Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Скрипнюк Д. Ф.
профессор кафедры мировой экономики Санкт-Петербургского государственного политехнического университета,
доктор экономических наук

Руденко Д. Ю.
ассистент кафедры экономики и мирохозяйственных связей Тюменского государственного института мировой экономики,
управления и права


Социальный аспект глобализации

В современной науке продолжает активно обсуждаться проблема глобализации. В данной работе внимание акцентируется на социальной стороне проблемы. В этом контексте мы понимаем феномен глобализации как процесс формирования всемирного информационно-экономического и социального пространства, которое характеризуется значимыми взаимодействиями, протекающими в режиме реального времени между различными социальными субъектами независимо от их местоположения и взаимной географической удаленности.
При оценке глобализации обычно обращают внимание на экономические показатели: уровень тарифов, внешнеторговую квоту, показатели оборота капитало­вложений. Однако за глобализацией, как и за любыми процессами в экономике, стоят люди, для которых глобализация может быть как злом, так и добром, устраняя старые либо создавая новые возможности, увеличивая риски либо, наоборот, сглаживая их. Глобализация, по мнению Н. Диденко, «может развиваться неравномерно, приостанавливаться, прорываться на качественно новый уровень, при этом оказывая различное влияние на разные страны» [1, с.38].
Беспрецедентные экономические и технологические перемены последних десятилетий преобразовали повседневную жизнь и создали новую социальную обстановку. Быстрое распространение информации и рост глобальной информационной индустрии могут воздействовать на самоидентификацию людей и вести к разрушению общественной солидарности и культурного разнообразия. В то же время они могут помочь распространению ценностей демократии и взаимопонимания. Наибольшую актуальность приобретает вопрос влияния глобализации на социальные проблемы: бедность и неравенство.
Мировая экономика, несмотря на азиатский финансовый кризис 1997 г., продолжает бурно расти. На фоне этого роста существуют разные, часто прямо противоположные мнения относительно влияния глобализации на бедных. Одни специалисты убеждены, что либерализация экономической политики и участие в мировой торговле, расширение доступа к новым идеям, технологиям и т.п. благоприятны для основных масс населения развивающихся стран, другие утверждают, что это не совсем так или совсем не так, – экономический рост нивелируется резким усилением неравенства, которым сопровождается рост.
Проблему неоднозначного отношения к глобализации можно отчасти объяснить разным смыслом, который те или иные авторы вкладывают в данное понятие. Одни считают, что глобализация подразумевает свободное движение капитала, другие ассоциируют ее с культурной и экономической гегемонией США, третьи вообще используют этот термин как некое универсальное понятие для обозначения всего, что им не нравится в современной жизни. В настоящей работе понятие «глобализация» рассматривается лишь с экономической точки зрения (в его конкретном значении), то есть с позиции расширения внешней торговли и иностранных инвестиций, как частичная или полная ликвидация установленных государствами ограничений международной торговли и возникновение в результате этого сложной общемировой системы производства и обмена, приобретающей все более интегрированный характер.
Либерализация торговли рассматривается как основной элемент стратегии роста. Защита свободной торговли – одна из старейших тем в экономической теории. Аргументы ее сторонников уже подтверждены опытом последних десятилетий, который доказывает: более открытые экономики богаче и растут быстрее. В этом отношении связь глобализации с экономическим ростом положительна. Другой вопрос, все ли мировое сообщество в равной степени участвует в этом процессе, какое влияние оказывают процессы глобализации на социально-экономическое неравенство в обществе, способствует ли глобализация снижению показателей бедности в странах мира или нет?
Теоретические аргументы указывают на то, что по мере открытия рынков неравенство может измениться как в одну, так и в другую сторону. С одной стороны, либерализация торговли, согласно теории Хекшера-Олина, снизит разницу в оплате труда квалифицированных и неквалифицированных рабочих, при условии смещения производства в сторону товаров со сравнительными преимуществами. С другой стороны, это может и не случиться. Например, страны могут начать формировать новые статьи экспорта, которые по сравнению с другими видами деятельности будут являться производством с использованием относительно квалифицированного труда (например, перемещение некоторых производств в развивающиеся страны на основе аутсорсинга). Причиной роста неравенства может послужить также обо­стрение конкуренции, связанной с увеличением числа эффективных компаний, которым обычно требуется больше квалифицированных рабочих (в отраслях с высоким уровнем проникновения импорта может повыситься уровень квалификации сотрудников), или ускорение переноса в развивающиеся страны новых технологий, требующих квалифицированного труда. Вследствие влияния упомянутых факторов торговые реформы приведут к росту относительного спроса на квалифицированные трудовые ресурсы, часто превышающего предложение. Данное явление наблюдалось в Латинской Америке, когда уровень оплаты труда квалифицированных кадров увеличился за счет роста объемов внешней торговли, прямых иностранных инвестиций и предоставления лицензий странами ОЭСР [6, с.5].
Эмпирические исследования данной проблемы также не подтверждают наличие прямой связи между либерализацией торговли и изменениями в распределении доходов. Среди сторонников глобализации вообще бытует мнение, что в среднем общемировое распределение доходов, по мере их увеличения, не меняется, то есть распределение доходов инвариантно по отношению к их росту. Следовательно, доходы бедных увеличиваются в той же степени, что и средний доход. По мнению Д. Доллара и А. Краайа, «экономический рост – благо для бедняков», поскольку рост средних доходов беднейшего квантиля соответствует увеличению среднего совокупного дохода в мире. Однако изменения в распределении (в среднем) незначительны и развиваются слишком медленно, чтобы приводить к существенным изменениям в уровне бедности [7, с.37].
По мнению Я. Васкеса, глобализация имеет наибольшие перспективы в плане экономического роста, снижения бедности и изменения глобального неравенства именно для развивающихся стран [12, с.199]. Глобализация помогает большей части развивающегося мира повторить опыт развития Запада. Начавшаяся 200 лет назад индустриальная революция качественно изменила жизнь людей того времени. Научные открытия и внедрение технологий дали возможность значительной части западного общества выйти из состояния крайней нужды, побороли массовую бедность, которая сейчас характерна для большей части развивающегося мира. Данный скачок не был случаен, он проходил в атмосфере свободы предпринимательства и защиты частной собственности.
Сегодня у развивающегося мира, утверждают сторонники глобализации, есть одно преимущество: проводя политику либерализации, этот мир может за одно поколение пройти путь, на который у западного общества ушло более ста лет. Но подобный оптимизм разделяется далеко не всеми исследователями и специалистами.
В основе аргументации противников глобализации лежит тезис о неравномерности этого процесса. Страны, социальные общности и этносы интегрируются в глобальную экономику, находясь на разных этапах своего развития. И это – главная причина возникновения опасностей и рисков, которые сопутствуют процессу глобализации, порождая ее вызовы и требуя незамедлительных ответов. Хотя рост торговли и прямых иностранных капиталовложений, несомненно, принес свои выгоды, распределились они весьма дифференцированно, некоторые страны и категории населения оказались обделенными.
Исследования показывают, что такие признаки глобализации, как ускорение экономического роста, открытость экономики, рост прямых иностранных инвестиций (ПИИ), мало сказывается на положении развивающихся стран. В частности, направляемые в эту группу ПИИ концентрируются в основном в одном регионе (Китай и Юго-Восточная Азия), а также некоторых странах Латинской Америки. И если Всемирный банк рьяно защищает идею глобализации, рассматривая либерализацию национальной экономики и создание открытых рынков как путь к процветанию развивающихся стран, то Программа развития ООН не так однозначна в оценке последствий глобализации. «Международная торговля, – отмечается в одном из докладов этой организации, – является одним из наиболее мощных двигателей, приводящих в действие процесс глобализации. Модели торговли изменились. В мире стабильно увеличивается доля развивающихся стран в экспорте продукции обрабатывающей промышленности, и некоторые страны ликвидируют отставание в области технологий. Однако структурное неравенство сохраняется, а в некоторых случаях расширяется. Страны Африки к югу от Сахары во всевозрастающей степени оттесняются на обочину. Сегодня на долю этого региона (с численностью населения 689 млн. чел.) приходится меньшая доля мирового экспорта, чем на долю Бельгии (численность населения которой 10 млн. чел.). Если бы на долю стран Африки к югу от Сахары приходился тот же объем экспорта, что и в 1980 г., то выгода от внешней торговли в восемь раз превысила объем помощи, полученной в 2003 г. Многие страны Латинской Америки также отстают. В области торговли, как и в других областях, утверждения, что глобальная интеграция способствует конвергенции богатых и бедных стран, преувеличены» [4, с.12].
Характерно, что данный факт находит подтверждение в работах экспертов и исследователей, работающих под эгидой Всемирного банка. Например, У. Лопез, Г. Перри и У. Мелони указывают, что за период с 1963 по 2003 гг. рост медианного среднедушевого дохода в индустриально развитой стране превышал рост этого же показателя в развивающейся стране в среднем на 1 процентный пункт. Различные значения темпов экономического роста привели к возникновению расширяющейся пропасти между богатыми и бедными странами. Например, в 1960-е годы уровень среднедушевого дохода в среднестатистической латиноамериканской стране составлял примерно одну треть дохода среднестатистической развитой страны, сегодня он составляет менее 20 процентов. В мас­штабе всей мировой экономики в 60-е годы XX века доход типичной развивающейся страны составлял примерно 12% от дохода типичной развитой страны, сейчас этот показатель приближается к 5%. Таким образом, гипотеза конвергенции не находит практического подтверждения, бедные страны остаются бедными, а богатые продолжают богатеть [10, с.6–7].
В мире происходит формирование «клубов конвергенции», когда страны в каждом кластере имеют тенденцию к сближению уровней экономического развития, тогда как между кластерами разрыв увеличивается. Так, выделяется три основных кластера: беднейшие страны, страны, занимающие промежуточное положение, и богатейшие страны. По оценкам ПРООН, доля богатейших стран в мировом ВВП составляет 86%, доля средних – 13%, а на долю беднейших приходится лишь 1% [8, с.2].
Отвечая на вопрос, способствует ли глобализация решению основных социальных проблем в мире, мы склонны полагать, что, несмотря на общее повышение доходов, глобальное неравенство за последнее десятилетие еще более увеличилось. Известно, что среднедушевые доходы в 20 наиболее богатых странах мира в 37 раз превышают соответствующий показатель в 20 беднейших странах, причем за последние 40 лет этот разрыв удвоился [2, C.3]. Неравенство в доходах является чрезвычайно высоким, как бы его ни измеряли. По оценкам аналитиков Программы развития ООН, на начало XXI в. совокупное богатство 225 богатейших людей планеты превышало 1 трлн. долл., что равнялось ежегодному доходу 2,5 млрд. бедняков, составляющих 47% населения мира [3, с.39]. Доходы 500 богатейших людей в мире из перечня журнала «Форбс» превышают общий доход 416 млн. беднейших людей мира [4, с.44].
Особую обеспокоенность вызывает ситуация в сельском хозяйстве. Две трети людей с доходом менее 1 долл. в день живут и работают в сельских районах; рынки, на которых они действуют, а также перспективы спасения их домохозяйств от нищеты напрямую зависят от правил торговли сельскохозяйственной продукцией [4, с.12]. Хотя теоретически глобализация благоприятствует развитию сельского хозяйства, способствуя его интенсификации и специализации, практически подавляющее большинство мелких фермеров в развивающихся странах не могут воспользоваться этими преимуществами: безземельный крестьянин или тот, кто имеет лишь небольшой участок малоплодородной земли и сталкивается с постоянным дефицитом воды, не готовы к жесткой конкуренции, связанной с выходом на мировые рынки. Большинство крестьян в Африке и Южной Азии не имеют доступа к кредитам, современным технологиям и информации, которые позволили бы им повысить качество продукции в соответствии с рыночными требованиями.
Помимо трудностей, возникающих на микроуровне, существуют также серьезные макропроблемы, когда продукция тех или иных стран или регионов в целом неконкурентоспособна на мировых рынках. Основную проблему, которую следует рассматривать на переговорах в рамках ВТО по сельскому хозяйству, можно сформулировать в нескольких словах: субсидии богатых стран своим сельхозпроизводителям. На последнем раунде всемирных торговых переговоров промышленно развитые страны обещали сократить свои сельскохозяйственные субсидии. С тех пор они их увеличили. Сейчас они расходуют на помощь сельскому хозяйству в бедных странах немногим более 1 млрд. долл. в год притом, что немногим менее 1 млрд. долл. в день направляют на субсидирование производства сельскохозяйственной продукции у себя дома. Положение усугубляется и тем, что сельское хозяйство – жизнь и благосостояние тех, кто там работает, – обычно не интересуют руководство развитых стран, стремящихся в большинстве своем к индустриализации и урбанизации. Многочисленные программы реформирования сельскохозяйственного производства, проводимые на национальных уровнях или под эгидой международных организаций, не увенчались успехом или были свернуты раньше времени из-за своей неэффективности. Таким образом, «несмотря на огромные потенциальные возможности и выгоды глобализации существует реальная опасность того, что сельская беднота, не имеющая доступа к образованию и другим факторам, необходимым для достижения успеха в высококонкурентном мире, окажется за рамками позитивного мирового процесса» [9, с.169].
Либерализация торговли может затрагивать и неденежные аспекты бедности, первым из которых является уровень заболеваемости и смертности населения. За счет импорта современных технологий в области здравоохранения из развитых стран можно существенно улучшить количество и качество предоставляемых услуг и сократить тем самым смертность населения. Тем не менее глобальная поляризация условий жизни породила разрыв в средней продолжительности жизни не только внутри стран, но и между развитыми и развивающимися странами. В частности, межстрановый анализ показывает, что темпы снижения детской смертности среди беднейших 20% населения более чем в два раза ниже среднемировой динамики.
Сказанное свидетельствует о глубокой противоречивости феномена глобализации на современном этапе и неоднозначности его воздействия на социальные процессы в разных странах. Учет особенностей формирования глобальной экономики, и прежде всего его социальных аспектов имеет существенное теоретическое и практическое значение для понимания проблем и перспектив развития мировой и национальной экономических систем.


Литература
1. Диденко Н. Международная экономика //Электронный учебник. 2007. – 632с.
2. Доклад о мировом развитии 2000/2001 года. Борьба с бедностью. Обзор. – Вашингтон, округ Колумбия: Всемирный банк, 2001. – 14с.
3. Доклад о развитии человека 2003. Цели в области развития, сформулированные в Декларации тысячелетия: межгосударственная договоренность об избавлении человечества от нищеты /Пер с англ. – Минск: Изд-во «Юнипак», 2003. – 365с.
4. Доклад о развитии человека 2005. Международное сотрудничество на перепутье: помощь, торговля и безопасность в мире неравенства /Пер с англ. – М.: Изд-во «Весь Мир», 2005. – 416с.
5. Истерли В. В поисках роста: Приключения и злоключения экономистов в тропиках /Пер. с англ. – М.: Институт комплексных стратегических исследований, 2006. – 352с.
6. Перри Г., Оларрега М. Либерализация торговли, сокращение бедности и неравенства в Латинской Америке //Beyond transition. Экономический вестник о вопросах переходной экономики. – 2005. – N 8. – С.5–6.
7. Dollar D., Kraay A. Growth is good for the poor. Policy Research Working Paper 2587. World Bank. – Washington D.C., 2001. – 50 p.
8. Human Development Report 1999. UNDP. – New York: Oxford University Press, 1999. – 167 р.
9. Killick T. Globalization and the rural poor // Development policy review. Vol.19. – N 2. – 2001. – P.155–180.
10. Poverty reduction and growth: virtuous and vicious circles /Guillermo E. Perry, Omar S. Arias, J. Humberto Lopez, William F. Maloney, Luis Serven. – Washington D.C.: The World Bank, 2006. – 222 p.
11. Ravallion М. Growth, inequality and poverty: looking beyond averages // World development, Vol.29. – 2001. – N 11. – P.1803–1815.
12. Vasquez I. Globalization and the poor //The independent review. Vol.7. – 2002. – N1. – P.197–206.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия