Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Беккин Р. И.
старший научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


Исламская экономика в Судане

По мнению американского исследователя суданского происхождения А.-Х. М. Башира, исламизация экономики в Судане прошла 4 этапа 1.
Первый этап (1977 – сентябрь 1983) ознаменовался появлением первого в Судане исламского банка – Фейсал Исламик Бэнк оф Судан (Faisal Islamic Bank, Sudan (FISB) и созданием первой не только в стране, но и в мире исламской страховой компании – Исламик Кооперейтив Иншурэнс Компани (Islamic Cooperative Insurance Company). 40% акций банка принадлежали Саудовской Аравии, другие 40% акций – богатым гражданам Судана, в числе которых были президент страны, вице-президент, министры правительства, лидеры суданских «Братьев-мусульман» и др., а оставшиеся 20% – другим арабским странам.
К 1983 г. в стране появились еще три исламских банка: Тадамун Исламик Бэнк оф Судан (Tadamon Islamic Bank of Sudan (TISB); Суданиз Исламик Бэнк (Sudanese Islamic Bank) и Исламик Кооперейтив Бэнк (Islamic Co-operative Bank) – первый правительственный исламский коммерческий банк.
Исламские банки в достаточно быстрый срок сумели составить конкуренцию традиционным банкам в вопросе мобилизации депозитов и роста активов 2.
Второй этап (сентябрь 1983 – 1985) характеризуется попыткой режима президента Нимейри исламизировать финансовый сектор страны. Причины введения исламских гражданских и уголовных законов были сугубо политические. Находившийся у власти с 1969 г. Джафар Нимейри решил перехватить инициативу у своих оппонентов – прежде всего «Братьев-мусульман» во главе с Хасаном ат-Тураби.
В 1983 г. был издан президентский декрет, предписывавший всем коммерческим банкам в Судане приостановить процентные операции и привести свои операции в соответствие с шариатом. Данный запрет не касался операций с зарубежными партнерами: решение вопроса о том, как соблюсти исламский запрет ростовщичества в международных экономических отношениях, было отложено на неопределенное время.
Застигнутые врасплох подобным решением, банки стали осуществлять 90% своих операций на основе договора мурабаха. Фактически операции банков были исламскими только на бумаге – в бухгалтерских книгах и отчетах перед Центральным банком, специалисты которого смотрели на сложившуюся ситуацию сквозь пальцы, рассматривая решение об исламизации экономики как политическое, а не экономическое мероприятие 3.
В этот период были учреждены еще два исламских банка Ал-Барака Бэнк (Al-Baraka Bank) и Исламик Бэнк фор Вестерн Судан (Islamic Bank for Western Sudan).
Поскольку политика исламизации не принесла ожидаемых политических дивидендов, президент Нимейри стал с начала 1985 г. сворачивать экономические и иные преобразования в духе ислама. Большинство традиционных банков, которые в свое время были принудительно исламизированы, очень быстро вернулись к прежней практике.
В период после свержения режима Нимейри с 1985 по 1989 гг. (третий этап) было восстановлено действие некоторых принятых ранее исламских законов. Но о возврате к политике исламизации экономики речь пока не шла. К началу 1980-х гг. экономика Судана находилась в тяжелейшем состоянии. Дефицит платежного баланса достиг 1 млрд долл., а внешняя задолженность составила 4 млрд долл. 4. С каждым годом ситуация в экономике только ухудшалась. Очевидно, что в таких условиях говорить об исламизации экономики не приходилось.
Четвертый и последний этап исламизации экономики страны начался с июня 1989 г. с приходом к власти Умара Хасана Ахмада ал-Башира. Именно в этот период был реанимирован проект по исламизации экономики, и прежде всего финансового сектора страны. Экономические реформы в духе ислама стали проводиться более последовательно и вместе с тем не столь поспешно, как при президенте Нимейри.
В 1991 г. был учрежден специализированный орган по наблюдению за соответствием реформы финансового сектора шариату – Высший совет шариатского надзора. В Основной Закон Судана 1998 г. была внесено следующее положение: «Государство стимулирует развитие национальной экономики путем планирования на основе трудовой деятельности, производства и свободного рынка, запрещая монополии, ростовщичество и мошенничество» (ст. 8).
В период с 1999 по 2002 гг. в стране была проведена банковская реформа, позволившая не только ввести в банковскую практику международные стандарты, выработанные Базельским комитетом, но и привести их в соответствие с принципами шариата. По-видимому, в Судане учли ошибки при проведении экономических реформ в духе ислама в других странах, в частности в Пакистане, где Государственный банк фактически исполнял поручения идеологических структур, например, Совета исламской идеологии.
На сегодняшний день банки в Судане при осуществлении своих операций используют только те контракты, которые известны мусульманскому праву. При этом подход суданских специалистов к легитимности того или иного договора с точки зрения шариата в каком-то смысле более консервативен, чем, например, у их малайзийских коллег.
Примечательно, что содействие Судану в исламизации финансового сектора оказывал Международный валютный фонд (МВФ). При участии специалистов фонда была, в частности, разработана схема выпуска государственных облигаций по принципу мушарака.
Таким образом, несмотря на некоторые отступления от курса исламизации экономики, Судан оказался единственной страной, которая в целом последовательно осуществляла реформы в этом направлении. Исламизация затронула банковский и страховой секторы, а на фондовом рынке были разработаны и введены в оборот ценные бумаги, соответствующие требованиям шариата.
Не остались без внимания реформаторов и налоги. Однако здесь не удалось добиться тех же результатов, что и в банковской сфере. В 1984 г. был принят «Закон о закяте и налогообложении». В отличие от прежнего закона 1980 г., где выплата закята рассматривалась как добровольный акт, в «Законе о закяте и налогообложении» данный «очистительный налог» выступал в качестве обязательного для всех мусульман – граждан Судана, проживавших как в самой стране, так и за ее пределами.
Уклонение от уплаты закята отныне рассматривалось как уголовное преступление: виновный обязан был внести штраф в виде двойного налогового платежа.
Законом 1984 г. были отменены 19 других законов, регулировавших взимание различного рода налогов и сборов 5. Вместо них новым законом вводились три новых налога:
1) налог на социальную устойчивость, взимаемый с местных жителей – немусульман, а также с иностранных граждан, постоянно проживающих в Судане;
2) налог на застройку и капиталовложения 6;
3) гербовый сбор.
Время для налоговых реформ было выбрано не вполне удачно: в 1984 г. в Судане разразилась сильнейшая за всю новейшую историю страны засуха. Очень скоро выяснилось, что проводимые преобразования не оправдали ожиданий правительства. По окончании первого бюджетного года после введения закята вместо ожидаемых поступлений в размере 118 млн суданских фунтов, бюджет недополучил средств на указанную сумму 7. По истечении несколько недель после обнародования бюджета руководство страны вынуждено было ввести налог на потребление и налог на социальную справедливость.
По-видимому, в Судане учли ошибки налоговых реформ в Пакистане, и поэтому собираемый в стране закят попытались сопроводить снижением налогового бремени, а не ужесточением налогового давления на население. Но оставшихся после введения в действие закона 1984 г. налогов оказалось недостаточно для пополнения бюджета и для решения такой важной для мусульманской страны задачи как ликвидация пропасти между богатыми и бедными за счет справедливого перераспределения материальных ресурсов в обществе.
В соответствии с представлениями многих мусульманских экономистов и юристов закят должен быть главным налогом в налоговой системе мусульманской страны. Остальные налоги (как прямые, так и косвенные) – это всего лишь дополнительные налоги, призванные решить задачи, с которыми не справился закят. Вся налоговая система мусульманской страны должна строиться вокруг закята. В Судане же все получилось как раз наоборот. Закят все еще выступает в качестве налога, призванного дополнить другие налоги и сборы в деле пополнения государственного бюджета, а не в качестве центрального звена налоговой системы государства.


1 Abdel-Hamid M. Bashir. Risk and Profitability Measures in Islamic Banks: the Case of Two Sudanese Banks// Islamic Economic Studies. 1420 (1999) Muharram (May). Vol. 6. №. 2. P. 1
2 Подробнее об этом см.: Abdel-Hamid M. Bashir. Risk and Profitability Measures in Islamic Banks: the Case of Two Sudanese Banks// Islamic Economic Studies. 1420 (1999) Muharram (May). Vol. 6. №. 2. P. 1–24.
3 Osman Ahmed. Sudan: the Role of the Faisal Islamic Bank// Islamic Financial Markets//ed. Rodney Wilson. L., 1990.P. 77// цит. по: Ziauddin Ahmad. Islamic Banking: State of the Art// Islamic Economic Studies. 1415 (1994). Rajab. Vol.2. №. 1. P. 22
4 Поляков К.И. Хасан ат-Тураби: во главе исламских фундаменталистов в Судане //Ближний Восток и современность. Вып. 7. – М., 1999.
5 Среди отмененных налогов был и акцизный сбор с алкогольной продукции, приносивший немалые средства в бюджет.
6 Данный налог не вполне вписывается в цели и задачи построения исламской финансовой системы, поскольку ислам выступает против тезаврирования, но никак не против капиталовложений.
7 Mohammad Hashim Awad. Adjusting Tax Structure to Accommodate Zakah //Management of Zakah in Modern Muslim Society. Jeddah, 2000. – P. 89.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия