Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (22), 2007
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Малышев Р. Ю.
младший научный сотрудник Вологодского научно-координационного центра Центрального экономико-математического института Российской академии наук

Экономическое районирование в регионе

Пространство, как и все объекты материальной и нематериальной природы, имеет свои закономерности развития, определяемые концентрированием экономической деятельности в ограниченных ареалах. Пространственный аспект развития отражает качество экономического пространства, его неравномерное формирование и для России важен с точки зрения сохранения целостности национальной экономики в условиях исключительной пространственной неоднородности.
Экономическая дифференциация территории, ее специализация на производстве тех видов продукции, для которых она располагает наилучшими предпосылками, приводит к формированию экономических зон и системы взаимодействия между ними, что позволяет обеспечивать развитие всего региона в целом. Проведение типологизации муниципальных образований является необходимым условием оценки социально-экономического развития территории и позволяет создать информационную базу для принятия управленческих решений органами государственной власти и управления.
На наш взгляд, оценку деятельности территории региона следует проводить по четырем направлениям, в каждом из которых целесообразно рассматривать соответствующий перечень показателей:
1.Уровень жизни: демографические показатели (коэффициенты рождаемости и смертности, миграционный прирост населения, доля жителей в трудоспособном возрасте); доходы населения (соотношение средней заработной платы и прожиточного минимума, количество автомобилей в личной собственности граждан).
2. Экономическая база муниципального образования: производственный сектор (прирост физического объема продукции в промышленности, прирост физического объема продукции в сельском хозяйстве); занятость (прирост численности занятых, уровень безработицы); малое предпринимательство (доля занятых в малом предпринимательстве в общем числе занятых); инвестиционная деятельность (инвестиции в основной капитал на человека, прирост объема инвестиций в основной капитал).
3. Муниципальные финансы (собственные доходы бюджета на человека, задолженность по платежам в бюджет по ЖКХ, бюджетные расходы муниципалитета на человека).
4. Сфера услуг и муниципальное хозяйство: жилье и его доступность (обеспеченность жильем, доля ветхого и аварийного жилого фонда); ЖКХ (фактический уровень бюджетного финансирования); коммунальные услуги (бытовое теплоснабжение и водоснабжение); транспортные услуги (плотность маршрутной сети пассажирского транспорта); услуги связи и информационные услуги (число домашних телефонов на 1000 чел.); услуги бытового обслуживания и общественное питание (объем бытовых услуг на человека); здравоохранение (обеспеченность населения местами в больницах, численность врачей на 10 тыс. чел.); образование (численность учителей на 10 тыс. чел.); охрана порядка (доля тяжких и особо тяжких преступлений); торговля (розничный товарооборот на человека).
Указанная система показателей основывается на минимальной, необходимой и достаточной для выявления общих тенденций развития территории, информации. В сформированных информационных массивах производится нормирование исходных данных. Для исключения влияния размерности показателей и различий в размерах муниципалитетов используются относительные показатели, вычисляются рейтинги по каждому из них и на основании последних методом наименьших квадратов рассчитывается интегральный показатель по каждой сфере. Предлагаемая система индикаторов социально-экономического состояния муниципальных образований является гибким и относительно несложным индикативным инструментом. Использование данных показателей для оценки дифференциации муниципальных районов Вологодской области показало, что различия между муниципалитетами региона по уровню жизни, экономической базе, финансовой обеспеченности и развитию сферы услуг и муниципального хозяйства находятся на достаточно высоком уровне.
Исследование выявило, что наибольший уровень дифференциации наблюдается по экономической базе муниципальных образований. Предпринимательская активность находится на высоком уровне по всей области и в основном коррелирует с развитием инфраструктуры и экономической сферы муниципалитетов, но значительны различия в инвестиционной сфере. Районы-лидеры по объему инвестиций на душу населения в 2005 г. (55-71 тыс. руб./ чел.) опередили по этому показателю аутсайдеров более чем в 30-40 раз, хотя в 2000 г. дифференциация была на уровне 6-8 раз. Не меньше и дифференциация муниципалитетов по уровню индекса физического объема инвестиций: если в лидирующих районах рост инвестиции в 2005 г. составил 2,1-7,9 раз, то у аутсайдеров физический объем инвестиций снизился в 2 раза.
В 2005 г. по всей области произошло снижение физических объемов производства в сельском хозяйстве, хотя в 2000 г. спад имел место только в 9 муниципальных районах. При этом не наблюдалось единой тенденции изменения физических объемов производства промышленной продукции. Так, в 2000 г. в 23 муниципалитетах области объемы промышленного производства выросли на 0,4-52%, в 2005 г. рост имел место в 18 из 28 муниципалитетов. Изменение численности работников всех организаций зависит от величины убыли населения. Крайне негативная ситуация складывается в четырех районах, где численность работников за год сократилась более чем на треть, там же наблюдается и высокий уровень безработицы. Однако четкой тенденции по этому показателю нет, и в 2000 г. во многих районах ситуация была обратной. Превышение средней заработной платы над прожиточным минимумом составило в 2005 г. от 1,5 до 4,0 раз. Число автомобилей на душу населения также колеблется весьма значительно: от 99 до 205 шт./1000 чел.
В широких пределах колеблется объем собственных доходов бюджета на одного жителя: от 718 до 6239 руб./ чел. в 2000 г. и от 1932 до 11068 руб./ чел. в 2005 г. В то же время дифференциация районов области по обеспеченности бюджета собственными доходами на одного жителя в 2005 г. составила более 5,7 раз, что значительно ниже, чем в 2000 г. (8,7 раза). Для уменьшения столь сильной дифференциации расходы местных бюджетов частично финансируются за счет безвозмездных перечислений из областного бюджета. По показателю бюджетных расходов на человека различия меньше - в 1,9 раза между минимальным и максимальным значениями в 2005 г. и в 2,4 раза в 2000 г.
Наибольший перечень показателей, используемых при оценке дифференциации, принадлежит сфере услуг и муниципального хозяйства. При сохранении дифференциации по уровню обеспеченности жильем в области на невысоком уровне (1,55-1,59 раза) наблюдается четкая тенденция улучшения обеспеченности практически во всех районах. Причем явными аутсайдерами являются наиболее экономически развитые муниципалитеты, что обусловлено большей стоимостью жилья. Эти же муниципальные образования характеризуются высоким качеством жилья (доля ветхого и аварийного жилищного фонда - от 0,1 до 3,9%). В 2005 г. наибольшие расходы на оказание жилищно-коммунальных услуг населению приходились на центральные города области - 8,1-8,7 тыс. руб./чел., что превышает минимальное значение (411 руб./чел.) более чем в 20 раз.
В 2005 г. наблюдались существенные различия между муниципалитетами в уровне всех показателей жилищно-коммунальной сферы. Так, объемы тепловой энергии на душу населения различались в 27 раз (в 2000 г. - в 46 раз); протяженность автобусных перевозок в расчете на одного жителя - в 604 раза (в 2000 г. - в 54 раза); объем очищенной воды на человека - в 230 раз.
Обеспеченность населения домашними телефонами также значительно отличается по муниципалитетам: 86-306 шт./1000 чел. в 2005 г. и 55-234 шт./1000 чел. в 2000 г. При этом явными лидерами являются центральные города области. Аналогичный вывод следует сделать и относительно объема бытовых услуг в расчете на 1 жителя: дифференциация по данному показателю составила более 15 раз.
Социальные показатели, характеризующие уровень жизни, меняются в значительно меньших пределах. На территории области наблюдается высокая естественная убыль населения во всех районах. Несмотря на тенденцию роста рождаемости, за исключением двух районов (в основном за счет вступления в детородный возраст относительно многочисленных когорт 1980-х годов рождения), уровень рождаемости существенно ниже параметров, требуемых для воспроизводства населения. Во всех районах происходит естественная убыль населения, а смертность за рассматриваемый период увеличилась. Величина дифференциации по коэффициенту смертности снизилась в 2005 г. до 1,76 раза (против 2,05 раза в 2000 г.). Дифференциация по уровню рождаемости находилась на значительно меньшем уровне - 1,58 раза (в 2000 г. - 1,65 раза). Частично естественная убыль населения в рассматриваемом периоде компенсирована миграционным приростом в 17-18 из 28 муниципалитетов области.
Таким образом, исследование уровня социально-экономического развития Вологодской области показало следующие результаты:
1. Процесс территориального развития муниципалитетов имеет определенные различия в пределах региона.
2. Неравномерность развития муниципалитетов обусловлена рядом исходных различий: в стартовых условиях муниципалитетов перед началом трансформационного периода; в экономико-географическом положении (это в наибольшей степени касается транспорта); в отраслевой структуре хозяйства, повлиявшей на степень адаптации к рыночным условиям; в восприимчивости муниципалитетов к осуществлению инвестиционной деятельности; в кадровом обеспечении, в том числе, управленческой сферы.
3. Достаточно большим является разрыв между показателями районов-аутсайдеров и районов-лидеров. Это означает наличие значительной дифференциации уровня социально-экономического развития муниципальных образований, что требует и различных подходов к территориальному развитию в районах.
По каждой из четырех групп факторов был составлен интегральный показатель. Для исключения влияния размерности показателей и различий в размерах муниципалитетов брались относительные показатели, определялись рейтинги по каждому из них, и на основании последних методом наименьших квадратов рассчитывался интегральный показатель по каждой сфере. Итоговый показатель определен как сумма четырех интегральных показателей. В табл. 1 приведены все интегральные и итоговые показатели по каждому из муниципалитетов области, которые упорядочены в соответствии со значением итогового показателя.
Таблица 1
Интегральные показатели социально-экономического развития
муниципальных образований Вологодской области
Кластерный анализ проведен по четырем группам интегральных показателей, характеризующих социально-экономическое развитие муниципальных образований Вологодской области. Результаты представлены на рис. 1-2.
Распределение муниципальных образований региона показано на рис. 1 и дает представление о формировании соответствующих кластеров. Здесь четко обозначены пять групп муниципалитетов, близких по уровню социально-экономического развития. Использование подхода, опирающегося на методы рейтинговой оценки, формируемой на основе многомерного статистического анализа и кластерного анализа, позволяет не только ранжировать муниципальные образования, но и выделить типические группы по уровню и дифференциации их социально-экономического развития. Это, на наш взгляд, дает возможность дифференцированно подходить к реализации мероприятий по активизации социально-экономического развития в отдельных территориальных образованиях.
Рис. 1. Дендрограмма муниципалитетов Вологодской области по уровню
социально-экономического развития в 2005 г.
Таким образом, реализация иерархической процедуры кластерного анализа позволила выделить в исходной совокупности пять кластеров, состав которых представлен в табл. 2.
Таблица 2
Результаты кластерного анализа
Таким образом, результаты кластерного анализа подтверждают выводы, изложенные в пп. 1-3 с. настоящей статьи. Дополнительно можно отметить, что
состав кластеров не остается неизменным, происходит переход районов из одного кластера в другой в обоих направлениях. В то же время ряд муниципалитетов занимают стабильно высокое положение в 1-3 кластерах (г. Череповец, г. Вологда, Вологодский, Череповецкий, Вытегорский, Шекснинский, Великоустюгский, Харовский, Бабаевский районы). Именно эти муниципальные образования являются точками роста для всего региона, что необходимо учитывать при формировании опорного каркаса Вологодской области.
Опираясь на результаты кластерного анализа и принципы экономического районирования, в Вологодской области были выделены следующие экономические зоны (рис. 3):
1) Полицентрическая агломерация городов Вологда и Череповец.
2) Западная экономическая зона с центром в г. Бабаево.
3) Северо-западная экономическая зона с центром в г. Вытегра.
4) Северная экономическая зона с центром в г. Харовск.
5) Восточная экономическая зона с центром в г. Великий Устюг.
Рис. 3. Экономические зоны Вологодской области
Центральные города являются наиболее развитыми в зоне (что подтверждается результатами кластерного анализа), являясь транспортными, промышленными и сельскохозяйственными центрами; к ним тяготеют остальные районы. Основой экономического районирования Вологодской области является агломерация как форма реализации экономического потенциала центральных городов при одновременном сдерживании их роста. Целенаправленное развитие агломерации - важная составляющая в регулировании роста крупных центров, в управлении развитием систем расселения. Формирование Вологодской агломерации - одна из важнейших тенденций современных процессов урбанизации и развития производительных сил в регионе. Ее сутью является превращение Вологды и Череповца в центры системы расселения, все населенные пункты которых тяготеют в экономическом, социальном, и культурном отношениях к этим городам. В агломерациях такого рода открываются новые возможности для разделения труда между центром и периферией, дифференцированного распределения всех форм социальной активности населения. Все возрастающее значение приобретает полимагистрализация: возникают инфраструктурные коридоры, в которых линии разных видов транспорта следуют более или менее общей трассой. Полимагистрали увеличили значение экономических осей, вдоль которых сформировались полосы концентрации населения и хозяйства. Выделение экономических зон и их центров в области позволяет вычленить на территории региона опорный каркас (рис. 4).
Рис. 4. Опорный каркас Вологодской области
Понятие опорного каркаса тесно связано с понятиями территориального разделения труда, экономического районирования и территориальной концентрации. Экономическая дифференциация территории, ее специализация на производстве тех видов продукции, для которого она располагает наилучшими предпосылками, приводит к формированию экономических районов и системы взаимодействия между ними. Опорный каркас является результатом формирования районов и системы межрайонного взаимодействия. Он служит механизмом территориально-хозяйственной интеграции, способствует созданию и укреплению единого народнохозяйственного комплекса страны, обеспечивает его развитие и функционирование. По мере углубления территориального разделения труда складывается пространственная структура как совокупность подсистем региональной экономики, взаимодействующих друг с другом. Каркас возникает на перекрытии этих подсистем, формируется из их ведущих элементов - выступает активной интегральной частью территориальной структуры.
Особая роль каркаса в территориальной структуре экономики состоит в том, что он и его элементы реализуют сопряженность социального и экономического развития, территориальных интегральных (районы) и специализированных (отраслевых) систем, стыков между подсистемами `производство - расселение`, `производство - инфраструктура`, `расселение - инфраструктура`. Опорный каркас динамичен, являясь побудителем развития, сдвигов, трансформации. Развитие каркаса отражает основные тенденции в эволюции расселения, выявляет роль территориальной концентрации - стягивания населения к фокусам и осям социально-экономического пространства, определяет компоновку формирующихся в ходе эволюции расселения его локальных систем.
Следует особо подчеркнуть, что использование идей `каркасности` усиливает системный подход в исследованиях территориальной структуры экономики и расселения, помогает сформировать территориальную организацию многообразных связей хозяйства. В области расселения концепция опорного каркаса нацелена на обоснование размещения, параметров, ранга локальных систем расселения - целенаправленно формирующихся групповых систем населенных мест. Концепция полезна при прогнозировании расселения, идущего от перспектив развития территориальной структуры экономики.
`Каркас` необходим при решении весьма актуальной задачи рационального использования социально-экономического потенциала крупных городов. Территориальный механизм регулирования роста крупного центра может иметь разные варианты на территории одного региона: а) формирование агломерации; б) направленное развитие; в) приоритетное развитие `второго` города; г) развитие избранных (ограниченного числа) городов-`противовесов`; д) развитие центров подрайонов; е) активизация малых и средних городов (за пределами агломерации). В результате возникает, проявляясь все сильнее, агломерационный эффект, обусловленный свойствами высокоурбанизированной среды и выгодами ближних связей, а также техническим совершенствованием транспортных средств и полимагистрализацией.
Формирование опорного каркаса имеет разнообразные экономические и социальные последствия. Вследствие его применения достигается значительная экономия времени: в агломерациях - благодаря развитию ближних связей, удобству контактов; на макротерриториальном уровне - путем магистрализации и полимагистрализации, обеспечивающих экономическое сжатие пространства. Вокруг крупных центров образуются зоны с наименьшими издержками производства.
Многообразный социальный эффект обусловлен:
а) увеличением числа форм расселения, обладающих наиболее привлекательной средой в социальном отношении;
б) перекрытием экономически активной территории зонами влияния центров, обладающих значительным социально-культурным потенциалом, а также улучшением условий их доступности;
в) укреплением и расширением опорной базы всестороннего подъема малых и средних городов, преобразования сельской местности.
С экономико-географической точки зрения существенно то, что происходит развитие экономики региона в сторону совершенствования и более эффективного выполнения сочленений опорного каркаса, различных по профилю и месту в народнохозяйственном комплексе районов, повышения роли механизма освоения новых районов, трансформации ряда староосвоенных районов. Опорный каркас работает как система, организующая территорию и воздействующая на нее, определяющая в значительной степени формирование расселения.
Экологический эффект заключается в возможности создания в ареалах концентрации комплексов экологической индустрии, снижающих давление производства на окружающую природную среду, а также в возможности формирования экологического опорного каркаса - системы территорий - антиподов урбанизации.
Таким образом, муниципальные образования области обладают значительным социально-экономическим потенциалом, который создает предпосылки для развития всего региона в целом. снижения уровня дифференциации районов области по уровню социально-экономического развития. Основываясь на типологизации и оценке потенциала муниципалитетов региона, были сформированы пять экономических зон. Оценка их потенциала показала, что наилучшими возможностями развития обладает полицентрическая агломерация Вологда-Череповец. Для других зон необходима система регулирования процессов регионального развития с упором на городские центры, что позволит снизить уровень внутрирегиональной дифференциации и повысить качество экономического пространства Вологодской области.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия