*], вера и благочестие которого были столь велики, что, согласно христианскому вероучению, он стал родоначальником народа, в недрах которого спустя 55 поколений воплотился Спаситель человечества, принесший величайшую жертву, искупившую грехи людей. Возвращаясь после победы над царем Кедорлаомером, Авраам встретил Мелхиседека, царя Салимского, `священника Бога Всевышнего`. Всего три стиха посвящено этой встрече, но о ней написаны целые богословские трактаты. Слишком уж необычна во всей библейской истории личность Мелхиседека. В аспекте нашего вопроса, важно заметить, что Мелхиседек принес в дар Аврааму хлеб и вино, последний же, в ответ `дал ему десятую часть из всего` [*]. Тем самым Авраам положил начало церковному налогу, узаконенному впоследствии Моисеевым законодательством. Десятина, отданная Мелхиседеку, стала прообразом и налога государственного, поскольку получивший ее был не только священником, но и царем. По словам св. апостола Павла: `Ибо Мелхиседек, царь Салима, священник Бога Всевышнего,: которому и десятину отделил Авраам от всего, - во-первых, по знаменованию имени царь правды, а потом и царь Салима, то есть царь мира` [*]. Авраам стал и примером высочайшей в ветхозаветной истории силы веры, послушания Богу, поскольку продемонстрировал готовность пожертвовать Ему своего сына Исаака, дороже которого для патриарха не было ничего в его земной жизни [*].
В повествовании об Аврааме впервые в Книге Бытия встречаются упоминания о сделках купли-продажи. Примечательно, что объектами этих сделок явились не продукты ремесла или земледелия, а рабы, земля и право первородства. Впоследствии в теократическом государстве ветхозаветных евреев продажа таких активов внутри израильского общества либо вообще запрещалась, либо сильно ограничивалась. В то же время в отношениях с иноплеменниками древние евреи предпочитали дарам куплю-продажу. Обмен дарами объединяет, связывает людей, способствует возникновению общности между ними. Купля - продажа, напротив, очерчивает границы между людьми, не налагает никаких обязательств на продавца и покупателя по продолжению отношений, поддерживает между ними дистанцию и способствует сохранению взаимного отчуждения. Оттого и Авраам отказался от предложения иноплеменника Ефрона Хеттеянина получить землю для захоронения на ней умершей Сары в дар, а предпочел купить ее [*].
Первые две описанные в Бытии сделки совершались между уже выделенной Богом семьей Авраама и иноплеменниками и способствовали этой обособленности. Третья же сделка представляет собой продажу прав первородства Исавом Исааку и становится видимым проявлением разделения в семье и вражды между братьями. Здесь оба брата предстают в неприглядном виде. Данный фрагмент, кроме прочего, еще и прекрасный пример, иллюстрирующий теорию предельной полезности - продажа голодным Исавом права первородства за чечевичную похлебку, предельная полезность которой в тот момент оказалась для Исава большей. Важно заметить, что последовавшее спустя много лет примирение Исаака и Исава, сопровождалось принесением богатых даров первым второму [*].
В жизнеописании праведного Авраама и его потомков неоднократно упоминается о подарках, сделанных с различной целью. Египетский фараон, а несколько позже и царь Герарский Авимелех стремились искупить свою невольную вину перед Авраамом. [*]Дары стали свидетельством заключения договора между теми же Авимелехом и Авраамом. [*] Другой пример: раб Авраама преподносит подарки невесте сына своего господина и ее семье в знак благодарности за согласие стать женой Исаака. [*] При всем различии мотивов этих дарений, все они были призваны стать залогом дальнейших мирных отношений и сотрудничества.
Обычаи архаичного человечества, не трансформировавшиеся под гнетом товарно-денежных отношений, в частности, понимание блага как дара, который `блаженнее давать, нежели принимать`, веками сохранялись у американских индейцев. Встреча североамериканской и европейской цивилизаций показала, что их взгляды на собственность, обмен и накопление благ существенно различаются. У индейцев существовал обычай переходящих даров, немало удививший высадившихся на американский берег европейцев, давших индейцам пренебрежительную характеристику `индейские даватели`. Были крайне озадачены и коренные американцы, когда они увидели, что белые пришельцы забрали их подарки безвозвратно. Индейцы ожидали, что европейцы отдадут назад преподнесенные им дары, чтобы процесс дарения не прекращался. По замечанию М. Нотона и Х. Алфорд, `коренные американцы знали (и мы должны этому учиться), что если подарком не поделиться, то он испортит владельца. Тот, кто использует подарок в целях эгоистического накопления, не позволяя переходить ему из рук в руки, им же и развращается` [*].
Ветхозаветные жертвы и налоги
Закон Моисея и ветхозаветная традиция предусматривали как добровольные и обязательные жертвы Богу, так и церковный и государственный налоги.
Установленные Законом Моисеевом многочисленные разновидности обязательных и добровольных жертв непосредственно Богу носили воспитательное и пророческое значение. Важнейшее значение имели жертвы за непреднамеренный грех. В жертву приносились животные, которые, согласно ветхозаветным воззрениям, умирали вместо согрешивших людей. Последствием греха является смерть, но, согласно представлениям древних израильтян, Господь милостиво позволяет искупить грех, совершенный по ошибке, смертью животного. Обряд принесения жертв, подробно описанный в Книге Левит[*], символизировал перенесение невольного греха людей на жертвенное животное. Различались четыре вида данной жертвы: за грех первосвященника; за грех всего народа израильского (в этих двух случаях приносилась самая дорогостоящая жертва - телец); за грех начальствующего приносился козел и за грех простого израильтянина - коза или овца, а в случае крайней бедности - два голубя или горлицы.
Второй тип жертв - жертва всесожжения, когда животное после заклания сжигалось полностью, символизировала полную преданность приносившего жертву Богу. В качестве жертвы всесожжения израильского народа приносили, в частности, ежедневно утром и вечером по одному однолетнему барану. [*] Дополняло жертву всесожжения хлебное приношение, [*] бескровная жертва, состоявшая из хлеба, вина и оливкового масла.
Следующим типом жертв была мирная жертва. [*] Как и в предыдущем случае, в жертву приносился мелкий или крупный скот, однако сжигался лишь их жир (самая ценная часть), что символизировало отдачу Богу самого лучшего, остальное предназначалось для трапезы приносящего жертву и его родственников в знак примирения с Богом. Предусматривались, наконец, ветхозаветным законом и жертвы повинности. [*] Приносились они с целью возмещения ущерба, нанесенного по ошибке или сознательно. Для полного возмещения полагалось сверх определенного размера внести дополнительно пятую его часть. Обряд приношения этой жертвы почти не отличался от обряда принесения жертвы за грех.
По христианским воззрениям, ветхозаветные жертвы имели для Израиля прежде всего пророческое значение, они были, по словам апостола Павла, `образом и тенью небесного` [*], то есть пророчеством о принесении Христом Себя в жертву за грехи человечества.
С выделением в теократическом древнееврейском государстве сословия священнослужителей и установлением регулярного богослужения возникла необходимость в церковном налоге. Как уже отмечалось, прообразом его послужила десятая часть военной добычи, отданная Авраамом Мелхиседеку, первосвященнику и царю. Исторически институт десятины присутствовал и у многих древних языческих народов, например, у финикийцев, карфагенян, аравийцев, греков и римлян. У древних евреев десятина была предписана Законом Моисеевым, согласно которому Израиль должен был ежегодно отдавать десятую часть урожая и приплода скота. `И всякая десятина на земле из семян земли и плодов дерева принадлежит Господу; это святыня Господня: И всякую десятину из крупного и мелкого скота, из всего, что проходит под жезлом десятое, должно посвящать Господу` [*]. Помимо прочих целей, десятина шла на содержание левитов, не получивших наделов при разделе земель после завоевания древними евреями Ханаана (они получили лишь пригородные участки для выпаса скота). Из полученной десятины левиты, в свою очередь, тоже выделяли десятину на содержание священников. [*] Десятина натуральная, согласно Закону, могла быть заменена десятиной денежной с прибавкой 1/5 части суммы. Это называлось выкупом десятины. [*] В семилетнем цикле, завершавшемся субботним годом (в который урожай не собирался, и десятина не выплачивалась) два года из шести отличались тем, что десятина должна была приноситься не в святилище, а отдаваться живущим рядом левитам, а также бедным (вдовам, сиротам, а также странникам). [*] Исторические книги Ветхого Завета повествуют о том, что предписание о десятине во многие исторические периоды не соблюдалось или соблюдалось частично. Цари и правители иудейские, например, Езекия и Неемия, неоднократно восстанавливали сбор десятины, а пророк Малахия укорял израильтян за то, что десятина выплачивается лишь частично. [*] В новозаветное время фарисеи распространили взимание десятины на все виды доходов и вменяли себе в праведность скрупулезное отделение от всего имущества десятой части, включая в нее травы, фрукты и овощи. [*]
Своеобразной формой церковного налога являлись и предписанные пожертвования в пользу бедных и странников: `Когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего и оставшегося от жатвы твоей не подбирай, и виноградника твоего не обирай дочиста, и попадавших ягод в винограднике не подбирай; оставь это бедному и пришельцу` [*].
Предусматривались ветхозаветным учением и разнообразные добровольные прямые (жертвоприношения животных и жертвы на храм) или опосредованные (бедным) пожертвования натуральными продуктами или деньгами и драгоценностями. [*] Размер этих приношений определялся, разумеется, внутренним душевным расположением приносящего пожертвования.
С введением институтов царской власти в Древнем Израиле возникла необходимость и введения государственных налогов. В I Книге Царств описывается переход от теократии к царской власти. Самуил, пророк и последний судья израильский, перечисляя немалые издержки царской власти, которые должен нести народ, упоминает и регулярный налог - десятину урожая и приплода скота. Он заканчивает свою речь пророчеством: `И восстенаете тогда от царя вашего, которого вы избрали себе; и не будет Господь отвечать вам тогда... Но народ не согласился послушаться голоса Самуила, и сказал: нет, пусть царь будет над нами; и мы будем как прочие народы: будет судить нас царь наш, и ходить перед нами, и вести войны наши` [*]. Народ израильский, таким образом, оценил выгоды царской власти выше издержек на нее. В Книгах Ветхого Завета упоминаются как регулярные прямые налоги (подати), так и косвенные (пошлины) и чрезвычайные налоги. Последние носили, как правило, целевой характер и собирались для постройки храма при царе Соломоне, для выплаты огромной суммы в 1000 талантов серебра (несколько десятков тонн) Ассирийскому царю Фулу, угрожавшему разорить землю Израилеву или для уплаты дани победившему израильтян фараону Нехао. [*] Нередким явлением было, судя по историческим книгам Ветхого Завета, и потеря царями чувства меры при наложении налогового бремени на подданных, с одной стороны, и нравственные спады среди подданных, с другой стороны. Усиление налогового бремени стало поводом для разделения единого Царства и появления царств Израильского и Иудейского. Царь Ровоам, послушавшись незрелых советников, сделал попытку увеличить налоги: `И говорил он по совету молодых людей, и сказал: отец мой наложил на вас тяжкое иго, а я увеличу иго ваше : И послал царь Ровоам Адонирама, начальника над податью; но все Израильтяне забросали его каменьями и он умер: И отложился Израиль от дома Давидова до сего дня` [*]. Ветхозаветная история свидетельствует о нежелании израильтян платить не только налоги государственные, но и церковную десятину как о явлении периодических религиозных спадов в Израиле. [*]
В заключении следует коснуться и древней традиции, о которой несколько раз упоминают авторы книг Ветхого Завета. Речь идет об освобождении от какого-либо налогообложения священников, левитов, певцов и других служителей, живущих за счет пожертвований и десятины. [*] Ветхозаветная традиция сформировала два принципа налогообложения: не облагать налогами пожертвования и не допускать двойного налогообложения.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия