Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ
Петрова С. В.
ст. преподаватель кафедры экономической теории и национальной экономики Мурманского государственного технического университета,

К вопросу о всеобщности экономического блага

Современные дискуссии о том, что считать началом экономических отношений и экономической науки ведутся российскими учеными, по крайней мере, целое десятилетие. Как отмечает проф. Смирнов И.К.: «Если верно, что предметом теоретической экономии является хозяйственная жизнь как движение хозяйственного организма, и если признано, что изучение этой жизни надо начинать с начала, то, прежде всего, необходимо сформулировать основные требования, которым должно отвечать это понятие. Ими являются его непосредственность и всеобщность. Поскольку целью экономической деятельности в элементарной форме труда является экономическое благо, постольку исходной экономической категорией должна быть всеобщность этого блага, как бы она ни называлась» *.
Однако прежде чем говорить о всеобщности благ, в том числе и экономических, обратимся к понятию блага. Благо – заимствование из старославянского, где существительное благо («добро, счастье») возникло на основе прилагательного среднего рода благо – «хорошо» *. Благо – 1. Добро, счастье. 2. чаще мн. То, что служит к удовлетворению потребностей, материальные утехи жизни (книжн.) * . Значит, благо – это все то, что несет в себе положительный смысл, что ценно для человека, а значит, обладает полезностью, то есть способностью удовлетворять человеческие потребности, как материальные, так и духовные. Если человек или общество определяют нечто как благо, то это уже подразумевает ту или иную степень его ценности. «Вещь, услуга, действие или бездействие становятся благами тогда, когда они приобретают способность удовлетворять человеческие потребности. Эта способность находит выражение в полезности… Абстрагирование от разнообразия качественно различных полезностей приводит к единообразию многообразного и понятию всеобщей полезности, которое получает название ценности. Таким образом, ценность есть полезность, положенная, или определенная как всеобщность… Ценность реально присутствует во всех явлениях хозяйственной жизни как их всеобщая определенность, без которой невозможно понять их особенность» *. Ценность можно определить как всеобщность блага.
Распространенным можно назвать мнение, что превышение потребности в наличии блага делает его благом экономическим. Называя это свойство благ редкостью или ограниченностью, ее источниками определяют «…или рост потребностей, или уменьшение количества, доступного распоряжению» *. Так обосновывается переход благ в разряд экономических. Но есть и другая точка зрения, согласно которой в эпоху становления современного информационного общества ценность продукции вытекает из ее множественности, поэтому "информационная парадигма в экономической науке должна исходить из предположения, что человек живет в изобильной вселенной, в которой всего, что нужно хватит всем, и основная проблема заключена лишь в том, чтобы суметь извлечь это из окружающего мира и правильно использовать.» *. Но при этом категория экономического блага не исчезает. Таким образом, редкость – это не столько ограниченность блага по сравнению с потребностью в нем, сколько свойство объектов экономических отношений, проявляющееся в способности человека и общества эти объекты присваивать, воспроизводить. Мерой редкости блага выступает степень его воспроизводства, значит, редкость можно считать стоимостной категорией. Поэтому правильнее было бы говорить не о редкости или ограниченности благ, а о способности человека и общества изъять их у природы (присвоить) и использовать для удовлетворения своих потребностей, а «содержанием любого процесса присвоения благ является труд» *.
В отсутствие общественного товарного производства ценность блага, опосредованная трудом, выступает в роли продукта труда. Противоречие хозяйственной деятельности заключается в соотнесение полезности данного продукта и затрат труда, необходимых, для его производства. Производитель решает сам, насколько он нуждается в результате своего труда (продукте) и, соответственно, определяет сам «стоит ли овчинка выделки». В продукте труда ценность и стоимость неотделимы друг от друга, продукт труда есть ценность, опосредованная стоимостью. И как вне ценности нет стоимости, так и вне стоимости нет продукта труда. Если действительно, что «…продукт с самого начала своего существования есть процесс производства и потребления» *, то действительным является и то, «…что стоимость возникает в дообменные первобытные времена» *. Продукт есть результат деятельности человека, форма экономического блага. Иными словами, продукт и есть экономическое благо. В процессе потребления участвует лишь малая толика благ неэкономического происхождения. К ним можно отнести солнечную энергию, свободные источники воды и воздух, пригодный для дыхания. Все эти блага здоровый человек присваивает и потребляет без участия ощутимых усилий со своей стороны, т.е. не прилагая практически никакого труда. Но как только процесс присвоения этих благ опосредуется трудом, эти блага становятся экономическими, они становятся продуктами. Вода в горном источнике теоретически является неэкономическим благом, но дойти до источника, набрать воды в ведро и донести ее до места потребления стоит трудовых усилий, а значит, такая вода является – продуктом труда, экономическим благом.
На ранних этапах развития трудовой деятельности человеческий труд носит нерегулярный, случайный коллективный характер. Такой характер труда определяется соответствующим ему характером потребления. У Н.И. Зибера находим описание быта многочисленных туземных племен Африки, Южной и Северной Америки. Общим в большинстве описаний является повсеместная лень большинства туземцев, удовлетворение потребностей по мере их появления и огромное количество свободного времени, проводимого в праздности. Продукты «хозяйственной» деятельности таких племен, как результаты случайного трудового процесса, носят такой же случайный характер. С экономической точки зрения для субъектов подобных отношений производства-потребления такие продукты обладают лишь свойствами удовлетворять потребности, выступают в роли «потребительной ценности». «Стоимость», как экономическое отношение, неизвестна участникам отношений при такой организации общества «изобилия», трудовые затраты настолько несущественны и случайны, что общество практически не отождествляет их со способом удовлетворения своих потребностей. Это общество лишено противоречий между необходимостью удовлетворять свои примитивные потребности и необходимостью затрачивать определенное количество жизненных сил для их удовлетворения. Возможно, по этой причине сохранились в первобытном состоянии эти племена, как мы их находим в описаниях Н. Зибера *.
Для выживания и развития процесс присвоения благ становится осознанным и постоянным. Это ведет к пониманию затратного механизма трудового процесса, равно как и к пониманию отношения между различным количеством трудовых затрат на производство различных видов продуктов. У людей формируется умение соизмерять количество труда и пользы, которую этот труд принесет. Развивается противоречие между ценностью (полезностью) продукта и необходимыми трудовыми затратами, связанными с его присвоением.
«Истинные знания могут быть получены только тогда, когда сущность и явления, внутреннее и внешнее хозяйственной жизни рассматриваются в их противоречивом органическом единстве. Это единство - не лишенный внутреннего источника движения механизм, где целое и части соотносятся друг с другом лишь внешним образом, а самодостаточный, самоцельный и самополагающий хозяйственный организм, где части и целое образуют противоречивое тождество» *. Стоимость и ценность продукта - это нераздельно связанные его моменты, которые не существуют один без другого. Ибо появлением продукт обязан человеческому труду, а идея его появления-потребности человека и общества в данном благе. Ценность продукта имеет конкретное значение для экономической жизнедеятельности человека и общества, если она опосредована стоимостью (затратами труда). Ценность вне стоимости не является экономической категорией, не имеет отношения к хозяйственной деятельности. Таким образом, ценность в продукте снимается стоимостью. Ценность и стоимость поэтому следует отнести к основным логическим категориям, то есть к таким категориям, «…которые присущи всякому хозяйственному строю, каковы бы ни были его исторические особенности» *. Отделив ценность блага от затрат на его присвоение (стоимости), нам бы пришлось «…взять изолированное хозяйство, которое идеализировано до такой степени упрощения, что внимание к полезности может проявляться в нем в чистом виде, тогда как всякое влияние, которое могло бы сказываться со стороны труда или производства вообще, а также обмена, исключено. В хозяйстве, которое мы хотим рассмотреть, должны иметься в наличии используемые предметы потребления, при этом остается в стороне вопрос о том, каким образом они получены, и поэтому не учитывается, что отношения в процессе их создания могли оказать какое-либо влияние на механизм хозяйствования» *, что абсолютно лишает данную абстракцию экономического смысла.
«Таким образом, в отношении полезности, положенной как всеобщность экономического блага, т.е. как ценность, стороны отношения существуют не как самостоятельные, а как моменты, предполагающие, определяющие, отрицающие друг друга и переходящие в друг друга. Содержанием этого перехода, определяемым сторонами и определяющим их, является теоретическая и практическая деятельность человека, важнейшей формой которой является труд… Труд, конечно же, является источником полезности в том смысле, что, формируя вещь, он сообщает ей способность быть полезной. Он является источником полезности и потому, что благодаря ему она реализуется в процессе потребления» *. Удовлетворять наши потребности вещь может только лишь в процессе ее использования, значит только в процессе взаимодействия с субъектом. Только в процессе присвоения индивидом полезных свойств вещи воображаемое благо становится действительным благом. Первопричиной жизненного цикла человека является субъективная потребность - ощущение необходимости в тех или иных благах, конечным результатом – присвоенное благо, или ценность. Но потребность не может насытиться сама по себе. Дав своим ощущениям разумную оценку, т.е. определив для себя порядковое различие полезностей благ, человек сопоставляет их со своей способностью к присвоению этих благ тем или иным способом и, наконец, осуществляет необходимый процесс труда. Посредником между удовлетворенной потребностью и удовлетворяющей его ценностью является процесс труда. Отсюда можно сделать вывод, что малое количество труда, необходимого для удовлетворения потребности, определяет малую ценность блага, большое количество труда – большую ценность. «В ценности выражается индивидуальная или общественная оценка хозяйственных благ, руководящим принципом и необходимым мерилом которой является трудовая затрата, подобно тому, как в потребительной ценности или полезности выражается та индивидуальная или общественная оценка, принципом и мерилом которой является настоятельность потребности» *. Верно, на наш взгляд, исходить из того, «что общей основой жизни всякого общества является жизнеобеспечивающий труд» *. Говорить о ценности благ, изолируясь от процесса труда по их созданию, экономически бессмысленно: вне труда, благ, доступных потреблению, практически не существует; блага, не присвоенные трудом, не способны удовлетворить какую-либо потребность человека, а значит и не имеют какой-либо конкретной полезности. Всеобщностью экономического блага, таким образом, можно было бы считать ценность, опосредованную стоимостью.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия