Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Исаев А. А.
профессор кафедры маркетинга и коммерции
Владивостокского государственного университета
экономики и сервиса,
кандидат технических наук


Оборот фиктивных товаров и неравномерность развития отраслей промышленности

Термин «фиктивный товар» был впервые введен в научный оборот Карлом Поланьи, который трактовал его как ненастоящий товар, предмет торговли, не произведенный для продажи. Подобными свойствами в целом ряде случаев обладают, например, современные деньги [5]. Таким образом, в данной статье под фиктивными товарами мы будем понимать предметы торговли, не обладающие признаками реальных (настоящих) товаров. Речь идет о предметах торговли, которые в момент их обмена не являются продуктом затраченного труда и не способны удовлетворять потребности людей (за исключением потребности в объектах сбережения накоплений) [2].
В отличие от реальных товаров – изделий, услуг и информации, производство которых связано с затратами труда, фиктивные товары, т.е. «мыльные пузыри», «куски голубого неба», могут появляться на рынке в неограниченном количестве, в связи с тем что затраты труда на их «производство» полностью отсутствуют.
На наш взгляд, одним из наиболее распространенных видов фиктивных товаров являются ценные бумаги (акции, облигации, векселя и т.д.). Торговля этими активами оказывает существенное влияние на развитие промышленности, анализ которого и является основной задачей данной статьи.
1. Оборот фиктивных товаров и проблема диспаритета цен в промышленности
Введение в обращение фиктивных товаров в виде ценных бумаг дестабилизирует цены в отдельных сегментах товарных рынков. В частности, на рынке товаров производственного назначения в результате биржевой торговли нарушаются реальные стоимостные пропорции. Дело в том, что часть обращающихся на рынке товаров (в первую очередь это товары производственного назначения) приобретается с целью формирования товарных запасов. В этом случае часть товарной массы может рассматриваться в качестве инструмента сбережения накоплений. В этих условиях введение в обращение искусственных инструментов сбережения, таких как фиктивные товары, нарушает реальный товарно-денежный баланс. Следствием этого становится соответствующее изменение рыночных цен на товары производственного назначения.
Следует учитывать, что характер влияния обращения ценных бумаг на уровень товарных рыночных цен зависит от «национальной принадлежности» вводимых в обращение ценных бумаг.
В России введение в обращение дополнительной товарной массы в виде фиктивных товаров (например, ценных бумаг российских компаний) ведет к тому, что часть денег, обращавшаяся ранее на рынке реальных товаров, начинается обращаться на рынке фиктивных товаров. При этом уравнение обмена принимает вид:
где Ц ср. – средняя цена одного предмета торговли на рынке реальных товаров;
Д р.т. – количество денег в обращении на рынке реальных товаров до введения в обращение фиктивных товаров;
Д ф.т. – количество денег в обращении на рынке фиктивных товаров;
Т р.т. – количество предметов торговли в обращении на рынке реальных товаров.
Из уравнения (1) видно, что введение в обращение отечественных фиктивных товаров уменьшает среднюю цену одной товарной единицы на рынке промышленных товаров и, соответственно, увеличивает реальную покупательную способность рубля по отношению к промышленным товарам. В свою очередь, это ведет к перераспределению реальных доходов среди участников рынка как минимум в двух направлениях.
Так, наблюдается перераспределение реальной собственности между продавцами и покупателями фиктивных товаров в пользу первых. Кроме того, при фиксированных процентных ставках коммерческих банков формируется дефляция, вызванная введением в обращение национальных фиктивных товаров. Это ведет к перераспределению реальных доходов между вкладчиками и заемщиками коммерческих банков, опять же в пользу первых. Дело в том, что количество тех реальных товаров, которые может приобрести заемщик на заемные средства, будет меньше количества тех реальных товаров, которые может приобрести вкладчик на сумму своего денежного вклада в банке после падения цен на реальные товары.
Введение в обращение фиктивных товаров в виде иностранных ценных бумаг несет с собой качественно иные последствия. Импорт фиктивных товаров при экспорте реальных товаров ведет к недопоставке части импортных реальных товаров на внутренний рынок. При этом уравнение (1) принимает вид:
где Т ин.ф.т. – импорт фиктивных товаров.
Из уравнения (2) следует, что при импорте фиктивных товаров средняя цена одной усредненной товарной единицы на рынке реальных товаров остается неизменной. Однако следует учесть, что этот вывод справедлив лишь для идеальной модели рынка, которая опирается на допущение о взаимозаменяемости отечественных и импортных товаров. В реальных условиях недопоставка на внутренний рынок импортных промышленных товаров, не имеющих аналогов среди отечественной продукции, ведет к уменьшению предложения таких импортных товаров. Следствием этого становится рост рыночных цен на импортные товары и, соответственно, уменьшение покупательной способности национальной валюты по отношению к ним. При этом в наихудшем положении оказываются производители с низкой долей экспортной продукции, хозяйственная деятельность которых связана с приобретением иностранного оборудования, не имеющего отечественных аналогов. Завышение рыночных цен на импортное оборудование ведет к сокращению реальных доходов указанных предприятий по сравнению с уровнем, который они имели бы в условиях реальных товарно-денежных отношений. Последнее обстоятельство отражается на способности компаний к модернизации собственного производства за счет самофинансирования. В этой связи импорт фиктивных товаров становится фактором, оказывающим негативное влияние на устойчивость развития отечественных промышленных предприятий (отраслей), не ориентированных на экспорт.

2. Оборот фиктивных товаров и инвестиционная привлекательность производства

Другая проблема обращения фиктивных товаров на национальном рынке связана с тем влиянием, которое они оказывают на рентабельность производства и его инвестиционную привлекательность. Так, в случае превышения рентабельности торговли фиктивными товарами над рентабельностью производства промышленных товаров уже сама возможность оборота фиктивных товаров становится фактором уменьшения инвестиционной привлекательности промышленного производства.
В качестве примера можно привести ситуацию на российском рынке в середине 90-х годов, когда большая часть свободных денежных средств направлялась инвесторами на приобретение фиктивных товаров – ГКО и ОФЗ. Причем нередки были случаи, когда новоявленные собственники промышленных предприятий отказывались от инвестиций в собственное производство в пользу финансовых «пирамид».
В табл. 1 и 2 показана динамика номинальных инвестиций и индекса реальных инвестиций в основной капитал по отраслям промышленности в 1995–1997 гг. Напомним, что в указанные годы происходила наиболее активная торговля на рынках ГКО и ОФЗ. Данные табл. 2 были получены путем пересчета официальных статистических данных на индекс средних цен на промышленные товары в 1996 г. и 1997 г. При этом за базу сравнения принят 1995 г., когда был введен «валютный коридор», обеспечивший сверхдоходность операций с указанными активами и повысивший их инвестиционную привлекательность. Из табл. 2 видно, что в течение 1996–1997 гг. наибольшее снижение реальных инвестиций в основной капитал наблюдалось в нефтеперерабатывающей промышленности. С учетом того, что в 1995–1997 гг. индекс реальных инвестиций в основной капитал в среднем по промышленности составил 120%, индекс таких реальных инвестиций в нефтеперерабатывающей промышленности был меньше среднего по промышленности в 1,7 раза.
Таблица 1 Инвестиции в основной капитал по отраслям промышленности в 1995–1997 гг., млрд руб. (неденоминированных)
Рассчитано по: [6]
Таблица 2 Индекс реальных инвестиций в основной капитал по отраслям промышленности в 1995–1997 гг. (1995 = 100), в процентах
Рассчитано по: [6]
Указанная динамика подтверждается и изменением доли инвестиций в основной капитал нефтеперерабатывающей промышленности в объеме совокупных инвестиций. Этот показатель для промышленности в целом составлял в 1995 г. – 34,4 %, 1996 г. – 34,8 %, в 1997 г. – 36,4%. Таким образом, в целом по промышленности доля инвестиций в основной капитал в указанный период росла, но взятая в отдельности динамика нефтедобывающей промышленности показывает обратную картину. Доля указанной отрасли в приросте совокупных инвестиций составляла в 1995 г. – 1,4 %, в 1996 г. – 1,2 %, в 1997 г. – 0,9%, т.е. все время снижалась.
Следует учитывать при этом, что речь идет о вполне благополучной отрасли промышленности. Так, если в 1995–1997 гг. индекс промышленного производства (по отношению к 1995 г.) составил 96,9 % в среднем по промышленности, то в нефтеперерабатывающей промышленности такой индекс был равен 100,2 %, то есть превышал значение среднего индекса в 1,03 раза.
Причем если в 1995–1997 гг. индекс цен производителей (по отношению к 1995 г.) в среднем по промышленности составил 135,0%, то в нефтеперерабатывающей промышленности он достигал значения 159,0, то есть превышал среднее значение 1,18 раза.
Анализ статистических данных о краткосрочных финансовых вложениях предприятий нефтеперерабатывающей промышленности (в первую очередь – в краткосрочные государственные обязательства) говорит о том, что в 1995–1997 гг. краткосрочные финансовые вложения таких предприятий росли гораздо более быстрым темпом, чем в целом по промышленности. Если номинальные краткосрочные финансовые вложения в промышленности составляли 20 197 млрд неденоминированных рублей в 1995 г., то в 1996 г. их величина составила 30 692 млрд, а в 1997 г. – 61 748 млрд, т.е. увеличилась в 3,1 раза за три года. В нефтеперерабатывающей промышленности подобные финансовые вложения составляли в 1995 г. 224 млрд руб., в 1996 г. – 359 млрд руб., в 1997 г. – 1524 млрд руб., т.е. увеличились в 6,8 раз.
Нетрудно подсчитать, что отказ нефтеперерабатывающих предприятий от краткосрочных финансовых вложений, например, в 1997 г., позволил бы к инвестициям в основной капитал в размере 3668 млрд руб. (табл. 1) добавить еще 1524 млрд руб. Тем самым величина суммарных инвестиций в основной капитал составила бы 5192 млрд руб. Пересчет этой величины с учетом среднего индекса цен говорит о том, что в указанном случае реальные инвестиции в основной капитал в 1997 г. составили бы 102% от уровня таких инвестиций в 1995 г., т.е. почти бы не изменились.
Мы полагаем, что недоинвестирование собственного производства предприятиями нефтеперерабатывающей промышленности в 1995–1997 гг. стало оной из основных причин того, что в течение 1997–2001 гг. рост промышленного производства нефтеперерабатывающей отрасли стал отставать от среднего роста производства по промышленности в целом. Если индекс промышленного производства составлял в 1997 г. – 102 %, в 1998 г. – 95%, в 1999 г. – 111%, в 2000 г. – 112%, в 2001 г. – 105%, то такой индекс в нефтеперерабатывающей промышленности составлял в 1997 г. – 99,2 %, в 1998 г. – 93 %, в 1999 г. – 102%, в 2000 г. – 102%, в 2001 г. – 103%.

3. Конъюнктура фондового рынка и конкурентоспособность промышленных предприятий

Кроме негативных моментов, связанных с рядом процессов, происходящих в экономике в связи с функционированием фондового рынка, отметим, что устойчивый рост курса акций отдельно взятого промышленного предприятия позволяет увеличить его финансовые ресурсы за счет дополнительной эмиссии акций, что расширяет возможности компании по модернизации производства, повышает ее конкурентоспособность.
Из этого вытекает, что сама конъюнктура фондового рынка является фактором, оказывающим влияние на развитие промышленных предприятий (комплексов, отраслей).
Говоря о конъюнктуре на фондовом рынке, необходимо тем не менее учитывать, что в значительной степени она определяется деятельностью спекулянтов ценными бумагами. Целью деятельности спекулянтов является извлечение максимальной прибыли из торговли ценными бумагами на рынке.
Кроме этого, деятельность наиболее влиятельных рыночных спекулянтов на российском фондовом рынке зачастую имеет согласованный характер, иначе говоря, речь может идти об элементарном сговоре. Целью такого сговора является создание на рынке «ценовой волны», которая и позволяет спекулянтам извлекать прибыль из купли-продажи ценных бумаг. В пользу этого утверждения свидетельствует то нередко аномальное поведение российского рынка ценных бумаг, которое отмечают многие эксперты.
Таким образом, возникает «конфликт интересов» между государством, стремящимся обеспечить экономическую стабильность развития экономики промышленности, и фондовыми спекулянтами, в минимальной степени озабоченными проблемами государства.
По нашему мнению, одной из основных причин нестабильности российского фондового рынка является не ограничиваемая государством свобода взвинчивания (уменьшения) курсов акций российских промышленных компаний вне зависимости от результатов хозяйственной деятельности этих предприятий, в т.ч. размера выплачиваемых акционерам дивидендов.
Из теории образования цен на фондовом рынке известно, что цена акции (Ц акц.) определяется по формуле:
где ДИВ – дивиденды, выплаченные данным акционерным обществом по акции, руб.;
К деп. – величина средней депозитной ставки коммерческих банков на рынке банковских услуг, %.

Из уравнения (3) видно, что, с точки зрения здравого смысла, акции компаний, которые не выплачивают дивиденды своим акционерам, ценности иметь не должны. Однако в настоящее время большая часть акций, обращающихся на рынке, представлена компаниями, которые не выплачивают дивиденды своим акционерам.
Одно из возможных объяснений такого парадокса состоит в существовании альтернативного подхода к обоснованию курса акций. В основе этого подхода лежит оценка стоимости активов акционерного общества, т.е. части имущества, которая должна достаться владельцу акции в случае прекращения деятельности общества и продажи всех его активов.
Вместе с тем именно игнорирование прав акционеров на получение регулярных дивидендов по акциям является причиной создания благоприятной среды для фондовых спекулянтов. В противоположность ему, первый подход оценки рыночного курса акций опирается на объективно существующие факторы (размер выплаченных дивидендов по акции и величина средней депозитной ставки коммерческих банков на рынке банковских услуг), которые можно использовать при совершенствовании нормативного механизма государственного регулирования фондового рынка.
Таким образом, необходимо внесение в законодательство норм, регулирующих деятельность акционерных компаний. Подобные нормы должны предусматривать возможность налогообложения разницы между доходом от продажи акции и ее реальным курсом, т.е. курсом, рассчитанным на основании уравнения (3) с учетом фактически выплаченных данным акционерным обществом дивидендов по акции. Возможно также предусмотреть в законодательстве и обязательства компаний по выплате дивидендов в размерах не ниже тех, что были бы получены акционерами при размещении уставного капитала на депозитных счетах коммерческих банков, При невыполнении указанного требования в течение определенного периода времени акционерные общества должны объявляться банкротами. Указанные меры могли бы значительно сузить возможности спекулянтов на фондовом рынке и тем способствовали бы выравниванию темпов роста реальных доходов различных предприятий и отраслей промышленности.


Литература
1. Глазьев С. Центральный банк против промышленности России //Вопр. экономики. – 1998. – N 1. – С. 16-32.
2. Исаев А.А. Государственное регулирование фиктивных товарно-денежных отношений как инструмент стабилизации развития промышленности. – Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2006. – 272 с.
3. Маркс К. Капитал. Т. 3. – М.: Изд-тво политической литературы, 1970. – 1084 с.
4. Петросьян А. Развитие мирового металлургического комплекса и фондовый рынок // Вопр. экономики. – 2006. – N 12. – С.98–114.
5. Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени. – СПб.: Алетейя, 2002. – 320 с.
6. Российский статистический ежегодник. Статистический сборник. Госкомстат России. – М., 1999.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия