Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (22), 2007
МОЛОДЫЕ СПЕЦИАЛИСТЫ
Петровичев А. Н.
соискатель института проблем региональной экономики (г. Санкт-Петербург)

Социально-экономические аспекты категории `качество жизни`

В последние годы понятие `качество жизни` заняло в общественном мнении и научном обороте прочное положение. Растущий интерес к проблематике качества жизни свидетельствует о том, что российское общество в настоящее время озабочено уже не столько проблемой самосохранения, сколько вопросами устойчивого социально-экономического развития и восстановления своей роли и достойного места в мировом сообществе.
Научный и практический интерес к категории `качество жизни` обусловлен происходящим процессом глобализации, который диктует для современных государств необходимость в создании достойных условий жизни. Улучшение качества жизни населения способно привести к изменению базовых характеристик общественно-политической ориентации населения, развитию демократии и самоуправления.
Возможен и обратный сценарий: экономический кризис неизбежно трансформируется в дестабилизацию локальной политической системы и чреват деструкцией тех демократических институтов, которые существуют. В этих условиях провозглашение роста качества жизни в виде общенациональной идеи должно подтвердить социальный смысл проводимых реформ, оправдать издержки предшествующего периода и продолжить процесс укрепления доверия народа к власти. Обеспечение достойного уровня жизни населения должно стать безусловным приоритетом всей государственной политики, а приближение качества жизни россиян к параметрам, достигнутым развитыми странами, - представляется в этом отношении важнейшей задачей. Недостаточно эффективные усилия российской власти в этом направлении очевидны.
Формально качество жизни в России определяется в рамках мировых стандартов, т.е. в системе показателей, характеризующих уровень реализации потребностей человека. Речь идет о степени удовлетворенности человеком своих жизненных планов (жизненных стратегий) и соотнесением последних как с действующими социальными стандартами, так и с экономическими возможностями общества.
Основные особенности региональной дифференциации социально-экономического развития можно выявить с помощью различных методов, большинство из которых носит односторонний характер. Это вызвано тем, что они учитывают только один фактор, что затрудняет увидеть действительную картину различий в общественной сфере. Понятие `социальное развитие` и близкие к нему понятия `уровень жизни`, `качество населения` и некоторые другие таят в себе множество подводных камней в виде различного рода неопределенностей. К сложившимся в этом вопросе недостаткам можно отнести субъективность отобранных исследователями показателей, невозможность количественного определения некоторых характеристик и трудность сравнения разнокачественных показателей. Отметим, что комплексное измерение качества жизни как показателя в советской и российской практике практически не встречается. Интегральные показатели измерения качества жизни населения вынужденно базируются на традиционной статистике и поэтому обладают малой верификацией, усложняющей их использование в практике социально-экономического анализа [1].
Существует несколько подходов к измерению базовых показателей качества жизни. Подходы, представляющие для нас интерес, можно подразделить на группы.
1. Подход, основанный на показателях, используемых в Докладах ООН (UNDP) о развитии человека и в методиках ЮНИСЕФ для расчета индексов развития человеческого потенциала.(ИРЧП.)
В XXI в. основой развития являются не столько полезные ископаемые или средства производства, сколько человеческий капитал. Поэтому главным показателем достижений государств и регионов считается уровень возможностей, предоставляемых человеку для его развития. Концепция ИРЧП зародилась в середине 50-х гг. ХХ века в связи с выявлением негативных последствий по мере исследования неблагоприятных воздействий НТП на человека. Идея исчисления данного индекса относительно несложна, однако его практические расчеты начались лишь в начале 90-х годов прошлого столетия после разработки соответствующей методологии и создания единообразных принципов для всех стран на базе статистической информации, накопленной международными организациями [2].
Индекс развития человеческого потенциала является универсальным показателем для анализа и сравнения социально-экономического положения различных стран и регионов. Он рассчитывается на основе трех составляющих:
1) индекс продолжительности жизни
2) индекс образованности населения
3) индекс реального ВВП (валового внутреннего продукта) на душу населения.
Первый показатель является обобщенной характеристикой состояния здоровья населения и эффективности функционирования национальной системы здравоохранения, второй - определяет степень развития в стране системы образования, третий - дает обобщенную характеристику экономических возможностей населения. Таким образом, чем выше средняя продолжительность жизни, уровень образования и среднедушевой доход - тем выше ИРЧП, то есть жители страны имеют больше возможностей для самореализации в самых разных сферах жизни.
Уровень долголетия по регионам России измеряется тем же показателем средней ожидаемой продолжительности жизни, что и в международных расчетах.
Образованность определяется грамотностью населения и процентом учащихся на всех ступенях обучения (в школах, техникумах, вузах и пр.) [3, с. 357-358.]. Методику же измерения региональных различий в уровне образования необходимо корректировать по сравнению с методикой ООН. Применяемый при международных расчетах показатель доли грамотных среди взрослых нет оснований использовать внутри России, так как в стране с обязательным всеобщим средним образованием грамотны практически все взрослое население. Поэтому для оценки достигнутого уровня образования выбран показатель числа лет обучения, приходящихся в среднем на взрослого жителя региона.
Наибольшую трудность из-за несовершенства российской региональной статистики представляет оценка уровня доходов населения. Расчеты реального ВВП на душу населения в региональном разрезе не публикуются, оценка денежных доходов населения страдает неполнотой (что же касается ВВП на душу населения, то расчет его в пределах регионов внутри одной страны вообще проблематичен). Кроме того, доходы необходимо соизмерять с ценами на основные товары и услуги, которые в России сильно различаются между регионами. В силу отмеченных причин при расчетах приходится использовать комбинированный индекс доходов населения, включающий в себя показатель отношения денежных доходов к прожиточному минимуму (с весом в 2/3) и показатель отношения средней заработной платы и выплат социального характера к прожиточному минимуму трудоспособного населения (с весом в 1/3). Использование двух индексов позволяет скорректировать данные по доходам на душу населения (по методике Госкомстата данные о доходах существенно завышены для Москвы и Санкт-Петербурга). Методика ИРЧП эффективна для измерения развития человеческого потенциала, но она, на наш взгляд, не позволяет определить реальное качество жизни в современной России. Выскажем предупреждение против широкого использования данной методики на практике. Сложно просчитать ожидаемую продолжительность жизни в условиях, когда значительная часть населения России гибнет от факторов, не связанных с состоянием здоровья (войны, преступность, катастрофы).
Показатель ВВП на душу населения имеет `виртуальный` характер в условиях, когда значительная часть валового национального дохода не доходит до большинства граждан, а уходит в зарубежные банки, безвозвратно инвестируясь в экономику других стран.
Критерий образования слабо `работает` в отечественных условиях, поскольку для современной ситуации характерна относительная востребованность образования; к тому же оно далеко не всегда гарантирует жизненный успех. [4]
Подведем промежуточный итог. Получение региональных значений ИРЧП помогут существенно дополнять анализ реального накопления человеческого капитала как главного фактора решения первостепенных задач развития России. Анализ региональных значений ИРЧП позволит разрабатывать систему региональной статистики, в том числе связанной с задачей измерения демократии. Существует еще один проблемный показатель, которым было бы целесообразно дополнить набор характеристик, используемых Программой развития ООН. Следует систематически фиксировать в какой мере в той или иной стране, в отдельном регионе или районе соблюдаются или нарушаются основные права человека. Этот вопрос ставился и в одном из ежегодных докладов Программы развития ООН [5].
2. Подход официальных органов власти.
Примером подобных подходов является методика оценки хода экономической реформы в России, разработанная Министерством экономики РФ и Госкомстатом России еще в 1993 г. Эта программа включает целый комплекс показателей как экономического, так и социального характера. В дальнейшем эта методика была усовершенствована и применена в практической деятельности Министерства экономического развития и торговли. Министерство готовило ежегодные рейтинги для всех субъектов федерации на базе следующих показателей:
 ВВП (с учетом уровня покупательной способности) на душу населения (тыс. руб.);
 доля занятых на малых предприятиях в общей численности занятых в экономике (% к общей численности занятых в экономике);
 уровень регистрируемой безработицы (% к экономически активному населению);
 соотношение среднедушевых доходов и среднедушевого прожиточного минимума;
 объем внешнеторгового оборота на душу населения (млн. долл. США);
 общий объем розничного товарооборота и платных услуг (с учетом уровня покупательной способности) на душу населения (тыс. руб.);
 объем инвестиций в основной капитал на душу населения (тыс. руб.);
 основные фонды отраслей экономики (по полной балансовой стоимости, с учетом степени удорожания капитальных затрат) на душу населения (тыс. руб.);
 коэффициент плотности автомобильных дорог (коэф. Энгеля);
 уровень регистрируемой безработицы (% к экономически активному населению);
 соотношение среднедушевых доходов и среднедушевого прожиточного минимума;
 обеспеченность местами детей, находящихся в дошкольных учреждениях (мест на 1000 детей дошкольного возраста);
 выпуск специалистов высшими и средними учебными заведениями (специалист на 10000 чел. населения);
 обеспеченность населения врачами и средним медперсоналом (на 10000 ед. населения);
 обеспеченность населения амбулаторно-поликлиническими учреждениями (число посещений за смену на 10000 чел.).
На базе данных показателей министерство рассчитывало т.н. `комплексную оценку`. Методика Минэкономразвития при всех недостатках дает главное - показывает исторически сложившуюся неоднородность социально-экономического пространства России. Межрегиональная дифференциация усилилась при нарастании кризисных явлений в экономике и переходе к рыночным реформам.
Во-первых, это связано с включением механизма рыночной конкуренции, разделившего регионы по их конкурентным преимуществам и недостаткам; обнаружилась различная адаптация к рынку регионов с разной структурой экономики и разным менталитетом населения и власти.
Во-вторых, значительно ослабла регулирующая роль государства, сократились государственные инвестиции в региональное развитие, было отменено большинство региональных экономических и социальных компенсаторов.
В-третьих, сказалось фактическое неравенство различных субъектов Российской Федерации в экономических отношениях с центром. При этом очевидна дифференциация базовых социальных показателей внутри регионов.
Разработка соответствующей методики исследования качества жизни предполагает изучение механизма адаптации населения как к местным условиям, так и разрабатываемой на федеральном уровне социально-экономической политике (пенсионной политики, программы занятости населения, жилищной программы, федеральных стандартов в сфере здравоохранения, образования, социальной защиты населения). Кроме того, ряд экономических показателей, применяемых Минэкономразвитием, сопоставимы с западными.
Следует отметить, что перспективным направлением изучения дифференциации уровня жизни в регионах следует считать не только (и не столько) расширение числа показателей, но и совершенствование аппарата многомерного статистического анализа, применяемого для типологизации регионов по наборам социальных индикаторов. Положение малоимущего населения, качество жизни в регионе определяется целым рядом параметров, которые регулярно не фиксируются в статистике - например, ухудшением работы общественного транспорта, снижением качества работы коммунальных служб (водоснабжения, отопления).
Главный вывод состоит в том, что существующие показатели позволяют в большей степени оперировать понятием `уровень жизни`, но не `качеством жизни`. Для периода преодоления системного кризиса измерение уровня жизни вполне оправданно, однако при устойчивом росте экономики следует больше внимания уделять качественным параметрам в виде социальной и экономической адаптации.


Литература:
1. Айвазян С.А. Интегральные показатели качества жизни населения: их построение и использование в социально-экономическом управлении и межрегиональных сопоставлениях. - М.: ЦЭМИ РАН, 2000. - С.118.
2. Валентей С.Д. Нестеров Л.И. Развитие общества в теории социальных альтернатив М., 2003. - С.171.
3. Человеческое развитие: новое измерение социально-экономического прогресса. - М., 2000.
4. Диагностика социальной напряженности в обществе: региональный аспект /Под ред. П.В. Акинина, С.В. Рязанцева. - Ставрополь, 2002. - С. 240.
5. Доклад о развитии человека за 1996 год: Материалы ООН. - Нью-Йорк; Оксфорд, 1996.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия