Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Кокшина Е. В.
аспирант Санкт-Петербургского государственного университета сервиса и экономики

Этапы становления петербургского рынка прессы в XVIII веке
Экономический анализ

Развитие русской периодики, становление прессы как самостоятельного института в XVIII веке связано с циклом масштабных петровских преобразований и обусловлено возросшими политическими, экономическими, культурными и образовательными потребностями общества. Выбранный Петром I курс на реформирование всех сфер общественной жизни существенно изменил ситуацию в стране. В начале XVIII века происходят радикальные преобразования в системе государственного управления, экономике, активно заимствуются опыт и знания европейских стран. В 1703 году закладывается Санкт-Петербург – город, который с 1712 по 1917 годы становится столицей Российской империи, центром главных внешнеполитических, торгово-экономических и социальных событий.
Бесспорно, что насаждение новых порядков и обычаев, слом старых стереотипов и привычного уклада жизни вызвали негативную реакцию со стороны дворянского и боярского окружения. «Петру I, в условиях сопротивления внутренней оппозиции, важно было найти поддержку в обществе, расширить круг сторонников реформ. Будучи знакомым с ролью журналистики в европейских странах и понимая значение информации, он принимает решение о создании первой русской печатной газеты» [1; 16]. Так зарождается отечественная, и в частности петербургская система средств массовой информации.
Газета «Ведомости» была основана Указом Петра I от 15 декабря 1702 года и стала первым в истории России изданием, положившей начало русской периодической печати. Тираж газеты не был постоянным, о чем свидетельствуют следующие данные: «в 1702 году – 2000 экземпляров, в 1703 и 1704 годах самый большой тираж – 4000 экземпляров; с 1706 года тираж падает до 150 экземпляров» [2; 8]; в 1711 г. тиражи отдельных номеров «Ведомостей» снова поднимаются до 1000 экземпляров. В период с 1712–1728 гг. тираж газеты постоянно колебался от 30–100 до 1000 экземпляров. Он увеличивался, когда в выпуске объединялось несколько номеров. Неустойчивость выхода «Ведомостей» прослеживается также в периодичности номеров.
Газеты были очень дороги, и обычно реализовывалось за деньги не более трети всего тиража. «Например, № 14 за 1711 год вышел тиражом в 1000 экземпляров. Из них 270 было продано по 3 деньги за экземпляр, а 680 остались непроданными» [3; 23–24]. Точных сведений, позволяющих оценить затраты на печать, установить, какой именно орган финансировал издание газеты, практически не сохранилось. Отдельные факты свидетельствуют о том, что деньги на расходные материалы поступали из государственных учреждений: «бумага на книги и Ведомости покупана и держана из доходов Оружейной Канцелярии, из остаточных окладов после умерших и беглых мастеровых людей» [4; 14–15]. Регулярной, масштабной деятельности газета не вела, отношений с частными рекламодателями практически не складывались. По срав ению с почти вековой европейской практикой, издание «Ведомостей» оказалось экономически убыточным предприятием и не окупало издержек.
На смену «Ведомостям» в 1728 г. пришли «Санкт-Петербургские ведомости», которые издавались в Академии наук два раза в неделю и имели по 104–105 номеров в год. Газета стала первым российским изданием, которое стало получать постоянную прибыль от размещения рекламы различного рода товаров, в том числе и книг. Так, например, в номере от 6 апреля 1730 г. находим: «…напечатанные в Академии наук в Санкт-Петербурге книги с немецкими ведомостьми и примечаниями… на продажу имеются» [5]. До выхода первого номера «Московских ведомостей в 1756 г. «Санкт-Петербургские ведомости» являлись единственной русскоязычной газетой не только в столице, но и в других губерниях, тираж которой варьировался от 700 до 1050 экземпляров. У издания существовала относительно стабильная система распространения: по почтовым дням газета доставлялась в соседние губернии; годовая подписка стоила 3 рубля, а отдельный номер – 4 копейки. Кроме того, в газете регулярно печатались объявления об условиях и сроках подписки. «Санкт-Петербургские ведомости» имели два приложения – выходивший с перебоями «Суплемент», посвященный научным открытиям, изобретениям, официальным церемониям, содержащим сведения об изменениях в экспорте и импорте товаров и объявления о продаже печатной продукции, а также «Примечания». Последние выходили на двух языках сравнительно небольшим тиражом – всего 200–250 экземпляров и распространялись по цене «Санкт-Петербургских ведомостей» – 3 рубля в год. У «Примечаний» и газеты была собственная система скидок. Так в одном из номеров сообщается: «…ежели кто как ведомости, так и примечания держать пожелает, то за оба токмо 5 рублев платить будет» [6]. Постепенно «Примечания» отделились от основной газеты и стали самостоятельным изданием научно-популярного характера.
К концу XVIII века в Петербурге издавались и другие научные периодические журналы: «Novi Academiae Scientiarum Petropolitanae» (1750–1776), «Новые комментарии Петербургской Академии Наук» (1750–1776), «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие» (1755–1764), «Acta Academiae Scientiarum Petropolitanae» (1778–1786), «Nova Academiae Scientiarum Petropolitanae» (1787–1806), «Академические известия» (1779–1781), «Новые ежемесячные сочинения» (1786–1796).
Долгое время считалось, что первым в истории России частным изданием являлся основанный А.П. Сумароковым в 1759 г. журнал «Трудолюбивая пчела». Однако это не совсем точно. Первое частное издание на французском языке – «Le Cameleon Litteraire» – появилось на четыре года раньше, в 1755 г., учредителем которого являлся француз Генрих Чуди. «Первые пять номеров журнала вышли и были разосланы подписчикам сперва в рукописном виде, а затем журнал начал печататься в типографии Академии Наук. …Стоимость набора – 3 рубля, печати – 3 рубля, сорта и цены бумаги… 5 рублей 60 коп. Стоимость четырех номеров журнала (т.е. за 1 месяц) в 300 экземпляров определялась типографией в 29 рублей 60 коп.». [7; 22–24]. В 1759 г. появляется сразу два журнала – «Трудолюбивая пчела» тиражом 1200 экземпляров, где А.П. Сумароков выступает одновременно редактором и издателем, и «Праздное время в пользу употребленное» (в 600 экземпляров), выпускавшееся на средства преподавателей Сухопутного шляхетного корпуса, в том числе И.А. де Тейльса и И.Ф. Румянцева. В последствии И.А. де Тейльс продал за 226 руб. 80 коп. 334 невостребованных экземпляра «Праздного времени в пользу употребленного» Корпусу для казенной перепродажи, сбавив стоимость каждого экземпляра на 20 коп. Прибыль от издания журнала установить доподлинно невозможно: данные о доходах «Трудолюбивой пчелы», «Праздного времени в пользу употребленного» в литературе и воспоминаниях современников не встречаются. Однако во многих источниках помимо политической причины закрытия изданий, указана и экономическая, а именно материальные затруднения. Из чего можно сделать предположение, что частные журналы не окупали себя.
Важно отметить, что в XVIII веке понятие «издатель» было равнозначно слову «автор» или «составитель», «редактор», и вовсе не предполагало вложения материальных средств. Чаще употреблялось выражение «иждивением», называвшее конкретное лицо, на чьи средства предпринималось издание. Непонимание различий часто приводит исследователей к путанице понятий. Однако значительная часть журналов XVIII века печаталась иждивением издателей. В настоящее время слово «издатель» указывает на то, что данное лицо дает средства на выпуск в свет книги, газеты или журнала.
В среде исследователей принято считать, что с появлением первых петербургских частных журналов была прервана централизованная монополия Академии наук на печатание периодических изданий. Данный тезис верен лишь отчасти. Единоличное право на печать книг и журналов действительно были потеряны типографией, тем не менее, она вплоть до 1783 г. занимала одно из первых мест по числу заказов на периодические издания. Так, например, «из пятнадцати журналов сатирического направления, выходивших в течение 1769–1774 гг. девять печатались в типографии Академии Наук» [8; 4].
В целом, следует отметить, что сатирическая периодика была характерна только для Санкт-Петербурга, в Москве это направление не прижилось.
К концу XVIII столетия сложилась относительно гибкая система периодических изданий, отвечающая разносторонним вкусам и потребностям читателей. Одновременно с тем, практика показала, что выпуск журналов может быть выгодным предприятием и приносить своим владельцам солидный доход. Одним из первых публицистов, сумевших быстро оценить экономическую перспективность книгоиздательской деятельности, стал Н.И. Новиков. Он сумел наладить выпуск периодических журналов и книг не только в Санкт-Петербурге, но и в Москве, при этом доход от реализации тиражей отдельных изданий превышал затраты в 2–4 раза.
Так, например, на печать журнала «Трутень» в 1769 г. Н.И. Новиковым было потрачено 373 руб. 40 коп. «Трутень» поступал в продажу по 4 коп. за недельный выпуск, а стоимость годового комплекта журнала составляла 1 руб. 40 коп. Учитывая тот факт, что тираж журнала в 1769 г. был полностью распродан, Н.И. Новиков получил чистый доход (с учетом расходов) в размере 1362 рублей – таким образом, прибыль превысила издержки в 3,5 раза.
Однако не у всех издателей коммерческие дела шли столь же успешно. Известно, что журнал «Ни то ни се» окупился не сразу. «В 1771 г. вышло второе издание, которое, за исключением некоторых незначительных отмен в первом листе, «перепечатано с первого строка в строку». …Непроданные листы первого издания Б.Г. Рубан (переводчик, издатель – Прим. авт.) снабдил перепечатанным в 1771 г. первым листом, на котором обозначено «второе издание» [9;16]. Подобный шаг, широко распространенный в 1770–1790-х гг., преследовал цель сбыть с рук нераспроданную часть журнального тиража под видом востребованного и популярного в читательской среде. При минимальных затратах на типографские услуги владелец возвращал деньги, вложенные на первоначальном этапе в издание журнала.
Сведений о размере доходов от рекламы, получаемых периодическими изданиями в XVIII веке, практически не сохранилось. Точно установлено, что более половины всех газет и журналов часто не выходили на самоокупаемость, и поэтому охотно предоставляли свои страницы под размещение рекламных объявлений частным лицам. Так, например, «…торговые и ремесленные слои населения столицы, отечественные и иностранные предприниматели увидели в газете «Санкт-Петербургские ведомости» средство для рекламирования своей продукции. Редакция охотно шла им навстречу, преследуя собственный финансовый интерес» [10; 12]. К середине XVIII века раздел объявлений по своему объему сравнялся с основной информационной частью газеты. Вслед за «Санкт-Петербургскими ведомостями» объявления стали печатать другие издания: «Ежемесячные сочинения, к пользе и увеселению служащие», «Санкт-Петербургские ученые ведомости», «Российский театр».
Не менее важным представляется «Указ о вольных типографиях», изданный в январе 1783 г., согласно которому во всех городах России частным лицам разрешалось заводить собственные типографии на дому и печатать в них журналы и книги. До «Указа о вольных типографиях» в столице существовали две формы собственности– государственные и частные, однако последние имели право печатать только книги. Например, в 1771 г. Сенатским указом «О даче иноземцу Гартунгу привилегии на заведение в Санкт-Петербурге вольной типографии и словолитной для иностранных языков» было учреждено первое частное печатное предприятие. Выпуск и продажа книг приносили владельцам типографий немалый доход, а рекламные объявления о книжных новинках регулярно размещались в журналах и газетах. Ответственность за ведение финансовых дел, вложенные инвестиции, персонал и техническую модернизацию в этом случае полностью возлагалась на учредителя. Деньги на содержание и оснащение государственных типографий выделялись из казны или фондов ведомственных учреждений. В 1719 г. на приобретение печатного стана Александроневской типографии было выделено 287 руб., с 1724 г. Сенатская типография на свое содержание получала ежегодные ассигнования в размере 900 руб., типография Академии Наук – 25000 рублей. С 1721–1762 гг. Морская типография регулярно финансировалась Адмиралтейств-коллегией, а в 1763 г.получила единовременную выплату в сумме 3000 руб. Кроме того, государственным типографиям разрешалось принимать партикулярные, т.е. частные заказы.
Документ 1783 г. открыл широкие возможности для развития не только регионального, но всероссийского рынка периодических изданий. За 13 лет увеличилось не только количество, но и тиражность органов печати. Экономическая, а вместе с ней идеологическая свобода продлились недолго. В сентябре 1796 г. вступил в силу именной указ Екатерины II «Об ограничении свободы книгопечатания и ввоза иностранных книг; об учреждении на сей конец Цензур в городах: Санкт-Петербурге, Москве, Риге, Одессе и при Радзивиловской таможне и об упразднении частных типографий». Распоряжение фактически отменило действие «Указа о вольных типографиях», ужесточило цензуру и ввело репрессивные меры за распространение изданий без ее разрешения.
В общей сложности в течение XVIII века было издано около 140 газет и журналов, при этом более 50% из них печаталось в Санкт-Петербурге.
Анализируя петербургский рынок печатных СМИ XVIII столетия, можно констатировать, по крайней мере, четыре фактора, оказавших влияние на его становление. Первый и главный из них – политический. Власть остро нуждалась в эффективном инструменте управления обществом и государством, необходим был механизм, обеспечивающий единство векторов проводимой политики и общественного мнения. Следствием этого стал второй фактор – идеологический. Функция органа печати должна была состоять в распространении тех идей и настроений, которые бы поддерживали существующую систему управления, социально-экономический строй, направление реформ и служили бы средством борьбы не только с внутренним, но и внешним врагом. Третий и четвертый факторы – экономический и материально-технический – тесно взаимосвязаны. Опыт организации газетного производства и системы распространения новостей в европейских странах наглядно показал, что информация может приносить прибыль так же, как любой другой товар или услуга, а наличие современной материально-технической базы обеспечить оперативный выход, массовость и доступность для аудитории периодических изданий.
В целом, следует отметить, что печатные органы XVIII века формировались в большей степени стихийно, нежели организовано. В силу технической отсталости, всеобщей неграмотности населения, отсутствия четкой и оперативной доставки корреспонденции и производственного опыта у редакций, большее распространение получили журналы, в то время как на западе – газеты.
В свою очередь, появившаяся во второй половине XVIII века наряду с государственной система частных типографий и изданий, доказала, что периодика может обходиться без бюджетных дотаций, способна самоокупаться и приносить доход.


Литература
1. История русской журналистики XVIII–XIX веков. Учебник /Под ред. Л.П. Громовой. – СПб: СПбГУ, 2003.
2. Соболев В.П. Возникновение периодической печати в России и развитие русской журналистики XVIII века. – М.: Типография Высшей партийной школы при ЦК КПСС, 1957.
3. Черепахов М.С. Возникновение периодической печати в России. – М.: Московский государственный университет, 1955.
4. Гаврилов А.В. Очерки истории Санкт-Петербургской синодальной типографии. Выпуск первый. 1771–1839 гг. – СПб: Синодальная типография, 1911.
5. Санкт-Петербургские ведомости. – 6 апреля 1730 г.
6. Санкт-Петербургские ведомости. – Декабрь 1728 г., №104.
7. Попова М.Н. Теодор Чуди и основанный им в 1755 г. журнал «Le Cameleon Litteraire» // Известия Академии Наук СССР. VII сер. Отделение гуманитарных наук., 1929. – №1.
8. Семенников В.П. Русские сатирические журналы 1769–1774 гг. Разыскания об издателях и их сотрудниках. – СПб.: Типография Сириус, 1914.
9. Берков П.Н. История русской журналистики XVIII века. – М.-Л.: Изд-во: АН ССР, 1952.
10. Ученова В.В., Старых Н.В. История отечественной рекламы: детство и отрочество. – М.: Изд-во: Смысл, 1994.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия