Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ: ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА УПРАВЛЕНИЯ
Григорьева И. В.
доцент кафедры экономики, учета и аудита Санкт-Петербургского государственного горного института им. Г.В. Плеханова,
доктор экономических наук


Принципы самоорганизации в управлении затратами в логистических системах

Все элементы логистической системы (ЛС), по которым осуществляются затраты, являются объектами регулирования и саморегулирования. Элементами этой системы могут выступать: персонал; материальные ресурсы; финансовые ресурсы; предприятия-поставщики, выступающие как оптовые продавцы; предприятия-по­требители, выступающие как оптовые покупатели; оптовые посредники; сети логистического обслуживания; транспорт; перегрузочное оборудование; складское оборудование; весоизмерительное оборудование; тарное хозяйство; средства связи и телекоммуникаций; подготовка продукции к производственному потреблению; послепродажное обслуживание.
Приведенный перечень элементов свидетельствует о том, что ЛС относится к классу больших систем, которым присущи следующие признаки:
– наличие подсистем;
– наличие цели функционирования у каждой подсистемы и возможность оценки эффективности функционирования в зависимости от управляющих воздействий, приложенных к каждой подсистеме;
– наличие цели функционирования всей системы в целом и возможность оценки ее эффективности в соответствии с качеством функционирования каждой подсистемы;
– иерархическая (ступенчатая) структура управления;
– участие в системе ЛС профессионального персонала;
– большое число информационных связей внутри каждой подсистемы и между подсистемами;
– изменение состояния системы под воздействием внешней среды или внутренних причин.
Система управления затратами (УЗ) обладает эмерджентностью, т.е. свойством, не обусловленным известными свойствами ее элементов. Такая система представляет собой нечто большее, чем сумма составляющих ее частей, создающее новое качество.
Свойство эмерджентности проявляется при интегрировании ресурсных потоков, при агрегировании объектов логистических систем (ОЛС) и потребителей, при кооперации и разделении труда. В целом эмерджентность усложняет функционирование системы и тем самым повышает вероятность предпринимательского риска.
Негативное проявление эмерджентности целесообразно нейтрализовать действием механизма саморегулирования. Это положение вытекает из теоремы кибернетики, гласящей, что чем меньше регламентированы программа и структура объекта управления, тем выше способность его приспособления к реальным условиям. Внешние управляющие воздействия деформируют механизм саморегулирования и тем самым ухудшают функционирование всей системы.
Механизм саморегулирования основан на действии обратных связей между управляемой и управляющей частями системы. Управляющая система – это прежде всего персонал, который принимает необходимые управленческие решения в зависимости от конъюнктуры рынка и состояния процесса логистического обслуживания (ЛО). Эффективность этих решений определяется действием механизма саморегулирования на данный момент времени. Чем шире номенклатура управляющих воздействий, тем эффективнее управление.
К управляющим воздействиям на процесс ЛО следует отнести:
1) ускорение движения логистического обслуживания от объектов логистических систем к потребителям;
2) изменение траектории движения ЛО;
3) дробление ЛО на составляющие логистические операции;
4) замену одних логистических операций другими;
5) использование резервов ОЛС;
6) управление ЛО региона на основе оперативного маневрирования им через посредников или биржи, коммерческие центры;
7) управление всеми логистическими операциями ЛС;
Саморегулирование выражает логистический гомеостаз системы ЛО. Именно процесс гомеостатиче­ского регулирования и самонастройки каждого субъекта рынка со своими интересами приводит к согласованию поведения всех других участников рынка и устойчивости всей системы ЛО. Когда каждый субъект рынка находится в состоянии устойчивости, динамическое равновесие достигается системой в целом.
Таким образом, гомеостаз является процессом, удерживающим систему в состоянии равновесия; его механизм основан на взаимодействии всех элементов ЛС друг с другом и с внешней средой и обязательном действии саморегулирования. Поскольку внешние и внутренние условия оказания ЛО постоянно изменяются, то и процесс гомеостаза происходит постоянно. Этот процесс обусловлен свойством ЛС приспосабливаться к изменяющимся условиям, т. е. преобразованием состояний среды в состояние системы таким образом, чтобы параметры системы ЛО не выходили за определенные пределы.
Возможна энтропийная интерпретация саморегулирования ЛО. Это означает, что саморегулирование через механизм гомеостаза поддерживает энтропию системы ЛО на некотором стабильном уровне, препятствующем росту неопределенности этой системы.
Основой УЗЛС является логистический гомеостаз, поскольку глобальные и локальные оптимумы в системе ЛО могут быть только в условиях равновесного состояния потоков.
Искусственные и естественные системы описываются по-разному. В естественной системе структура предопределяет функцию; в искусственной системе, каковой является ЛС, ведущей является функция, которая определяет структуру. Необходимость обращения к принципу самоорганизации в этом случае рассматривается как данность природы и является основой для управления устойчивым состоянием искусственной системы – ЛС.
Понятие самоорганизации имеет принципиальное значение при разработке теоретико-методологических основ управления затратами в логистических системах (УЗЛС) в условиях информационно-коммуникационной среды. Для последних десятилетий характерно повышение интереса к теории самоорганизации и ее применению в управленческих концепциях в связи с ростом нестабильности и усилением вероятностных процессов в экономике и логистике.
Отметим, что понятие самоорганизации не имеет четкого общепринятого определения. Согласно Г. Хакену, под самоорганизацией понимается «свойство системы обретать пространственную, временную или функциональную структуру без специфического воздействия извне» [1].
Например, при падении процентной ставки по кредитам ниже внутренней ставки дохода фирма, максимизирующая прибыль, в результате самоорганизации изменяет структуру капитала, состоящую из определенных долей заемного и собственного капита­лов. Таким образом, процесс реформирования ОЛС, связанный с изменением параметров внешней среды, реализуется в данном случае механизмами самоорганизации. Под специфическим же воздействием извне понимается воздействие, навязывающее системе структуру или функционирование.
В современных условиях традиционные механизмы научного менеджмента часто становятся непродуктивными. В условиях динамизма внешней среды возникают новые концепции управления, концентрирующие внима­ние на неопределенности и сложности среды, а также на самоорганизации системы в процессе адаптации к происходящим изменениям.
Первые успешные попытки сделать практические выводы из создавшегося положения были предприняты в Японии, где начали активно проводить дезинтеграцию крупных компаний, упрощать управленческие иерархические структуры, ускоряя на этой базе инновационные процессы и повышая их эффективность. Это привело к снижению затрат и усилению позиций японских фирм на мировом рынке.
Многие ученые в поисках более адаптивных систем обратились к теории самоорганизации, которая получила распространение благодаря развитию общей теории систем и кибернетики. Ее положения изложены в работах Л. Берталанфи, Н. Винера, С. Вира, И. Пригожина, У. Эшби. Идеи адаптации организаций к условиям меняющейся среды представлены в работах Р.Л. Акоффа, И. Ансоффа, М. Вуолдропа, Дж. Глика, В. Кинга, П. Сэнджа, Дж. Форрестера, С. Янга и многих других. Следует отметить интерес к данной проблематике в работах отечественных ученых, в том числе в работах А.Г. Журавлева, Ю. Кузнецова, А.И. Пригожина, М.И. Сетрова, Б.С. Украинцева, В. Хиценко и др.
В соответствии с основными положениями теории самоорганизации сформулируем базовые принципы функционирования самоорганизующихся систем (табл.1).
Таблица 1 Принципы функционирования самоорганизующихся систем
В научной литературе раскрыты и другие принципы самоорганизации, нас они интересуют в аспекте современной теории и практики управления [2].
Общие положения и выводы теории развития открытых саморазвивающихся систем любой природы являются общесистемными, и их необходимо рассматривать с учетом специфики открытых систем разного вида: живых (биологических), технических и социально-экономиче­ских (логистических).
ЛС в условиях рынка выступает как организация взаимных отношений между экономическими агентами по поводу управления потоковыми процессами. Это прежде всего означает наличие свободы выбора экономических агентов при принятии и реализации логистических решений. Отсюда и основополагающее значение самоорганизации для экономического процесса: «Без самоорганизации нет экономики!» [3].
При характеристике самоорганизации как «самой себя осуществляющей организации, самой себя производящей организации» необходимо различать понятия: «организация как объект, как процесс, организуемый кем-то или чем-то» и «организация как самоорганизация». В этом случае следует говорить о разных объектах – самоорганизующихся и организуемых.
Процессы организации ОЛС представляют собой систему последовательных действий, увязанных как с внутренней обстановкой, так и с внешней ситуацией. Такие действия протекают, как правило, на нескольких уровнях ЛС и выступают достаточно полным, динамичным отображением экономического поведения такой системы. ОЛС как самоорганизующаяся ЛС в этом случае понимаются как сеть «переплетенных» потоковых процессов, «которая может быть адекватно «распутана» в результате анализа на нескольких стратегических уровнях».
Работы по теории самоорганизации оказали влияние на развитие ме­тодологии как естественных, так и гуманитарных наук, в том числе на развитие теории управления. Важнейшим нетрадиционным выводом теории было то, что бесконечно малые перемены в начальных условиях могут оказать глубокое воздействие на эволюцию всей системы. Это изменило видение окру­жающего мира, показало актуальность разработки модели среды системы.
Другой принципиальный вывод заключается в том, что несмотря на кажущееся случайное поведение таких систем определенные тенденции можно предвидеть. Это достаточно для оценки стратегического поведения системы. Вместо попыток разбить систему на составные части и проанализировать поведение каждой из них в отдельности целесообразно применять целостный подход, фокусирующий внимание на динамике системы в целом.
Выявлены характеристики сложных адаптивных самоорганизующихся систем.
Во-первых, они являются самоуправляемыми, т.е. состоят из сети «агентов», действующих самостоятельно, независимо друг от друга и без управления из какого-либо центрального звена.
Во-вторых, эти агенты могут объединяться и создавать кооперативную форму поведения. Они способны организовываться в группы, общества, которые кооперируются, и создавать образцы поведения более высокого порядка. Этого не может сделать отдельный экономический агент. Самоуправление происходит благодаря определенному виду обратной связи, т.е. самоорганизующиеся системы – это познающие системы особого рода. Способные к познанию через обратную связь с внешней средой, они вводят полученную информацию в свою структуру.
В-третьих, самоуправление через обратную связь позволяет этим системам действовать посредством подвижной специализации. Подобным образом шло развитие японского менеджмента. Такие системы характеризуются тем, что М. Вуолдроп называет постоянной новизной, или постоянной инновацией.
Для большинства школ классического менеджмента главные проблемы – неэффективность и необоснованные затраты, для научного синергизма – это хаос, сложность и, как следствие, – потеря цели. Разбивая целое на части и упрощая проблему, мы платим за это скрытую от глаз огромную це­ну, поскольку не можем видеть последствия наших действий, теряем чувство связи по отношению к главному – к системе. В результате менеджеры являются заложниками самих систем, которыми призваны руководить. Они не понимают ни лежащую в основе этих систем динамику, ни то, как повлиять на нее, чтобы достичь организационных целей данной. Представление о менеджере как о человеке, который знает все и может спланировать работу организации на базе научных методов, в основном не соответствует сегодняшнему дню.
Осмысление систем и есть пятая дисциплина, по П. Сэнджу, которая позволяет понять основные взаимосвязи, влияющие на поведение сложных систем. Именно они должны давать менеджерам возможность видеть целост­ность. Следовательно, требуется переходить к моделированию более качественных внешних и внутренних ЛС, не «вырывая» элементы из контекста системы, а более глубоко исследуя их системообразующие свойства.
В современных ОЛС задача менеджеров состоит в том, чтобы понять систематические процессы, управляющие прежде всего человеческим поведением, и использовать их. Эффективность познания систем состоит в умении доходить до причин, лежащих в основе изменений. В соответствии с теорией самоорганизации даже небольшие изменения могут оказывать значительное влияние на системы. Так, одним из подходов является концепция рычагов, т.е. идея о том, что небольшие, хорошо продуманные действия иногда могут вызвать значительные долгожданные улучшения.
Осмысление и использование теории самоорганизации систем позволит менеджерам создать познающую, самообучающуюся организацию. Такая организация имеет характеристики, аналогичные сложным адаптивным системам, которые ученые обнаруживают в природе. Это высокодецентрализованная система, в ней при любом числе процессов принятия решений на местном (локальном) уровне сохраняется порядок во всей системе. Она постоянно адаптируется к изменениям.
В теории систем появляются новые черты, которые подчеркивают явное смещение акцентов: от взаимодей­ствия объекта со средой к внутреннему устройству объекта. Изменения в теории систем представлены в табл.2.
ЛС имеют свойства, позволяющие говорить о них как о системах самоорганизующихся, способных оказать влияние на уровень реализации собственных функций.
Первое свойство – целенаправленность поведения элементов как способность любого элемента ЛС осуществлять выбор из альтернативных целей, средств и методов, обеспечивающих их достижение. Целенаправленность поведения ОЛС имеет внутренние источники в них самих, связанные прежде всего с реализацией внутриорганизационных целей, творческого потенциала, свободы выбора. При этом ограничения на развитие любого ОЛС в существенной степени задаются извне, из среды хозяйственной системы.
Вторая отличительная черта ЛС связана со спецификой условий ее жизнедеятельности – характеристиками и свойствами внешней среды, с которой они постоянно взаимодействуют. Вместе с тем имеет место и обратное влияние. Динамика развития ЛС является не только следствием возмущений в среде, но и источником таких возмущений и тем самым – институциональных преобразований среды, формирования будущих потребностей и тенденций. Таким образом, она выступает активной, движущей силой экономического развития.
Таблица 2 Основные изменения в теории систем
Третье свойство ЛС связано со способами их приспособления к внешним условиям. Приспособление к меняющимся условиям в ЛС происходит прежде всего путем обновления самого множества возможных связей, перестроения структуры ОЛС, формирования новых звеньев. Поэтому ЛС устойчивы в ином смысле, чем технические или живые системы. Они устойчивы тогда и постольку, когда и поскольку имеется возможность с изменением внешних условий менять внутреннюю структуру.
Следует подчеркнуть, что в последнее время наметился переход в понимании основного свойства системы – от целенаправленности к устойчивости (Р. Мертон, М. Орид, И. Пригожин, Ж. Ренар и другие). Свойство устойчивости является более универсальным и может рассматривать­ся наряду со свойством целенаправленности в качестве ключевого в определении ЛС, постоянно стремящейся сохранить баланс между внутренними возможностями и внешними силами окружающей среды (то есть ста­билизирующейся в процессе самоорганизации) с целью сохранения своего ус­тойчивого состояния.
Устойчивость интересна не только как спонтанная приспособляемость к условиям среды, но прежде всего как изменение состоя­ния или поведения системы в результате определенного целенаправленного воздей­ствия на нее.
Характерным проявлением самоорганизующегося поведения является свой­ство автономности, означающее, что реакции системы определяются главным образом ее структурой, внутренними связями, а не внешними силами и сигна­лами. Внешняя среда в лучшем случае запускает цепь изменений. Самооргани­зующаяся система представляется в виде относительно замкнутой сети опе­раций, когда функционирование осуществляется автономно и направлено на поддержание этой автономии. Поэтому результат смены состояний определя­ется взаимосвязями в структуре, а не начальными состояниями и не внешним импульсом, т. е. предел изменений определяет в первую очередь струк­тура системы.
Подобная изоляция сети операций от окружения означает невозможность идентификации и управления на основе анализа соотношения входных и выход­ных сигналов. Принцип «черного ящика» не работает в таких системах. Систе­ма может функционировать, не только уменьшая нежелательные отклонения с помощью отрицательной обратной связи, но и увеличивая желательные с помощью положительной обратной связи. Модель с отри­цательной обратной связью при выходе каких-то факторов за определенный диапазон должна сменяться или дополняться положительной обратной связью, что позволяет переводить систему в новое нужное состояние. Самоорганизую­щаяся система находит во флуктуациях среды полезные для себя стиму­лы и усиливает их в контурах с положительной обратной связью.
С особенностями ЛС связаны и особенности типов их поведения, характеризующие отношение системы к среде.
Оптимизирующий тип поведения ЛС. Под оптимизирующим типом поведения, оптимизацией понимается налаживание и повышение эффективности взаимоотношений со средой [4]. В случае использования стратегии оптимизации упор делается на информационное обеспечение, прогнозирование развития среды и по­следствий решений, на применение оптимизирующих моделей принятия решений. Возможные направления изменений связаны с сегментированием и селекцией рынка, с рационализацией отношений с покупателями, посредниками, конкурентами.
Адаптивный тип поведения ЛС. Адаптивное поведение означает готовность приспособиться к из­менениям ситуации. К адаптивным действиям можно отнести внедрение гибкого планирования, приспособление к рыночным ограничителям, концен­трацию на самых выгодных направлениях, формирование экономических резервов, страхование, а также стратегии и мероприятия, укрепляющие контроль ЛС над средой (прямой сбыт, маркетинг взаимоотношений, стратегические альянсы, логистические цепи).
В настоящем исследовании ключевая роль отводится адаптивному типу поведения. Процесс адаптации обусловлен как внешними факторами (сложностью и изменчивостью среды), так и внутренними особенностями системы, в том числе ее способностью приспосабливаться, адаптивностью. Адаптивность является системным свой­ством, тесно связанным с другими системными свойствами, прежде всего со сложностью и связностью. Адаптивность имеет различные формы реализации, которые проявляются, в частности, и в форме конкретных функций управления, в том числе управления затратами (УЗ).
Рассмотрим взаимосвязь между типами организационного поведения ЛС и формами реализации адаптационных механизмов систем управления. При характеристике типов организационного поведения необходимо различать функционирование и развитие системы.
В процессе функционирования системы ее миссия, характеризующая сово­купность возможных выходов системы, не изменяется, система не пе­рестраивает свою структуру и во времени остается тождественной самой себе. Если же необходимо изменить базовые характеристики, состав и структуру со­вокупности возможных выходов системы, то здесь мы сталкиваемся с явлением развития, которое рассматривается как направленный, закономерный процесс изменений.
Можно выделить несколько последовательных ступеней усложнения пове­дения и приближения его к сложным формам самоорганизации в соответствии с параметрами приспособления ЛС к изменениям в окружающей среде, а именно:
а) по характеру влияния системы на среду;
б) по характеру реакции структуры и связей (фактически реализуемых, контролируемых, потенциально возможных) на воздействие среды.
По характеру влияния на окружающую среду ЛС различной сложности можно разделить на две группы. К первой группе относятся объекты, которые сохраняют себя как целое, не изменяя среду, не приспосабливая ее к себе; ко второй – объекты, способные «развернуть среду на себя».
По характеру реакции на воздействие среды приспособление может осуще­ствляться как за счет изменения состава и структуры из имеющегося набора связей рассматриваемой хозяйственной системы, так и за счет расширения самого списка связей при реструктуризации.
В этом случае поведение ОЛС как формы самоорганизации в их отношениях со средой можно разделить на уровни различной сложности механизмов адаптации (табл.3).
Рассматриваемые в табл.3 типы поведения характеризуются доминированием среды над поведением системы.
Самоорганизация как наиболее высокий тип адаптационного поведения предполагает приведение в соответствие множества реализуемых связей и со­стояния среды путем расширения множества потенциально возможных внут­ренних связей системы за счет изменения, в первую очередь, структуры, при этом может меняться и системная функция хозяйственного объекта. Наиболее ярким проявлением таких изменений является формирование неиерархических структур.
Самоорганизующиеся системы в соответствии с изменениями внешней среды меняют структуру, организацию системы либо саму среду функционирования.
Теория самоорганизации может быть полезна и для практиче­ского управления. Кроме механизма автономного самоподдержания необхо­димы механизмы управления процессами самоорганизации. Отсюда самоуправление – это планомерный и целенаправленный активный процесс выбора самоуправляемой системой типа своего поведения таким образом, чтобы обеспечивались ее выживаемость и дальнейшее функционирование в определенном для данной системы диапазоне внешней среды [5].
Таблица 3 Уровни сложности механизмов адаптации ЛС
Таким образом, результатом действия механизмов самоорганизации должно быть поддержание адаптивности системы, ее готовности к изменениям среды, а способность к адаптации является главным критерием управления.
Примером самоорганизации компаний, адекватных современным условиям, может быть переход от классической модели бизнеса компании к новой модели так называемой брэнд-компании, основанной на широком внедрении аутсорсинга.
Новая модель строится на том, что производственные процессы, связанные с физическим капиталом, передаются внешним структурам, которые формируют цепочку «поставщик – потребитель». Взаимодействие брэнд-компании с партнерами, владеющими производ­ственными активами, происходит с помощью технологий бизнес-для-бизнеса (В2В). В результате высвобождается капитал, который брэнд-компания может направить на разработку брэндов, привлечение потребителей, разработку новых товаров и развитие ключевой компетенции. Основное внимание уделяется спросу потребителей. Наиболее полное удовлетворение клиента становится ис­точником прибыли компании. На потребителя направлена и деятельность человеческого (интеллектуального) капитала, который превращается в важную составляющую интеллектуального капитала брэнд-компании. К числу других составляющих относятся: рыночные активы (торговые марки, постоянные покупатели), интеллектуальная собственность (ноу-хау, патенты, авторские права) и инфраструктурные активы (корпоративная культура, методы менеджмента, коммуникационные системы). Роль и удель­ный вес оборотного и физического капиталов заметно снижаются, так как произ­водство передается внешним структурам.
Переход на новую модель бизнеса разделяет компании на две группы: те, которые имеют небольшой физиче­ский капитал, но владеют брэндом, и те, что группируются вокруг брэнд-компании, образуя сети внешних структур («сети добавленной стоимости»). Звенья цепочки «поставщик – потребитель» могут быть оптимизированы по таким критериям, как скорость, гибкость, стоимость, надежность и способность к быстрой интеграции не только за счет оптимизации процессов внутри каждой отдельной хозяй­ствующей единицы, но и с помощью изменения состава участников сети добавленной стоимости. Конкуренция между компаниями за возможность участвовать в цепочке и гибкость самой цепи приводят к возрастанию эффективности. Таким образом, «сети добавленной стоимости» ведут к оптимизации на уровне всей сети участников.
Новая модель компании не имеет недостатков традиционной модели, к которым относятся: замедленная реакция на запросы потребителей; недостаточно эффективная деятельность персонала, сконцентрированного на внутренних процессах; недостаточная оптимизация цепочки «поставщик – потребитель»; ограниченность производственных мощностей; неспособность быстрого перемещения капитала в ответ на изменение потребностей рынка. В то же время для создания такой модели требуются следующие условия [6]:
реинжиниринг бизнес-процессов вследствие потребности в снижении затрат;
– дальнейшая стандартизация бизнес-процессов, вызванная переходом к использованию системы планирования ресурсов предприятия;
– синхронизация цепочки «поставщик – потребитель» на основе стандартизации и автоматизации бизнес-процессов;
– наличие обширной информационно-технологиче­ской инфраструктуры и понимание ее значимости;
– создание и распространение информационных технологий, способствующих значительному снижению стоимости передачи информации;
– концентрация компаний на ключевых проблемах бизнеса и передача внешним структурам вспомогательных бизнес-процессов;
– развитие сети Интернет.
Непременным условием функционирования ЛС в форме брэнд-компании является ее полная прозрачность для партнеров, а также способ­ность быстро передавать информацию о спросе участникам логистической цепи. Прозрачность и открытость показателей работы ЛС необходимы для того, чтобы иметь возможность оперативно заключать альянсы и выстраивать различные логистические цепи.
Непрерывное совершенствование и оптимизация требуют существенных перемен в сфере экономических процессов и организационной культуры, а также значительно более высокой дисциплины УЗ. УЗЛС становится более динамичным и адаптирующимся; оно требует введения непрерывных процессов. Образ мышления руководства и персонала, а также традиционные инструменты менеджмента зачастую ориентированы на традиционную модель и с трудом приспосабливаются к новой. Информационные технологии становятся основным инструментом работника интеллектуального труда. Именно с помощью информационных технологий сотрудник получает необходимую информацию вовремя, взаимодействует со своими коллегами и находит оптимальные и инновационные решения задач.
Таким образом, на основании вышеизложенного целесообразно дополнить систему принципов самоорганизации, характерных для УЗЛС, следующими положениями.
1. Важным механизмом самоорганизации ЛС в условиях российской экономики является самонастройка, основанная на превращении ОЛС в обучающуюся и самообучающуюся организацию.
2. Тип поведения ОЛС в значительной степени зависит от состояния и уровня ЛС и ее внешней среды.
3. Для функционирования самоорганизующейся ЛС характерен принцип сжатия непрерывной совокупности в цепочке «пространство – время».
4. Основой самоорганизации в области УЗ становятся ключевые компетенции ОЛС и инновации.


Литература
1. Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивостей в самоорганизующихся системах и устройствах. – М.: Мир, 1985.
2. Принципы самоорганизации. – М., 1966.
3. Занг В.Б. Синергетическая экономика. Время и перемены в нелинейной экономической теории. – М.: Мир, 1999.
4. Моисеев Н.Н., Иванилов Ю.П., Столярова Е.М. Методы оптимизации. – М.: Наука, 1978.
5. Украинцев Б.С. Самоуправляемые системы и причинность. – М., 1972.
6. Бродецкий Г. Моделирование логистических систем. Оптимальные решения в условиях риска. – М.: Вершина, 2006. – 376 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия