Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (22), 2007
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Рымарева А. С.
старший преподаватель кафедры менеджмента экономического факультета Санкт- Петербургского института машиностроения (ЛМЗ- ВТУЗ),
кандидат экономических наук


Влияние национальных и религиозных особенностей среды хозяйствования на формирование модели экономического поведения

Исходными категориями для понимания факторов, лежащих в основе формирования экономического поведения человека, выступают категории `потребность` и `потребление`. В соответствии с триединой природой человека выделяют три группы его потребностей: (1) телесные потребности в обеспечении процессов жизнедеятельность; (2) душевные потребности в общении с другими людьми и группами; (3) духовные потребности в самоидентификации и идентификации человека относительно других людей, социальных групп и ценностных установок [1, с. 15].
Было установлено, что существование этих групп в системе потребностей человека носит параллельный характер, а их удовлетворение происходит избирательным способом. Параллельность существования потребностей в ограниченной системе означает отсутствие отношений иерархии между ними и выражается во взаимном ограничении потребностей, при котором рост веса одной из них станет уменьшать величины двух остальных. В свою очередь, избирательный механизм потребления заключается в том, что последовательность удовлетворения актуализирующихся потребностей определяет сам субъект [2].
Структура потребностей человека в динамике представляет определенный тип потребления. В зависимости от того, какие потребности доминируют в структуре потребностей человека, можно выделить три основных типа потребления: (1) утилитарный, (2) досуговый и (3) аскетичный.
Утилитарный тип потребления ориентирован на преимущественное удовлетворение телесных потребностей. Утилитарист, деятельность которого направлена на удовлетворение собственных телесных потребностей, рассматривает все окружающее его в качестве предметов своей потребности.
Утилитарист погружен в мир повседневности, в заботы о пропитании, о выгоде и прибыли, он редко задумывается над духовной сущностью вещей и отношений, не только теряя из виду духовное измерение бытия, но и часто выходя за рамки нравственных законов. Он обретает известную свободу практических действий, зачастую без оглядки на высшие духовные смыслы. Движимый своими целями, Утилитарист рассматривает хозяйственную деятельность как источник удовлетворения материальных потребностей.
Досуговый тип потребления ориентирован на преимущественное удовлетворение душевных потребностей. Досуговый тип потребления предполагает оценку действий субъекта с точки зрения удовлетворения потребностей в образовании, общении, вращении в культурной сфере. Основной акцент деятельности человека в этом контексте - эмоциональный. В случае возникновения препятствий в реализации душевных потребностей, субъект корректирует временные рамки, сужая время, необходимое для удовлетворения телесных или духовных потребностей. Предпочтения Досугового типа потребления отражаются на деятельности субъекта посредством выбора сферы деятельности, соответствующей удовлетворению душевных потребностей, или путем их удовлетворения в свободное от работы время.
Аскетичный тип потребления ориентирован на преимущественное удовлетворение духовных потребностей. Внутренняя идея, характеризующая Аскета, воплощает доминирование надличностных целей, которые культивируются в практике аскезы, формируя устойчивый рост духовных потребностей и уменьшение телесных потребностей до жизненно необходимого минимума.
Сознание субъекта этого типа поведения нацелено на выход, хотя бы временный, за пределы повседневности, на уровень трансцендентного. Но при всей своей интровертности (преимущественной оценке внутренней реальности), Аскет остается деятельным и активным типом, в основе деятельности которого лежит духовное начало. По этой причине Аскет склонен отождествлять цели организации с собственными целями. Значимость для Аскета приобретает присутствие в деятельности творчества.
Очевидно, что реально возможные варианты потребления гораздо разнообразнее, но они также могут быть отнесены к тому или иному типу даже при том условии, что величины доминирующих потребностей будут существенно отличаться, а отношения двух других групп потребностей будут различными. В настоящей статье не представляется возможным остановиться на этом подробно, однако построение укрупненной классификации необходимо, и обусловлено тем, что основные типы потребления находят отражение в поведении людей.
Известно, что удовлетворение потребностей ограничивается двумя способами: посредством вещных форм и посредством деятельности. Удовлетворение потребностей посредством вещных форм является опосредованным, т.к. совершается путем покупки соответствующих товаров и услуг или посредством пользования вещными символами успеха - статусными вещами.
Это справедливо в условиях современной системы хозяйствования, при которой основная часть потребностей удовлетворяется посредством купли-продажи. Удовлетворение потребностей в процессе деятельности является непосредственным, совершаемым за счет ресурсов внутренней мотивации, ядро которой заключается в стремлении человека совершать деятельность ради самой деятельности, ради переживания `чего-то большего, чем обыденное состояние` [2].
В условиях дефицита ресурсов в первую очередь удовлетворяются так называемые насущные нужды - совокупность телесных потребностей и некоторого объема душевных потребностей, необходимых для самой возможности нормальной жизнедеятельности человека. Ограниченность самого объема телесных и душевных потребностей человека ведут к тому, что с ростом дохода и уровня удовлетворенности этих потребностей возрастает значимость духовных потребностей. И, поскольку эти потребности лишь отчасти удовлетворяются за счет дохода, его стимулирующая роль падает. Все более значимыми для работника становится самовыражение посредством статусных вещей или самореализация в процессе производственно-хозяйственной деятельности.
Структура и форма удовлетворения потребностей определяются критериями предпочтения, в роли которых выступает система ценностей. Телесные, душевные и духовные ценности в отличие от соответствующих потребностей находятся в иерархических отношениях, и в зависимости от того, какие ценности находятся на вершине ценностной иерархии, удовлетворяются преимущественно соответствующие им потребности. Так, в случае, если на вершине иерархии системы потребностей находятся ценности душевные, то в ситуации выбора между двумя или более одновременно актуализировавшимися потребностями, предпочтение будет отдано удовлетворению душеных потребностей.
Ценности в большинстве своем не осознаются человеком, и трудно вербализируются, но проявляются в актах потребления, совокупность которых и составляет определенный тип потребления. Ценности, в конечном счете, и определяют экономическое поведение человека.
Экономическое поведение людей реализуется в их трудовой и предпринимательской деятельности и проявляется в рамках следующих отношений: (1) отношения `поставщик-потребитель`; (2) трудовые отношения; (3) отношения распределения прибыли и доходов, (4) отношения собственности [1, с. 6].
Отношения `поставщик-потребитель` реализуются в рамках суверенитета потребителя, исходящего из того, что естественной целью любого хозяйствования является удовлетворение потребностей, актуальность которых должна определяться потребителем. Принцип суверенитета потребителя достаточно надежно реализуется применительно к естественным потребностям (телесным и душевным), относительно же изделий рафинированного потребления это не так очевидно по причине тотальной зависимости общества от производителей статусных вещей, удовлетворяющих заранее неопределимые потребности.
Трудовые отношения реализуются в рамках системы управления персоналом предприятия, основные принципы организации которой определяет выбор ведущего мотива. Отношения распределения прибыли и доходов реализуются в рамках участия акционеров, работников и собственников предприятия в его прибылях и убытках. Отношения собственности реализуются в рамках права собственности, а также права пользования, которое проявляется в правах распоряжения имуществом [1, с. 34-43].
Определяющая тот или иной тип поведения система ценностей, в отличие от системы потребностей человека, носит объективный характер и определяется средой его существования, применительно к хозяйствующему субъекту - это среда хозяйствования. Под средой хозяйствования понимается внешняя по отношению к хозяйствующему субъекту среда, складывающаяся под воздействием прямых и косвенных факторов, среди которых выделяют общее состояние экономики, состояние рынков ресурсов и сбыта, политический режим, законодательный климат, социальную стратификацию, уровень образования и пр.
Большинство этих факторов носят модифицирующий характер в среднесрочной перспективе и могут варьироваться в зависимости от отраслевой и региональной принадлежности, формы организации и размера деятельности хозяйствующего субъекта. По этой причине под средой хозяйствования, общей для различных хозяйствующих субъектов, целесообразнее понимать национальную среду той страны, в которой они осуществляют свою деятельность и найм персонала.
Такое определение среды хозяйствования представляется целесообразным, т.к. национальная среда оказывает наиболее существенное влияние на поведение хозяйствующего субъекта, являясь главным источником ценностей и норм, регулирующих поведение рожденных и воспитанных в ней людей.
Важно отметить, что система ценностей и норм, ориентирующая субъектов национальной среды на определенную поведенческую модель, является результатом воздействия со стороны не только национального мировоззрения, но и религиозного культа, лежащего в основе национального менталитета [3, с. 91].
Влияние географических, природно-климатических условий, территориальной протяженности страны определяет характер национальной составляющей системы ценностей и связано, главным образом, с ценностями телесными и душевными.
Религия, отвечая на ключевые мировоззренческие вопросы о том, что такое хорошо и плохо, прекрасно и уродливо, правильно и ошибочно, является смыслообразующим ядром системы ценностей. Религия формирует духовный уровень системы ценностей.
Соотношение национального и религиозного в хозяйственной среде представляет собой соотношение внешней формы и внутреннего содержания. При этом национальное проявляется в форме, т.е. в структуре потребления определенного типа (утилитарного, досугового или аскетичного) и способах удовлетворения потребностей, а религиозное проявляется в содержании, т.е. в системе ценностей (иерархия ценностей и их смысловое наполнение).
Опираясь на сделанные выводы в сочетании с содержательной трактовкой основных религиозных систем ценностей [4,5,6,7], можно построить систему определения типа потребления, предпочтительного для среды с определенными национально-религиозными характеристиками. В качестве критерия внесения характеристик той или иной хозяйственной среды в сводную таблицу целесообразно принять ее масштаб, значимость и легитимность в системе глобальных экономических отношений. В качестве способа определения предпочтительного типа потребления целесообразно принять распределение ограниченного ресурса (например, времени) в его процессе.
На основе полученных данных мы построили таблицу моделей экономического поведения, уточнив отношения `поставщик-потребитель`, трудовые отношения, отношения распределении прибыли и отношения собственности в зависимости от принадлежности среды хозяйствования к одному из выделенных национально и религиозно обусловленных типов потребления [Таблица 1].
Определение влияния среды хозяйствования на формирование поведения хозяйствующего субъекта может способствовать пониманию того, каковы причины и следствия возникновения принципиальных расхождений в моделях экономического поведения человека, реализуемых в различных национально- культурных условиях. Такое понимание становится особенно актуальным и практически значимым в настоящее время, поскольку эйфория от первоначальных успехов интеграционных процессов сменяется размышлениями об издержках и целесообразности тотальной глобализации и преимуществах национального разнообразия. Дело в том, что попытки уничтожения или замещения внешних форм потребления не затрагивают глубинного слоя национального менталитета: веками складывавшиеся предпочтения остаются и продолжают проявляться в повседневном поведении. Новые формы потребления при этом встречают затруднения в восприятии их как понятных, комфортных и бесспорных путей удовлетворения потребностей.
С другой стороны, внедрение эмоционально чуждых ценностей в сформировавшуюся национальную среду приводит к возникновению конфликта в уже существующей системе ценностей. В этом случае преимущества тех ценностей, которые формировали эффективные модели хозяйственного поведения в условиях одной культуры, будучи перенесены в иную культуру, превращаются в издержки по причине существенных различий менталитетов соответствующих народов, сформировавшихся на основе разных национально-религиозных традиций.
Это в конечном итоге провоцирует возникновение социально погромных и катастрофических нравственно-психологических последствий для национального большинства и отражается на лояльности, благонадежности и приверженности ценностям внедряемой модели экономического поведения, препятствуя его эффективности [8, с 335].
Оценивая формы проявления экономического поведения в разных национальных и религиозных условиях хозяйствования, можно выделить те общие черты, на основе которых возможно построение моделей эффективного поведения работника в мультинациональных компаниях или в международных экономических организациях. Одновременно можно наглядно продемонстрировать потенциально низкую эффективность внедрения в экономическую практику заимствованных извне моделей хозяйственных отношений.
Применительно к организациям, осуществляющим свою деятельность на территории России, возможности построения адекватной российским условиям модели хозяйственного поведения были рассмотрены нами ранее [1,9,10,11]. Очевидно, что утрата экономикой России динамики развития в значительной степени обусловлена тем, что национальные и религиозные особенности отечественной экономической традиции пока явно недостаточно учитываются в хозяйственной практике.
Таблица 1. Влияние национальных и религиозных особенностей среды хозяйствования на экономическое поведение


Литература:
1. Андреев В.Н. Менталитет народа и формирование национальной модели хозяйствования // Проблемы управления хозяйственными системами. - 2002. - Вып. 10. - С. 4-47.
2. Рымарева А.С. Уточнение механизма корпоративной культуры посредством преодоления недостатков содержательной теории мотивации // Сб. научн. трудов `Экономика и Управление`. Ч. 2. - СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2006. - С. 190-195.
3. Касьянова К. О русском национальном характере. - М., Екатеринбург, 2003. - 560 с.
4. Коваль Т.Б. Тяжкое благо: Христианская этика труда. Православие. Католицизм. Протестантизм. Опыт сравнительного анализа. - М.: ИЭА РАН, 1994. - 278 с.
5. Нуруллина Г. Исламская этика бизнеса. М., 2004. - 111 с.
6. Марусова Т. Прошлое и настоящее управления персоналом //Знакомьтесь - Япония. - 2002. - ?34. - С. 13-22.
7. Лобазова О.Ф. Религиоведение. - М.: Издательско-торговая корпорация `Дашков и Ко`, 2002. - 384 с.
8. Рымарева А.С. Национально-религиозные аспекты мотивации труда и предпринимательства //Материалы 6 науч.-практ. Конф. `Национальная идея в контексте российской ментальности` 20-21 нояб. 2003 г. - Орел: Орел-ГТУ, 2004. - С. 334-337.
9. Рымарева А.С. Корпоративная культура в России: актуальность разработки православных основ //Материалы науч.-практ. конф. `Православие и патриотизм`. - СПб.: Алетейя, 2005. - С. 225-228.
10. Боброва О.С., Крюков С.Ф., Рымарева А.С. Православная корпоративная культура как важный элемент национальной модели хозяйствования // Материалы междунар. молодежного конгресса `Православие, молодежь и будущее России`. - СПб.: Изд-во СПбГУТД, 2005. - С. 109-110.
11. Anna S. Rymareva (2005) Corporate culture, based on national and religious factors: the Russian Orthodox Tradition opportunities //VII Iccees World Congress In Berlin 25-30 July 2005 `Europe - Our Common Home?`. - P. 356.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия