Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Тюкавкин Н. М.
доцент Самарского государственного университета,
кандидат экономических наук


Экономический феномен Китая

Первое впечатление европейца, прилетевшего в Китай, – это другая планета. Конечно, сказываются, прежде всего, религия, национальные особенности, местоположение, но главное – это люди, которые «делают» экономику Китая. В настоящее время государству принадлежит от 80 до 90% объектов экономики, при этом в социалистической стране – рыночная экономика, тем более, что Китай – член ВТО. Государство полностью определяет экономическую политику, но не запретами, ограничениями и квотами, а рациональным распределением и потреблением ВВП, целенаправленным использованием иностранных инвестиций. Китайскому производителю открыта широкая «зеленая улица»: низкая арендная плата; благоприятные условия налогообложения; возможность торговать на рынках; экономическое стимулирование предприятий; контроль за работой предприятий и участие в его делах; сохранение и увеличение рабочих мест; создание совместных предприятий с иностранными партнерами.
Все это черты, присущие социалистической экономике. Но и рыночные черты экономики также отчетливо видны, в частности:
– если создается совместное предприятие, то 50% собственности владеет государство, а 50% – отдано иностранному партнеру. Директором предприятия назначается представитель местного населения, а председателем Совета директоров – представитель иностранной компании. Т.е. Китай обеспечивает выпуск продукции, а иностранный партнер – реализацию. Средства аккумулируются в Китае, обеспечивается занятость населения, свое сырье не вывозится, а перерабатывается;
– членство Китая в ВТО. А как здесь сочетается рыночная и социалистическая экономика? Ответ был найден просто – импортная продукция реализуется только в государственных торговых точках, что позволяет: а) регулировать арендную плату за используемые площади; б) регулировать объемы продаваемой продукции; в) делать конкурентоспособной продаваемую параллельно продукцию китайского производителя, т.к. у него меньшая арендная плата и меньшие издержки на производство и доставку продукции до мест реализации, а, учитывая средний для большинства населения уровень заработной платы, больше востребованной на рынке оказывается продукция не импортная, а местная.
Таким образом, в Китае существуют рыночные ограничения на ввозимую продукцию при том, что:
– иностранным компаниям открыт доступ в Китай (Китай открыт для иностранных инвестиций), но земля в Китае государственная, следовательно, для иностранных компаний возможна только аренда, а это гораздо выше, чем налог на землю. Да, иностранные компании, которые ведут свою деятельность в Китае, на три года освобождены от всех налогов кроме аренды. И еще, иностранные компании, особенно крупные, вынуждены привлекать рабочую силу и специалистов из местного населения, из чего следует: а) новый приток капитала из-за рубежа на зарплату и обучение; б) приобретение соответствующей квалификации китайцами; в) как следствие – Китай сам открывает подобную компанию за рубежом;
– в Китае постепенно растет уровень благосостояния населения за счет рыночной экономики. Происходит перераспределение денежных средств и увеличение заработной платы у лиц, работающих на государственных предприятиях;
– в Китае активно работает банковская система. Любая семья работающих китайцев может получить в банке кредит со сроком погашения 20–30 лет под 4–6% годовых на неотложные нужды: а) квартиру; б) машину; в) мебель; г) образование и т.д.
Строительство нового жилья происходит под лозунгом: «Каждой семье трехкомнатную квартиру площадью не менее 100 м2».
Конечно, Китай – это громадная сырьевая база, это неосвоенные полезные ископаемые, это место, где можно разместить крупные перерабатывающие производства. Но политика здесь другая: свое сырье использовать как можно меньше, а лучше импортное. Поэтому Китай, в первую очередь, закупает уголь, нефть, газ, древесину и, большей частью, из России.
Главное достояние рыночной экономики Китая – это люди, которые хотят не только работать, а хотят зарабатывать. Они знают, что если будут образованы, будут много работать (рабочий день на многих предприятиях 10 часов), то смогут повысить свое благосостояние. Национальная идея Китая – улучшение благосостояния народа посредством труда. Кроме этого китайцы очень дисциплинированны и честны. А учитывая, что народонаселение Китая составляет больше 1 млрд человек, то китайцы очень дорожат рабочим местом, т.к. есть огромный людской потенциал для развития экономики.
Как и в любой другой стране, на экономику в Китае влияет политика, хотя из курса экономики известно, что базис определяет надстройку, т.е. должно быть все наоборот. Можно с уверенностью говорить, что Китай – это первая в мире социалистическая страна, добившаяся значительных успехов в рыночной экономике, причем в масштабах всего мира. И, конечно, здесь прослеживается одна из главных характеристик рыночной экономики – экономика должна быть независима от государства. Но роль и функция государства в Китае заключаются в поддержке экономических реформ страны. По большому счету, существует единая мировая экономика, которая подчиняется основным экономическим законам, и нет экономик отдельных государств, и региональных экономик. Есть просто территориальные и политические условия и особенности, которые влияют на экономику различных стран, определяя ее направленность. Но даже здесь главную роль играет историческое распределение сил и средств и историческое предназначение производства в конкретной стране. Можно, конечно, искусственно создавать производственный потенциал, но мы видим, чем это закончилось в России. Плановая, искусственно созданная экономика возможна только в условиях закрытых границ государства («железного занавеса»).
Усилия государства в Китае, в первую очередь, направлены на развитие наукоемких производств, и промышленности, которые обеспечивают национальную безопасность страны и для поддержания которых выделяются весьма значительные субсидии. Но очевидна и еще одна роль государства – это то, что Китай не боится сотрудничать в экономической сфере с любым политическим регионом.
Экономический бум в Китае последнего 15-летия предопределен тем, что государство смогло разумно соединить преимущества социализма и капитализма. Можно даже спрогнозировать развитие рынка в Китае: более 50% собственности государство частному бизнесу не отдает, пока не будет найден другой подход, приносящий экономике Китая аналогичный доход. Скорее всего, это будет какой-то фиксированный налог с бизнеса, имущества, оборота и т.д.
Правильно выстроенная экономическая и социальная политика государственного аппарата Китая привела к тому, что страна за последние 10–15 лет стала экономически развитой. Можно называть Китай как угодно: и развивающаяся, и т.п. страна, но реально, с ее золотовалютными резервами, с ее реальным потенциалом – это экономически высокоразвитая страна, которая по всем направлениям – геополитическому, экономическому, военно-стратегическому, научному, технологическому, социальному и др. – занимает лидирующее место в мире.
Огромный потенциал для развития Китая – это население, а именно сельское население страны, которое составляет 800 млн человек. И здесь Китай ведет разумно сбалансированную экономическую и социальную политику: а) осуществляется масштабное строительство жилья и инфраструктуры, куда в основном инвестируются деньги зарубежных партнеров. Это то, что будет приносить доход в недалеком будущем (доказано американским опытом 30-х гг. прошлого столетия). Кроме денег в эту сферу привлекается и рабочая сила из сельских районов; б) одновременно происходит строительство и развитие промышленных производств, где также требуется рабочая сила.
Китай обоснованно решил проблемы сырья и реализации продукции – за счет развивающихся стран и, в первую очередь, за счет Африки, которая географически близко расположена к Китаю, требует большого потребления промышленной продукции, имеет слабо развитую экономику и большие резервы сырья. Китай не может реализовывать большую часть продукции на внутреннем рынке, но имеет большие возможности по производству продукции. В ноябре 2006 г. в Китае прошел трехдневный саммит, на котором собрались главы почти всех африканских государств. Такого не удавалось добиться ни СССР, ни России, ни США, хотя Москва и Вашингтон долгое время боролись за влияние в Африке. Победителем в их многолетней борьбе стал Китай. Он сделал ставку не на идеологию, а на развитие торговли и инвестиций. Запад избирательно подходит к политическим контактам с африканскими странами, а Пекин показал готовность налаживать связи со всеми. Китай заинтересован в новых рынках сбыта и источниках сырья, а Африка смотрит на КНР как на развитую страну, которая может дать инвестиции и инновации. С 2000 г. товарооборот между Китаем и Африкой вырос в 5 раз – до 50 млрд долларов в год. В целом страны Африки экспортируют в Китай до 30% всего экспорта нефти и нефтепродуктов. Кроме этого они экспортируют лес, хлопок, кофе, арахис, металл, руду и фрукты. Китай, в свою очередь, наращивает поставки промышленной продукции, не только одежду, обувь или посуду, но и турбины, электростанции, телекоммуникационное оборудование. Притом это оборудование, которое позволяет увеличить экспорт сырья в Китай. Китай открывает в африканских странах свои производства, используя еще более дешевую рабочую силу, чем собственную, и близость источников сырья. Произведенная продукция полностью экспортируется из Африки. В ближайшие четыре года торговля между Африкой и Китаем достигнет 100 млрд долларов, и Китай, потеснив США и Евросоюз (общий объем торговли около 55 млрд долларов в год), станет главным торгово-экономическим партнером африканских стран. КНР, золотовалютные резервы которой в ноябре 2006 г. достигли 1 трлн долл., создает специальный фонд размером 5 млрд долл. для инвестирования в Африку. И еще очень важное направление китайской экспансии в Африке – ежегодно в Пекин и Шанхай будет направляться на учебу 15 тыс. африканских студентов. Один только восьмимиллиардный контракт между Китаем и Нигерией, по которому китайцы в течение 20 лет будут модернизировать и расширять железнодорожную сеть этой африканской страны, говорит о многом.
Иногда от экономических аналитиков можно услышать: «Китай пришел в Африку, потому что другие регионы для него закрыты». А так ли это? А что представляет Россия для Китая? Может быть плацдарм номер два после Африки? Конечно, Россия более экономически развитая страна. Но, Китай, полностью обыграв схему внедрения своей экономики в Африке, может перейти к России. Принципы будут те же: сначала легкая промышленность и строительство, затем транспорт, телекоммуникации, электроэнергетика и т.д. Причем экономисты Китая будут действовать без ошибок, отработав свою программу на Африке, а, учитывая народонаселение Китая, одной Африки ему будет мало. Будут нужны другие сырьевые рынки. Рабочая сила у Китая есть своя. Экспансия на российский рынок китайских товаров уже началась. И надо отметить, что во многих случаях китайское качество лучше. Также начался и сбыт российского угля, древесины, нефтепродуктов в Китай, т.е. сырья.
Уже в 2010 г. Китай станет главной доминирующей силой в Африке. Одновременно он будет вытеснять из Африки США, Евросоюз, Россию. И они ничего не могут противопоставить росту китайского влияния. Что больше всего беспокоит Евросоюз, так это готовность Пекина сотрудничать с любыми политическими режимами, не обращая внимания на соблюдение прав человека или гражданские свободы. В Пекине считают, что демократия не самоцель. Так, ученые-экономисты из Китайской академии наук считают, что приоритетом для сотрудничества должны быть не права человека и свободы, а повышение уровня жизни населения и независимости национальных правительств – всего того, чего удалось достичь в самом Китае без политических реформ. Даже телевидение Китая показывает по всем каналам не боевики и убийства, а достижения Китая в различных областях науки, культуры, экономики, прославляя труд и объясняя людям, что только тот, кто работает, может повысить свое благосостояние. И все китайцы уверены, что они в ближайшее время станут более развитой страной, чем Америка. А опыт Китая еще раз подтверждает, что экономика определяет политику, но для поступательного развития экономики нужны стратегия и национальная идея – миссия государства.
Экономика Китая полностью соответствует «классической экономической науке» по учению Адама Смита. В его работе «Исследование о природе и причинах богатства народов» говорится, что:
– страна богатеет, когда производит больше, чем тратит, а мы видим, что в Китае основной упор сделан на развитие собственной промышленности;
– источник богатства – это труд, т.е. производство чего-либо или оказание каких-либо услуг, и опять – все это присуще Китаю;
– общество – это меновый союз, где люди обмениваются результатами труда, преследуя свои личные интересы. И этот тезис присутствует в экономическом лозунге Китая – повышение благосостояния своего народа;
– обмен взаимовыгоден, потому что каждый из участников экономит свой труд и к тому же ценит его – ведь работа дает ему все: дом, еду, образование и т.д., и все это под гарантии государства;
– рост богатства страны достигается развитием обмена между государствами. И здесь Китай на высоте – ему выгодно менять свою готовую продукцию на сырье;
– обмен и разделение труда взаимосвязаны. Это присуще и Китаю. Промышленность у страны узкоспециализированная, а рабочих рук много. Поэтому, дорожа своим рабочим местом, работники повышают свою квалификацию до совершенства. В качестве примера можно привести следующее: на швейных фабриках в Китае, как и в России, существует поточный метод работы. Но потоки в Китае больше по количеству работников, т.е. более узкоспециализированные. И производительность труда (удельная) в Китае больше на 20–30%, чем на российских швейных фабриках, где одна работница (универсал) делает несколько операций и за счет смены операций теряет в производительности.
Следует отметить еще один факт из опыта развития легкой промышленности: в мире существует национальное разделение труда, сформировавшееся исторически. И, если в Китае есть все условия для производства сырья для легкой промышленности, то он сделал правильный выбор – приоритет отдан производству швейных и трикотажных изделий. За какие-то 10 лет Китай заполнил все рынки земного шара своей продукцией легкой промышленности, в первую очередь потому, что она востребована; во вторую – дешевле, чем у других производителей; а в третью – производство этого вида продукции быстрооборачиваемо. Поэтому инвестиции в легкую промышленность КНР за последние три года составили 21 млрд долл. Для сравнения – в России – до 200 млн руб. ежегодно.
Судя по источникам из прессы, в последнее время КНР начал больше внимания уделять коллективной собственности и коллективным частным предприятиям. За 2006 г. частные предприятия легкой промышленности Китая выпустили 13,6% продукции из общего объема выпуска продукции по отрасли. Это говорит о том, что если и идет поворот экономики в сторону рынка, то медленными темпами, с меньшим количеством ошибок и под контролем государства. В любом случае – экономические законы приемлемы для всех. А закон – это обязательное условие. И если его знаешь, то правильно применяешь.
Экономический феномен Китая состоит в том, что, сделав ставку на инновации и инвестиции иностранных государств, используя собственные людские ресурсы и сырье, опираясь на социалистический строй (государственную собственность), он сумел экономически грамотно спрогнозировать свое развитие и выйти на рубежи развитого государства. Далее Китай, используя накопленный капитал, будет активно проводить экспансию на международном рынке своих товаров и потреблять импортное сырье, увеличивая мультипликативно свои экономические достижения, развивать сельские районы.
Россия может стать полноправным партнером Китая при правильных с ним экономических взаимоотношениях, а может повторить африканский путь.
В конце 2006 г. в Пекине премьер-министром М. Фрадковым в рамках третьего российско-китайского форума было подписано десять инвестиционных соглашений на сумму 1,4 млрд долл., свидетельствующих о нерушимой братской дружбе и растущем экономическом партнерстве двух стран. «Экономические отношения России с Китаем выведены на новый уровень» (из доклада М. Фрадкова Президенту). А так ли это? Попробуем проанализировать наиболее важные из них:
1. Представитель «Рус Ала» заявил о планах повысить мощность купленного весной 2006 г. на северо-востоке Китая катодного завода с 15 тыс. до 25 тыс. тонн в год, на что в течение двух лет будет выделено 3 млн долл. Этого хватит для увеличения мощности завода на 10 тыс. тонн. Однако, основное сырье опять вывозится из России, а Китай использует свое сырье в ограниченных количествах. Людские ресурсы задействованы из Китая, следовательно, финансовый поток опять пошел из России в Китай, а также в Китае новое оборудование и технологии. Кроме того, Китай не торопится увеличивать мощность выпуска до 1,2 млн тонн, т.к. это экологически опасное производство, а одно из главных требований в политике современного Китая – сохранить и улучшить экологию. В планы компании входит также рассмотрение возможности интегрированного производства электроэнергии и алюминия в Китае: «Рус Ал» хотел бы производить 600 тыс. т алюминия и 1 тыс. МВт электроэнергии, но пока конкретных переговоров не ведется.
2. ОАО «КамАЗ» планирует построить автосборочное предприятие в городе Далянь (провинция Ляонин). Предполагалось, что соглашение об этом могло быть подписано уже в ходе этого форума, но по техническим причинам переговоры пока еще продолжаются и окончательный договор не согласован. С экономической точки зрения можно сказать, что сегодня рынок грузовой и специальной техники КНР очень конкурентный, а дешевая рабочая сила и логистические преимущества местных производителей могут свести на нет небольшое преимущество российских грузовиков по качеству. Желание организовать сборку в Китае выглядит странно еще и потому, что предыдущие совместные проекты КамАЗа с китайскими партнерами завершились продажей доли татарстанского завода: год назад он вышел из состава СП «Таншань-КамАЗ», а недавно продал свою долю в СП «Му-Даньцзян-КамАЗ». Кроме того, автозаводы в Китае стали ориентироваться больше на местных производителей, соответственно, экономическая целесообразность сотрудничества стала уменьшаться. При этом всегда в СП контрольный пакет акций остается у Китая. Тогда зачем третий заход в Китай?
3. Заключено соглашение о расширении кредитной линии Государственного банка развития Китая российскому Внешэкономбанку на сумму 500 млн долл. для финансирования кредитов российско-китайского сотрудничества в области авиастроения. Сейчас активно обсуждается вопрос о создании российско-китайского СП по производству авиационной техники для гражданской авиации – широкофюзеляжной и узкофюзеляжной. По словам главы ВЭБ Владимира Дмитриева, реализация этого проекта позволит России стать третьим в мире центром по производству техники после Airbus и Boeing.
То, что в настоящее время проценты по банковским кредитам в Китае меньше, – это положительный результат, но для чего создание с Китаем СП? Здесь необходима тщательная политика, иначе Китай сам выйдет на третье место в мире, а не Россия. Сейчас Китай практически полностью обновил парк гражданской авиации за счет самолетов фирмы Boeing. А ведь он может тоже самое делать и сам, в своем СП, развивая при этом собственное авиастроение.
4. В ближайшие годы вырастут и объемы китайских инвестиций в Россию. Подписаны соглашения между Читинской областью и корпорацией «Лунэн» по освоению Березовского месторождения железных руд (объем инвестиций 494 млн долл.) и Нойон-Тологойского месторождения (17,9 млн долл.), соглашение между ООО «Северо-Западная Стекольная компания» и China Yaohua Glass Group Corporation о строительстве завода флоат-стелла в городе Кириши Калининградской области (70 млн долл.), соглашение о строительстве комбината по глубокой переработке древесины в поселке Забайкальск Читинской области (107 млн долл.) и проект по глубокой переработке древесины в Чите (6 млн долл.). Налицо сырьевая составляющая в проектах России и технологическая Китая. К тому же, выгоднее построить производство по переработке сырья в другой стране. Не прослеживается ли здесь африканская линия поведения Китая в России?
5. РАО «ЕЭС России» и Государственная электросетевая корпорация Китая подписали соглашение, определяющее основные условия контракта на экспорт российской электроэнергии в КНР. В рамках первого этапа проекта, реализация которого начнется в 2008 г., Россия будет экспортировать в Китай 3,6–4,3 млрд кВт/ч ежегодно. Для обеспечения этого объема поставки РФ задействует недозагруженные электростанции и модернизирует ряд устаревших. Впоследствии объем экспорта электроэнергии с Дальнего Востока и Восточной Сибири в северо-восточные регионы Китая планируется довести до 60 млрд кВт/ч.
Реально то, что РАО «ЕЭС России» планирует запустить на полную мощность Бугучанскую, Зейско-Бурейскую, Братскую электростанции и Шушенскую АЭС, а электроэнергию транспортировать в Китай. Да, действительно, это своевременный, экономически обоснованный шаг. Хотя эти электростанции строились для российской промышленности, для освоения Сибири и Дальнего Востока, но в сложившейся ситуации целесообразно использовать эти станции для их прямого предназначения – выработки электроэнергии.
6. Подписан протокол о намерениях между Правительством Татарстана и автопроизводителем Great Wall по сборке автомобилей в особой экономической зоне «Елабуга». Вывод прост: внедорожники, собираемые в Елабуге, не нашли спроса на рынке, а китайский внедорожник марки Great Wall представлен почти во всех городах России в автосалонах. Приблизить сборку к рынку реализации – это мечта Китая.
7. Подписано соглашение о строительстве завода по производству плит МДФ в Уринском районе Нижегородской области. Опять же, российское сырье, которое идет на производство данных плит и современные китайские технологии.
8. Подписано соглашение между Правительством Москвы и компанией «Парк Хуалин» о строительстве делового центра в Москве. Китай и у себя первоначальный капитал вкладывал в строительство недвижимости. Это американский путь, который дает наиболее быструю «отдачу» от вложенных средств.
Анализируя вышеперечисленные соглашения, можно сделать следующий вывод: Китай максимально использует российское сырье. Большая часть экспорта из России в Китай (около 70%) – это сырьевые товары: лес, металлы, топливно-энергетические ресурсы, сырье для химической промышленности.
Последнее время Китай перерабатывает более 70% мировой рыбной отрасли, при этом не имея у себя добывающего рыбу флота. Он просто покупает эту рыбу у России, Японии и т.д., тем самым нанося ущерб и ликвидируя перерабатывающую рыбную промышленность этих стран. Когда ее не будет совсем – наступит очередь добывающего рыбу флота. Такая же картина с нефтью. Более 20% всего российско-китайского товарооборота дает компания, продающая нефть – «Роснефть». Но почему она продает нефть, т.е. сырье, а не продукты переработки? Только в 2006 г. «Роснефть» поставила в Китай 13 млн тонн нефти.
Стремление Китая надежно обеспечить свою быстрорастущую экономику за счет российского сырья и энергоносителей вполне объяснимо – это грамотная и сбалансированная экономическая политика социалистического государства. Россию только на словах, в настоящее время, не устраивает роль сырьевого партнера и она всеми силами стремится увеличить долю своей продукции, экспортируемой в Китай. Хотеть всегда проще, чем делать. Это видно из подписанных соглашений. А Китай предпочитает создавать собственные производства, да и конкуренция со стороны стран ВТО весьма высока.
Основная положительная черта этого совещания – это масштаб соглашений. Он просто велик. Это укладывается в общую экономическую концепцию России: товарооборот между странами растет. За 2006 г. он вырос на 25%. Если мы будем сотрудничать такими же темпами, то через два года товарооборот может достичь 60–80 млрд долл. Настораживает в этом одно: а не пойдут ли отношения между Россией и Китаем по африканскому пути? Скорее всего, они уже идут в этом направлении. Другой экономической политики у Китая просто нет. Его главная политическая цель – повышение благосостояния своего народа. А история экономики говорит о том, что достичь этого можно только развивая национальную промышленность, а также привлекать зарубежные инвестиции для ее развития. Деньги должны работать в своей стране, развивать свою экономику, технологии и обеспечивать рабочие места.


Литература
1. Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2002–2004 гг.).
2. Материалы выступления М.Фрадкова на III российско-китайском форуме в Пекине //Российская газета. – 2006. – 24 ноября.
3. Бабурин В.Л., Мазурин Ю.Л. Географические основы управления: Учебное пособие /МГУ им. М.В. Ломоносова; Ин-т гос. упр. и социал. исслед. – М.: Дело, 2000. – 288с.
4. Вавилова Е.В. Экономическая география и регионалистика: Учеб. пособие. – М.: Гардарики, 2000. – 160с.
5. Концепция современного естествознания: Учебник для ВУЗов. – М.: Амадей-Проект, 2006.
6. Национальная экономика: Учебник /Под ред. П.В. Савенко. М., 2006.
7. Фатхутдинов Р.А. Стратегический маркетинг. – СПб.: Питер, 2002.– 448с.
8. Фатхутдинов Р.А. Стратегический менеджмент: Учебник. – М.: Дело, 2001. – 448с.
9. Чуб Б.А. Диверсифицированные корпорации в современной экономике России /Под ред. В.В. Бандурина. – М.: Буквица, 2000. – 184с.
10. Шеремет А.Д. Методика финансового анализа деятельности коммерческих организаций. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 236с.
11. Шепеленко Г.И. Экономика, организация и планирование производства на предприятии: Учеб. пособие для студентов экономических факультетов и вузов. 5-е изд. доп. и перераб. – М.: ИКЦ «МарТ»; Ростов-на-Дону: Изд. центр «МарТ», 2004. – 608с.
12. Экономическая стратегия фирмы. 3-е изд. испр. /А.П. Градов, Е.А. Иванова, Е.М. Кельнер и др. /Под ред. А.П. Градова. – СПб.: Специальная литература, 2000. – 589с.
13. Stewart, Thomas A. Accounting Gets Radical //Fortune. – 2001. – Mondey. April 16. – р. 154.
14. Bill Birchard. Making it count //Chief Financial Officer. – 1998. – № 11. – р. 127.
15. Винслав Ю. Финансовый менеджмент в крупных корпоративных структурах //Рос. экон. журн. – 1998. – № 3. – С.90–100.
16. Денюхина А. Чайна бамбина //Эксперт. – 2005. – № 11. – С. 18–26.
17. Охотникова В. В зашиту отечественного производителя //Директор. – 2004. – № 6(68). – С. 23–26.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия