Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Соколов Б. И.
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Канаев А. В.
доцент кафедры теории кредита и финансового менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Натуралистические теории кредита
Продолжение

Натуралистические теории кредита в русской экономической школе. Значительный вклад в развитие натуралистического направления в теории кредита внесла русская экономическая школа в лице ее крупнейших представителей Н.С. Мордвинова, И.И. Кауфмана, М.И. Туган-Барановского, А.А.Исаева, А.А. Мануйлова, В.А. Косинского и др.
В работах русских ученых вопросы кредита всегда занимали одно из центральных мест. Русские ученые в основной массе придерживались взглядов натуралистического направления, сформулированных классиками экономической науки, хотя, при этом, в разные времена велико было влияние на их творчество английской классической школы, немецкой исторической школы и экономической доктрины К. Маркса. При этом научный уровень исследования данной темы был традиционно высоким, работы отечественных ученых содержали ряд оригинальных идей, что позволило русской экономической школе в целом внести определенный вклад в создание теории кредита.
Первым из русских экономистов XIX в., специально разрабатывавшим проблемы кредита, был адмирал Н.С. Мордвинов (1754–1845), большой поклонник учения А.Смита. В те времена кредитная система России состояла исключительно из казенных кредитных учреждений, занимавшихся финансированием царского правительства и помещичьего землевладения. Однако в России уже зародилось промышленное производство и начала активно развиваться торговля, что настоятельно требовало ускоренного формирования новой, рыночной кредитной системы. Эта тенденция нашла яркое выражение в трудах Н.С. Мордвинова, выступившего с проектами организации новых банков.
Одним из важнейших назначений кредита и банков Мордвинов считал превращение празднолежащих денег в функционирующий капитал. Эта мысль была высказана до Мордвинова западноевропейскими экономистами. Однако, и это весьма существенно, Мордвинов отмечал, что кредит приводит в движение не только временно свободные (празднолежащие) денежные капиталы, но и денежные доходы основных слоев населения. Собирание мелких и разрозненных денежных сумм и превращение их в капитал Мордвинов считал специальной и важной функцией банков. Говоря о том, что «монета ходячая приносит малую токмо часть благотворных своих действий, доколе не совокупится в капиталы, постоянные и возрастающие», он особо отмечал, что «банки... собирают равномерно из малых частей денег большие капиталы; обращают их по всем стезям промышленности и деятельности народной» 1.
В этой связи весьма показателен данный Мордвиновым перечень источников банковских депозитов, который включает самые различные денежные доходы и сбережения: «Все доходы получаемые, все деньги, сберегаемые для уплаты обязательств, скопляемые для разных предприятий, удерживаемые для покупок и расходов, лежат некоторую часть года сокрытыми и изъятыми из обращения. Банки, принимая их и возвращая с ростом по востребованию, обратят их на частную и общественную пользу и доставят на доходы приращение и новый доход» 2.
Идея Мордвинова о превращении доходов в капитал посредством кредита представляет собой определенный шаг вперед по сравнению со взглядами классиков политической экономии, которые сводили роль кредита к перераспределению наличного капитала общества. В отличие от них, Мордвинов не ограничивал роль кредита передачей части капиталов одних капиталистов другим, а предвидел, что с развитием банковой системы «часть дохода временного и исчезающего преобразится в капитал постоянный и вечный, … соделается имуществом общественным и орудием постоянным обогащения земледелия, ремесел, промышленности и торговли» 3.
Важной функцией кредита и банков Мордвинов считал также экономию непроизводительных издержек, связанных с обращением металлических денег. Деньги как таковые представляют собой, по его мнению, вычет из общественного богатства, а не действительный капитал. «Ходячая монета есть имущество самое бесполезное для хозяина; доколе пребывает без движения, то причиняет не токмо ущерб из дохода, но требует еще расходов для своего сохранения» 4. Важнейшим способом относительного сокращения количества денег он считал увеличение скорости их обращения. Последнее в значительной степени зависит от кредита, который, таким образом, способствует экономии денег.
Отмечая, что «чем скорее обращается (переходит из рук в руки) монета, чем обширнее и деятельнее производится торг (купля и продажа) и чем тверже взаимная доверенность в обществе одного к другому, тем меньшее количество монеты потребно в народе», Мордвинов приходил к следующему, вполне правильному выводу о соотношении между относительным количеством денег и степенью развития кредита: «чем какой-либо народ беднее, тем более потребно ему наличных денег в отношении к его имуществу, и, напротив, чем богатее, тем менее имеет надобности в оных, ибо с богатством соединяется кредит» 5.
В целом, взгляды Н.С. Мордвинова характеризуют его как оригинального и самостоятельного исследователя, наглядно показавшего уже в начале XIX века роль кредита и, прежде всего, банков в экономическом развитии общества и видящего в том «пользы, могущие последовать» для России.
Во второй половине XIX в. в Российской империи происходят масштабные институциональные реформы. Совершается определенная демократизация социальных отношений. В стране формируется пролетариат, а с ним и пролетарская идеология. На общественное сознание значительное влияние в данный период начинает оказывать привнесение марксистской концепции. Значительный вклад в ее распространение внесли представители отечественной науки, которые сами изучали и должны были знакомить студентов с передовыми концепциями.
На общем фоне выделялись работы И.И. Кауфмана, который опубликовал лучшую, по мнению самого К. Маркса, рецензию на I том «Капитала». Давая определение кредита, И.И. Кауфман писал: «Кредит означает покупательную силу предприимчивости, текущей или прошлой, совершенно или отчасти еще не реализовавшей своих результатов, но признанной производительною, и обладающею меновой ценностью, предвосхищающей и обменивающей свои будущие плоды на такие готовые плоды прошлой предприимчивости, которые в руках своих владельцев оставались бы непроизводительными, которых производительность спасается от гибели и сохраняется переходом их в новые руки, которых целость и свободность гарантируется их владельцам тем, что всякий угрожающий им страх опасности, равно как и их связанность, принимает на себя предприимчивость, свои результаты еще не реализовавшая, получающая в свои руки плоды прошлой предприимчивости, вооружающаяся ими и этим обеспечивающая себе свою собственную производительность и экономическую независимость. Определение это – длинно, но и кредит – сложное явление» 6.
Как истинный сторонник натуралистического направления, И.И. Кауфман замечает: «Сапожник не может изготовить больше обуви, чем сколько этого допускает количество суровья, ему доставляемое совершенно посторонними отраслями деятельности. Также точно банки не могут приводить в движение больше ссудных капиталов, чем сколько для них заготовлено материала в других отраслях деятельности» 7.
Многие экономисты (И.И. Кауфман, И.М. Кулишер и др.) не только цитировали К. Маркса, прямо не ссылаясь на первоисточник, но и в той или иной форме пересказывали социалистические идеи, связывавшиеся с масштабным распространением кредита. Так, по мнению И.И. Кауфмана, «кредит служит … мостом, перекинутым, благодаря историческому развитию культуры, чрез ту пропасть, которая отделяет богатство от бедности», благодаря кредиту «капитал подчиняется труду и личности, он подпадает под власть труда» 8.
С начала XX в. начался период бурного экономического развития России, что вызвало значительный интерес к анализу его движущих сил, среди которых важное место занимал кредит. По вопросу о сущности кредита и его функциях к этому периоду практически выработался единый подход. Многие авторы разделяли взгляды немецкой исторической школы. При этом они связывали возникновение кредита с развитием отношений обмена, с появлением его кредитной формы. На этой базе, вслед за К. Книсом, ученые рассматривали многообразие проявлений сущности кредита как движение определенных ценностей – передачу товаров или денег на условиях возврата по истечении определенного времени их равноценностей. Так, М.И. Туган-Барановский следующим образом определяет кредит: «Кредитом называется такая возмездная передача хозяйственных предметов, при которой уплата эквивалента за полученный хозяйственный предмет отсрочивается на некоторое время, или, говоря иначе, такая сделка, при которой момент получения какой-либо ценности отделен от момента возвращения ее эквивалента некоторым промежутком времени» 9. Близкое по сути определение дает и А.А. Исаев: «Всякая кредитная сделка есть возмездное перемещение благ, при котором одна сторона совершает акт в настоящем, а другая – соответствующий акт в будущем» 10.
Таким образом, важнейшим характеристиками кредита и кредитной сделки, ее конституирующими признаками отечественные ученые считали следующие: 1) кредит – сделка двусторонняя, этим она отличается от всех односторонних актов; 2) кредит – возмездное перемещение благ, это отличает его, например, от дарения; 3) кредит есть такая сделка, в которой совершается не одновременный обмен благ, это отличает ее от всех сделок одновременных, мены и купли-продажи 11.
Ряд ученых, однако, расценили данную концепцию несколько формальной и односторонней. По их мнению, указанных признаков явно недостаточно для выражения сущности кредита. Необходимо рассмотреть не только внешнюю форму перемещения благ, но и выявить их связь с появлением процента как результата их использования в определенном хозяйственном процессе, приводящему к увеличению ценности отданного в кредит блага.
Как справедливо отмечал А.А. Мануйлов, «определения, основанные на моменте времени, не дают никакого намека на этот процесс. Вопрос о таком определении кредита, которое заключало бы в себе указание на существо дела, не ограничиваясь его формальной стороной, было поставлено, но только отчасти разрешено И.И. Кауфманом, а после него подробно разработано В.А. Косинским в книге «Учреждения для мелкого кредита в Германии» (1901). Он формулирует, материальную сущность отношений, имеющих место между кредитором и должником, следующим образом: «производительный кредит есть передача ценности, как капитала, владельцем этого последнего (кредитором) другому лицу (должнику) для круговращения в предприятии этого последнего». На этом основании Косинский признает характерной чертой кредита «круговращение капитала в чужом предприятии» 12.
Вместе с тем, подход А.А. Мануйлова и концепция В.А. Косинского относятся, как это видно из приведенного определения, исключительно к производственному кредиту. Такая постановка вопроса в целом соответствовала уровню экономического развития начала XX в., но уже и тогда стала подвергаться определенной критике. Прежде всего, данное определение не подходило для ряда производственных ссуд, получаемых для погашения полученных ранее кредитов. Трудности возникали и с учетом векселей, как одной из распространенных форм кредитования. Кроме того, не всегда объектом кредита выступал капитал в его точном понимании, денежные средства могли быть использованы для финансирования непроизводственных затрат предпринимателя. Это приводило к тому, что делались попытки дать более общее определение кредита, но успехом они не увенчались. Данное противоречие, однако, разрешалось многими учеными неявно – через подробное описание различных видов кредита и рассмотрение его различных классификаций, а также выявление влияния кредита на важнейшие экономические процессы, которые в современной экономической науке принято относить к проблематике макроэкономики. Такая постановка вопроса нашла широкое отражение в многочисленных исследования русских ученых.
В конце XIX – начале XX вв. важным элементом доказательства истинности натуралистического направления становится критика концепции Г. Маклеода, которую относили к капиталотворческим. Однако М.П. Веселовский приводит такие слова из работы Г. Маклеода «Теория и практика банковского дела», которые ставят под сомнение данное утверждение: «…Капитал, создаваемый кредитом, есть именно … разность умножения капитала в наиболее искусных руках и наиболее производительных предприятиях в сравнении с умножением капитала в менее искусных руках и менее производительных предприятиях» 13. Таким образом, капиталотворческий эффект кредита Г. Маклеод видел в перераспределении вещественных элементов капитала, что составляет отличительную черту натуралистических теорий кредита.
Комплексным подходом к анализу влияния кредита на экономику отличались в первую очередь труды М.И. Туган-Барановского и А.А. Исаева. Последний в «Началах политической экономии» рассмотрел связь кредита с процессами производства, обмена, распределения и потребления и сделал заключение: «Общее влияние кредита на хозяйство – то, что он, проникая во все экономические отношения, умаляет самостоятельность отдельных хозяйств; каждое из них становится все в большую зависимость от общественного хозяйства и мирового» 14.
Важное место в теориях кредита русской школы занимали вопросы изучения процента и его уровня, а также влияния последнего на развитие экономики. В этом вопросе русские ученые, продолжая традиции натуралистической теории, смогли существенно продвинуться в направлении более точного отражения реальных процессов ценообразования на рынках денег и капитала. Так, М.И. Туган-Барановский вслед за классиками отмечал, что прибыль на капитал распадается на две составные части – ссудный процент и предпринимательскую прибыль. Ссудный процент представляет собой плату за пользование ссужаемым капиталом, его величина определяется условиями спроса и предложения ссудного капитала. Чем больше капитал, предназначающейся для отдачи в ссуду, тем ниже должен быть, при прочих равных условиях, ссудный процент. Таким образом, согласно логике Туган-Барановского, ссудный капитал является самостоятельным видом капитала, он относительно независим от промышленного и торгового капитала, что отражается как в особом характере образования уровня процента, который в действительности определяется непосредственно не нормой прибыли, а спросом и предложением ссудных капиталов, так и в активном воздействии кредита на производство.
А.А. Исаев выделил многочисленные факторы, определяющие уровень процента путем влияния на спрос и предложение ссудного капитала. Говоря о влиянии процента на развитие экономики, он приводит интересное высказывание А. Тюрго, который уподоблял «высоту процента морю, которое покрывает плодородные равнины, цветущие острова; по мере того, как уровень моря понижается, человеку открываются новые естественные богатства... Точно так же и понижение процента расширяет сферу промышленной деятельности людей» 15.
Труды ученых русской экономической школы оказали большое влияние на исследования ученых начального советского периода, многие из которых также придерживались натуралистической теории кредита. К этому же периоду относится становление марксистского варианта данной концепции.
Теории кредита в России (СССР) 1920–1930-х гг. В годы гражданской войны вместе со свертыванием товарно-денежных отношений, практически исчезает кредитная система, а с ней и объективные основания для теоретического изучения кредита.
Исследования кредита в СССР возобновляются лишь с переходом к НЭПу и воссозданием комплекса кредитных организаций. С самого начала научные поиски велись по трем направлениям: 1) дальнейшее уточнение натуралистической концепции русской школы – распространение ее влияние на кредитную практику периода НЭПа; 2) критический анализ натуралистической концепции, совмещенный с попыткой примирения ее взглядов с теорией К.Маркса; 3) попытки выработки законченной марксистской теории кредита.
Многие теоретики и особенно экономисты-практики остались верны доминировавшей в российской школе натуралистической теории. «Торгово-промышленный и финансовый словарь» содержал следующее определение кредита: «Кредитом именуется такая передача ценностей (обычно денег) из одного хозяйства в другое, при которой получение эквивалента (равноценности) отделено некоторым промежутком времени» 16. Данная трактовка вполне соответствовала активному возрождению кредитных отношений в частном и государственном секторах и, в первую очередь, практике вексельного обращения.
Доминированию в советской финансово-экономической литературе натуралистических концепций способствовал и тот факт, что В.И. Ленин безоговорочно разделял взгляды К. Маркса.
Для становления и развития второго и третьего направления как течений марксистской школы важную роль сыграли две дискуссии: а) по докладу З.С. Каценеленбаума «Некоторые проблемы теории кредита (к вопросу о сущности банковского депозита)», прочитанному в Институте Экономики в феврале 1925 г.; б) по докладу И.А. Трахтенберга «Теория современного кредита», прочитанному в экономической секции Коммунистической академии 9 февраля 1929 г.
Работы З.С. Каценеленбаума можно отнести ко второму направлению теории кредита, для которого характерны попытки объединить русскую и марксистскую школы. Так, З.С. Каценеленбаум в целом придерживался концепции В.А. Косинского. Он дал следующую трактовку капитала: «Кредит есть такая форма междухозяйственного оборота, при которой капитал передается на время для обращения в чужое предприятие с целью извлечения дохода, – причем эта передача вызывается несоответствием между распределением капиталов в современном обществе, с одной стороны, и потребностями организации хозяйства, – с другой» 17. При этом он вслед за Косинским ограничивался, по сути, характеристикой производительного кредита. Кроме того, Каценеленбаум развивал положение классической и русской школ о связи передачи свободных средств в чужое предприятие с требованием рационализации производства заемщика. Точнее говоря, он писал о том, что благодаря кредиту у заемщика появляется возможность оптимизации размеров своего предприятия. При этом подчеркивалось отсутствие такой возможности у самого кредитора, чем и была вызвана передача средств и «круговращение капитала в чужом предприятии».
Основываясь на данном положении Косинского, З.С. Каценеленбаум предпринял попытку дать характеристику взглядов К. Марка на природу кредита. Последнюю он связывает не просто с ценностью как товаром или капиталом, но именно с движением ссудного капитала. Кроме того, он использовал ряд идей К. Маркса для критики концепции банковского депозита А. Гана, получившей широкое распространение в Европе 1920-х гг. Так, Каценеленбаум писал: «Кредит я вслед за Марксом понимаю как обращение капитала в чужом предприятии. Отсюда следует, что банк, вопреки утверждению Гана, не есть фабрика кредита, а есть посредник в кредите. …Банки торгуют ссудным капиталом. Ссудный капитал – это не капитал, вообще, это не товар и не деньги; это есть чужой капитал, который в данный момент ищет помещения в чужом предприятии» 18.
В 1920-е гг. в отечественную кредитно-финансовую науку привносится классовый подход. Основываясь на нем, отдельные концепции подвергались достаточно жесткой критике со сторон группы исследователей, которые относили себя к наиболее последовательным сторонникам К. Маркса. Главной задачей в работах 3.В. Атлас, Ф. Богданова, С.Л. Выгодского, И.А. Трахтенберга, Э.Я. Брегеля, А.В. Аникина стала разработка теории кредита в рамках концепции ссудного капитала 19. В центре внимания оказались труды К. Маркса как опубликованные при его жизни, так и многочисленные рукописи.
В целом, объективные фундаментальные научные исследования, отвечающие потребностям практики, прекращаются. Объемные работы по теории кредита в советский период теряют оригинальность, становятся в концептуальных аспектах компилятивными и комментаторскими; теория превращается в идеологию, занимающую монопольное положение и допускающую анализ иных взглядов только в целях политизированной критики, без возможности обратной связи 20.


1 Мордвинов Н.С. Избранные произведения. – М.: Госполитиздат, 1945. – С. 149,154.
2 Там же. С.150–151.
3 Там же. С. 151.
4 Там же. С. 175–176.
5 Там же. С. 176.
6 Кауфман И.И. Кредит, банки и денежное обращение. – СПб., 1873. – С. 51.
7 Там же. С. 477.
8 Там же. С. 38, 39.
9 Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. – СПб.: Слово, 1909. – С. 423–424.
10 Исаев А.А. Начала политической экономии. 6-е, перераб. изд. – СПб., 1905. – С. 480.
11 Там же. С. 480.
12 Мануйлов А. А. Политическая экономия: Курс лекций. Изд. 2-е доп. Вып. I. – М., 1918. – С. 262.
13 См.: Веселовский М.П. Экономическая теория Маклеода. – СПб., 1865. – С. 15.
14 Исаев А.А. Начала политической экономии. 6-е, перераб. изд. – СПб., 1905. – С. 497.
15 Там же. С. 497.
16 Торгово-промышленный и финансовый словарь /Под ред. Г.В. Цыперовича. – Л., 1924. – С. 895.
17 Каценеленбаум З.С. Учение о деньгах и кредите. – Ярославль, 1922. – Ч. II. – С. 13.
18 Каценеленбаум З.С. Некоторые проблемы теории кредита. К вопросу о сущности банковского депозита. – М., 1926. – С. 44–45.
19 См.: Выгодский С.Л. Очерки по теории кредита К. Маркса. – М.; Л., 1929; Аникин А.В. Кредитная система современного капитализма. – М.: Наука, 1964; Богданов Ф., Раскин Б., Лаврентьев В. Теория кредита. – Харьков: Изд-во «Пролетарий», 1927; Брегель Э.Я. Кредит и кредитная система капитализма. – М.: Госфиниздат, 1948; Трахтенберг И.А. Денежное обращение и кредит при капитализме. – М.: Изд-во АН СССР, 1962 и др.
20 См.: Дьяченко В.П. Теория денег и кредита СССР. – М.: Госфиниздат, 1933; Бортник С. Денежное обращение и кредит капиталистических стран. – М.: Финансы, 1967; Критика современных буржуазных теорий финансов, денег и кредита /Под ред. Г.П. Солюса. – М.: Финансы, 1978; Цага В. Современные буржуазные теории денег и кредита. – М.: Госфиниздат, 1955; Эйдельнант А.Б. Буржуазные теории денег, кредита и финансов в период общего кризиса капитализма. – М: Госфиниздат, 1958; и др.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия