Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ЭКОНОМИКА И ОБЩЕГУМАНИТАРНЫЕ ЦЕННОСТИ
Емельянов С. А.
доцент Смольного университета Российской академии образования (г. Санкт-Петербург),
кандидат философских наук


Модернизация России и "философия богатства"

Россия в конце ХХ в. в процессе очередной `модернизации` согласно официальной версии подверглась второму `испытанию капитализмом`. Что получилось в итоге - никто, скорее всего, не может точно объяснить. Во всяком случае, результаты и последствия `второго капитализма` в России также неоднозначны и противоречивы, как и результаты `первого`. Но между ними имеются принципиальные различия в исходных позициях, целях, формах и методах движения. Если `первый капитализм` конца ХIХ - начала ХХ вв. был связан с заменой старых, отживших феодальных и патриархальных отношений, то второй - с заменой социализма, хотя и деформированного, т.е. направления движения этих вариантов разные. Если первый вариант был связан с определенным небольшим прогрессом, то второй - скорее всего с регрессом и процессом становления тотальной гегемонии капитала.
В настоящее время нет работы `Капитал ХХI века`, т.е. целостной обобщающей работы, характеризующей анатомию современного буржуазного мира. Но есть целая совокупность работ, которые позволяют при определенном их соединении и интерпретации дать ответ на вопрос, что же все-таки представляет собой современный капитал. [*]
Конкретное, по Гегелю, есть результат, но результат вместе с процессом своего становления. (`Суть дела исчерпывается не своей целью, а своим осуществлением, и не результат есть действительно целое, а результат вместе со своим становлением; цель сама по себе есть безжизненное всеобщее, подобно тому, как тенденция есть простое влечение, которое не претворилось еще в действительность:`)
Анализ процесса становления капитала ХХI в. помогает пониманию того, что он представляет из себя в настоящее время. В его генезисе можно условно выделить несколько основных уровней.
Первый уровень - это капитализм ХIХ века. В данном случае речь идет о классической западной модели отношений труда и капитала. Это слабо нормированный рабочий день, преимущественно индустриальный `отчужденный` труд на фабрике при почти полном отсутствии социальной защиты и низкой заработной плате как основном стимуле к производительной `трудовой` деятельности. Это по сути дела первый пласт анатомии современного капитала - классический `обычный` капитализм (`царство естественной необходимости`).
Второй уровень, через который прошло человечество в начале ХХ в. и который в `модернизированном` виде сохраняется до сих пор - это мир эпохи империализма.
В написанной в 1916 г. работе `Империализм как высшая стадия капитализма` В.И. Ленин к числу родовых черт империализма отнес пять главных признаков:
1. Концентрация производства и капитала, дошедшая до такой высокой ступени развития, что она создала монополии, играющие решающую роль в хозяйственной жизни;
2. Слияние банковского капитала с промышленным и создание, на базе этого `финансового капитала`, финансовой олигархии;
3. Вывоз капитала, в отличие от вывоза товаров, приобретает особо важное значение;
4. Образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие мир;
5. Закончен территориальный раздел земли между крупнейшими капиталистическими державами.
Третий уровень связан с Великой депрессией на Западе в конце 20-х - начале 30-х годов ХХ в., которая выявила противоречия капитализма и заставила искать модели, сочетающие рыночное и плановое начало. Этот этап в развитии капитала привел к началу Второй мировой войны.
Четвертый уровень - неолиберальный реванш с конца 70-х начала 80-х гг., особенно проявившийся после краха СССР и мировой социалистической системы. Этот уровень совпадает с эпохой глобализации (как высшей стадии империализма) и эпохой тотальной гегемонии капитала.
Нетрудно заметить, что все пять выделенных В.И. Лениным признаков империализма находят в эпоху глобализации свое достаточно выпуклое и полное выражение.
Одним из механизмов осуществления глобализации, т.е. установления `Нового мирового порядка` является ведение информационно-финансовой войны посредством развития сети телекоммуникаций и перехода к `информационному обществу`. Специфику современной невидимой войны определяет разрушение идентификационной сферы человека и поражение его сознания.
Деньги являются важным феноменом капиталистического общества. Бумажный доллар появился в 1785 г., как результат революционной войны в США. Его второе рождение обусловлено гражданской войной Севера и Юга. Потом он сам стал `крестным отцом` всех войн и террора, закрепившись в результате I мировой войны и, в особенности II мировой войны.
Но в настоящее время деньги становятся совсем иными, чем в ХIХ - начале ХХ вв. Деньги - это уже не `ставшая самостоятельной меновая стоимость в ее всеобщей форме` (К. Маркс). С 1944 г. по Бретон-Вудскому соглашению доллар имел золотое обеспечение. С 1971 г. вследствие практически полного исчерпания золотого запаса США была юридически приостановлена практика обмена доллара на золото. Но в силу инерции и PR-акций человечество продолжает воспринимать доллар, имеющий некоторую аналогию с билетом МММ как по сути, так и по внешнему оформлению, в качестве денег.
Доллар стал деньгами денег, т.е. тем, что стало необходимым как средство платежа и (что еще важнее) как средство определения цены всех остальных денег, валют. Доллар как метаденьги назначает ранги и спрос на все другие деньги и собирает со всего земного шара денежный налог в Федеральную резервную систему США.
Благосостояние любой страны по большому счету определяется, прежде всего, принятой системой денежного обращения: печатает ли она свои деньги или пользуется чужими, и какая плата за пользование деньгами взимается с тех, кто производит товары. Наиболее точно схему этого надгосударственного управления охарактеризовал М. Ротшильд: `Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто создает ее законы`.
Крах глобальной долларовой пирамиды представляет серьезную опасность, и именно с этим обстоятельством, с некоторой `отстройкой` от обреченного доллара связано срочное введение Евро и переход на единую валюту стран Азиатского и Тихоокеанского регионов (сингапурский доллар). Можно сказать, что сейчас наблюдается вхождение денег в некоторое новое состояние, характеризующееся крайней сложностью мира денег.
Во-первых, деньги превратились из `нормальных` в совокупность денег и ценных бумаг. Во-вторых, эти деньги чрезвычайно тесно связаны с конкретными финансовыми институтами. В результате образуются виртуальные деньги. В этих условиях наиболее выгодным способом для `делания` денег становится финансовая спекуляция.
Деньги из универсального стабилизатора рынка превращаются в универсальный дестабилизатор.
`Труд и только труд,- отмечает А.И. Субетто, - порождает капитал. Капитал, однажды появившись, начинает противостоять своему `родителю`. [*]
Современный капитал, в отличие от старого классического капитализма ХIХ века, стремится купить не только способность человека к труду, но и хочет подчинить себе человека в целом.
Можно сказать, что современный капитал создает своеобразное поле, которое подавляет человека и изменяет его потребности, интересы и ценности. Попадая в поле гегемонии капитала, человек начинает жить и работать по правилам этой власти. Его покупают на работе, его превращают в члена корпоративной структуры, он является клиентом корпорации как потребитель, им манипулируют как политической марионеткой с помощью политических технологий, он становится объектом идеологического манипулирования со стороны средств массовой информации. [*]
Капитал превращается в социальную мегамашину и возникает капиталократическая система (термин А.И.Субетто). Одной из сторон капиталократии является бюрократия. У К.Маркса есть достаточно проницательное замечание о том, что бюрократ делает своей частной собственностью государство. На верхнем уровне приватизацию государства осуществляет финансовая капиталовласть. Бюрократ приватизирует должностные полномочия для приобретения капитала. Можно сказать, что бюрократ приватизирует всю `пирамиду управления`, которая находится в сфере его полномочий, с тем, чтобы максимизировать реализацию своего экономического интереса. [*]
Достаточно ясно выразил кредо мировой финансовой капиталократии глава Европейского Банка Реконструкции и Развития (ЕБРР) Жак Аттали: `Власть измеряется количеством контролируемых денег - вначале посредством Силы, потом посредством Закона. `Козлом отпущения` при этом является тот, кто оказывается лишенным денег и кто угрожает порядку, оспаривая его способ распределения` [*].
Кроме Китая, `козлами отпущения`, в которых США видят потенциальную угрозу установленному порядку распределения власти и денег, являются Ирак, Сербия, Куба и Россия. В ней еще сохранились традиционные представления о распределении власти и денег.
Россия по-прежнему остается одной из богатейших стран в мире и имеет все необходимое для устойчивого развития без помощи извне. Россия располагает всем набором полезных ископаемых, сырьевой базой, мировыми запасами нефти, газа, уникальной энергетической системой, высокообразованными специалистами и управленцами среднего звена. Но с крушением коммунистической идеологии в СССР теоретический материализм немедленно трансформировался в материализм практический, и в результате замкнутости на надгосударственную концепцию управления происходит достаточно сильная социальная дифференциация - возникает социальное неравенство. В России вместо `миллионов собственников` появились десятки миллионов бедных и нищих.
Пример `реформирования` нашего государства убеждает в том, как легко и быстро можно перераспределить общественное богатство, сформировать небольшие группы миллионеров и миллиардеров (`олигархов`) с идеологией `практического материализма`. И как сложно создать общество всеобщего благосостояния, устроить справедливую жизнь, что и было приоритетной политикой в Советском Союзе, где, в отличие от Запада, плановое хозяйство обеспечивало социальные гарантии и защищало самых бедных от безысходной нищеты.
Мыслители доиндустриального периода считали проблему бедности идеальной и приемлемой формой существования. Нужда являлась духовно облагораживающим условием жизни. На подобное отношение повлияли религиозные постулаты и христианская традиция, согласно которым помощь бедным была богоугодным делом, а бедность - принципом жизни, сознательно выбираемым и отстаиваемым. Бедность и ее крайняя форма проявления- нищенство (пауперизм) не связывались с понятием ответственности людей за свое положение.
С появлением `экономического человека` происходит смена установок по отношению к бедным и бедности вообще в массовом сознании и социальной мысли, выделение проблемы в особую сферу познания и поиск научных методов ее исследования и решения.
Признание функциональной связи капитализма и бедности привело к рассмотрению данного явления преимущественно через экономические факторы, сквозь призму экономических отношений, этики труда и некоторого универсального эталона нужды, выраженного в количественных показателях (сумма дохода, стоимость средств существования и т.д.). Учитывались при этом также как физиологические факторы, представленные в виде количества средств существования, необходимых для поддержания физической дееспособности, так и социальные факторы, отражающие отношения зависимости, эксплуатации и неравенства. Ученые, обозначив проблему, искали универсальные, абсолютные и количественные характеристики ее проявлений и предлагали реальные пути преодоления нужды. Общим принципом было рассмотрение явления через парадигму причины, так как стратегия реформирования зависела от выявления корней явления и эффективности поиска `виновных`. В зависимости от точки зрения по этому вопросу предлагалось привить нравственные принципы, изменить человека, самих бедных или реформировать общество и социальную структуру.
Примерно с середины ХХ в. признается закономерность (постоянство) существования бедности и `свобода` в выборе предпочитаемого стиля жизни. Современное общество благосостояния не включает бедность в свою культуру, оставляя ее в собственном замкнутом пространстве. Неприятие бедности переводится в плоскость неприятия бедности как стиля жизни. Считается, что бедный- это неудачник с точки зрения естественного отбора. Сама же социальная действительность признается `разумной` и рекомендуется изменять образ жизни `неудачников`, а не само общество.
СССР и Россия с точки зрения проблем бедности в общенаучном плане представляют особый интерес. Бедность существовала и в Советской России, как не устают напоминать нам `реформаторы на американской тяге`. Но никогда еще в новейшее время,- как утверждает С.Коэн,- это явление не носило такой масштабный, такой глубокий, такой отчаянный характер`. [*]
Следует напомнить, что заработная плата рабочих в капиталистическом обществе - это цена их рабочей силы, которая должна обеспечивать ее нормальное воспроизводство. Это означает, что зарплаты должно хватать для удовлетворения соответствующих современной экономике потребностей самого работника и членов семьи, находящейся на его обеспечении, в том числе потребностей в приобретении жилья и получения образования.
Последний этап `модернизации` российского общества связан с установлением заработной платы, которая исходит не из социального стандарта нормального воспроизводства рабочей силы, а из прожиточного (`экзистенц`) минимума. При этом наблюдается обращение достаточно широкого круга исследователей к `теоретическому` изучению феномена бедности.
В теоретических исследованиях понятие `бедность` обычно связывают с понятием `богатство`, но при этом проблема не рассматривается чаще всего в социально-экономическом аспекте. `Под бедностью, - пишут Л.Т. Волчкова и В.Н. Минина, - в широком смысле мы понимаем такое состояние, при котором возникает несоответствие между достигнутым средним уровнем удовлетворения потребностей и возможностями их удовлетворения у отдельных социальных групп, слоев населения. Она характеризуется неразвитостью самих потребностей, стремлением удовлетворять материальные потребности и нужды в ущерб духовным и социальным (выдел. мной, С.Е.), нарушением (разрывом) социальных связей` [*].
Определение `богатства` заимствуется данными социологами из марксовых `Экономических рукописей 1857-1859 годов` (первоначальный вариант `Капитала`) и трактуется как социологическая категория, которая характеризует `многогранность, развитость общественных потребностей и связей`. Действительное богатство общества заключается, оказывается, `в культивировании всех свойств общественного человека и производство его как человека с возможно более богатыми свойствами и связями, а потому и потребностями. В конечном счете это производство человека (выдел. мной, С.Е.) как возможно более целостного и универсального продукта общества, ибо для того, чтобы пользоваться множеством вещей, человек должен быть способен к пользованию ими, т.е. он должен быть в высокой степени культурным человеком` [*].
При этом все практические рекомендации `Как стать богатым`, `Как делать деньги` и `Как стать миллионером честным путем` и т.д. под `богатством` понимают не `богатство человеческих потребностей и способностей`, а именно реальные (`виртуальные`) деньги, которые не являются даже капиталом и давно уже `оторвались` от своего `родителя`- труда. Практически во всех `пособиях` на первом этапе на пути к богатству обычно предлагается иметь ясную и твердую цель (`иметь много денег`). Деньги из наиболее развитой формы стоимости превращаются в главный смысл человеческой жизни.
В часто цитируемой и переиздаваемой в постсоветское время книге Наполеона Хилла `Думай и богатей` предлагает метод, при помощи которого желание достичь богатства превращается в свой финансовый эквивалент, а не `характеризует многогранность, развитость общественных потребностей и связей`. Этот метод превращения желания в золото состоит из шести определенных практических ступеней, а именно:
Первое. Следует определить для себя точную сумму денег, которую хочется приобрести. (Нота бене!! - С.Е.)
Второе. Необходимо определить точно, чем можно пожертвовать, чтобы достичь желаемого.
Третье. Желательно наметить точную дату, когда необходимо заполучить нужную сумму.
Четвертое. Надо разработать определенный план осуществления своего желания и начать немедленно приводить план в действие.
Пятое. Следует в письменном виде изложить точную сумму требуемых денег, время их приобретения, то, от чего можно отказаться во имя этих денег и план приобретения состояния.
Шестое. Рекомендуется дважды в день читать вслух свою запись - один раз перед сном, другой утром. И читая, воображать, что желаемая сумма уже имеется в наличии у читающего. [*]
Если автор `Философии нищеты` П.Ж.Прудон, склонный в определенном смысле к диалектике, был составлен из `с одной стороны`, `с другой стороны` и постоянно колебался между капиталом и трудом (между признанием и непризнанием в гегелевском смысле `разумности` капиталистической действительности), то у современных авторов `Философии богатства` таких колебаний обычно не возникает.
`У нас, - отмечает Н. Хилл, - капиталистическая страна. Она развивается благодаря капиталу и мы, те, кто пользуемся благами свободы и возможностей (стиль!! - С.Е), кто стремится к накоплению богатств, должны знать, что ни богатств, ни возможностей у нас не было бы, если бы организованный капитал не дал их нам (выдел. мной, С.Е.)`. [*]
Скорее всего, что, выполнив все шесть пунктов согласно рекомендациям Н.Хилла, у желающего `достичь богатства` не возникнет непреодолимого желания заниматься производительным трудом. Вполне возможно, что соискатель недуховных богатств займется самым успешным на сегодня бизнесом в России - организованной преступностью или станет игроком на одном из рынков (фондовом или финансовом), являющимся составной частью мировой финансовой капиталократии.
Нам настойчиво предлагают `привлекать деньги`, заниматься дианетикой, аутотренингом, фитнесом, становиться успешными и здоровыми. Но здоровыми надо быть не для того, чтобы стать реальным субъектом социальных преобразований и изменить социальную действительность, а для того, чтобы стать богатыми в материальном смысле.
Короче говоря, делается все возможное, чтобы человек, полностью признавая существующую действительность `разумной`, хотел только `иметь`, но не посмел бы `быть` и не смог стать реальным субъектом социальных преобразований. В этом и проявляется `нищета` современной философии.
Можно пожалеть о том, что наряду с существованием достаточно большого количества современной литературы под условным названием `Философия богатства`, не написана пока книга `Нищета современной философии`.
Западный журналист П. Хлебников отмечает, что никогда прежде в долгой и нередко трагической истории России картина не была более грустной и безнадежной. В прошлом крупнейшие национальные бедствия - нашествие татаро-монголов, период Смуты, Гражданская война и коллективизация, нацистская оккупация - удавалось преодолеть, потому что страна располагала гигантскими человеческими ресурсами. У страны была мощная и растущая демографическая база и здоровая национальная культура, которая передавалась из поколения в поколение. Но сегодня все иначе. Демографическое будущее представляется туманным. Народ полностью деморализован. Можно сказать, что россияне совершают `коллективное самоубийство`. [*]
Богатыри, святые и рабочий класс в России есть, и они в принципе могут стать реальными `субъектами социальных преобразований`, не погибнув в безвестности, даже не имея значительных материальных и финансовых средств для борьбы за народное счастье. Официальная же политическая `оппозиция` в лице КПРФ и другие политические силы содержаться из того же финансового источника, что и сама существующая по сути дела надгосударственная власть. Если смотреть правде в глаза, то надо сказать, что и `либералам`, и `государственникам` надо же на что-то жить и содержать своих родственников.
При этом любые героические усилия участников производительного труда в значительной мере сводятся на нет путем неизбежной перекачки всех богатств в международную корпорацию кредиторов. При существовании в России достаточно сильной социальной дифференциации (`социального неравенства`) и весьма значительном децильном коэффициенте (соотношение в уровнях среднедушевого дохода 10% наиболее богатого населения и 10% наиболее бедного) вертикаль власти приобретает устойчивость не в `положительном`, а в `отрицательном` смысле (`мало ресурсов для политической борьбы`) и существенно снижается глубина обратных связей в системе `власть-общество`.
Очевидно, что для того, чтобы Россия могла существовать не только как географическая единица, но и как богатеющие (в материальном и духовном смыслах) народ и культура, необходима национальная идея, находящаяся в русле ее социальной наследственности. Она должна возрождать образ жизни, хранящийся в коллективном бессознательном нашего народа и учитывать положительный опыт строительства социализма в СССР.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия