Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Ермаков Д. Н.
профессор кафедры социального страхования факультета социального страхования, экономики и финансов Российского государственного социального университета (г. Москва),
доктор политических наук,
кандидат исторических наук


Инвестиции и инвестиционный процесс: проблемы формирования новых подходов

В зарубежной литературе представлен большой опыт изучения инвестиционной деятельности как процесса «использования денег для получения бульших денег, для извлечения дохода или достижения прироста капитала либо для того и другого» [18, с. 173]. Установка на приоритет денежного измерения превалирует и в методологии изучения инвестиционного процесса [28; 30 и др.]. Некоторые авторы различают процесс «вложения капитала» и «инвестиционный процесс» на том основании, что первое означает покупку финансовых активов, а второе – приобретение средств производства [24]. Существует также подход, при котором инвестиционный процесс определяется как вложения в ценные бумаги, обращающиеся на фондовом рынке [23]. Попытки раскрыть сущностные признаки инвестиционного процесса привели исследователей к выделению двух его базисных сторон: ресурсной и затратной. В таком контексте под ресурсами понимаются капитальные ценности, а под затратами – вложения капитала.
Инвестиции, в соответствии с определением Дж.М. Кейнса, представлены частью дохода за данный период, которая не была использована для потребления, при этом уровень инвестиций определяется соотношением между ожидаемым предельным доходом от активов и предельными издержками производства (то есть предельной эффективностью капитала). В кейнсианской концепции [15] эффективный спрос, действующий через склонность к потреблению и прирост новых инвестиций, задает максимально возможный уровень экономической активности. Для каждого уровня инвестиций существует равновесный уровень занятости. Полная занятость имеет место при единственном уровне инвестиций, и если не существует определенного механизма, гарантирующего «правильный» уровень инвестиций, полная занятость не будет получена автоматически. Ожидание предпринимателями будущих доходов зависит от их доверия к состоянию экономики.
Дж.М. Кейнс считал уровень инвестиций главным фактором, определяющим уровень доходов, а отсутствие механизма регулирования через ставку процента было главной особенностью описанного им состояния равновесия при неполной занятости. В кейнсианской концепции равенство сбережений и инвестиций достигается путем изменения уровня совокупного дохода, а не ставки процента. Дж.М. Кейнс предвидел все возрастающую роль государства в этой области и считал, что стимулы к инвестированию имеют тенденцию к сокращению.
Другой методологический подход был предложен М. Фридменом, ведущим представителем Чикагской школы [21], а также иными приверженцами монетаристской концепции в экономике. Монетаристы исходят из положения неоклассической теории о тождественности сбережений и инвестиций. Это означает, что существует спрос на деньги, обусловленный устойчивой склонностью к сбережениям, потому государство должно минимизировать свою активность в этом направлении. Основным механизмом рыночного регулирования величины и темпов роста денежной массы при этом считается установление целевых ориентиров на предстоящий период (таргетирование).
Инвестиционный процесс обычно ассоциируется с деятельностью на инвестиционном рынке [25], равновесие которого рассматривается как частный случай макроэкономического равновесия. Например, в модели Дж. Хикса IS-LM (инвестиции – сбережения – ликвидность – деньги) представлена зависимость инвестиционного процесса как от товарных рынков, так и от инвестиций и сбережений [13, с. 56]. Инвестиционный процесс определяется ведущими экономистами как совокупное движение инвестиций различных форм и уровней в рамках экономики рыночного типа [22; 24].
В отечественной научной литературе вплоть до конца 1980-х годов сферой применения термина «инвестиции» были переводные работы зарубежных авторов и исследования капиталистической экономики. Понятие «инвестиционная деятельность» ассоциировалось с капитальными вложениями, охватывающими движение стоимости в ходе воспроизводства основных фондов от мобилизации денежных средств до их возмещения, и системой соответствующих отношений. Одновременно были предложены два подхода к пониманию инвестиционного процесса: затратный и ресурсный. Акцент на затратной стороне инвестиций сужал пространство их движения. При ресурсном подходе игнорировалось последовательное превращение денежных средств под воздействием целевых установок инвесторов в продукт инвестиционной деятельности [13, с. 20–21].
При взгляде на эту проблему с современных позиций в структуре инвестиционного процесса можно выделить, прежде всего, инвестиционные ресурсы. Независимо от приобретаемой формы по своей экономической сущности они представляют аккумулированный с целью накопления доход.
Что касается объектов инвестиционного процесса, то ими могут быть: основной и оборотный капитал, финансовые объекты – ценные бумаги (акции, облигации и пр.), материальные и нематериальные активы. Поэтому принято различать финансовые инвестиции, в том числе «в банковские срочные вклады, различные формы кредитования, включающие в себя как предоставление собственного кредита, так и покупку дисконтных и купонных облигаций с фиксированным процентом дохода и установленным сроком погашения, приобретение свободно конвертируемой валюты» [5, с. 17].
К материальным (физическим, вещественным) активам относятся недвижимое (здания, строения, сооружения, земельные участки, морской, воздушный транспорт) и движимое имущество (производственное, иное оборудование, автомобили и т.п.), а также оборотные средства (сырье, материалы, комплектующие изделия и механизмы, другие расходы, непосредственно связанные с ведением и организацией предпринимательской деятельности).
Нематериальные активы – это то, что сегодня в значительной степени охватывается понятиями «человеческие ресурсы», «человеческий капитал». Инвестиции осуществляются в ожидании будущих выгод в среднее, высшее образование, обучение специалистов без отрыва от производства, здравоохранение и пенсионное страхование, информатизацию бирж труда, объекты права интеллектуальной собственности и т.п. [27]. Особая миссия указанных инвестиций состоит в обеспечении того, «что создает минимальный комфорт для нормальной жизнедеятельности человека» [16].
В литературе дискутируется вопрос по поводу потребительских инвестиций. По мнению ряда авторов, «такие инвестиции не приводят к росту капитала и получению прибыли» [2, с. 14]. В данном случае возникает вопрос о субъектах инвестиционной деятельности. Субъектами инвестиционной деятельности являются инвесторы, «юридические или физические лица, органы государственной исполнительной власти и местного самоуправления, иностранные государства и международные организации, осуществляющие инвестиции, вкладывающие собственные, заемные или привлеченные средства в инвестиционные проекты и программы» [20, с. 153]. В связи с этим, по характеру инвестиций и способу формирования капитала, инвесторов можно разделить на три вида: индивидуальные, корпоративные и институционные (институциональные). Основная миссия институционных инвесторов состоит в реализации ими функции по аккумулированию свободных денежных средств с их последующим вложением в инвестиционные объекты.
Инвестиционный процесс может трактоваться в широком и узком значениях. В широком значении – это процесс, связанный с вложением средств в объекты инвестирования с целью получения дохода (или позитивного социального эффекта). В узком значении – это процесс преобразования инвестиционных ресурсов во вложения. Данный процесс состоит из двух этапов, первый из которых включает собственно инвестирование (вложение средств), а второй этап предполагает окупаемость осуществленных затрат и получение дохода (затраты и их отдача).
Инвестиции корректно определять как имеющие денежную оценку объекты имущественных и иных прав, предназначенные (обособленные) для внесения в любой, не имеющий противоправного характера объект хозяйственной деятельности с целью получения прибыли, дохода или позитивного социального эффекта. Представляется, что сформулированная дефиниция обобщает различные аспекты доктринальных и легальных определений инвестиций, вносит необходимые коррективы в сложившиеся представления об инвестициях и способна послужить шагом к лучшему пониманию их сути.
Таксономический анализ инвестиций основан на критериях их классификации. В связи с этим по объекту вложения средств инвестиции подразделяются на реальные и финансовые. Реальные инвестиции означают вложения в реальные экономические активы (материальные ресурсы и нематериальные активы). Финансовые инвестиции представляют собой вложения в контракты, записанные на бумаге или электронном носителе, акции, облигации и пр. Высокая степень развития институтов финансового инвестирования в значительной степени способствует росту реальных инвестиций. Как правило, эти две формы являются взаимодополняющими, а не конкурирующими.
В зависимости от цели инвестирования выделяют прямые, ссудные и портфельные инвестиции. Прямые инвестиции – это вложение денежных средств непосредственно в производство товаров и услуг; ссудные инвестиции осуществляются в форме предоставления кредита или займа; портфельные инвестиции представляют собой вложения в денежные средства и ценные бумаги (в отечественной научной литературе инвестиции разделяются по тому же основанию, но только на прямые и портфельные). Прямые инвестиции можно определить и как вложения в уставные капиталы предприятий с целью непосредственного контроля и управления объектом инвестирования. Особенностью портфельных инвестиций является их цель – этим понятием обычно определяются средства, вложенные в экономические активы с целью извлечения дохода и диверсификации рисков. Инвестиции могут быть классифицированы по срокам (краткосрочные – до 1 года, среднесрочные – от 1 года до 3 лет, долгосрочные – свыше 3 лет); формам собственности на инвестиционные ресурсы (частные, государственные, иностранные, совместные); отраслевому критерию; рисковым стратегиям (агрессивные, умеренные, консервативные) и пр. Возможны и иные критерии их классификации.
Мобилизация инвестиционных ресурсов предполагает развитую инфраструктуру инвестиционного процесса, разнообразие опосредующих его финансовых институтов: коммерческих банков (универсальных и специализированных), иных финансово-кредитных организаций (страховых компаний, пенсионных фондов, кредитных союзов и пр.), непосредственно инвестиционных институтов (инвестиционных компаний, фондового рынка и пр.). Методология оценки их роли и значения в инвестиционной деятельности восходит к сформулированной А.С. Пигу идее, о том, что финансовый рынок и его институты необходимы для преодоления неопределенности и снижения риска в инвестиционном процессе [17, т. 1]. Эта идея получила свое дальнейшее развитие в трудах Ф.А. фон Хайека [29, p. 519–530].
Мировой практике известны две основные модели механизма взаимодействия финансовых институтов в инвестиционном процессе: сегментированная (американская) и универсальная (германская). Основные отличия данных моделей заключаются в степени универсализации и специализации кредитных институтов, формах и источниках финансирования реального сектора экономики, уровнях диверсификации инвестиционных портфелей. В американской модели коммерческие и инвестиционные риски разделены, диверсифицированы посредством ряда уровней страхования, а финансирование предприятий происходит путем выпуска и размещения ценных бумаг на фондовом рынке. При этом участие коммерческих банков в собственности промышленных корпораций ограничено. В германской модели контроль рисков обеспечивается универсальными коммерческими банками, которые выступают и как кредиторы реального сектора экономики, и как главный субъект финансового рынка, отсюда проистекает и значительное долевое участие банков в капитале промышленных корпораций.
Функционирующий в России механизм взаимодействия финансовых институтов в инвестиционном процессе не совпадает с указанными моделями, хотя многие специалисты и отмечают его определенную близость к германской модели. В отличие от нее в российской модели отмечаются, прежде всего, риски фондового рынка.
Российский фондовый рынок относится к категории развивающихся, которым присущ более высокий уровень доходности, чем развитым. В то же время, инвестиционные рейтинги, присваиваемые России ведущими мировыми агентствами, повышаются, что говорит о снижении рисков и привлечении новых инвесторов. Сейчас более 200 тыс. россиян торгует ценными бумагами, а количество пайщиков ПИФов уже превышает 300 тыс. Как считают эксперты, инвестирование приобретает характер «социального движения» [7]. И если раньше аналитики инвестиционных компаний отслеживали поведение иностранных игроков на российском фондовом рынке, то теперь не менее важным для них становится поведение массового российского инвестора.
Совершенствуется и правовое регулирование фондового рынка 1. Например, разработан, согласован с заинтересованными ведомствами и внесен в Государственную Думу Федерального Собрания РФ проект Закона о противодействии злоупотреблениям и манипулированию на фондовом рынке за счет использования инсайдерской информации (информации от инсайдеров 2). Принятие этого закона позволит России подписать меморандум о взаимопонимании с Международной ассоциацией регуляторов финансового рынка. Подготовлен законопроект, ужесточающий административную ответственность за нарушения на рынке ценных бумаг. В частности, штрафы для компаний-нарушителей могут возрасти до 1 млн рублей, а их руководители и директора будут на два года лишаться права занимать свои должности.
Динамику инвестиционного процесса в современной России обусловливают ряд макроэкономических факторов, реальные и потенциальные изменения в системе взаимодействия финансовых институтов. Важно учитывать, что «приток капитала» в 2006 г. увеличился на 25 млрд долл. [8]. Золотовалютные резервы РФ достигли 296 млрд долл. [11], выдвинув нашу страну на третье место в мире по объему указанных резервов. Доходы от размещения средств Стабилизационного фонда РФ в 2006 г. составили почти 23 млрд рублей (880 млн долл.), а его объем достиг 2 трлн 192 млрд рублей (83,5 млрд.долл.). Доходность размещения средств Стабфонда России только за период с 24 июля по 15 декабря 2006 г. составила 11,33% годовых в долларах США [9].
Напомним, что Стабилизационный фонд РФ основан в январе 2004 г. Цели его создания состояли в обеспечении сбалансированности федерального бюджета при снижении цены на нефть ниже базовой и сдерживании роста денежной массы в случае заметного повышения стоимости «черного золота». Величина Фонда, установленная Правительством РФ для страховки бюджета на случай ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры, составляет 500 млрд руб. Если накопленный объем превышает этот уровень, то, согласно законодательству РФ, дополнительные средства можно использовать в иных целях.
Небезынтересно, что, по меньшей мере, десять стран используют финансовый институт стабилизационного фонда. Наиболее успешными являются стабфонды Венесуэлы, Кувейта, Омана и Норвегии. Как и в России, основной источник пополнения их средств составляют доходы от экспорта нефти. Среди различных вариантов построения и управления такими фондами наиболее близок к российскому норвежский вариант. Стабфонд Норвегии – иначе говоря, Государственный пенсионный фонд Норвегии и бывший Нефтяной фонд, образован в 1990 г., его объем на конец 2006 г. превысил 270 млрд долл. [12].
Анализ взаимодействия финансовых институтов в инвестиционном процессе позволяет оценить их влияние на решение актуальных задач экономики и социальной сферы общества. Обращаясь к проблемам современной России, нельзя не обратить внимание на возросшую за последние годы активность негосударственных пенсионных фондов (НПФ) и вероятное расширение числа субъектов инвестирования приоритетных национальных проектов.
В 2005 г. в России было почти три сотни НПФ, число их участников достигло почти 5,6 млн чел. [26]. В соответствии с законодательством [1], НПФ должны размещать пенсионные резервы так, чтобы обеспечить их сохранность и доходность, вести учет пенсионных обязательств перед вкладчиками и выплачивать негосударственные пенсии участникам. К настоящему времени разработанные НПФ программы дополнительного пенсионного обеспечения содержат схемы накопления дополнительных пенсий, как с установленными взносами, так и с установленными выплатами. Они представлены частными пенсионными программами для физических лиц, в том числе накопительными «семейными» программами и программами «семейная забота»; корпоративными пенсионными программами для предприятий и организаций; пенсионными программами, обеспечивающими формирование дополнительной негосударственной пенсии работникам бюджетной сферы. Для каждой категории вкладчиков и участников предлагается своя продуктовая линейка пенсионных программ.
Например, накопительная «семейная» программа разработана для супругов. Один из них заключает с НПФ пенсионный договор, открывает пенсионный счет и начинает уплачивать пенсионные взносы. Пенсионные взносы инвестируются, и на пенсионный счет ежегодно начисляется инвестиционный доход. После достижения супругами пенсионного возраста им назначается негосударственная пенсия, которая выплачивается в неизменном размере до момента ухода из жизни обоих супругов [19].
На размер будущей пенсии участников программ дополнительного пенсионного обеспечения влияют множество факторов, в том числе инвестиционная политика НПФ, а, следовательно, и доходность пенсионного капитала. Так, по расчетам специалистов НПФ «Лукойл-Гарант», без учета интересов правопреемников и индексации (пенсия ежегодно индексируется по результатам размещения пенсионных резервов на финансовом рынке) для мужчины 1970 г. р., если он с 1 января 2007 г. станет ежемесячно вносить в данный НПФ 2000 руб. и достигнет пенсионного возраста в январе 2035 г., размер его ежемесячной пожизненной пенсии составит 7964,18 руб.; размер ежемесячной пенсии, получаемой в течение 5 лет, – 24099,6 руб.; в течение 10 лет, – 12049,8 руб.; в течение 15 лет, – 8033,2 руб.; в течение 20 лет, – 6024,90 руб. В свою очередь, по расчетам специалистов Национального НПФ, в их фонде ежемесячная пенсия такого мужчины составит, соответственно: 15000, 27400, 13700, 9140 и 6850 рублей [14].
При выборе конкретного НПФ особое внимание обращают на показатели финансово-экономической деятельности фонда, условно разделенные на качественные и количественные. Специалисты по инвестированию пенсионных накоплений советуют будущим вкладчикам и участникам программ дополнительного пенсионного обеспечения начинать с анализа динамики количественных показателей, таких как размер собственного имущества НПФ, размер совокупного вклада учредителей, количество обслуживаемых пенсионных договоров с разбивкой на негосударственное пенсионное обеспечение и обязательное пенсионное страхование, количество обслуживаемых пенсионеров, инвестиционная доходность и т.п. На следующих этапах необходим анализ качественных показателей – состава учредителей, истории профессиональной деятельности, технологии обслуживания, инвестиционных стратегий и пр.
Что касается вероятного расширения числа субъектов инвестирования приоритетных национальных проектов, речь идет о так называемом Государственном банке развития, который является «адекватной формой разделения рисков по проектам государственно-частного партнерства». «Естественной площадкой» для него служит Внешэкономбанк, который, кроме обслуживания пенсионных накоплений в размере 140 млрд руб., уполномочен заниматься выплатами по внешнему долгу России. Таким образом, можно говорить о формировании «длинных» денег из средств пенсионных накоплений и финансировании ими инфраструктурных проектов, которые «могут работать на экономику не только в рамках инвестирования в ценные бумаги» [4]. Ведь нельзя признать нормальной ситуацию, когда свыше пятидесяти процентов кредитования российских предприятий приходится на иностранные займы, причем 36% из них – прямые кредиты, в результате чего Россия ежегодно «оставляет за рубежом» 8–9 млрд долл. на одних процентах по таким кредитам [6].
Напомним, что пять лет назад была введена трехуровневая пенсионная система. В соответствии с заложенными в ней принципами пенсия складывается из базовой части (государственная минимальная гарантия), страховой (отчисления, формирующие ту часть пенсии, которая зависит от заработка) и накопительной части. В отличие от страховой накопительная часть пенсии состоит из реальных денег, которые не идут на выплаты нынешним пенсионерам, а инвестируются и приносят доход. При этом, каждый застрахованный может выбрать, кому доверить свои деньги: государственной или одной из частных управляющих компаний – либо негосударственному пенсионному фонду.
Девяносто пять процентов обладателей накопительной части пенсии по умолчанию (отсюда их название – «молчуны») оставили свои деньги во Внешэкономбанке (государственной управляющей компании). Но государственная управляющая компания показывает неудовлетворительную доходность. По итогам 2006 г. накопительная часть у нее приросла лишь на 5,4% при официальной инфляции 9%. Дело в том, что Внешэкономбанку «разрешено инвестирование лишь в государственные ценные бумаги. А это заведомо убыточный актив. Зато частные управляющие компании, вкладывающие деньги в акции и другие более привлекательные активы, получили в прошлом году до 20%» [10].
Вероятно, в будущем средства пенсионных накоплений станут приносить более высокий доход, если появится Закон о либерализации инвестирования пенсионных накоплений, находящихся в управлении государственной управляющей компании. В основе соответствующего законопроекта, разработчиками которого являются Минфин и Минэкономразвития и торговли России, лежит, во-первых, стратегия расширения перечня инструментов инвестирования накоплений «молчунов» за счет акций и корпоративных облигаций, ценных бумаг других государств, входящих в биржевые листинги высших категорий. Во-вторых, эти средства уже не будут автоматически пополнять ВЭБовский инвестиционный портфель (деньги, которые в него попали раньше, там и останутся), а станут направляться в частные управляющие компании и НПФ[3].


Литература
1. Федеральный закон от 7 мая 1998 №75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» (действующая редакция) //Гарант. – 2007. – 15 февраля.
2. Бочаров В.В. Инвестиции. Инвестиционный портфель. Источники финансирования. Выбор стратегии. – СПб., 2003.
3. Велетминский И. Деньги «молчунов» выведут на биржу. Завершается реформа инвестирования пенсионных накоплений //Российская газета. – 2006. – 17 февраля.
4. Велетминский И. Дело будущих пенсий. Госбанк развития пустит их на инфраструктурные проекты //Российская газета. – 2006. – 7 апреля.
5. Воронцовский А.Г. Инвестиции и финансирование. – СПб., 1998.
6. Гладунов О. Тосунян не понял, почему половину кредитов российским предприятиям дают иностранцы //Российская газета. – 2006. – 22 ноября.
7. Гладунов О. В ожидании «ралли». Российские граждане все больше используют биржу для накопления денег //Российская газета. – 2006. – 30 ноября.
8. Гладунов О. Возвращение капитала. За 10 месяцев в Россию пришло $25 млрд. //Российская газета. – 2006. – 30 ноября.
9. Гладунов О. Россия стала богаче. Деньги Стабфонда принесли доход //Российская газета. – 2006. – 22 декабря.
10. Гонтмахер Е. Пенсия обожглась на зарплате. Что нам мешает заработать на достойную старость //Российская газета. – 2007. – 6 февраля.
11. Ефременко Т. Казна потяжелела. Запасы золота и валюты вновь достигли исторического максимума //Российская газета. – 2006. – 15 декабря.
12. Журавка Л. Тратить или не тратить? Кого государство может поддержать «стабилизационными» деньгами //Российская газета. – 2006. – 12 декабря.
13. Игонина Л.Л. Инвестиции /Под ред. В.А. Слепова. – М., 2005.
14. Капустина Н. Никто не поможет. О будущей пенсии лучше позаботиться самим //Российская газета. – 2006. – 15 декабря.
15. Кейнс Дж.М. Общая теория занятости, процента и денег. Пер. с англ. – М., 1978.
16. Львов Д. Экономика и жизненный мир человека //Российская газета. – 2006. – 19 мая.
17. Пигу А.С. Экономическая теория благосостояния /Пер. с англ. – М., 1985.
18. Розенберг Дж.М. Инвестиции: Терминологический словарь /Пер. с англ. А.М. Волковой, А.В. Щедрина. – М., 1997.
19. Сидоров О. Поддержка для родни //Российская газета. – 2006. – 15 декабря.
20. Современный финансово-кредитный словарь /Под общ. ред. М.Г. Лапусты, П.С. Никольского. – М., 1999.
21. Фридмен М. Если бы деньги заговорили…/Пер. с англ. – М., 2000.
22. Хайек Ф. Прибыль, процент и инвестиции. – М., 1988.
23. Хорн, Ван Дж. Основы управления финансами /Пер. с англ. Я.В.Соколова. – М., 1996
24. Шарп У.Ф., Александер Г.Дж., Бейли Дж. Инвестиции /Пер. с англ. – М., 1997.
25. Шумпетер Й. Теория экономического развития. – М., 1982.
26. Юрьева И. Двойной налог на пенсию //Российская газета. – 2005. – 21 апреля.
27. Becker G. Human Capital. – N.Y., 1964.
28. Broverman S.A. Mathematics of Investment and Credit. – W., 1991.
29. Hayek F.A. von. The Use of Knowledge in Society //American Economic Review. – September. – 1945.
30. Hoshi T., Kashyap A., Scharftein D. Corporate Structure, Liquidity, and Investment, Evidence From Japanese Panel Data //Quarterly Journal of Economics. – 1991.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия