Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Смирнов В. Т.
заведующий кафедрой экономической теории и управления персоналом Орловского государственного технического университета,
доктор экономических наук, профессор

Лукьянчикова Т. Л.
доцент кафедры мировой экономики и статистики Орловского государственного технического университета,
кандидат экономических наук


Предпосылки возникновения социально-оправданной инфляции в России

Финансовая стабилизация остается доминирующей целью правительства РФ в среднесрочной перспективе до 2008 г. Выпустив инфляционного джинна из тисков централизованного плана в 1992 г., отечественные «монетаристы» не могут решить эту проблему до сих пор.
1. Тип инфляции в России
Оценим характер и тип инфляции, наблюдавшиеся в России в последние постперестроечные десятилетия. В 1988–1991 гг. в СССР преобладала инфляция спроса, которую робко пыталось снять правительство В.Павлова весной 1991 г., повысив цены на 40%. В 1992 г. избыточный денежный спрос был одномоментно ликвидирован либеральным правительством Е.Гайдара с повышением цен в 26 раз на потребительском рынке с параллельным лишением источников доходов населения и фактиче­ским уничтожением сбережений. Государство вплоть до сегодняшнего дня не оформило внутренний долг перед населением и не спешит возвращать незаконно ликвидированные сбережения.
С 1993 г. в России преобладает инфляция издержек. Цены на электроэнергию, нефтепродукты, металл, цемент и другие средства производства лидируют в росте, вызывая рост конечных потребительских цен. Так, в 2006 г. инфляция спровоцирована ростом цен на электроэнергию, газ, ГСМ, другие инфраструктурные услуги, большую часть которых контролирует правительство. Спросовые факторы тоже влияют на рост цен, но их доля в последние годы невелика. Однако в финансовом блоке правительства доминирует предположение о том, что в инфляции виноваты пенсионеры, учителя, врачи и другие бюджетники, а повышение их доходов всегда ведет к росту спроса и цен, а значит, бесполезно повышать их доходы. Такова своеобразная трактовка известного в истории экономической мысли «железного закона заработной платы», по которому любое повышение доходов бесполезно, поскольку «съедается» ростом цен.
Отсутствие логики в подобных взглядах очевидно. Во-первых, существует различие между индексацией доходов и их повышением. Если потребительские цены выросли на 10%, то индексация пенсий и зарплаты просто сохраняет баланс предложения и спроса, обеспечивает постоянство емкости рынка. Во-вторых, повышение доходов и покупательной способности происходит в ситуации превышения номинальных доходов над инфляцией. Если на 2006 г. правительство прогнозировало инфляцию на уровне 8,5%, а рост номинальных доходов, на 15%, то это значит, что покупательная способность в 2006 г. выросла только на 6,5%. В-третьих, прирост доходов и спроса не вызовет роста цен в том случае, если при этом растут объемы производства и предложения, что соответствует действительности, т.к. ВВП увеличился за 2006 год почти на 6%.
Наконец, если даже возникает дефицит предложения по какой-то товарной группе, то его нетрудно устранить через импорт. И Китай, и Европа готовы быстро заполнить любую рыночную нишу в условиях открытой экономики и вступления в ВТО.
Важно иметь в виду и то, что часть нереализованных доходов трансформируется в сбережения, что увеличивает инвестиционные ресурсы страны. Так что можно в течение трех-четырех лет повышать доходы бюджетников и пенсионеров на 20–30% в год без опасения возникновения инфляции спроса.
2. О причинах инфляции в России
На наш взгляд, истинные причины инфляции состоят в следующем. Во-первых, правительство и региональные власти утверждают тарифы на электроэнергию и энергоносители, на железнодорожные перевозки и услуги ЖКХ. Именно рост цен на инфраструктурные услуги и средства производства в последние годы определяет интенсивность инфляционных процессов.
Во-вторых, стремление частного бизнеса к обогащению любой ценой толкает его представителей на путь использования любого повода для повышения цен. Подобные действия наглядно проявлялись в 2005 г. в решениях нефтяных монополий России, необоснованно «догнавших» внутренние цены на ГСМ до мирового уровня. В том же ключе действуют торговые и финансовые посредники. Завышая цены на посреднические услуги для производителей и потребителей, посреднические фирмы получают маржу, в два, а то и в три раза превышающую нормальный уровень. Достаточно привести пример хлебного рынка, на котором доля сельхозпроизводителей сведена до 15–20%, а посредники забирают 40–50% конечной цены.
Существенным для России источником инфляции является теневая экономика. Действительный избыточный денежный навес спроса создается в сфере частного бизнеса. Покупательная способность пополняется за счет обналиченных оборотных средств предприятий, не учитываемой оплаты труда. Статистика пытается оценивать теневой оборот денежных средств, но явно занижает цифры. Так, теневая зарплата в 2004 г. оценена в 12% от ВВП [5, с.332]. Факты говорят о том, что в действительности скрываемая от налогов зарплата в частном секторе в 2–3 раза выше. Так, Ю. Латов оценивает долю внелегальных оборотов цифрой, составляющей 37% ВВП [1, с.156–160].
К тому же сами предприниматели свободно расходуют оборотные средства на личные нужды. Этот прирост покупательных фондов даже не оценивается.
3. О мерах сдерживания инфляции
Чисто монетарные методы и инструменты антиинфляционной политики для России в большинстве случаев оказываются явно неподходящими. Для выработки антиинфляционной политики и программ сдерживания инфляции, на наш взгляд, целесообразно создать три параллельные экспертные группы, представляющие разные экономические школы, а не только монетаризм. Подобные группы, состоящие из ученых и лиц, принимающих ответственные политические решения, в реальности на сегодня уже существуют, и их научные и практические ориентиры выражены достаточно четко. Так, группа специалистов из Центробанка, Минфина и Минэкономразвития увязывает стратегию удвоения ВВП с адекватной фискальной и кредитно-денежной политикой. Представители группы ученых-институционалистов анализируют и предлагают меры по развитию институциональной структуры экономики, способствующей синхронизации товарных и денежных потоков на национальном рынке. Группа ученых – специалистов по направлениям экономического анализа обосновывает меры по регулированию процессов, вызывающих и ускоряющих инфляцию.
На сегодняшний день основная задача сдерживания инфляции может состоять в том, чтобы системно определить рычаги и инструменты подавления инфляционных процессов в предстоящие три-пять лет. Правильная оценка причин инфляции позволяет задействовать и силы ее сдерживания. На наш взгляд, сегодня возможно сформулировать ряд предложений (подпрограмм), с помощью которых ныне действующая правительственная программа регулирования инфляции могла бы быть существенно скорректирована с учетом существующего уровня научных взглядов о содержании и причинах инфляционных процессов. Мы приводим здесь три варианта подобных подпрограмм.
Первая подпрограмма может включать меры по развитию и регулированию производственной инфраструктуры. Электроэнергия, тепло, вода, газ, ГСМ, металл, цемент, транспортировка, складское хозяйство должны быть доступны всем товаропроизводителям, а тарифы на инфраструктурные услуги необходимо стабилизировать, в перспективе и снижать, проводя политику жесточайшей экономии издержек по всем инфраструктурным отраслям.
Вторая подпрограмма может быть предназначена для того, чтобы ограничить маржу рыночных посредников – банков и оптовиков. На время переходного периода целесообразно в законодательном порядке ограничить банковскую маржу и оптовые наценки. Пример могут показать государственные банки (Внешторгбанк, Сбербанк). На рынках металла, цемента, пиломатериалов можно сдерживать рост цен посредством конкуренции создаваемых частно-государственных оптовых закупочных компаний. Как Центробанк регулирует рыночными методами валютный курс, так же могут действовать и государственные или смешанные товарные биржи.
Третья подпрограмма должна включать меры по искоренению криминала в экономике и предлагать способы легализации теневого бизнеса. Опыт работы следователей по делу «Юкоса» вполне может быть обобщен и распространен для контроля налоговой дисциплины всех «куриц, несущих золотые яйца». Налоговое администрирование крупных, средних и малых предприятий должно отличаться по методам и инструментам.
4. Антиинфляционная роль прогрессивной ставки подоходного налога
Необходимо признать, что пенсионная реформа не оказала существенного влияния на выведение из тени зарплаты и предпринимательских доходов. Единый социальный налог в полном объеме платят в основном государственные предприятия и часть законопослушных предпринимателей.
С 2001 г. властные органы России и ее налоговые службы, по сути, расписались в своей слабости, отменив прогрессивную шкалу налогообложения доходов состоятельных и богатых граждан. Обоснованием служили рассуждения о необходимости вывода из тени предпринимательских доходов и их полного декларирования. Первые месяцы действия новой программы, действительно, подтверждали эти ожидания, и доходы бюджетов от налогообложения физических лиц несколько выросли. Но потом все вернулось к старой практике.
Надо признать, что функции прогрессивной шкалы налогообложения доходов физических лиц отличаются от функций других налогов. Главное предназначение этого налога состоит в выравнивании социальных позиций граждан страны и создании условий для политико-идеологического примирения полярных социальных групп – бедных и богатых [6, c. 274–277]. Чтобы нищие и бедные не поднялись опять в революционном похмелье громить «жирных котов», ловящих рыбку в «мутной воде» псевдорыночной экономики, государство по закону принуждает богатых делиться с бедными. И богатые соглашаются платить в США 33%, в Западной Европе – от 45 до 53%, в Швеции – 72% своего годового дохода [3, с.22]. Политический смысл подобной системы прозрачен: хочешь жить в гражданском мире и согласии – поделись с соотечественниками. Это осознанная политическая необходимость, закрепленная институционально, законами и налоговым администрированием. В то же время прогрессивный налог на доходы состоятельной группы граждан позволяет контролировать часть теневых доходов и уменьшать денежный навес со стороны спроса.
Можно рассчитать суммы выведенных из-под налогообложения доходов состоятельных лиц и одновременно упущенной выгоды бюджета (табл. 1).
Таблица 1 Потери бюджета от введения единой ставки налога на доходы физических лиц (млрд рублей)
Рассчитано по: ttp://www.gks.ru/free_doc/2006/b06_11/07-01.htm
Из табл. 1 видно, что если бы власть действовала по опыту США, то бюджет получил бы за пять лет дополнительно 4228,8 млрд руб., т.е. по 845,7 млрд руб. ежегодно. Следование налоговой политике развитых европейских стран могло бы увеличить бюджетные доходы за пять лет на 7823,2 млрд руб. Напомним, что для удвоения зарплаты бюджетников и пенсий нужно всего 600 млрд руб. в год, а годовой дефицит денежного дохода для доплаты бедным до уровня базового прожиточного минимума оценивался в 2004 г. всего в 228 млрд. руб. [5, с.205]. Эту политическую и социальную задачу должны осознать и власть, и элита, если они не хотят четвертой русской революции.
Действительное социальное государство и реальное социальное рыночное хозяйство предполагают законодательно закрепленное распределение социальной ответственности по группам экономически активного населения. Это значит, что необходим возврат к практике прогрессивного налогообложения доходов.
5. Социально оправданная инфляция
В непродолжительной истории инфляции в России уже можно выделить несколько этапов. В 1992–1994 гг. гиперинфляция обеспечила перераспределение и концентрацию доходов в руках нового социального слоя предпринимателей за счет массовых финансовых афер, обесценения сбережений и снижения в два-четыре раза заработной платы и пенсий.
В 1994–1998 гг. цены росли в интересах торгово-финансовой и бюрократической элиты. Банки стремительно появлялись и так же быстро исчезали, выкачивая доходы и накопления, произведенные в реальном секторе экономики. Оптовики брали мзду и с поставщиков, и с потребителей, доводя маржу до 100–200% от цены. Правительство выпускало необеспеченные государственные облигации на сотни триллионов рублей, занималось по­строением официальной финансовой пирамиды. Все это лопнуло в 1998 г. Фактически произошел «дефолт» всей экономической политики, построенной на догматиче­ском толковании либеральной философии и неоклассической экономической теории.
Инфляция 1999–2005 гг. в основном ведет к перераспределению ресурсов в пользу производственной инфраструктуры, электроэнергетики и всего ТЭКа, транспорта и ЖКХ. Сохраняется завышенная оценка банковских и торговых услуг.
На наш взгляд, сегодня в России формируется новый тип инфляции, который предположительно, будет определять ситуацию в экономике в 2006–2010 гг. Отличительной особенностью текущего момента, по нашему убеждению, является то, что в экономике возникла и стала необходимой социально оправданная инфляция, обеспечивающая повышение заработной платы и пенсий, то есть восстанавливающая справедливый баланс оценки и возмещения национального человеческого капитала.
В экономической теории давно доказано резко негативное влияние нищенской заработной платы. США в 1930-е гг., Западная Европа в 1960-е гг., Япония с 1980-х гг. перешли к политике высокой или достойной оплаты труда. Ценность труда, мотивация накопления и эффективного вложения человеческого капитала требуют высокой и растущей оплаты труда.
Международная организация труда также рекомендует работодателям и профсоюзам переход на политику эффективной заработной платы. Ее выгоды и выигрыши очевидны. На высокооплачиваемое рабочее место можно привлечь эффективных работников. С них можно требовать качественную работу. Это ведет к росту производительности труда и доходов. Таким образом, воспроизводится источник выплаты высоких заработков и, одновременно, достаточных доходов акционеров.
Работодателям выгодно делиться с персоналом, поддерживая социальный мир и социальное партнерство внутри фирмы и в обществе. Доля труда в ВВП США в последние годы достигла 70–73%, в Европе – 60–65%, при сохранении высоких доходов собственников и менеджеров [2, с. 105].
Политику высокой и эффективной оплаты труда начинают проводить и некоторые отечественные отрасли и фирмы в нефтегазовом секторе, в энергетике, в банках и оптовой торговле. Правительство в несколько раз повысило оклады высшим чиновникам и депутатам. Осознана эта необходимость и «партией власти». На съезде «Единой России» в Екатеринбурге озвучена задача доведения средней заработной платы до 25 тыс. рублей в месяц.
Повышение заработной платы при тех же пропорциях распределения дохода требует повышения цены продукции, но в пять-шесть раз меньшими темпами, поскольку доля зарплаты в затратах на производство промышленной продукции в 2004 г. составила всего 12,5%, а в целом по экономике – 15% [5, с. 640].
Рассмотрим реальный расчет влияния повышения заработной платы в промышленности на инфляцию, используя фактические данные о структуре затрат и рентабельности. [5, с. 640–641]
62,8 МЗ + 12,5ЗП + 3,7 ОСН + 4,2 А + 16,8 ПЗ + 17,9 Р = = 117,9 Ц,
где МЗ – материальные затраты;
ЗП – заработная плата;
ОСН – отчисления на социальные нужды;
А – амортизация;
ПЗ – прочие затраты;
Р – прибыль;
Ц – цена.
Предположим, что оплата труда повысилась в 2 раза, с 12,5 до 25 единиц, при неизменности прочих элементов себестоимости и прибыли (хотя МЗ немного возрастут):
62,8 МЗ + 25ЗП + 7,4 ОСН + 4,2 А + 16,8 ПЗ + 17,9 Р =
= 134,1 Ц
При удвоении зарплаты инфляция составит всего 113,7%, хотя ее можно уменьшить за счет экономии материальных и прочих затрат.
Можно рассчитать предельный рост цен на каждый процент повышения заработной платы и разработать программы повышения оплаты труда с обеспечением допустимой инфляции в 10% годовых. Так, в промышленности коэффициент эластичности цены от роста зар­платы составляет значение от 3 до 4. Значит, ежегодно можно повышать номинальную зарплату на 25–30%. До европейского уровня оплату труда можно довести всего за 8–10 лет при среднегодовой инфляции в 10%. Конечно, остается ограничение со стороны роста предложения товаров и услуг. Но доминирующей силой экономиче­ской динамики на этот же период должны выступать рост спроса и емкости рынка.
6. Антиинфляционная политика
Недовольство десятков миллионов работающих низкой заработной платой сохраняет устойчивые позиции коммунистов и других левых, а также радикальных политических партий. Вероятность левого поворота в политике предсказывают многие политики. Риски политической нестабильности вынуждают «новых русских» вывозить свои доходы за границу, приобретая статус «новых европейцев и американцев».
Изменению политических тенденций в напряженные годы выборов 2007–2008 гг. будет содействовать реальное повышение оплаты труда. В России у трети работающего населения есть высшее и среднее специальное образование. По образовательному цензу они уже как бы входят в средний класс. Но по доходам учителя, врачи, инженеры, управленцы среднего и первичного звена пока относятся к бедным. Существенное и устойчивое повышение их заработков обеспечит формирование реального среднего класса как социальной опоры центристской политики с ориентацией на смешанную экономику.
Таблица 2 Динамика номинальной и реальной заработной платы в 2005 г
Источник: [4, с. 76].
Из данных табл. 2 видно, что политику повышения заработной платы начинают проводить большинство отраслей и предприятий. Ежеквартальный прирост реальной заработной платы по отношению к предыдущему году составил почти 10%, что подтверждает наш вывод о необходимости перераспределения доходов в пользу трудового фактора. Данная тенденция сохраняется и в 2006 г.
Если появляются избыточные денежные доходы, их необходимо направлять в безынфляционные инвестиционные проекты. Пусть годовая инфляция равна 10%. Значит, бизнес-план инвестиционного проекта должен обеспечить 15–20% прибыли. Тогда будут доступны даже банковские инвестиционные кредиты. Но запустить инвестиционный бум призвано государство. Сформированные инвестиционные фонды на 2006 и 2007 гг. проявляют возможности производительного использования части доходов. Опыт инвестиционного использования бюджетных средств был и в Советском Союзе, особенно после войны. Такой опыт есть и в Москве, и в Тюменской и Орловской областях, и в Краснодаре.
В целом проведение инфляционной политики должно включать следующие меры:
– формирование постоянных ярмарок (конкурсов инвестиционных проектов) на федеральном, региональном и местном уровне;
– выбор инвестиционных проектов по обычным критериям возврата и оплаты процентов на уровне инфляции без получения бюджетом прибыли, т.е. на уровне 10% годовых;
– финансирование социальных инвестиционных проектов с оплатой процента из инвестиционного фонда, что уже делается в национальном проекте развития АПК;
– формирование прозрачной системы финансирования и контроля целевого использования бюджетных инвестиций, путем создания по примеру кредитных историй в банках инвестиционной истории получателей бюджетных инвестиций;
– обучение (тренинг) предпринимателей, менеджеров и специалистов навыкам инвестиционного финансирования в целях поддержания высокой культуры деловых отношений в инвестиционных интегрированных объединениях.
В России существует множество сфер и отраслей бизнеса для прибыльного инвестирования. Эксплуатация природных ресурсов, освоение производственных мощностей, высокие технологии и социальные услуги – практически во всех видах экономической деятельности возможна разработка и осуществление безынфляционных инвестиционных проектов при достойной оплате труда персонала.


Литература
1. Латов Ю. Экономика вне закона. – М.: МОНФ, 2001. – С.156–160.
2. Макконелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс: принципы, проблемы и политика /Пер. с англ. Т.1. – М.: 1996. – С.105.
3. Никитин С., Степанова М., Никитин А. Налог на личные доходы: опыт развитых стран //Мировая экон. и междунар. отношения. – 2001. – N 7.
4. Основные социально-экономические показатели //Вопр. статистики. – 2006. – N 3.
5. Российский статистический ежегодник. 2005: Стат. сб. – М.: Росстат, 2006.
6. Социальное рыночное хозяйство. Теория и этика экономического порядка в России и Германии. – СПб.: Экономическая школа, 1999.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия