Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
РАЗВИТИЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОЙ ИНТЕГРАЦИИ И ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЕ ЕДИНОЙ ТАМОЖЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ СНГ И ЕврАзЭС
Бляхман Л. С.
главный научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета.
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ


Факторы конкурентоспособности экономики стран СНГ

В условиях глобализации конкуренция национальных и региональных экономик становится все более жесткой и определяет социально-экономическую безопасность, качество жизни народов и их суверенитет. Президент России В.В. Путин, Президент Казахстана Н.А. Назарбаев и другие руководители стран СНГ в последние годы отмечали, что конкурентоспособность каждого предприятия, региона, работника и страны в целом – высшая национальная задача. Однако исследование природы конкурентоспособности, динамики ее факторов, методов управления конкурентными преимуществами на разных уровнях в странах СНГ только начинается.
Конкурентоспособность и методология ее оценки.
Конкурентоспособность – это способность поддерживать и увеличивать свою долю в добавленной стоимости, создаваемой на данном сегменте мирового или национального (если импорт из других стран невозможен или затруднен) рынка товаров и услуг, способность развивать и эффективно использовать свои конкурентные преимущества.
Предлагаемое определение имеет два существенных отличия. Во-первых, основным объектом конкурентоспособности на глобальном, национальном и региональном уровне является не отрасль, как это было в индустриальную эпоху, а сегмент рынка, где предлагаются взаимозаменяемые товары и услуги, альтернативные технологии производства, сбыта и послепродажного обслуживания, где действуют мезоэкономические комплексы, формируются межотраслевые сгустки-кластеры, в рамках которых разрабатывается новый продукт, осуществляется весь технологический цикл – от сырья до конечной продукции и обслуживания ее потребностей. Ныне бессмысленно оценивать конкурентоспособность автомобиля в отрыве от комплектующих его узлов, дилерской сети, системы автокредитования, лизинга и логистики поставок запчастей. Фирмы и их объединения специализируются не на выпуске конкретных видов отраслевой продукции, а на удовлетворении определенных потребностей или даже определенного круга потребителей.
Так, объединение «Экотек» (Петербург), имеющее дочерние фирмы во многих городах и странах ближнего и дальнего зарубежья, обслуживает производителей напитков, предлагая им все виды упаковки (стекольная, металлическая, картонная, пластиковая) и даже рецепты напитков. Его директор А.Л. Загорский представляет Россию во Всемирной ассоциации упаковки.
На наш взгляд, весьма вредно противопоставлять отрасли «низких» и «высоких» технологий. Производство упаковки, продовольствия, мясных продуктов или одежды может быть не менее конкурентоспособным и важным для экономики, чем космических аппаратов, если использовать современные наукоемкие технологии.
Второе отличие предлагаемого определения – стоимостной, а не натуральный критерий оценки. Страны СНГ занимают 16,4% мировой территории. По расчетам статкомитета СНГ (2005 г.) они занимают видное место в мировой добыче нефти (14,7%), природного газа (28,4%), угля (8%), железной руды (13,1%), золота (12,9%), вывозе деловой древисины (около 9%), в производстве чугуна и стали (более 10%), алюминия (13,6%), минеральных удобрений (более 15%), хлопка-сырца (8,3%), зерна (6,9%), картофеля (22,4%), сахарной свеклы (17,6%), семян подсолнечника (32,4%).
Однако все эти цифры не свидетельствуют о высокой конкурентоспособности, т.к. экспортируя сырье, страны СНГ ввозят сделанные из него продукты с высокой добавленной стоимостью – высокооктановое топливо, дорогие смазочные масла, синтетические волокна и пластмассы, мебель, высококачественный прокат, одежду и обувь, молочные и мясные продукты. Россия, располагая почти ¼ мировых лесных ресурсов, заготавливает 10% древесины, но получает только 3% стоимости, созданной в лесном комплексе. В Финляндии – мировом лидере конкурентоспособности, положение обратное: менее 1% лесных ресурсов, но 10% добавленной стоимости лесного кластера, ее доля в мировом производстве дорогих сортов бумаги и бумагоделательного оборудования достигает 30%.Россия, Казахстан и Украина вывозят зерно, а ввозят дорогие мясопродукты, отдавая иностранцам 90% добавленной стоимости. Доля СНГ в мировом населении (4,4%) выше, чем в ВВП (3,8%) и стоимости экспорта (3,2%). Это означает, что производительность труда здесь ниже, чем в остальном мире, даже включая Африку.
Производительность труда – самое важное, самое главное для победы нового общественного строя. Эти слова В.И. Ленина сохраняют все свое значение и сегодня. К сожалению, отечественная статистика не вела и не ведет детальных аналитических расчетов по основным экономическим кластерам. Не издаются справочники, показывающие, как меняется доля наших компаний на мировом рынке. Приходится довольствоваться данными о ВВП на душу населения (см. табл. 1).
Таблица 1. Валовой внутренний продукт 2005 г.
Прирост ВВП в странах СНГ составил в 2003-2004 гг., когда имел место преимущественно восстановительный рост, 8%, в 2005 г. – 7%, в 2006 г. – 7,5%. Наиболее высокими эти темпы были в Азербайджане (34,5%), Армении (13,4%), Казахстане (10,6%) и Беларуси (9,9%). Эти страны превзошли уровень 1991 г. в 1,4-1,5 раза. В то же время в Молдове к 2007 г. ВВП все еще был ниже уровня 1991 г. примерно на две пятых, в Таджикистане – почти на треть, Грузии и Украине – на 27%, Кыргызстане – на 11%. В Молдове и Кыргызстане сократилось промышленное производство (соответственно) на 7,10 и 0,9%%).
Причины различий в темпах роста во всех случаях разные. Азербайджан добился мирового рекорда (в 1995-2006 гг. ВВП вырос в 3,6 раза) за счет прироста добычи нефти (в 2006 г. – на 45%) и газа. В Армении быстро растут инвестиции в основной капитал (в 2005 г. – на 33%, в 2006 г. – на 37%). В Беларуси эти инвестиции также резко выросли (в 2006 г. – на 31,4%), вырос экспорт (на 23,5%), в основном за счет нефтехимии, перерабатывающей дешевое российское сырье. В Казахстане высокие темпы (в 2000-2006 гг. – 10,3%) достигнуты за счет роста экспорта нефти и успешного проведения банковской, жилищно-коммунальной и пенсионной реформы (здесь Казахстан может служить образцом для стран СНГ).
К началу 90-х гг. СССР занимал 4 место в мире по размерам ВВП (по паритету покупательной способности) и 37-е – по душевому ВВП (рядом с Венгрией и Тайванем), отставая по общественной производительности труда от стран ЕС в 2-2,5 раза. Но к 2000 г. Россия оказалась по ВВП на 10-м, а в расчете на душу населения – на 29-м месте (уровень Турции и Ботсваны, где структурные реформы имели наибольший в Африке успех). Международные эксперты, использующие для оценки конкурентоспособности более 200 показателей, в основном на базе экспертных оценок, отводят России еще более низкое место (в 8 десятке), позади Казахстана (60 место), Украины, Молдовы и Грузии. Но эти оценки учитывали в основном количественно неопределенные условия повышения конкурентоспособности (уровень коррупции, политические риски, степень доверия государственным органам и т.д.), а не реальные экономические результаты.
По прогнозу инвестиционной компании Goldman Sachs и российского ИМЭМО РАН в ближайшие 15 лет мировой ВВП будет расти на 4,2-4,4% (пока он растет на 2,5-3%), а российский на 6% в год. В результате к 2010 г. ВВП России будет седьмым в мире (обойдя Бразилию, Италию и Францию), а в 2020 г. – пятым (после Китая, США, Индии и Японии, т.е. первым в Европе). В расчете на душу населения Россия поднимется к 2010 г. на 47 (между Хорватией и Чили), а к 2020 г. (26,8 тыс. долл. в ценах 2005 г.) – на 40 место (уровень Португалии), сохранив при этом численность населения на уровне 140 млн. чел.
По численности населения доля России в мире составит около 2%, а по ВВП – 3,2%. Это значит, что Россия, а также Казахстан войдут в число наиболее развитых стран планеты. Конкурентоспособность стран СНГ повысится, если им удастся перейти от ресурсно-сырьевой к инновационной модели развития. России предстоит увеличить до 10% свою долю на мировом рынке высокотехнологичной продукции хотя бы в тех сегментах, где ее наука сохранила ведущие позиции (в целом эта доля пока не достигает и 1%).
При этом следует учесть, что в десятке лидеров по душевому ВВП преобладают такие страны, которые в военном отношении не рассчитывают на самостоятельность (Сингапур, Финляндия, Австрия, Ирландия, Исландия и т.д. ).
Душевой ВВП зависит от демографических процессов. Высокая рождаемость (в Таджикистане в 2005 г. 103 на 1000 женщин в возрасте 15-49 лет, в Узбекистане – 95, в Кыргызстане – 86) воздействует на этот показатель в сторону снижения, а низкая (Россия, Украина, Молдова, Беларусь – 41-43) – в сторону повышения, особенно при высокой смертности (в России и Украине она превысила 16 на тысячу населения, а в Таджикистане, Узбекистане и Азербайджане всего 4,6 – 6,3). Как видно из табл. 1, разрыв в душевом ВВП между странами СНГ очень велик и не сокращается, причем рост благосостояния вовсе не ведет к автоматическому увеличению продолжительности жизни.

В 25 странах ЕС при среднедушевом производстве ВВП 23,4 тыс. евро (2005 г., данные Евростата) его минимальный уровень (в странах Балтии, Польше и Словакии) был примерно вдвое ниже среднего, ¾ ВВП создается в 12 странах. В СНГ при среднем уровне 2,8 тыс. евро (2005 г., оценка статкомитета СНГ) в России, где производится ¾ ВВП СНГ, он был выше среднего уровня в 1,5 раза, в Казахстане – на 5%, в Украине составлял половину среднего, в Молдове – менее ¼, а в Узбекистане, Кыргызстане и Азербайджане отставал от среднего уровня в 7-10 раз (см. рис. 1). Этот разрыв и высокая концентрация ВВП в России (с учетом паритета покупательной способности по оценке ОЭСР Россия в 2007 г. войдет в группу среднеразвитых стран) делает невозможной экономическую интеграцию на принципах, принятых в ЕС.
Рис. 1. ВВП на душу населения в % по отношению к средней по СНГ.
Факторы роста конкурентоспособности
Их следует разделить на тактические, зависящие от временной конъюнктуры и стратегические, постоянно действующие. Первые связаны преимущественно с внешним воздействием на экономическую систему, вторые – с ее внутренней самореализацией.
Первым конкурентным преимуществом стран СНГ в ценовой конкуренции до сих пор была низкая стоимость рабочей силы при ее относительно высоком образовании.
Доля оплаты труда наемных работников в ВВП во Франции, Германии, Великобритании составляет 50-56%. В странах СНГ она намного ниже (Таджикистан – менее 14%, Грузия – около 20% и т.д.). Получали заработную плату ниже прожиточного минимума в Беларуси – 5%, Казахстане – 11%, Кыргызстане – 57%, Украине – 25%. Недопустима низка зарплата в обрабатывающей промышленности – в Азербайджане она составляла лишь 54%, в Казахстане – 85%, России – 87% средней по промышленности. Недопустимо низки (0,1-0,4% затрат на рабочую силу) расходы на профессиональное обучение работников, а также на их социальное обеспечение (расходы фирм). По данным обследований в 2005 г. получали зарплату ниже 50 долл. США в месяц в Азербайджане – 29%, в Армении – 22%, Кыргызстане – 62%, Таджикистане – 74% работников * (см. рис.2).
В последние годы положение стало меняться. В 2007 г. среднемесячная оплата труда в России превысила 500 долл. – в 5 раз выше, чем в 1999 г. Казахстан достиг первенства в СНГ по среднечасовой зарплате. Заработки в других странах СНГ также резко выросли, причем значительно быстрее, чем производительность труда.
Уровень образования населения СНГ считался достаточно высоким. По данным переписей уровень грамотности превышает 99%, среднее образование имеет 700-850 человек из тысячи старше 15 лет, высшее образование – 76 жителей Таджикистана, 92- Туркменистана, 105 – Кыргызстана, 100 – Азербайджана, 111 – Молдовы, 126- Казахстана, 140 – Беларуси и Украины, 160 – России, 170 – Армении, 224 – Грузии. Однако качество образования ухудшилось, особенно в негосударственных вузах. Число учащихся в дневных школах Казахстана в 1991-2006 гг. сократилось на 10%, Армении, Беларуси, Грузии, России и Украины – на 18-26%. Во многих странах СНГ была разрушена система профтехобразования. В итоге страны СНГ утрачивают конкурентное преимущество по цене труда в расчете на единицу его качества.
Утрачивается и преимущество, связанное с низкой ценой энергоресурсов. Энергоемкость химико-металлургической продукции в странах СНГ в 2,5-3 раза выше, чем у конкурентов, однако цена энергии до сих пор была в 4-5 раз ниже. По сути дела это означало скрытую дотацию из бюджета производителей энергоресурсов, прежде всего России. К 2010 г. цена на российский газ на внутреннем рынке будет уже не в 4-5 раз, а лишь на 30-40% дешевле, чем на европейском (за счет таможенных тарифов и транспортных расходов). Электроэнергия (кроме потребляемой населением) будет продаваться по свободным рыночным ценам. Это повысит инвестиционную привлекательность энергетики, снимет претензии некоторых стран СНГ на поставки ресурсов по особым ценам, но потребует освоения современных энергосберегающих технологий. Иначе энергоемкие отрасли перестанут быть конкурентоспособными.
Коньюнктурный характер носит всплеск цен на экспортируемое странами СНГ сырье, принесший им более 200 млрд. дол. Отчасти они должны благодарить президента Дж. Буша, развязавшего войну в Ираке. Долговременные факторы приведут к снижению цен. Нанотехнологии, водородная и альтернативная энергетика, уменьшат потребности в металлах и ископаемом топливе. Его производителями становятся жаркие страны, где растет сахарный тростник и другое сырье для выработки этанола. Россия и Казахстан также могут выращивать рапс на огромной никак не используемой площади. Разведаны большие запасы нефти на китайском шельфе, начата разработка нефтяных песков и сланцев в Канаде, тяжелой нефти в Венесуэле.
Временную передышку мы получили, используя разведанные в советские годы запасы (частные нефтяные компании не открыли ни одного месторождения, равного Ромашкинскому или Самотлору), созданные за счет госбюджета научно-технические разработки (в т.ч. оборонной техники), построенную в годы комсомольских строек транспортную и энергетическую инфраструктуру. Теперь все это исчерпано или устарело, для создания новой современной базы в ближайшие 15 лет странам СНГ потребуется более триллиона долларов.
Предстоит резко увеличить расходы на охрану окружающей среды. Страны ЕС расходуют на эти цели в среднем 7,5% госбюджета (Латвия, Испания, Чехия – 2,2–2,6%), а страны СНГ – только 0,3% (Беларусь –0,7%, Украина – 0,8%).
Таким образом, странам СНГ предстоит перейти к использованию стратегических конкурентных преимуществ, связанных с улучшением макроэкономической среды, системы общественных институтов, технологического уклада, геополитическим положением СНГ как интеграционной группировки между ЕС и АСЕАН, с развитием и использованием знаний. «Знание является единственным орудием производства, которое не подвержено действию закона убывающей доходности» (Дж. Б. Кларк). К этому еще нужно добавить, что знание является преимущественно общественным, а не частным благом, фундаментальное знание не является товаром, который можно хранить под замком на складе, экспроприировать, национализировать или монополизировать.
Таблица 2. Структура использования валового внутреннего продукта в 2005 г. (в%)
Источник: Статистика СНГ. Статбюллетень. – М., 2006. - N20, 21
Макроэкономические конкурентные преимущества связаны, прежде всего, со структурой использования ВВП (см. табл. 2) и диверсификацией производства. Обращает на себя внимание невысокая доля валового накопления, вложенного в основной капитал (Россия – 18,4%, Кыргызстан – 14,4%, Таджикистан – 17,8% ВВП). На первый взгляд такая же картина в странах ЕС (Австрия, Бельгия, Великобритания и т.д.), однако в этих странах средний возраст оборудования составляет 5-6 лет, а в СНГ в два с лишним раза больше. На таком оборудовании нельзя изготовить конкурентоспособную продукцию. В среднем по СНГ инвестиции в основной капитал все еще ниже, чем в 1991 г.(на 14%). В период коренной реконструкции экономики в основной капитал нужно направлять не менее 40% ВВП, как это делается в Азербайджане. Но и там инвестиции, в основном иностранные, вкладываются преимущественно в добычу и экспорт сырой нефти и газа. Между тем, до 90-х гг. Азербайджан вывозил не нефть, а дорогостоящие продукты ее переработки.
В большинстве стран СНГ торговый баланс отрицательный (импорт больше экспорта). В Азербайджане, Казахстане, России он положительный, но с каждым годом сокращается (импорт дорогих конечных продуктов растет быстрее экспорта сырья). В первом полугодии 2007 г. экспорт России вырос на 9,3% (две трети приходится на энергоресурсы), а импорт на 49,7%, в том числе машин на 36%, продовольствия на 23%. Положительное сальдо стремится к нулю.
Рис.2.
Сравнение экономических лидеров ЕврАзЭС - Казахстана и России (см. табл. 2) указывает на преимущества Казахстана – большую долю накопления основного капитала (25 и 18%), а также потребления домохозяйств и некоммерческих организаций (51 и 48%) при меньшей доле чистого экспорта (9 и 14%) и расходов на государственное управление (12 и 17%).
Для ряда стран СНГ характерна высокая доля сбережений (в Казахстане, России и Украине – 30-34% валового национального располагаемого дохода по сравнению с 20-25% в ЕС). Однако, сбережения не превращаются в производственные инвестиции, а вкладываются в сооружение роскошных коттеджей, вывозятся за рубеж (это касается 10% богатых семей), либо просто хранятся «на черный день». В этом заключена основная финансовая проблема конкурентной политики.
Нерациональна отраслевая структура валовой добавленной стоимости стран СНГ (см. табл.3). Из-за низкой производительности труда велика доля сельского хозяйства (Кыргызстан – 34%, Узбекистан – 28%, Таджикистан – 24%, Армения и Грузия – 20%, Молдова – 17%). В странах ЕС эта доля не превышает 1-6%, причем они в основном экспортируют мясопродукты, а страны СНГ – импортируют, причем из дальнего зарубежья. Россия ввозит продовольствие даже из Латинской Америки и ЮАР, хотя при рациональной организации дела в рамках СНГ это обошлось бы гораздо дешевле и сократило безработицу в южных регионах.
Таблица 3. Отраслевая структура валовой добавленной стоимости (в%)
Источник: Статистика СНГ. Статбюллетень. – М., 2006. - N20, 21
Доля услуг в ВВП Беларуси, Грузии, Казахстана, Молдовы, России, Таджикистана и Украины превышает половину, как и в наиболее развитых странах. Но это лукавая цифра. Во-первых, она складывается в основном за счет мелкой торговли, низкотехнологичных бытовых и посреднических услуг, а не инжиниринга, высокотехнологичных производственных и медицинских услуг. Сравнение отраслевой структуры России и Казахстана (см. рис.3) показывает, что при одинаковой доле промышленности в России выше доля торговли и общественного питания (развитие глобальных сетей подрывает здесь мелкий бизнес), но ниже – транспорта и строительства, что нельзя считать оправданным.
Рис.3.
Во-вторых, высокая доля услуг в России формируется сырьевыми компаниями, которые для уклонения от налогов передают продукцию своим оффшорным торговым домам по низким трансфертным ценам, записывая на их счета основную часть прибыли (в оффшорных зонах налог на нее, а также на дивиденды не взимается).
Главным стратегическим фактором повышения конкурентоспособности стало развитие высоких технологий. Более 60% ВВП наиболее развитых стран составляет ныне по данным Роспатента интеллектуальная собственность – патенты на изобретения, промышленные образцы, товарные знаки (бренды), программный продукт, топология интегральных схем, тщательно охраняемые ноу-хау. Продажа лицензий приносит этим странам технологическую ренту, позволяющую переместить производство стандартной продукции, особенно экологически грязной, низкотехнологичной и трудоемкой в другие страны.
Наукоемкость производства (совокупные расходы на НИР за счет всех источников финансирования) составляет в Японии и США около 3% ВВП, а в Швеции и Финляндии – лидерах по конкурентоспособности – около 4% (в России – 1,9%, Украине – 1,2%, Беларуси – 0,7%, Молдове – 0,4%, Казахстане и Армении – 0,3%, других странах СНГ еще меньше). Наукоемкость производства в транспортном машиностроении наиболее развитых стран превышает по данным С.Б. Иванова 7% выручки от реализации (в России 2005 г. – 0,1%, 2006 г. – 0,25%).
Доля России в мировой численности научных работников в области естественных и технических наук составляет около 10%, а на рынке высокотехнологичной продукции – меньше 1%. К 2020 г. намечено увеличить эту долю до 10% за счет коммерционализации результатов исследований в энергетике, нано- и биотехнологиях, ракетно-космической, навигационной, морской, авиационной, лазерной технике. Сотрудничество в этих сферах может и должно стать основой реальной и взаимовыгодной экономической интеграции. Ее базой должно стать единое образовательное пространство.
Суть проводимой в странах СНГ модернизации – переход к инновационной экономике, создание необходимых для этого социальных институтов и доверия между властью, бизнесом и обществом. (3) До сих пор интелектуальная собственность в странах СНГ не имеет рыночной оценки, под нее нельзя взять кредит, сделки с ее участием нельзя застраховать. С этим связаны деффекты инвестиционного и инновационного поведения, качества менеджмента, управления кадрами и финансами.(4)
В советские годы популярные научные журналы издавались тиражом более 5 млн. экземпляров. Сейчас они сократились на порядок и несравнимы с тиражами в Китае или США. Разрушительную роль здесь сыграло телевидение и другие СМИ, ориентирующие молодежь на быстрое обогащение, а не творческий поиск.
Важным фактором конкурентоспособности может стать экономическая интеграция стран ЕврАзЭС и СНГ в целом. В 2005-2006 гг. доля ЕврАзЭС в общем объеме взаимной торговли стран СНГ у России увеличилась с 57,2 до 59%, по экспорту, но сократилась с 31,3 до 29,6 по импорту. В Беларуси эта доля осталась на прежнем уровне (12% экспорта и 18-19% импорта), в Казахстане несколько выросла (по экспорту – с 7,1 до 7,8%, по импорту – с 13,4 до 14,7%). Кыргызстан и Таджикистан торгуют в основном со странами, не входящими в ЕврАзЭС (их доля в экспорте составляет 96 и 99,7%, в импорте – около 99% * В СНГ на внутреннюю торговлю приходится 23%, а в ЕС – две трети экспорта и импорта.
Это доказывает, что прорыв в экономической интеграции возможен в современных условиях только на основе осуществления крупных совместных проектов. К их числу относятся предложенные В.В. Путиным проекты совместного развития нанотехнологий, способных коренным образом преобразовать экономику наших стран, создания единой газотранспортной системы, включающей Прикаспийский газопровод и нефтепровод Бургас-Александропулос, совместную реконструкцию Волго-Балтийского водного пути. Н.А. Назарбаев предложил проект сооружения канала Каспий-Черное море, который даст республикам Центральной Азии выход к мировому океану и будет на 1000 км. короче существующего Волго-Дона. Ключевыми для интеграции могут стать: соглашение о порядке миграции кадров (для России особенно перспективно обучение молодежи стран СНГ в филиалах российских учебных заведений по дефицитным профессиям для работы в восточных регионах); совместное развитие транспорта и энергетики; создание единой системы фондовых и товарных бирж, электронной платежной системы и расчетно-клирингового центра.
Исследования, проведенные в 60-70-х гг. с участием 150 проектных и научных институтов, показали технико-экономическую и экологическую целесообразность перевода 5% стока Оби и Иртыша на юг по каналу длиной 2250 км шириной 200 м и глубиной 16 м с соответствующей гидроизоляцией. Совместный проект с республиками Центральной Азии при условии соответствующей защиты уникальной экосистемы реки Оби, а также Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи позволит решить проблемы водоснабжения, резко увеличить производство продовольствия, в т.ч. для Северной Сибири, улучшить условия для добывающей промышленности, создать новые рабочие места на юге Сибири и Центральной Азии.
Противопоставление членства в СНГ и ЕС, а также ВТО неоправданно. Напротив, членство в СНГ обеспечивает гармонизацию законодательной базы (здесь особое значение имеет работа Межпарламентской ассамблеи СНГ). Приближение национальных хозяйственных законов и правил к нормам ЕС позволяет создать в СНГ общий рынок товаров с высокой добавленной стоимостью, которые никто не ждет на Западе. Без создания такого рынка, а также общего рынка новых технологий и общего трудового рынка страны СНГ, в т.ч. Россия, не добьются изменения качества экономического роста и ослабления зависимости от нефтедолларов, останутся сырьевым придатком, а не равноправным участником мирового рынка.
Некоторые экономисты (5) полагают, что Россия как интеграционный центр постепенно утрачивает свою привлекательность для партнеров, хотя и продолжает их скрыто субсидировать, а это означает необратимый распад СНГ. Однако это не так. Прогноз развития России до 2020 г.(6) показывает, что Россия может предложить странам СНГ не дешевый газ, а инновационные, образовательные и логистические услуги, в которых они остро нуждаются, обеспечить инновационное наполнение их инвестиционной политики.(7) В 2006 г. товарооборот между странами СНГ вырос на 25% - 147 млрд. долларов. Все участники встречи руководителей торгово-промышленных палат стран СНГ в Тбилиси (2007 г.) согласились, что, несмотря на ошибки и нерешенные вопросы, объективная экономическая основа, на которой построено СНГ не размыта. Товарооборот России и Узбекистана в 2007 г. увеличился почти вдвое – с 3 до 5 млрд. долларов. Заканчивается создание зоны свободной торговли России, Казахстана и Беларуси без изъятий и ограничений, оптимизируется совместное использование энергетических ресурсов, развиваются транспортные корридоры и транспортные системы в целом.
Стратегическим фактором конкурентоспособности может стать планомерная миграция кадров. Долгое время единственными странами СНГ с положительным сальдо миграции были Россия и Беларусь, с 2004 г. к ним присоединился Казахстан, с 2005 г. – Украина и Азербайджан. Однако миграция остается стихийной. Часто приезжают люди, не имеющие квалификации, слабо знакомые с местной культурой, они не платят налогов, нередко живут в ужасных условиях, их дешевый труд препятствует механизации строительства, дорожных, коммунальных и погрузочно-разгрузочных работ. В то же время в дальнее зарубежье (более 90% в Германию, Израиль и США) из стран СНГ уезжают специалисты. Особенно велико число работающих за рубежом граждан Молдовы, Грузии, Таджикистана. Необходимо согласованное законодательство, регламентирующее правила регистрации, права и обязанности мигрантов. Регистрация должна содействовать развитию конкурентных преимуществ и трудоизбыточных, и трудодефицитных стран СНГ.

Управление конкурентоспособностью национальной экономики
Как отметил один из создателей современной концепции управления Майкл Портер, нет стран богатых и бедных, есть страны хорошо и плохо управляемые. Это стало верным недавно, когда конкурентоспособность и общественное богатство стали определяться не размерами страны, не ее природными богатствами и численностью населения, а эффективностью общественных институтов, от которых зависит поведение хозяйственных субъектов, их взаимное доверие, способность создавать и быстро осваивать нововведения.
Согласно классической либерально-монетарной теории главным из этих институтов является сам рынок, его ценовой механизм. Невидимая рука рынка приносит его участникам достаточно полную и достоверную информацию о спросе и предложении, о допустимом уровне издержек с учетом позиций конкурентов. Вероятно, так и было в индустриальную эпоху, когда сотни и тысячи продавцов предлагали покупателям одни и те же стандартные товары – зерно, металл, уголь, одежду и обувь и т.д.
В постиндустриальной экономике главное место заняли неосязаемые услуги, интеллектуальные продукты, уникальные технические комплексы, своеобразные «коты в мешке», качество которых обнаружится только в процессе их потребления. Приходится доверять продавцу, ориентируясь на оценку его деловой репутации (гудвилла) и торговой марки (бренда). Конкуренция становится несовершенной, поскольку на мировом рынке господствует всего несколько (на алюминиевом, например, три) ТНК. Вместо базарного появляется новый хаос: глобальные финансовые компании способны в мгновение ока переместить многомиллиардные компании и обрушить национальные валюты. Конкурируют сотни альтернативных технологий: автомобильное топливо можно получить из нефти, водорода, сельхозсырья или электросети, металл заменить пластиком или материалом, сконструированным из специально уложенных молекул. Невидимой руке со всем этим не спарвиться.
Марксистская политэкономия предугадала повышение роли общественных производительных сил – науки, образования, к которым теперь присоединились интернет, глобальные транспортные и энергетические системы, организационная культура. Они не могут находиться в собственности физических лиц. Но это не требует экспроприации, национализации, или, не дай бог, диктатуры пролетариата. Экономисты напрасно спорят: нужно ли увеличить или сократить роль государства в экономике. Ее следует решительно изменить: отказаться от многих административных функций, которые выполнят профессиональные и некоммерческие организации, но взять на себя ответственность за достижение установленных законом социальных стандартов, за образование и здоровье народа, за преодоление бедности и чрезмерной социальной дифференциации, за деловой, инновационный и инвестиционный климат.
Современная институционально-эволюционная теория показала, что конкурентоспособность определяет поведение людей, их самоорганизацию и инновационную активность, определяемую федеральными (законодательство и система правоприменения), организационными (государственными, муниципальными, некоммерческими, рыночными) и неформальными (традиции и мораль) институтами.
Принудительная коллективизация в России снизила производительность труда в агрокомплексе (если учитывать труд, вложенный в трактора и т.д.). Проведенная теми же большевистскими методами ликвидация колхозов и совхозов еще более ухудшила дело, т.к. хозяйственные мужики в 30-х г.г. были вытравлены, а наследники комитетов бедноты в 90-х г.г. не получили необходимой инфраструктуры. И дело не в форме собственности - кибуццы в Израиле успешно хозяйствуют на песках, а не на черноземах.
Конкурентоспособность стран СНГ не может быть достигнута с помощью какого-либо волшебного ключика, будь то открытие нового месторождения, приток иностранных инвестиций или реинжиниринг. Портфельные инвестиции и кредиты, используемые для скупки других фирм, не способствуют обновлению экономики. В 2007 г. иностранные инвестиции в Россию превысят 70 млрд. долларов, что сопоставимо с Китаем. Однако в их составе преобладают кредиты и спекулятивные портфельные инвестиции, которые лишь увеличивают инфляцию и финансовые риски, но не способствуют созданию национальной инновационной системы. Российские заводы, перейдя в собственность иностранцев, нередко превращались в дилерские центры для продвижения и обслуживания импорта. Это понимают в Китае, где прямые инвестиции направляются в совместные предприятия с контрольным пакетом у китайской стороны. Странам СНГ сегодня нужны не деньги, а новые технологии и управленческий опыт.
Программа повышения конкурентоспособности должна включать государственное адвокатирование конкуренции. Ее отсутствием объясняется то, что при меньшей стоимости производственных ресурсов (труда, энергии, материалов) цены на предметы потребления нередко выше, чем в США. Не обойтись без мягких бюджетных ограничений (термин Я. Корнаи), т.е. особых, но конкурентных условий для социально значимых предприятий.
Преимущества глобализации – переход от торговли к международному кооперированию, т.е. совместной разработке, производству и сбыту продукции – реализует аутсорсинг – специализация фирмы на ключевой компетенции, передача неключевых производственных и управленческих функций дочерним, зависимым и независимым компаниям. Новые информационные технологии использует бенчмаркинг – мониторинг конкурентоспособности потенциальных поставщиков (для выбора партнеров по аутсорсингу) и конкурентов (для выбора конкурентной стратегии). Это создает новую модель фирмы, которую отличает специализация на ключевой компетенции (а не продукта), наличие инновационного и логистического центров (фирма–интегратор); система управления знаниями. Конкуренцию и сотрудничество соединяет стратегический альянс – совместная подготовка и реализация инновационно-инвестиционного проекта без создания постоянных управленческих служб и ограничения конкурентной самостоятельности.
Таблица 4 Отношение налогов и отчислений на социальное страхование к ВВП (в%)
Источник: Статистика СНГ. Статбюллетень. – М., 2006. - N20, 21
Система налогообложения во многих странах СНГ решает преимущественно фискальные задачи, не стимулируя конкуренцию и освоение нововведений. Общая налоговая нагрузка в странах СНГ (кроме Беларуси) ниже, чем в ЕС (см. табл. 4), особенно по отчислениям на социальное страхование. Однако в СНГ велик коррупционный налог, который подрывает справедливую конкуренцию, а также добровольно-принудительные взносы на нужды местных властей. Главное же – одинаковые налоги взимаются с прибыли от спекуляций и нововведений, не действует инвестиционная и другие льготы. Это объясняется необходимостью упростить налоги, но такая простота хуже воровства. Не решены проблемы налогообложения малого инновационного бизнеса, не стимулируется полное извлечение нефти (в России, например, оно составляет менее 25%, намного меньше, чем в США) и ее глубокая переработка. Главным налогом во многих бюджетах остается НДС, который делает невыгодным развитие кооперирования и породил целую индустрию лжеэкспорта, вытягивающую деньги из бюджета.
И здесь странам СНГ есть чему поучиться друг у друга. Так, налоги на производство и импорт в Казахстане почти вдвое ниже, чем в России. Впрочем, совокупное налоговое бремя в весьма конкурентоспособных Австрии, Бельгии, Швеции, Финляндии, Дании составляет 44-50% ВВП по сравнению с 34-35% в России и Украине, 29% в Молдове, 23% в Казахстане, 20% в Азербайджане и Кыргызстане, 17-18% в Армении и Грузии. Главное – не уровень налогов, а порядок их взимания. Основа высокой конкурентоспособности – взаимное доверие бизнеса, власти и народа, ясность и готовность хозяйственных субъектов к их достижению. Самую высокую экономическую ценность сегодня имеют неэкономические категории.


Литература
1. Ясин Е. Модернизация и общество. Вопр. экономики, 2007, № 5.
2. Российская промышленность на перепутье: Что мешает нашим фирмам стать конкурентоспособными. Вопр. экономики, 20007, № 3.
3. Шишков Ю. СНГ: полтора десятилетия тщетных усилий. Вопр. экономики, 2007, 34
4. Мировая экономика: прогноз до 2020 г. Под ред. А.Дынкина. М, ИМЭМО РАН, 2007
5. Нарышкин С. Инновационная составляющая инвестиционных процессов. Вопр. экономики, 2007, № 5

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия