Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Колесова О. Н.
преподаватель кафедры экономической теории
Санкт-Петербургского государственного
инженерно-экономического университета


Рост и уменьшение зависимости российской экономики от курса доллара

На роль лидера мировой денежной системы американский доллар вышел в результате Первой мировой войны. Разбогатев на войне, США сконцентрировали в своих руках около двух третей мировых запасов золота. Англия же вышла ослабленной из войны и ее фунт стерлингов, занимавший до этого денежный трон, стал терять функции мировых денег. Произошла смена лидеров мировой денежной системы. Доллар стал общепризнанной мировой валютой и выполняет эту роль почти 100 лет. Выполнение функции мировой валюты накладывает определенные обязанности и дает некоторые преимущества стране – лидеру мировой денежной системы.
Проникновение доллара в экономику России началось в 90-е гг. прошлого века в связи с глубоким экономическим кризисом, гиперинфляцией и расстройством российской денежной системы. Слепая проамериканская политика первого Президента и первых составов Правительства РФ, хаотичные и огромные, и почти сразу расхищаемые иностранные займы, высокий уровень инфляции подорвали рубль так, что он перестал выполнять многие свои функции. Началось быстрое вытеснение его долларом.
В 1992 г. рубль потерял монополию на функцию национальной валюты, в страну хлынул поток долларов. Уже в том году на долю доллара приходилось 41% всей денежной массы. Этому способствовала и политика Центробанка, который с целью сбить инфляцию сжимал денежную массу в обращении. В результате коэффициент монетизации сократился в два раза и к концу 1996 г. достиг 13,8%. До реформ он составлял 73,2% (1). В первоначальный период реформ в обращении было в среднем в 4 раза меньше денег, чем необходимо. Нехватка денежной рублевой массы восполнялась закупкой долларов за границей, появлением различных денежных суррогатов, ростом неплатежей и бартерных сделок
Долларизация экономики проявилась в том, что доллар в ряде функций денег заменил рубль и стал обращаться как национальная валюта, хотя по этому поводу не издавалось никаких законов и не принималось никаких декретов. Например, главную функцию денег – меры стоимости – при больших покупках рубль уже не выполнял. Курс рубля так быстро падал, что измерить им стоимость товара было невозможно.
Доллар часто заменял рубль и в таких функциях денег, как средство платежа и средство обращения, а рубль «помогал» ему как мелкая монета. То же самое можно сказать и о функции средства накопления. Накапливать в рублях в условиях высокой инфляции нет смысла, ибо накопления быстро обесценивались, их полностью съедала инфляция. Накопление шло и до сих пор по инерции все еще идет в долларах. Накопления в рублях и в долларах вполне сопоставимы.
Этот процесс, очевидно, учитывал Комитет Сената США по банковской деятельности, одобривший законопроект по использованию американского доллара третьими странами в качестве своей национальной валюты. Он уже используется в этом качестве в ряде островных государств – Маршальские острова, Микронезия, Виргинские острова, Панама и другие. Учитывая этот опыт, Комитет решил расширить число стран, использующих доллар в качестве своей национальной валюты. В этот список попали в качестве потенциальных партнеров Аргентина, Эквадор, Сальвадор, Индонезия, Венесуэла и Россия (2).
Имея большие доходы от этой операции, США даже были готовы поделиться с другими странами, использующими доллар в качестве своей валюты, частью прибыли от эмиссии денег, так называемым эмиссионным доходом. От того, что доллар расползается по всему миру, американцы имеют большой доход – за выпущенные «зеленые бумажки» они получают огромные материальные и культурные ценности других государств. Стоимость печатания 100-долларовой купюры обходится в несколько центов, а получают за нее товаров и услуг на все 100 долларов. Чистая прибыль только на одной купюре составляет более 99 долларов. В какой еще отрасли или сфере можно получить такую высокую норму прибыли?
По методике Национального Бюро экономических исследований США уровень долларизации определяется тем, какую часть своих средств домохозяйства и фирмы держат в иностранных активах, и тем, насколько велики займы государства и компаний в иностранной валюте. По всем этим показателям Россия вошла в число самых долларизованных стран. Здесь банковские вклады в иностранной валюте составляют около трети денежной массы, внешний долг – около трети ВВП, а долг частного сектора – половину внешнего долга страны.
Вычисленный таким образом сводный показатель составил 12 и оказался самым высоким, уступая лишь сверхдолларизованным латиноамериканским странам. Для сравнения, в Китае он составил всего 2, в Саудовской Аравии – 4, хотя у этих стран широкие и быстроразвивающиеся экономические связи с США.
Самый высокий сводный индекс оказался у Эквадора – 25, что означает полное господство доллара. Он полностью вытеснил национальную валюту, и она исчезла из обращения. Поэтому Эквадор можно вычеркнуть из списка долларизованных и внести в список долларовых стран, то есть стран, не имеющих своей национальной валюты и использующих вместо нее доллар (3).
Доллар проник во все сферы и «поры» российской жизни. Он стал здесь «своей» валютой. Даже бюджет страны и многие параметры экономического роста стали рассчитываться в долларах. Россия «затоварилась» долларами. Всего в мире в обращении находится примерно 460 млрд долл., из них 150 млрд в США (4). Россия стала второй долларовой державой мира, в ней только «под матрацами» у населения хранится около 50 млрд. долл. К ним надо прибавить долларовые запасы предприятий, корпораций, банков и других организаций и учреждений.
По оценкам МВФ, российские граждане хранят еще за рубежом примерно 150 – 200 млрд. долларов. Это означает, что Россия кредитует США материальными ценностями за «зеленые бумажки». Оно свидетельствует о больших резервах роста вкладов в российские банки. Поэтому падение курса доллара прямо затрагивает многие сферы экономической жизни, интересы почти всех экономических субъектов – предприятия, банки, государство, население. Обесценение доллара бьет по интересам большой массы людей. Их раньше ограбили в рублях, а теперь грабят еще и в долларах. Поэтому неразумно открещиваться от доллара, но и неразумно еще более привязываться к нему.
Долларизация в той или иной мере затронула многие страны. Она идет и во всех странах бывших республик СССР, но в меньшей мере, чем в России. Сводный индекс долларизации в Киргизии достиг 11, Молдовы – 10, Грузии и Белоруссии – 9, Украины – 8, Казахстана – 7. Как видно, все эти страны затронуты долларизацией в меньшей мере, чем Россия, хотя многие из них по уровню экономического развития отстают от России. Это свидетельствует о том, что уровень долларизации страны не находится в прямой зависимости от уровня ее экономического развития. Он находится в прямой зависимости от проводимой экономической и денежно-финансовой политики в стране.
В 2003 г., в связи с укреплением курса рубля, ЦБ объявил о начале процесса дедолларизации экономики, то есть вытеснения доллара из экономики страны и полной его замены рублем. Но пока существенных сдвигов в этом направлении не видно, хотя прошло уже четыре года. Многие расчеты по-прежнему производятся в долларах несмотря на анекдотичное запрещение Государственной Думой употребления в официальных документах слова «доллар». Не уменьшаются объемы валютных операций, внешняя задолженность остается высокой. Она даже возрастает при сокращающемся внешнем государственном долге в связи с более быстрым ростом внешней задолженности фирм. Более половины всех валютных запасов хранятся в долларах (5). Все это свидетельствует о «пробуксовке» в проведении политики вытеснения доллара из экономического оборота, о сложности и длительности решения этой проблемы.
Россияне заинтересованы в устойчивости доллара, но должны беспокоиться, прежде всего, о рубле, об его укреплении не только по отношению к доллару, но и по отношению к другим валютам и, прежде всего, к евро. Здесь курс рубля падает вследствие высокого уровня инфляции и быстрого роста курса евро. Укрепление рубля будет способствовать притоку инвестиций и возврату отечественного капитала из-за рубежа. Усиление связи с евро вызывается тем, что основная масса потребительских товаров ввозится не из США, а из стран Европы и Азии.
Помимо всех других функций денег доллар обладает еще одной функцией – резервной валюты. В этой функции доллар имеет монополию и приносит США большие доходы. Монопольная функция резервной валюты делает доллар мировой валютой. Это монопольное положение может быть подорвано другой валютой, например евро, но это сразу не происходит, требуется длительный период времени и, самое главное, мощная экономическая база, способная обеспечить высокий, устойчивый курс своей валюте. Евро пока не отвечает этим требованиям, ибо курс сильно колеблется и имеет большие амплитуды колебания.
До 2002 г. курс доллара в течение десяти лет рос постоянно. За этот период он вырос на 80%. Казалось, что доллар будет царствовать вечно, а рублю суждено ползти за ним на отдаленном расстоянии. И вдруг чудо – в связи с экономической рецессией и рядом других факторов, в том числе и политических, доллар стал быстро падать. Курс же рубля уверенно пошел вверх, стал укрепляться. Радоваться или огорчаться такому крутому повороту событий?
Не перепутать бы причины для радостей и огорчений. Надо ли радоваться падению курса доллара? Надо ли радоваться росту курса рубля? Какое соотношение роста курсов доллара и рубля более приемлемо для российской финансовой и валютной политики – рост курса доллара при падающем курсе рубля или рост курса рубля при падающем курсе доллара? Что должно падать и что должно расти? Заострение вопроса помогает лучше понять суть проблемы и пути ее решения.
У Правительства и финансовых органов РФ не было ясной и четкой стратегической политики по отношению ни к курсу рубля, ни к курсу доллара. Спасать ли доллар от падения курса или, наоборот, пустить его в свободное плавание. Точно также и с рублем, удерживать его от падения или способствовать росту его курса. Отсутствие четких принципов отбора вариантов валютной политики при большом многообразии прямо противоположных вариантов обрекало на шараханья из одной стороны в другую. Многие процессы развивались стихийно или путем проб и ошибок.
На первых этапах современных реформ возобладала ошибочная точка зрения, считающая, что для России невыгодно иметь сильный рубль и слабый доллар. Соответственно и политика государства должна была строиться и строилась на укреплении курса доллара и торможении роста курса рубля. Якобы только такая политика будет способствовать росту экспорта и уменьшению импорта и других тому подобных «позитивных» процессов. В интервью корреспонденту газеты «Ведомости» председатель Центробанка С. Игнатьев сказал: «Мы ставим перед собой цель не допустить резкого реального эффективного курса рубля, чтобы не снизить конкурентоспособность российских производителей на иностранных и отечественных рынках» (6).
Постоянно повышать конкурентоспособность производителей можно не падением курса рубля, а лишь на путях применения новой техники и технологии, совершенствования организации труда, способствующих росту производительности труда, снижению себестоимости, повышению качества продукции. В 90-е гг. курс рубля постоянно и быстро падал, но конкурентоспособность не только не повысилась, а сильно упала. И уж совсем непонятно, когда Председатель Центробанка РФ выступает против реального эффективного курса рубля, ибо постоянно повышать эффективность курса рубля входит в его прямые обязанности. Сильную экономику нельзя создать при падающем рубле. Ее можно создать только при сильном рубле.
Две основные задачи, поставленные и решаемые Центробанком – удержать от падения курс доллара и от роста курс рубля, – оказались в противоречии со сложившимися объективными условиями. Потом оказалось, что государство не в состоянии решить ни одной из этих задач. Оно не в состоянии удержать от падения курс доллара, ибо требуются непосильные затраты на скупку долларов. Оно оказалось не в состоянии задержать и повышение курса рубля из-за постоянной угрозы роста инфляции.
Основная ошибка Центробанка заключалась в том, что курс рубля был поставлен в прямую зависимость только от курса доллара. Доллару, как более «благородной» валюте, отдавалось предпочтение перед золотом, рублем, другими иностранными валютами. Падение курса доллара беспокоило Центробанк больше, чем рост или падение курса рубля. Именно на решение этой проблемы были направлены основные усилия Центробанка. Это еще определялось и той особой ролью, которую тогда играл в экономике России доллар.
Потом банковские и финансовые органы развернули свое внимание от доллара к рублю, они стали признавать необходимость повышения его курса, хотя и с определенными ограничениями. Необходимость такого поворота обосновал бывший зампред Правления ЦБ Олег Вьюгин: «Мы привыкли держаться за курс валюты, как за якорь, за который можно держаться двумя руками. Только не надо забывать, что держитесь вы за валюту иностранного государства, у которого есть свой политический и экономический интерес и которое, когда ему это нужно, может свою валюту так тряхнуть, что мало не покажется! И почему Центральный Банк Российской Федерации должен держаться за эту валюту?».
Необходимость изменения политики по отношению к доллару сформулирована предельно четко. Доллар является иностранной валютой, и его интересы могут противостоять интересам рубля. Поэтому надо отойти от доллара. Но О. Вьюгин ничего не сказал о необходимости изменения политики по отношению к курсу рубля. А они неразрывно связаны между собой. Кроме того, упускается один важный аспект – доллар – это общепризнанная международная валюта в широком смысле, которая дает возможность удовлетворять свои потребности почти в любой точке земного шара. Нет другой валюты, которая была бы так широко распространена в мире и пользовалась бы таким доверием у населения.
Укрепление курса рубля нельзя рассматривать относительно одной иностранной валюты, хотя бы и такой важной, как доллар. Необходимо соизмерять его движение относительно других валют. Сопоставление курса рубля и евро показывает, что курс евро относительно доллара рос быстрее роста курса рубля. Это свидетельствует о том, что курс рубля относительно евро не рос, а падал. В конце января 2005 г. за 1 евро пришлось платить на 3 руб. 35 копеек больше, чем в начале января 2003 г. (7).
Хотя курс евро имеет большую амплитуду колебаний, но в целом он растет быстро. За период 2001–2005 гг. его курс относительно рубля вырос в полтора раза (8). Поэтому причины укрепления рубля надо искать в падении курса доллара. В связи с резким падением курса доллара и ростом курса евро встала проблема смены ориентиров в валютной политике. Доллар уже не может теперь служить единственным ориентиром оценки курса рубля, ибо он сам потерял устойчивость.
Но и отказаться от доллара, как ориентира, нельзя. Поэтому ЦБ изобрел валютный гибрид, новый «бивалютный» индекс, который учитывает одновременно движение курсов доллара и евро по отношению к рублю. Колебания курса евро теперь включены в интересы курсовой политики ЦБ. В результате этих действий волатильность (способность к колебаниям) у доллара повышается, а у евро – понижается. Из этого следует, что курс евро станет более предсказуем, а доллара – менее предсказуем (9).
Центробанку следует отказаться от интервенций на валютных рынках по скупке долларов, ибо они требуют больших затрат и наносят большой ущерб России. От политики сдерживания роста курса рубля необходимо перейти к поддержке его роста и укрепления. Вообще необходимо снять все ограничения на движение рубля и доллара, пустить их в свободное рыночное плавание, тогда сам рынок установит их реальное соотношение. Регулирование финансовой сферы курсом валют должно быть заменено регулированием ссудного процента.


Литература
1 Расков Н.В. Переходная экономика России. – СПб.: Изд. Дом Санкт- Петерб. гос. ун-та, 2006. – С. 64.
2. Безлепкин А. Россия вошла в число самых долларизованных стран //Известия. – 2005. – 12 июля. – С. 9.
3. Там же.
4. Аргументы и факты. – 2004. – № 22. – С. 8–9.
5. Коммерсантъ. – 2007. – № 25 (16 февр.). – С.6.
6. Беккер А. У нас резко увеличивается спрос на деньги //Ведомости. – 2004. – 12 апреля. – С. 9.
7. Бюллетень банковской статистики. – 2005. – № 2. – С. 8–9.
8. Там же
9. Мазина Е., Орлова Н. Центробанк будет следить за гибридом доллара и евро //Известия. – 2004. – 14 апреля.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия