Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Мацкуляк Д. И.
менеджер фирмы `Синеус`,
кандидат экономических наук (г. Москва)


О финансовой безопасности в системе общественных интересов России

Содержание понятия финансовой безопасности характеризуется, на наш взгляд, совокупностью общественно-экономических отношений между экономическими субъектами внутри страны и с внешним миром по поводу их расширенного воспроизводства на основе формирования и использования фондов денежных средств в ходе реализации интересов, поддержания стабильности государства; его экономической и технологической независимости, устойчивости по отношению к возможным угрозам; защиты общества в целом, его отдельных членов, семей и социальных слоев, удовлетворения их потребностей.
Финансовая безопасность – это сложная, многоуровневая функциональная система, в которой непрерывно происходят взаимодействие и противоборство жизненно важных интересов личности, социальных групп, общества, государства, противостоящего как внутренним, так и внешним угрозам этим интересам. В этой системе следует выделить, по меньшей мере, шесть уровней: а) индивида и его семьи; б) совокупного работника предприятия (организации) и соответствующей отрасли; в) субъекта Российской Федерации, его населения и системы его жизнеобеспечения; г) страны в целом; д) международного (крупного) региона; е) мировой экономико-финансовой системы.
В соответствии с содержанием финансовой безопасности можно утверждать, что ее обеспечение в современных условиях направлено на достижение таких приоритетных целей, как: сохранение и оздоровление финансовой, бюджетной, налоговой, денежно-кредитной и банковской систем; на их основе – всей экономики, сохранение независимости и недопущение захвата экономической сферы иностранным капиталом.
При определении критериев финансовой безопасности можно выделить прежде всего систему показателей, характеризующих макроэкономическое состояние общества: измеритель результатов экономической деятельности государства – ВВП; индикатор доходов работников и валовой прибыли экономики – ВНД; темпы инфляции; государственный долг; состояние золотовалютных резервов и стабилизационного фонда; показатель стоимости жизни населения – индекс по­требительских цен; характеристику состояния экономики – масштабы воспроизводства; показатель здоровья экономики – размеры теневого бизнеса; занятость населения – уровень безработицы; состояние государ­ственного бюджета по доходам и расходам; состояние материальной базы производства – износ основного капитала; характеристику потенциальных возможно­стей народного хозяйства – темпы роста производства, динамику инвестиций и т.д.
Финансово-экономические интересы любого общества – это не простая сумма соответствующих интересов его субъектов, но их внутренне дифференцированное единство, обусловливающее удовлетворение потребностей общества как такового и его существование. Хотя такие общие интересы часто не осознаются, они носят объективный характер, принимая различные формы проявления: либо общество развивается, либо при ошибочном осознании общих интересов замедляет свое развитие вплоть до ситуации, когда оно распадается.
Поэтому национальный общественный интерес имеет собственное содержание, не сводимое к интересам отдельных социальных групп и субъектов данного общества. Его реализация – исключительно прерогатива государства. Но такое понимание финансово-экономических интересов как национальных было бы неполным, ввиду того, что в нем не отражены интересы субъектов данного общества. Рассматриваемые интересы тесно связаны с отношениями собственности, которыми определяется их специфика и характер проявления. В условиях частной собственности интересы субъектов общества в значительной мере обособлены, но в силу их взаимной зависимости они взаимодействуют между собой и указанными выше его особыми интересами. Это обусловлено тем, что здесь на передний план выступает тот аспект интересов, который связан с сохранением жизнедеятельности общества, с поддержанием динамичного баланса его интересов. Прогрессивное развитие общества связано с существованием и деятельностью социальных групп, слоев или классов, играющих ведущую роль в общественном производстве. Тем самым их интересы включаются в систему национальных финансово-экономических интересов.
Реализация всего богатства содержания национальных интересов связана с развитием их субъектов, в пределе до уровня всего общества, и формированием общественных интересов. В современном мире это происходит в рамках смешанных общественных систем. Условием этого выступает процесс, в котором «социально-классовые критерии размываются и заменяются отношениями между слоями и группами людей, формирующихся на основе множественности социальных критериев и факторов и потому частично пересекающихся, интегрирующихся, обладающих высокой социальной динамикой» [1].
Раскрывая содержание национальных финансово-экономических интересов в современной экономике, можно констатировать, что они соответствуют условиям смешанного общества и многоукладности национального хозяйства. Национальные интересы включают в себя наряду с финансово-экономическими интересами общества как целого интересы разных социальных групп и представляют собой определенное единство. Специфика и противоречия национальных финансово-экономических интересов наших дней определяются рядом взаимосвязанных факторов: многообразием форм собственности, дифференциацией социальной структуры, проявляющейся, с одной стороны, размыванием классовых критериев организации общества, а с другой – тенденциями усиления социальной дифференциации.
Финансово-экономические интересы России представляют собой сложнейшую совокупность отношений между национальными, зарубежными и международными хозяйствующими субъектами по поводу создания фондов денежных средств и их использования в целях производства, распределения, обмена и потребления валового внутреннего продукта (ВВП) страны, направленных на долгосрочное развитие народного хозяйства как целостной и конкурентоспособной системы, удовлетворяющей потребности населения и государства.
Для выяснения сущности феномена «финансово-экономические интересы России» мы предполагаем использовать структурно-аналитическую модель, в которой содержание указанных интересов представлено в виде восьми базовых составляющих и устойчивых связей между ними. В такой модели присутствуют финансовые, экономические, политические, социальные, экологические, духовно-культурные, научно-технические компоненты, а также государственная составляющая как структурообразующий элемент всей структуры.
Основным государственным интересом в структуре финансово-экономических интересов России является обеспечение национальной безопасности, которая понимается как защищенность жизненно важных интересов нации, ее фундаментальных ценностей и институтов от воздействия неблагоприятных факторов. Связи между государственной составляющей и остальными семью компонентами модели СФЭИР обеспечивают национальную финансовую, экономическую, политическую, социальную, экологическую, информационную и технологическую безопасности соответственно. Важно отметить значимость всех составляющих, подвижность связей между ними и способность к трансформации во времени. Изменениям в долгосрочном периоде подвергается так называемая «периферия», то есть финансовая, экономическая, экологическая, политическая, научно-техническая, социальная и духовно-культурная компоненты модели СФЭИР. При этом наиболее динамичны финансовая и экономическая компоненты, так как они «отвечают» за интеграцию страны в мировое хозяйство, в то время как государственная – наиболее статична, консервативна и претерпевает изменения вследствие преобразований в обществе.
Финансовая и экономическая компоненты в модели СФЭИР представлены целым спектром интересов таких субъектов хозяйствования, как отечественные компании, и всем многообразием их взаимосвязей.
Содержание системы экономических интересов неоднородно. Национальные интересы, например, с необходимостью включают предпринимательские, но только в той части, в какой они не противоречат им как общественным. Часть предпринимательских интересов выпадает из структуры национальных интересов. Это касается прежде всего интересов крупного капитала, лишь частично соответствующих национальным интересам. Интересы, проявляющиеся в негативном экономическом поведении (стремление к монополизму, к завоеванию экономической власти), а также интересы, суть которых выражается в компрадорской ориентации: вывоз капитала, эксплуатация природных ресурсов в ущерб народному хозяйству и экологии и т.п., – противостоят национальному интересу. Таким образом, основные противоречия, возникающие при взаимодействии предпринимательских интересов с национальными интересами, связаны с деятельностью крупного бизнеса, особенно того, который ориентирован преимущественно на мировой рынок. В то же время экономические интересы национально ориентированного предприниматель­ства, куда следовало бы включить предприятия крупного, среднего и малого бизнеса, более полно представлены в структуре национальных интересов. Интересы такого предпринимательства в значительной мере совпадают с национальными экономическими интересами, поскольку существование и развитие субъектов этих интересов определяются благополучием общества, его устойчиво­стью. А это означает, что социальные слои, занятые таким предпринимательством, заинтересованы в развитии национальной экономики и ее социальной направленности. Расширение представительства таких интересов, в свою очередь, означает развитие социальной базы национального экономического интереса. В нем представлены также интересы не ориентированных на предпринимательство слоев и групп, связывающих свои жизненные перспективы с развитием социального государства.
С учетом сказанного можно выделить три подсистемы национальных интересов (и, следовательно, финансово-экономической безопасности), образующих определенное единство: интересы общества в целом, как условие его существования и безопасности; интересы, реализация которых означает осуществление принципов социального государства и безопасности его граждан; интересы предпринимательства и его безопасности в той части, в какой они рассмотрены выше. Такая структура национальных экономических интересов и финансово-экономической безопасности, с одной стороны, определяет приоритеты развития, а с другой, – раскрывает основу противоречий интересов в обществе.
Взаимодействие интересов в обществе давно занимает умы ведущих представителей экономической мысли. Современное понимание этой проблемы наиболее полно представлено в концепции социального государ­ства и рыночной экономики и может быть сведено к двум основным направлениям. Одно из них базируется исключительно на возможностях конкуренции среди агентов производства. Государству отводится роль поддержания конкуренции и правил игры рыночных сил, предотвращающих попытки обретения бизнесом чрезмерной экономической власти и сращивания с государственными структурами. Его можно определить как умеренно либеральный подход к рассматриваемой проблеме. Другое направление, не отрицая роли конкуренции и правил экономического поведения, предполагает активное вмешательство государства в хозяйственную жизнь, главным образом, на уровне перераспределения национального дохода. Достижение целей благосостояния общества ставится как прямая задача государства. Такая модель социального государства получила название скандинавского, или шведского социализма и отражает реализацию идей социал-демократии. В реальной дей­ствительности наблюдается интеграция двух подходов с определенным преобладанием того или другого.
Характер взаимодействия разных групп интересов в экономике современной России обладает рядом особенностей, обусловленных длительным существованием патернализма в отношениях государства и населения. Вместе с тем реальная система интересов объективно содержит новые тенденции их социализации, имеющие в основе интеграционные начала смешанного общества. Это налагает ряд ограничительных условий на формирование рыночной среды и на процессы трансформации прежней системы. В их числе высокие социальные ожидания в обществе, потребность в сильной социальной роли государства, сохранение его значения как собственника средств и условий производства. Поэтому государственная стратегия согласования интересов в России требует активных действий, усиливающих социальные приоритеты экономики, для чего необходимо и более глубокое понимание сути национальных интересов.
Российское государство пока что не отвечает таким ожиданиям. Его деятельность как субъекта национальных экономических интересов недостаточна. Государство в значительной мере ориентировано на интересы крупного капитала, что препятствует выработке и реализации соответствующей политики, корректирующей деятельность предпринимательских структур в интересах общества. Это противоречит и общемировым тенденциям, и особенностям России. Предпринимательство, в свою очередь, не спешит обозначить национальную ориентированность своих интересов, проявить социальную ответственность, что давно ожидает от него общество. Сложившаяся структура предпринимательства, изначально ориентированная преимущественно на собственные интересы, меняется медленно. Динамика развития малого предпринимательства практически отсутствует, застыв на уровне, не достигающем 900 тыс. предприятий. Затруднено взаимодействие крупного, среднего и малого предпринимательства. Сохраняется порочная практика преимущественного развития «сильных» отраслей, ориентированных на топливно-энергетический и сырьевой сегменты международного разделения труда и обособление от остальных отраслей народного хозяйства, а то и подчинение его своим интересам. Такое положение явно не отвечает национальным интересам, консервирует отмеченные патерналистские тенденции взаимодействия общества и государства.
В данной связи отметим следующее. Сегодня в России роль государства хотя и теряет всеобъемлющий характер воздействия на хозяйственную жизнь, что было характерно для советской экономики, тем не менее оста­ется значительной. За государством сохраняется, на наш взгляд, решение задач, непосредственно связанных с возможностями наилучшего согласования интересов различных рыночных сил. Важным шагом на этом пути было бы осознание и четкое обозначение субъекта государственной собственности, необходимой для удовлетворения интересов общества в целом. В рыночной экономике именно государственные предприятия должны иметь в основе принятия хозяйственных решений прежде всего, общественные интересы. Кроме того, их деятельность может поддерживать состязательность в хозяйствовании как фактор эффективности. Как акционер, государство может и должно гармонизировать деятельность корпоративных объединений с содержанием национальных интересов. В свою очередь, корпоративный сектор, не говоря уже о среднем и малом бизнесе, заинтересован в деятельности государственных предприятий, в той части, в какой они обеспечивают стабильность социально-экономической системы. С позиций национальных финансово-экономических интересов государственный сектор, значительно подорванный в результате преобразования собственности, нуждается сегодня в укреплении.
Основные проблемы во взаимоотношениях государ­ственного предпринимательства с национальными интересами сложились в системе управления. Здесь устойчиво сохраняются обозначившиеся в первые годы реформ тенденции преобладания интересов управленческого слоя, а не государства как представителя общества. В результате недостаточного государственного контроля руководители унитарных предприятий пользуются свободой хозяйственных действий подобно частному собственнику. На предприятиях смешанной формы собственности и в совместных предприятиях представители государства зачастую попадают в зависимость от менеджеров акционерных обществ и, как следствие, оказываются не способны исполнять обязанности по защите функций государства как акционера и преследовать государственные интересы в той мере, в какой это предполагает доля государственной собственности. Число таких предприятий в промышленности составляет 6,5%, доля производимой ими продукции – более 45%. Они играют важную роль в нефтедобыче, машиностроении, топливном секторе, где их количество колеблется от 5,2 до 24%, а удельный вес производимой ими продукции – от 32 до 40%. Распространена практика передачи активов предприятий со смешанной собственностью в дочерние частные компании, когда функции государства как собственника еще более ослабевают [2]. Такое присутствие государства в указанных акционерных обществах оборачивается прямыми потерями для страны.
Доля государственных унитарных предприятий сегодня невелика. Тем не менее за государством сохраняется контроль над многими сферами хозяйства. Возможности государства в защите национальных интересов, несмотря на масштабы приватизации, все еще значительны. Государство остается самым крупным предпринимателем, инвестором, покупателем, продавцом, кредитором и должником. В российской экономике роль государства необходима также для контроля над процессами трансформации.
В корпоративном секторе наблюдается сложная структура разного рода объединений: холдингов, финансово-промышленных групп, вертикально и горизонтально интегрированных компаний, демонстрирующих объективный процесс концентрации и централизации капитала. Однако процесс корпоративизации экономики с позиций национальных интересов носит противоречивый характер. Основу современного производства составляют крупные и крупнейшие структуры, склонные к монополизму, а конкуренция между ними является олигополистической. Ее потенциал, с точки зрения ориентации производства на общественные интересы, ограничен. В своей хозяйственной деятельности крупные корпорации не гнушаются сговорами о тарифах, ценах, прибылях и долях рынка, то есть факторами финансово-экономической власти. Антимонопольная политика страны недостаточно эффективна, так как не имеет прочных традиций в российской действительности, где на протяжении десятилетий преобладали крупные предприятия монопольного типа. Дело осложняется условиями и способами формирования предпринимательства на первых этапах трансформации. Государство и сегодня продолжает испытывать на себе давление корпоративного сектора экономики. Об этом свидетельствует явление, которое иногда именуется как приватизация государственной власти. Суть его состоит в том, что государственные органы разного уровня подпадают под влияние тех или иных бизнес-структур, что означает обретение крупным бизнесом не только экономической, но и политической власти. Это негативно воздействует на остальных участников рынка. По оценкам экспертов Всемирного банка, они в среднем получают вдвое больше льгот, чем среднее предприятие той выборки, которая стала предметом их анализа. По тем же оценкам, у прочих предприятий, взаимодействующих с привилегированными структурами, рентабельность снижается на 6,7%, объем реализации – на 6,8, численность рабочей силы – на 3,5% [3]. Такие неформальные по своей сути отношения бизнеса и государства нетерпимы с точки зрения национальных интересов.
В последнее время все чаще выдвигаются требования об усилении социальной ответственности бизнеса. Это способствовало бы нормализации социальной ситуации в обществе. Но такие призывы не всегда получают адекватный отклик. Тем не менее некоторые изменения во взаимоотношениях государства и бизнеса все-таки обозначились, появились положительные тенденции. Наблюдается ослабление спекулятивного сектора и по­степенный рост промышленных предприятий, расширение реального сектора экономики. Предпринимаются попытки отдалить олигархов от непосредственного управления экономической политикой. Это открывает определенные предпосылки для упорядочения предпринимательских экономических интересов.
Процесс вовлечения интересов крупного бизнеса в систему национального экономического интереса еще далек от завершения. Так, продолжающийся отток капитала сдерживает процесс диверсификации производ­ства в соответствии с общественными потребностями и, в целом, – повышение эффективности производства. По­этому в современных условиях стоит задача налаживания взаимодействия государства и бизнеса. Диапазон такого взаимодействия должен простираться от совершенствования институциональных условий функционирования корпораций до государственной поддержки тех из них, что следуют в своей практике национальным интересам. Общая линия должна состоять в налаживании партнерских отношений с бизнесом, преодолении конфликтных ситуаций. Здесь видятся два взаимосвязанных аспекта. Первый – формулирование национальных финансово-экономических интересов и превращение государства в основной субъект данных интересов. Второй – реализация на этой основе стратегии согласования интересов различных групп общества.
Исходя из реальной практики можно выделить следующие институциональные уровни согласования интересов и повышения финансово-экономической безопасности.
1. Государственный уровень согласования интересов выражается в нормативном регулировании вопросов корпоративного управления. Возникающие здесь проблемы являются, главным образом, результатом несложившейся административной и судебной практики осуществления норм Гражданского кодекса РФ. Поэтому на государственном уровне необходимо приложение максимума усилий к формированию судебной практики, популяризации и распространению нормативно-правовых знаний среди широкого круга лиц.
2. Корпоративный уровень согласования интересов определяется развитием внутрикорпоративных норм, традиций и установок. Детализация законодательных норм, а также выбор конкретных процедур реализуется через внутрикорпоративные документы: устав, положение об общих собраниях акционеров, о совете директоров, о правлении. Необходимость выхода предприятий на международные рынки в условиях неразвитости отечественной банковской системы и фондового рынка требует соблюдения западных стандартов в области как корпоративного управления, так и финансовой отчетности. Эту проблему призван разрешить принятый кодекс корпоративного поведения, который, по замыслу разработчиков, должен стать своеобразной библией взаимоотношений акционеров и менеджеров.
3. Социальный уровень согласования интересов (общественное сознание) выражается в задаче создания класса собственников и формировании ответственных и компетентных руководителей. Социальная составляющая СФЭИР включает интересы домашних хозяйств, государственная – государственные интересы, а корпоративная – интересы национальных компаний.
В заключение отметим, что финансово-экономиче­ская безопасность России в системе ее общественных интересов формируется и институционально оформляется в противоречивом взаимодействии национальных и глобальных процессов. В зависимости от степени угрозы нужно учитывать: а) условия, неприемлемые ни при каких обстоятельствах с точки зрения национальных экономических интересов страны; б) условия, в настоящий момент угрожающие финансовой безопасности страны, но при определенной адаптации законодательства и наличии переходного периода теряющие свой деструктивный характер; в) условия, либо нейтральные для российской экономической системы, либо способные оказать на нее благоприятное воздействие.


Литература
1. Никифоров Л.В., Сорокин Д.Е. Варианты общественной трансформации России. – М.: Институт экономики РАН, 2003. – С.7.
2. Клепан А., Яковлев А. О роли крупного бизнеса в современной российской экономике // Вопр. экономики. – 2004. – N 8.
3. Собственность и контроль предприятий (Глава из Меморандума об экономическом положении Российской Федерации //От экономики переходного периода к экономике развития. — М.: Всемирный банк, 2004) // Вопр. экономики. – 2004. – N 8. – С. 28–29.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия