Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (21), 2007
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Новиков А. В.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Об особенностях развития отношений собственности в России

Вопросы отношений собственности в России активно обсуждаются в печати с XVIII в., особенно после `Наказа` Екатерины II (1767 г.), в котором названа главная задача гражданского права - `в безопасность приводить собственность всякого гражданина`. В гражданском праве были определены такие юридические понятия как `собственность`, `родовое и благоприобретенное` имущество. Однако основной интерес в то время составляла юридическая сторона вопроса. Например, просветитель, правовед, педагог А.П. Куницин в работе `Право естественное` (1818-1820 гг.), рассматривал собственность как `право исключительно употреблять вещь, не нарушая прав других людей`, и как предмет этого права. [*]
В XIX в. возник интерес к социально-экономической стороне вопроса, исследования которого основывались как на теоретических рассуждениях, так и выводах, сделанных на основании практического изучения проблемы. [*] `Во все времена все вопросы, которые касаются труда и собственности, считались самыми важными и обращали на себя самое серьезное внимание. Но никогда эти вопросы не возбуждали такого живого интереса и таких жарких споров, как в настоящее время`. [*]
Проблема собственности в публицистике конца ХХ - начала ХХI вв. занимает чрезвычайно важное место как в связи с новым взглядом на пути экономического развития России, так и по причине стремления определенных элементов нашего общества изменить моральные нормы, опорочить и заставить забыть обычаи, традиции, складывавшиеся на протяжении многих веков.
В развитии человечества, становлении экономических систем, формировании товарного производства решающую и главную роль играет собственность как система объективных отношений между людьми по поводу присвоения средств и результатов производства. Классификация собственности предполагает выделение двух ее разновидностей: частной и общественной собственности, каждая из которых может существовать в различных формах. Тип функционирующей экономической системы определяется преобладающей в данной общности формой собственности. Рыночная экономика предполагает превалирование частной собственности. Отличие нерыночных экономических систем состоит в том, что определяющим институтом, в рамках которого осуществляется хозяйственная деятельность, служит общественная собственность.
Тип экономики, присущий экономической системе Российского государства во все времена его существования, характеризует модель хозяйственного развития, в которой владельцем всех основных ресурсов признается общество в целом, а воспроизводство регулируется отношениями не обмена, которые нецелесообразны в рамках единой собственности, но осуществляется на основе раздач и сдач. Причем принятое словосочетание `общественная собственность` иногда заменяется на `общественно-служебную`, что означает использование ее `на службу государству`, по предписанным, согласованным правилам и по определенному назначению. Эволюция экономических отношений в России при этом рассматривается через категорию `власть-собственность`, то есть слияние власти и собственности, причина которого состоит в отсутствие частной собственности и потребности общества в верховном регулировании и администрации. [*]
В системе власти-собственности доминирующим является институт общественно-служебной собственности, который выполняет функцию по сбережению и обслуживанию уже накопленного национального богатства и задает правила функционирования всех хозяйствующих субъектов, причем права собственности определяются исторически сложившимися правилами и обычаями. На единство власти и собственности как отличительную особенность Российского государства указывал А.Д. Градовский, рассматривая проблемы государства, `первым, основным, неоспоримым элементом` которого является власть, `и власть не в смысле учреждений, а в смысле могущества, присвоенного государству`. [*] Могущество же государства у Градовского связано с отношениями собственности: `Собственность - основа власти, власть - основа права, а закон - важнейший инструмент социального регулирования`. [*] Объясняет такую связь собственности и государства Градовский тем, что государство `останавливается только на том, что также незыблемо, стройно, имеет такие же притязания на безусловное господство над объектом своего права, как и оно само. Вот почему в мире экономических отношений ему ближе всего собственность вообще и собственность поземельная в особенности`. [*]
Именно в силу такого понимания взаимоотношения института власти и института собственности каждая эпоха выстраивала отношения собственности таким образом, чтобы наилучшим способом обеспечивать достижение цели: сохранение и поддержание сильного государства, что определяло такую черту российского миропонимания, как приоритет общественного над частным и, соответственно, приоритет общественной (государственной) собственности над частной.
Институт частной собственности, начало формирования которого относят к времени Киевской Руси, был в дальнейшем заменен `нерасчлененностью собственности, слиянием власти и собственности, что оказало существенное влияние на отношение к этому институту вообще и наложило и на него соответствующий нравственно-этический отпечаток`. [*]
Подобный институт общественно-служебной собственности должен был неминуемо сложиться в данных России природно-климатических и геополитических условиях, так как он служил решению задачи создания сильного государства, могущего противостоять набегам разного рода захватчиков и сохранения своего единства. И он же задавал правила функционирования всех хозяйственных структур.
Признаком общественно-служебного характера собственности является `отсутствие у какого-либо частного лица или социальной группы всей полноты прав на тот или иной материальный или нематериальный объект`. Имущество отдельных граждан - земля, продукты, деньги - образовывалось в результате `жалования`, `дарствования`, `государева даренья`. Главной государственной функцией было `служивых людей жаловати и против пограничных государей стояти`. [*]
Правила и нормы `жалований` складывались и изменялись на протяжении истории развития экономических отношений в зависимости от изменяющихся социально-политических факторов. В первые времена Русской истории, до окончательного образования Московского государства, служилое сословие, связанное личными договорами с князьями, следовало за ними повсюду и не было связано с землею, на которой оно находилось. На эту особенность русской действительности указывают такие известные историки XIX в., как Соловьев, Градовский, Неволин: `Неоседлость княжеского рода естественно обусловливала и неоседлость их дружины всех видов`, [*] `Вследствие перемещений княжеских и дружина не могла получить оседлости`, [*] `Пока князья не оселись, не утвердились окончательно в известных областях, беспрерывно переменяли одни княжества на другие, для служилых людей не могло образоваться твердого поземельного владения`. [*] Поэтому в качестве платы дружине за службу князь жаловал оружие, одежду, коня, в дальнейшем же, в частности, после съезда князей в Любече в 1097 г., решивших `...каждо да держит отчину свою`, основным объектом дарений и жалований становится земля.
Постепенно князья начали сознавать государственное значение поземельной собственности своих служилых людей, и владение по обычаю, по факту освоения стало замещаться раздачей земли за службу, при условии службы.
К XVII веку служебная собственность стала делиться на виды по тому объему прав, которые выдавались вместе с земельными пожалованиями. Это были срочные, поместные и вотчинные владения. Срочные земли выдавались на определенный срок, поместные - пожизненно, вотчиной владели с правом наследования и купли-продажи. Ни в одном из случаев дворяне не имели полных прав собственности ни на землю, ни на крестьян. За право владения землей и крестьянами в любом случае дворяне обязаны были нести `государеву службу` в соответствии с размерами землевладения и числом крепостных крестьян. В результате к концу XVII в. ни срочники, ни помещики, ни вотчинники не были собственниками земли. Они только имели большие или меньшие права владения с целью получения дохода, собственником же земли было государство, от лица которого государственной (общественной) собственностью - землей, как основной формой богатства государства, - имел право распоряжаться князь (или царь, или император). По словам А. Градовского, `вопрос о поместьях до такой степени характеризует положение служилого класса в Московском государстве, так выражает значение службы, способы и устройство администрации, что изучение его становится совершенною необходимостью для каждого, кто хочет познакомиться с управлением Московского государства`. [*]
Если в киевский период и во времена Орды земля еще не воспринималась как основное государственное богатство, то с конца XV в., то есть со времени царствования Ивана III и до петровской эпохи (в Московский период), `стало ощутимо, что государству первоначально принадлежат все земли` [*].
К началу XVIII в. помещики могли продавать, передавать по наследству, менять свои поместья, но все сделки, как и прежде, совершались с разрешения государства. При этом фактически продавалась не сама собственность, а права пользования и обязанности, которые лежали на ее прежнем владельце. Таким образом, государство, распоряжаясь всей общественной собственностью, закрепощало все население, что связывалось с потребностью прикрепления его к определенному месту жительства и к определенной социальной группе с целью облегчения контроля за сбором налогов и выполнением повинностей. Доминирование государственной собственности на землю в России безусловно утвердилось начиная с XV в., хотя и в более ранние периоды существовала `неразрывная связь поземельной собственности с государством`. [*] Вследствие подобного совмещения административных и экономических функций собственник факторов производства и государственная машина образовывали в этом обществе единое целое. Не экономическая сфера определяла политическую, а политическая - экономическую. [*]
Как отмечает Н.П. Дроздова, [*] `первоочередной, приоритетной задачей государства в России на всем протяжении всей ее истории было создание политического единства и поддержание статуса великой державы, что достигалось такой концепцией и структурой прав собственности, которая позволяла максимизировать государственный доход при минимизации затрат на спецификацию и защиту прав собственности`. С этой целью все население России Уложением 1649 г. делилось на четыре основные группы: люди служилые (дворянство и духовенство, кроме низшей прослойки церковнослужителей), тяглые посадские (горожане - ремесленники и купцы), тяглые сельские (крестьяне), холопы. Они различались прежде всего родом повинностей: служилые служили государству в армии или администрации (основная функция - защита государства и поддержание установленных законов и порядков внутри государства), посадские платили налоги от торговой или промысловой деятельности, крестьяне платили сельскохозяйственными продуктами (основная функция - создание материальных ценностей для возможности первой группе выполнять свои задачи). Б.Чичерин, будучи консерватором, представляя русскую историю как процесс всеобщего закрепощения, писал: `Прежде всех укреплены были бояре и слуги: из вольных людей они превратились в холопей государя, обязанных служить ему всю свою жизнь. Затем укреплены были посадские; наконец дошла очередь и до крестьян.`. [*]
Реформы Петра внесли изменения во все сферы российской жизни. В начале XVIII века дворянство обладало всеми признаками государственного крепостного состояния. Дворяне обязаны были нести государственную службу, военную или гражданскую, которая предполагала обязательное получение образования. Духовенство несло пастырскую службу (которая также требовала предварительного обучения, часто воспринимавшегося как повинность), а также должно было выполнять некоторые административно-полицейские функции. Посадские выполняли натуральные повинности, `казенные службы`, платили прямой налог и оброк (формально за земельный участок, который они занимали в городе). Крестьянство всех разрядов Соборным Уложением 1649 г. было прикреплено к земле и к владельцам, которыми могли выступать как частные лица, так и государство. Холопы были освобождены от налогов вплоть до 1719 г., когда с введением подушной подати была уничтожена юридическая грань между холопами и крепостными, с объединением их в один разряд податного населения, что дало повод помещикам перенести на крестьян те права рабовладения, которые они имели ранее только в отношении холопов.
Изменения взаимоотношений дворянства с государством, последовавшие в связи с принятием в 1762 г. `Манифеста о даровании вольности и свободы российскому дворянству`, освободившим дворян не только от гражданской, но и от военной службы, с сохранением привилегированных прав, потребовали и изменения отношений собственности.
В Жалованной грамоте дворянству оговаривалось право дворян свободно распоряжаться благоприобретенным имуществом, `дарить, или завещать, или в приданое, или на прожиток отдать, или передать, или продать, кому заблагорассудится`; наследственным, родовым имением можно было распоряжаться `как законами предписано`. Этими законами был Указ 17 марта 1731 г. об отмене единонаследия. [*]
Теоретические исследования и некоторые практические действия по изменению отношений собственности проводятся и в следующие царствования. Над проектами освобождения крестьян работали А.А. Аракчеев, М.М. Сперанский, Д.А. Гурьев, Е.Ф. Канкрин. При Александре I утвержден Указ об отмене монополии государства и дворянства на владение недвижимостью. В 1803 г. выходит Указ о `вольных хлебопашцах`, в 1824 г. - закон, позволяющий фабрикантам освобождать работающих у них крепостных. В царствование Николая I запрещена продажа крепостных без земли для погашения долга и распродажа семьи в разные руки, издается указ об обязанных крестьянах (правда, оставшийся только на бумаге), об освобождении крестьян без земли по обоюдному согласию и выкупа крепостными незаселенных земель; реформа государственных крестьян графа П.Д. Киселева и др.). Финалом этих действий стала реформа 1861 г., освободившая 20 млн. помещичьих крестьян и способствовавшая появлению реальной частной собственности как на землю, так и на объекты промышленности.
К вопросам собственности на землю на Руси сложилось особое отношение. Рассматривая вопросы исторического развития российского землевладения, дореволюционные знатоки этого вопроса отмечали, что нигде понятие о поземельной собственности не было `так смутно и шатко` не только в сознании народа, но и правительства. Напротив, факт владения имел трудовое основание. [*]
Взгляд на физический труд как на основу права собственности был широко распространен среди крестьян. В народном сознании единственный справедливый источник приобретения имущественных прав - только труд. Земля - не продукт труда, земля - Божья, поэтому находиться может только во временном пользовании. Еще в XIX в. русский ученый А.Я. Ефименко отмечал, что в России `земля не продукт труда человека, следовательно, на нее и не может быть того безусловного и естественного права собственности, какое имеет трудящийся на продукт своего труда. Вот то коренное понятие, к которому могут быть сведены воззрения народа на земельную собственность`. [*]
В традиционных крестьянских сообществах не было собственности в современном понимании. В России `с древнейших времен было очень твердо понимание владения в смысле держания, пользования землей, но выражение `собственность`: едва ли существовало; самое это слово не встречается ни в наших летописях и грамотах, ни в наречии нашего простого народа, даже новейших времен`. [*]
Для российского крестьянина земля - природный (Божий) дар. Все, что относится к дикой природе, не может быть частной собственностью, но принадлежит всем. Отсюда крайне слабое уважение к праву собственности на естественные произведения почвы, в производстве которых не участвовал человеческий труд, и непонимание крестьянами арестов и судебных исков за потраву лугов, рубку леса или охоту на помещичьих землях. [*]
Во времена, когда между русскими племенами господствовало подвижное хозяйство с системами подсек, лядин, с приемами огневой и переложной культуры, понятие о `земле Божьей` было единственным понятием, в котором выражалось отношение земледельца к земле. Так как для возможности жить на земле в лесных зонах России надо было первоначально приложить большие усилия по расчистке леса и вспашке земли для получение урожая, то право на пользование землей, получал тот, кто вложил в нее свой труд. `Взгляд крестьянина на землю вытекает из его взгляда на труд как на единственный, всегда признаваемый и справедливый источник собственности. Вот то коренное понятие, к которому могут быть сведены воззрения народа на земельную собственность`. [*]
Предназначение и происхождение права на землю в понимании русских крестьян в значительной степени увязывалось с выполнением сословных обязанностей перед Государством. Основным предназначением надела и имущества крестьянского двора представлялась необходимость воспроизводства, во-первых, тягла и, во-вторых, тяглоспособности производительных сил крестьянского двора и средств производства. Само крестьянствование воспринималось земледельческим способом несения тягла. `Крестьяне справедливо признают`, - отмечал исследователь юридических обычаев русской деревни И.Г.Оршанский, `что личность и имущество их существуют главным образом для их пропитания, то есть поддержания необходимой для страны рабочей силы, и затем для отбывания казенных повинностей`. [*]
Обязанность перед Государством объясняла и происхождение помещичьего права в отношении крестьян и земли. Складывание крепостничества воспринималось крестьянством в русле мероприятий Власти по совершенствованию, с одной стороны, организации крестьянского тягла и, с другой стороны - `службы служилых людей`. Прикрепление к земле сводило к минимуму непредвиденные `провалы` тяглоспособности и `гарантировало` крестьянам обеспечение тяглыми наделами. Земля, как объект присвоения, считалась `вековой царевой`, крестьяне как субъекты присвоения самих себя считали `вековыми царевыми`, целью присвоения считалось тягло. Крепость помещику воспринималась крестьянами как функция государственной, а не экономической власти. `Мы ваши, земля наша`. [*]
Крепостное право в России в XI - XVI вв. было близко такому же институту Западной Европы и сводилось к той или иной форме личной и поземельной зависимости, при которой хозяйствование осуществлялось вольным трудом крестьянина, имевшего возможность перейти от одного хозяина к другому. Дальнейшее увеличение различий связано с тем, что в Европе главной ценностью была земля, принадлежавшая дворянам-землевладельцам, у которых крестьяне были вынуждены арендовать ее на более или менее жестких условиях. Плотность населения в Европе была достаточно высокой, но особенно значительный прирост населения начался со второй половины XV в. после окончания столетней войны и прекращения эпидемий чумы, унесших более половины населения.
В России благодаря постоянно увеличивающимся территориям, особенно после покорения Сибири, относительно небольшое крестьянское население имело возможность уходить на свободные земли, оставляя помещичью землю без обработки. Поэтому большим, чем земля богатством становились зависимые крестьяне, прикрепленные к этой земле. В результате произошла отмена Юрьева дня в конце XVI в. А крепостное право XVIII - XIX вв., объединив старое право и холопство, создало новый институт власти помещика, когда земля становилась его недвижимым имуществом, а крестьянин - движимым. В крепостном состоянии находилось около половины всех крестьян, остальные продолжали оставаться свободными (государственными).
После освобождения крестьян в 1861 г. идеалом крестьянства оставалась не личная собственность, а `черный передел`, по которому вся земля, кому бы она ни принадлежала, должна делиться между всеми по числу душ. [*]
Особенности российской системы прав собственности и превалирование общественно-служебной собственности повлияло при организации промышленного производства на формирование такого экономического института как поссессия (владение, пер. с лат.). Поссессия понималась как право владения и эксплуатации рабочей силы, земли и ее недр, являвшихся собственностью государства, закрепленных государством за промышленным предприятием и не отчуждавшихся от него. Поссессионеры считались `владельцами`, или `содержателями`, предприятий, но не собственниками; верховная собственность на казенные земли и крестьян закреплялась за государством.
Первоначально поссессионное право представляло собой земельный институт, имеющий отношение к горному промыслу: `К частным горным промыслам и заводам, состоящем на праве посессионном, принадлежат те, которые имеют пособие от казны или в землях или в лесах`.
Хотя термин `поссессия` был впервые применен в указе 1798 г., фактически о поссессионном праве как о неформальном институте, сформировавшемся в России в процессе освоения земель на востоке, можно говорить со времен Ивана Грозного, то есть с XVI в. Наиболее глубоко изучивший этот институт Вс. Удинцев связывает начало посессионного права со Строгановским землевладением XVI в., что зафиксировано в грамоте 1558 г. Ивана Грозного. [*]
Огромные земельные просторы Российского государства, активно расширявшиеся в это время на восток за Урал с их богатством лесов и недр, вовлекались в хозяйственный оборот, обеспечивая экономический рост. Бесспорно принадлежавшие государству пустопорожние земли были пожалованы Строганову во владение для пользы государства. Грамоты тех лет ясно говорят, что Строгановым предоставлено было только пользование богатством данной местности, `но далеко не в тех размерах, которые неразрывно связаны с правом собственности полным`. И это право на пользование было соединено с обязанностью `ставить в казну по сто тысяч пудов соли на собственном иждевении`. [*]
Дальнейшее развитие посессионное право получило в землевладении заводчиков Виниуса, Акемы, Марселиса и Демидова. Демидов получает заводы во владение, при этом действия его регламентируются: он `должен исполнять возложенную на него обязанность ... смотря в том деле не на временные прибытки, а на хотение государя. Только излишек от поставленного на государев обиход может он продавать на сторону, кому пожелает`. А общий принцип поссессии формулируется так: `радеть, чтобы беспрерывно и впредь тем заводам и иным во благополучном ходу стояли и шествие свое имели`. [*]
Общая формула зависимости владения от интересов государства, представителем которых является царь, прослеживается и в законах XVII в., и в Указе 1719 г.: `Дарованное владение заводами - прекарное, продолжающееся до тех лишь пор, дондеже государь благоволит`. А Указом 1720 г. Демидову `велено трудиться..., чтобы то рудное дело ... умножено было с удовольствием и обнадеживать, что оный завод не возьмется у него и у детей, и у наследников, покамест они оный завод содержать будут в добром состоянии`. Примером строгого следования этого положения служит именной указ 1745 г., отменяющий завещание Акинфия Демидова, `учинившим меньшего сына наследником в ущерб остальным`, что мотивируется тем, что `имение их (Демидовых) все суть государственная польза`. [*]
Здесь проявляется вся суть посессионного права: не собственность, с которой собственник может поступать по своему усмотрению, а владение, с которого содержатель имеет право получать прибыль, но с обязательным условием в первую очередь обеспечивать интересы государства, определяемые самим государством.
То есть это не была собственность в европейском понимании. Эти владения носили общественно-служебный характер: они передавались хозяйствующим субъектам под условия выполнения правил использования и управлялись специальными государственными органами. Законодательной базой служило право пожалования, посессионное право и крепостное право. Право на владение осуществлялось в форме службы. Отсюда вытекало государственное право преимущественной покупки добытого золота, серебра, меди и селитры, право десятины от прибытка, право государственного надзора за разными заводами: `содержаться ли по уставам, коллегиумом объявляемым, имеют ли довольных работников и вообще не терпят ли какого повреждения в потребностях и прибытках`. [*]
И в конце XVIII в., и в первой половине XIX в. законность поссессионного владения подтверждалась и уточнялась Указами 1798 и 1833 гг., которые определяли, что `поссессионное владение относится к заводам и фабрикам, учрежденным частными людьми с пособием от казны, или учрежденными казною, но отданным в частное условное владение без права собственности на целость заведения`. [*] До середины ХIХ в. основная доля промышленных предприятий функционировала на посессионном праве.
Период с середины XIX в. и до 1917 г. в Российской истории обычно определяется как `развитие капитализма в России` и `вхождение страны в мировую капиталистическую систему`. Этот период характеризуется распространением институциональных форм, близких к западноевропейским институтам. [*] Возрастает роль частной собственности, распространяются товарно-денежные, рыночные отношения. С 1861 г. впервые законодательно проводится деление промышленных заведений на казенные и частные. `По свойству прав владения заведения, в коих производится фабричная и заводская промышленность, суть двух родов: казенные и частные`. Казенными назывались заведения, которые `учреждены и содержатся казенным иждивением и состоят в непосредственном казенном управлении`. `Частные заведения или владельческие суть те, которые принадлежат частным лицам или товариществам и компаниям на праве собственности. К ним относятся те, которые до 1861 г. состояли за владельцами на посессионном праве`. [*]
Таким образом, отличительными чертами отношений собственности, традиционно существующих в Российском государстве еще со времен Древней Руси и укреплявшихся и при становлении Московского государства, и в Петровский и послепетровский период, можно назвать:
 во-первых, преобладание государственной собственности;
 во-вторых, неопределенность и размытость прав собственности на землю и другие объекты;
 в-третьих, тесную взаимозависимость власти и собственности;
 в-четвертых, служебный характер собственности, означающий, что она должна использоваться `на службу государству`, по предписанным, согласованным правилам и по определенному назначению.
Необходимо отметить, что после 1917 г. основные закономерности социально-экономического развития Российского государства, сложившиеся за несколько веков российской истории, продолжали действовать. Традиционные черты отношений собственности не умерли, а напротив, получили своеобразное подкрепление со стороны коммунистической идеологии, отрицающей частнособственнические начала и декларирующей коллективистские традиции. В начале советского периода были выработаны сложная нормативная база натуральных раздач и тарифная сетка денежных должностных окладов. Однако в отличие от предыдущих периодов, части казенной собственности не подлежали раздаче отдельным лицам во владение.
В процессе утверждения новой общественной системы вытеснение частного сектора осуществлялось не столько экономическими, сколько внеэкономическими мерами. Политика первенствовала над экономикой. Интересы государства ставились выше интересов личности. [*] Институт общественно-служебной собственности и в советский период оставался базовым институтом той модели экономики, которая, несмотря на изменения политических и социальных институтов, осталась нерыночной, централизованно управляемой, раздаточной, редистрибутивной.
Исторически складывавшиеся российские экономические институты были обусловлены необходимостью действия государства как основного собственника. Такая необходимость была определена и обусловлена данными нам природно-климатическими и геополитическими условиями, диктующими и задающими способы организации российского хозяйствования, более эффективного в централизованном процессе.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия