Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ЭКОНОМИКА И ОБЩЕГУМАНИТАРНЫЕ ЦЕННОСТИ
Лупанов В. Н.
доцент кафедры социологии Санкт-Петербургского государственного инженерно-экономического университета,
кандидат социологических наук


Теоретико-методологические парадигмы и подходы в исследовании социальных институтов

Эффективность решения глобальных проблем, стоящих перед человечеством в XXI в. зависит, в частности, от правильного понимания места и роли в обществе социальных институтов.
В истории социологической мысли в теоретическом плане выделяют несколько методологических парадигм, пытающихся с разных сторон изучать социальные институты.
Первая парадигма возникла в рамках классической социологии, когда общество рассматривалось как целостность со своей структурой. Здесь к обществу, его структурам подходили с точки зрения всеобщих философских понятий. Выделялись объективный и субъективный подходы.
В рамках субъективистской парадигмы подчеркивается ведущая роль индивидов, субъектов социальной деятельности, формирующих соответствующий тип общества. Такая позиция характеризует специфический характер социальных отношений людей, строящих институциональные отношения на основе существенных и разнообразных потребностей людей, вытекающие из практики их повседневной жизни. Без этих потребностей и социальных связей между людьми - институты существовать не могут. При субъективистской парадигме, как отмечал Н. Флигстин, [*] различные теории исходят из пластичности институтов, которые со временем изменяются и носят социально-конструктивистский характер. Это значит, что институты в рамках этого направления предстают как результат взаимодействия социальных субъектов.
При объективистской парадигме институциональная основа общества понимается как социальная система, объективная реальность, существующая и развивающаяся независимо от воли и действий человека. Общество представляет собой институциональную структуру, которая постоянно складывается определенным, присущим ей образом, независимо от того, как и какие бы конкретно социальные субъекты не взаимодействовали между собой. Общество в данном случае есть реальность, существующая сама по себе, которая не выводится из свойств действующих в обществе субъектов, а развивается по собственным законам.
Общество предстает институциональной макроструктурой, существующей объективно как результат предшествующей деятельности людей, отделенный во времени и пространстве. В определенных границах эта структура, образованная комплексом постоянно функционирующих социальных институтов, остается неизменной, несмотря на то, что ее внешние проявления постоянно меняются. Это и есть объективный или системный уровень рассмотрения общества. Поскольку в рамках объективистской парадигмы социальные процессы рассматриваются преимущественно на макроуровне, такой подход часто называют макросоциологическим.
Наиболее известными теориями и направлениями в рамках объективистской парадигмы являются идеи Э.Дюркгейма и Т. Парсонса.
Так Э.Дюркгейм законы и обычаи, включающие право, верования, мораль, воспитание, все поведение, `установленное группой`, объединяет одним понятием - социальные факты. Социальные факты - это коллективные представления, обладающие двумя признаками: а) существуют вне индивида; б) оказывают на него принудительное действие.
Социальные факты Дюркгейм называет институтами и определяет их как "фабрики воспроизводства" социальных связей, как определенные типы отношений между людьми, которые постоянно востребованы обществом и поэтому возрождаются вновь и вновь.
Значительный вклад в разработку системного подхода к социальным институтам внес известный американский социолог Т. Парсонс. Понимая социальную жизнь как стремление к порядку, он пытался найти этот порядок на основе объединения предыдущих теорий. Для этого он задумал синтез понимания социального порядка как: а) сознательного договора людей; и б) как внешних, принудительных для людей факторов, заставляющих их координировать свои действия.
Системный подход у Т.Парсонса включал синтез трех объектов исследования: общество как целое; действующие конкретные индивиды и способ их связи (интеграция, взаимовлияние, детерминация).
Т. Парсонс начинает свои построения с теории социального действия. Индивиды - физическое основание любого общества - биологические организмы, наделенные стремлением действовать. В процессе взаимодействия они организуются и объединяются, координируя свои цели и установки. Исходя из этого, возникают определенные ожидания в отношении действий друг друга. Из этих ожиданий возникают социальные правила (нормы) и общепринятые ценности, помогающие гарантировать характер ответных реакций. Первоначально они носят ситуативный характер, но постепенно начинается процесс институционализации, т.е. закрепления во времени отношений между участниками действия так, что их поведение сохраняется неизменным, независимо от того, кто конкретно участвует во взаимодействии. Создается "сеть позиций", "система ролевых статусов", каждому из которых приписывается определенное ожидаемое поведение, регулируемое системой санкций.
Далее образуются культурные комплексы - символически организованные образцы, основанные на способности человека говорить и передавать опыт негенетическим путем. По мнению Т. Парсонса: `Культурные объекты - это символические элементы культурной традиции, идеи или верования, экспрессивные символы или ценностные образцы, учитываемые постольку, поскольку это толкует их как ситуационные объекты и не `интернализует` как структурообразующие элементы личности`. [*] Процесс институционализации является способом образования этих комплексов. Общество становится институционализированным действием, "застывшими" человеческими поступками. Так происходит становление социальных институтов. Эти социальные институты в свою очередь выступают подсистемами общества как целостной системы.
Именно Т. Парсонс по-настоящему утвердил системный подход в социологии, который возник в связи с необходимостью представить общество как некоторую целостность (самодостаточную и независимую), подсистемы которой (социальные институты) выполняют определенную функцию - принудительную организацию действия людей в этих институтах.
Создавая модель общества как системы, Т. Парсонс стремился охватить весь процесс: увидеть человека во взаимодействии с другими людьми и в ситуации личного выбора, а затем перейти к анализу способов, которыми социальные системы ограничивают и детерминируют (причинно обуславливают) этот выбор, формируя социальную структуру общества, его институциональный срез.
Стремясь раскрыть социальный и функциональный уровни в объяснении социальных институтов, Т. Парсонс пытался объединить два совершенно разных подхода: деятельностный (конкретный) и системный (абстрактный).
Значительный вклад в решении проблемы структуры и функций социальных институтов внесли социологи П. Бурдье, Э. Гидденс и Ю. Хабермас.
Французский социолог П. Бурдье (р. 1930), раскрыл социальную структуру общественной жизни через понятия "социальное пространство". Это совокупность "социальных отношений", отнесенных к какой - либо одной сфере жизни и представляющих собой автономные "поля" (экономическое, политическое, культурное и др.). "Социальное пространство" включает в себя определенную "конфигурацию" различных "полей", посредством которых люди взаимодействуют в обществе и удовлетворяют различные потребности.
`Поле`, в свою очередь, состоит из различных "позиций", через которые осуществляются объективные взаимосвязи людей. "Позиция" - особое место, где каждый раз, по-разному, проявляются социальные отношения. Это структурная единица социального пространства. Вне позиций взаимодействие и участие агентов в социальном отношении невозможно.
Социальное пространство состоит из структуры общества, которая представлена у П.Бурдье в двух видах: как сторона сознания людей - habitus и как часть практик, т.е. то, что мы наблюдаем в своем опыте как совокупность физических явлений. Согласно П. Бурдье, habitus (habit - привычка) детерминирована социальными отношениями и зависит от позиции индивида в социальном пространстве. Она отражает объективные социальные структуры в опыте прошлых поколений, но укоренившиеся в сознании и поведении людей. Благодаря этому опыт предыдущих поколений присутствует в настоящем как прошедшее. [*] Habitus делает возможным "преемственность институтов, их практическое приспособление, и возможность их преобразования, если это необходимо для современной жизни". [*]
Практики возникают в результате деятельности людей в "социальном пространстве". Люди, имеющие habitus, при непредсказуемом столкновении с различными событиями жизни, действуют исходя из него. Поскольку habitus содержит слепок с социальных структур, то он выстраивает поведение людей исходя из правил, существующих в обществе. Практики, с одной стороны, взаимно понятны участникам, вполне гармонизированы, а с другой - разворачиваются строго по правилам, предписанным структурой сознанию индивидов. Моменты непредсказуемости жизни дают некоторый спектр возможностей развития той или иной практики, но они ограничены в своем многообразии именно habitus`ом.
Известный социолог и автор "теории структурации" Э.Гидденс продолжает идеи П.Бурдье, но более точно формулирует структуру и функции социальной системы. Общество как социальная система производится и воспроизводится людьми, поэтому оно должно рассматриваться посредством человеческого поведения.
Социальная структура формируется благодаря действиям людей, поэтому она не внешняя, а внутренняя по отношению к деятельности индивидов. [*] Социальные системы не являются структурами, но имеют структурные качества. Главное качество структуры - ее двойственность, которая обуславливается человеческими действиями и взаимодействиями на основе интеграции. Интеграция связана с функциональными действиями людей, выступающих в двух видах: социальной и системной, находящихся в единстве и дополняющих друг друга.
Социальная интеграция - это взаимозависимость людей в непосредственном взаимодействии в обществе, а системная интеграция основана на взаимодействии людей в пространственно-временных рамках, т.е. на опыте предыдущих поколений. Таким образом, социальные отношения в обществе основаны на единстве двух основных форм, объединяемых посредством интеграции, которые и создают социальную структуру.
Как свойство структуры интеграция обеспечивает связанность пространства и времени в социальных системах. Э. Гидденс, рассматривая структуру на основе человеческого действия, выделяет в ней разные виды поведения, обусловленные правилами и ресурсами. Структура обуславливается существованием более или менее одинаковых социальных практик, придавая им систематическую форму.
Правила - способность поведения индивида реагировать на неопределенно большой спектр социальных обстоятельств должным образом. Ресурсы - способность "действовать иначе", находясь в других условиях социальной реальности. Правила и ресурсы, наиболее "укорененные", "имеющие наибольшую пространственно-временную протяженность", относятся к институциональным практикам, т.е. являются социальными институтами. Социальные институты как наиболее стабильные черты социальной жизни и есть структурные качества системы, придающие ей "жесткость" во времени и пространстве.
С одной стороны, согласно Э. Гидденсу, социальные институты - это аспекты социальной жизни, ставшие общепринятой практикой, сохраняющейся в основном в неизменной форме на протяжении ряда поколений (экономические, политические институты). [*] С другой стороны, социальные институты определяются через деятельность людей, наделенных сознанием. Человеческие действия - сплошной поток поведения, который нельзя отрывать от тела, внутренней согласованности действующей личности, от связи с окружающим миром. [*]
Так как человеческие действия носят практический характер, то они регулируются практическим сознанием, основная черта которого - "вплетенность" в практику, повседневность. В силу своей "привычности" практическое сознание не всегда полностью предвидит и осмысливает действия, которые могут иметь непреднамеренные последствия, хотя каждое действие производится осмысленно, но конечный результат может быть непредвиденным и неожиданным. Это происходит потому, что "горизонт контроля над последствием действий часто ограничен непосредственным контекстом действия и взаимодействия". [*]
Э.Гидденс пытается проанализировать механизм сохранения и воспроизводства институтов. Он считает, человеческие индивиды активно воспроизводят определенные формы поведения в разное время и в разных местах, обращаясь к своим знаниям и ресурсам.
Воспроизводство социального поведения есть одновременно и воспроизводство социальной структуры (институтов), практик, социальных систем в целом. Процесс производства и воспроизводства социальных систем, основанный на сознательной деятельности индивидов, которые полагаются на правила и ресурсы во всем многообразии контекстов действия, Гидденс называет структурацией.
Структурация - коллективное поведение людей и одновременно реализация структуры и создание социальной системы. Это понятие является центральным в концепции Э. Гидденса, которую называют "теорией структурации", что равносильно понятию "самоструктурирования". Теория `структурации` попыталась преодолеть оппозицию макро- и микро - подходов в социологии.
Ю.Хабермас (р. 1929) - немецкий социолог и философ тоже пытался найти единство в структуре, но на основе синтеза понятий `системы` и `жизненного мира`. По его мнению, общество одновременно представляет два типа порядка: "жизненный мир" и "систему".
С точки зрения `жизненного мира` индивид вовлечен в "коммуникативную систему общепринятых значений и норм" и сам стремится к "достижению консенсуса". "Жизненный мир" - исходное и центральное понятие концепции Ю.Хабермаса, так как в нем заложены запасы знания, сосредоточенные в культуре и, прежде всего - в языке. Этот мир является основанием жизненного опыта отдельных индивидов. Взаимодействие людей в таком мире возможно только как коммуникативное действие, т.е. действие на основе понимания и разделяемого знания.
"Жизненный мир" эволюционно развивается, постепенно в нем складываются структуры, относящие опыт к трем разным мирам: объективному (миру фактов), социальному (миру норм), субъективному (миру внутренних переживаний).
Структуры "жизненного мира" направлены на производство культуры, общества и личности, ибо в них раскрывается процесс производства и воспроизводства социума в ходе целенаправленной, сознательной деятельности субъектов.
С точки зрения системы общество есть первичное, выступающее как совокупность функциональных взаимосвязей в саморегулирующейся системе, в которой индивиды ей подчинены. В этом мире поведение людей рассматривается как нечто внешнее, но как включенное в те или иные социальные институты. Именно социальные институты в этом аспекте выходят на первый план, причем отдельно от общего коммуникативного опыта.
Система предстает как уже готовый результат деятельности жизненного мира, регулирует его. "Жизненный мир" начинает зависеть от системы, подчиняясь и приспосабливаясь к ней, что, однако, не означает полного подчинения. Единство этих двух миров находится в постоянном соперничестве. Соперничество между жизненным миром и системой может разрешаться как с помощью средств системы, так и с помощью жизненного мира (появление новых структур как порождений жизненного мира). С возникновением новых социальных институтов возможно как подчинение уже существующим институтам, так и создание новых институтов, более приспособленных к жизненному миру.
Рассмотренные позиции имеют сходные взгляды на природу системы, структуры и функций, но рассматривают проблему с разных сторон. Их вклад заключается в том, что они: а) сохраняют понятие структуры и системы в единстве; б) структуры (институты) внешне и внутренне принадлежат человеку, его действиям, поскольку в них содержится опыт человеческого сознания, а потому они имеют интерсубъективное существование; в) институты могут существовать и воспроизводится только в результате деятельности как предыдущих поколений, так и реально действующих; г) социальная система состоит их взаимодействий людей, связанных со структурой, а поведение людей, с одной стороны, зависят от структуры, а, с другой, структура - от поведения людей.
Институциональный подход представляют Т. Веблен, Дж. Коммонс и У. Митчелл и др. Основоположником институционализма считается американский ученый Т. Веблен. Заслуга его состояла в том, что, он, во-первых, сформулировал понятие институтов как `устойчивых привычек мышления, присущих большой общности людей`; во-вторых, исследовал происхождение институтов из инстинктов, привычек, традиций и социальных норм; в-третьих, впервые подверг научному анализу пути и формы развития институтов.
Т. Веблен развивал идею об изменчивости институтов. Согласно его мнению, институты, будучи общепринятыми, стабильны, но эта стабильность время от времени нарушается, сменяясь периодом распада одних институтов и появления других. Источниками изменения являются, во-первых, научные, технические и социальные изменения, а, во-вторых - трения между институтами, особенно сложившиеся в разные исторические эпохи.
Таким образом, важнейшим понятием институциональной теории является эволюция институтов. Во-первых, институт по своей природе обладает свойствами "непрерывности" (наследственности), представляя собой самовоспроизводящийся социальный феномен. Подобный биологическому гену, институт тоже передает информацию, но в экономической среде путем имитации и обучения.
Во-вторых, как и биологические гены, институты обладают изменчивостью под влиянием социальной, культурной, политической и природной среды, но могут возникать также и устойчивые случайные траектории развития.
В-третьих, к институтам применяется критерий "выживания" наиболее приспособленного, т.е. сохранения и распространения тех или иных институтов, которые обладают наибольшим набором "социально целесообразных" признаков. Социально нецелесообразные институты со временем заходят в тупик и прекращают свое существование.
В конце 1980-х - начале 1990-х гг. XX в. развитие институционализма было связано со складыванием нового направления институционализма (новая институциональная эволюционно-экономическая теория). Как известно, наиболее обстоятельно теоретические основания нового направления развивали Рональдо Коуз, Оливер Уильямсон, Герберт Саймон, а также Дуглас Норт и др.
По существу институциональная экономическая теория представляет собой попытку ответить на три взаимосвязанных вопроса: 1) о закономерностях развития, отбора и смены различных социальных институтов; 2) о выборе тех или иных организационных форм в зависимости от характера существующей институциональной среды; 3) об особенностях поведения экономических агентов в рамках различных организаций.
Д. Норт писал: `Институты - это `правила игры` в обществе, или, выражаясь более формально, созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми`. [*] Различия между институтами и организациями Д. Норт ставит во главу угла своей концепции институциональных изменений. [*]
Следует отметить, что данное направление развивает понятие институтов применительно к анализу экономических явлений в западном обществе и на этой основе углубляет представления об институтах в обществе. Благодаря такому подходу в центре внимания новых институционалистов оказываются отношения, складывающиеся внутри экономических организаций и между организациями. Новый подход к институтам способствует пониманию того, что институты и организации - это не одно и тоже. В анализе хозяйственной деятельности следует отделять правил игры от стратегии самих игроков. В целом, основываясь на правилах игры, игроки могут вести себя в соответствии со своими целями, которые могут не совпадать с существующими общепринятыми нормами.
Все это ставит вопрос об изменениях в самих социальных институтах под воздействием различных факторах. Эти изменения могут происходить на институциональном, организационном и индивидуальном уровнях. Речь идет о том, чтобы выяснить: во-первых, каков механизм развития, отбора и смены различных социальных институтов; во-вторых, каким образом выбирать те или иные организационные формы в зависимости от характера существующей институциональной среды; в-третьих, каковы особенности поведения экономических агентов в рамках различных организаций. Это необходимо делать, поскольку на всех уровнях взаимодействие между экономическими агентами сопровождается неизбежными затратами и потерями, для обозначения которых используется общий термин `трансакционные издержки`.
Важнейшим аспектом развития новой институциональной экономической теории является разработка структуры социальных институтов. Д.Норт выделяет три главных составляющих:
а) неформальные ограничения (традиции, обычаи, всякого рода социальные условности);
б) формальные правила (конституции, законы, судебные прецеденты, административные акты);
в) механизмы принуждения, обеспечивающие соблюдение правил (суды, полиция и т.д.).
Подход к социальным институтам на основе формальных и неформальных правил позволил подойти к проблеме поиска эффективного механизма отбора и развития (конкуренции) организаций и фирм. В связи с этим западные исследователи пришли к сетевому подходу как инструменту регулирования отношений между агентами.
Сетевой подход развивался в рамках экономической социологии. У истоков сетевого подхода стояли: Х. Уайт, М. Грановеттер, У. Пауэлл, Д. Старк и др.
По мнению М. Грановеттера, в современном обществе все пронизано `сетями` социальных отношений, т.е. устойчивыми системами связей и контактов между индивидами, которые невозможно втиснуть в рамки традиционной дихотомии `рынок - иерархия`. В современном обществе эти сети неформальных отношений позволяют находить работу, обмениваться информацией, разрешать большинство всех проблем и конфликтов, минуя судей и адвокатов. `Деловые отношения, отмечает М. Грановеттер, - перемешиваются с социальными`. [*] Предпосылку структурной укорененности он дополняет второй исходной предпосылкой - об экономических институтах как социальных конструкциях.
Эволюция сетевого подхода связана с тем, что сети вначале рассматривались в качестве аналитического инструмента (вопрос сводился к исследованию мо дели неформальных связей в рамках организаций), затем стали рассматриваться с точки зрения того, как конструируется среда организаций, и далее превратились в формальный исследовательский инструмент для анализа власти и авто номии.
В дальнейшем сетевой подход все более рассматривается как форма управления, в которых структуры сетей основаны на сотрудничестве или многосторонних межфирменных альянсах. Основой данных сетей выступает гибкая специализация, гибкие производители, умеющие быстро реагировать на изменение рыночных условий. Для того чтобы соответ ствовать требованиям постоянно меняющегося рынка фирмы прибегают к новым способам организации. Развитие производства организуется и осуществляется не по вертикали, как в массовом производстве, а по диверсифицированным межфирменным связям с поставщиками, субподрядчиками и конечными потребителями.
Часть исследователей этих новых фирм утверждают, что в новую эпоху компании вплетены во множество различных альянсов и сетей, которые избегают централизованного контроля, поддерживая гибкость и способность приспосабливаться к локальным рынкам. Другая часть утверждает, что сетевые технологии, основанные на новых информационных технологиях, позволяют выстраивать совершенно новые, более гибкие производственные механизмы, основанные на обмене информацией, которые способствуют переходу от эры машин к эре информации.
Социологический институционализм в современной России представлен двумя основными направлениями, которые связаны с развитием экономической социологии. Первое направление представлено работами В.В. Радаева и его учеников. [*] Их можно отнести к так называемому `московскому крылу` институционального направления в российской социологии. Второе направление развивает Новосибирская социологическая школа.
Для `московского крыла` социологов-институционалистов характерно внимание к новой институциональной экономической теории западных концепций с целью ее применения в условиях российской действительности.
Институциональный подход в работах Новосибирской социологической школы опирается на стремление сочетать макро- и микроуровни исследований. На микроуровне поведение населения в разных сферах общества изучается с точки зрения человека, который выступает основной `единицей` анализа. Одновременно рассматриваются общественные трансформации, ограничивающие рамки различных видов социального поведения.
Макроуровень выступает в качестве самостоятельного предмета исследования новосибирских социологов. Так, анализу институциональной макроструктуры российского общества посвящены разработка теоретической макросоциологической гипотезы об институциональных матрицах. [*] В рамках данной гипотезы выделяются стабильные базовые институты, обеспечивающие сохранение и постоянное воспроизводство социума, формирующие его институциональную матрицу. Далее эти базовые институты анализируются вместе с изменчивыми, институциональными формами в конкретных культурно-исторических условиях. В целом данный анализ основан на макро-уровне.
Социокультурная парадигма в российском обществе лучше всего представлена работами А.С. Ахиезера [*] и Н.И. Лапина. [*] Анализируя проблемы общественной трансформации в России, они исходят из характеристики общества как целостности, что позволяет им обозреть и культурные, и политические, и хозяйственные, и прочие элементы общественного целого. Согласно Лапину Н.И., сущность социокультурного подхода состоит в рассмотрении общества как единства культуры и социальности. [*] Под культурой в данном случае понимается совокупность способов и результатов деятельности человека, в том числе идеи, ценности, нормы, образцы, а под социальностью - совокупность взаимоотношений социальных субъектов. Специфика социокультурного подхода состоит в том, что он позволяет объединять в единое целое цивилизационный и формационный подходы, или же историософское и социологическое рассмотрение общества. Такой подход позволяет исследовать российское общество как противоречивое единство, `содержащее сложные напряжения отношения личности, групп и общества во всех возможных их комбинациях и взаимосвязях`. [*]
Методологической основой анализа общества при данном подходе выступает его социокультурная система, возникающая и изменяющаяся в результате действий и взаимодействий людей. Характер общества определяется `типом антропосоциетального соответствия`, где личностные характеристики членов общества должны соответствовать типу самого общества.
При социокультурном подходе в центре внимания исследователя находится человек активный (homo activus), являющийся одновременно био-социо-культурным существом и субъектом действия. Основу такого культурного человека составляет его нравственность, ценностные и этические характеристики социального субъекта. Культурный контекст особенно важен для России, поскольку она имеет многовековые традиции и обычаи, а потому пронизывает все без исключения состояния социальной жизни.
Модель общества, представленная в исследованиях А. Ахиезера, тоже исходит из культурных традиций, но имеет свою специфику. Автор считает и доказывает, что российское общество - это расколотое общество. Здесь существует борьба противоположных идеалов - вечевого (соборного, либерального) и авторитарного (абсолютистского, тоталитарного). Раскол между ними обуславливает невозможность медиации, но задает циклическое инверсионное развитие. В ходе каждого исторического цикла осуществляется переход между двумя крайними точками инверсии - от вечевого идеала (соборности) к авторитаризму (абсолютизму) и обратно. Развитие представляет собой поиск постоянного компромисса между этими полюсами в различные периоды развития общества. Именно расколу, по мнению А. Ахиезера, принадлежит главная роль в возникновении общественных кризисов. Основное содержание конфликта - `конфликт двух типов конструктивной напряженности (локального и общества в целом)` [*], внутреннее противоречие между локализмом и государственностью, конфликтом частей общества между собой и государством как целым. Следуя методологии социокультурного анализа, осмысление, и, соответственно, преодоление раскола, как полагает А. Ахиезер, должно быть, прежде всего, достигнуто в культуре, в нарастании рефлексии истории, ибо раскол - это состояние общественного сознания, неспособного осмыслить целостность понимаемого, в данном случае - истории России.
При социокультурном подходе в центре внимания находится взаимодействие типа - личности и типа - общества, и характер этого взаимодействия рассматривается как одно из определяющих направлений социальных изменений.
Таким образом, роль социокультурного подхода в развитии социологии заключается в том, что с его помощью выделяются постоянные, устойчивые основания культуры, обуславливающие развитие конкретного типа общества. Однако нет механизмов в системе общества, способствующих дальнейшему развитию, а потому постоянно воспроизводится старый тип социальных отношений.
В заключение следует отметить, что анализ различных парадигм и подходов в изучении социальных институтов показал, что, во-первых, есть общая логика развития социальных институтов в рамках научных исследований; во-вторых, общая методология исследований строится на общефилософских понятиях и категориях на системном уровне; в - третьих, использование на практике закономерностей социальных институтов в построении определенной структуры общества обуславливается спецификой самих стран и существующих традиций, обычаев и норм, в которых живут и действуют субъекты социального процесса.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия