Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (23), 2007
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Бурмистров В. В.
соискатель кафедры мировой и национальной экономики Всероссийской академии внешней торговли (г. Москва)

Тенденции развития мирового рынка медицинской биотехнологии

Мировой рынок биотехнологий и его медицинская составляющая стремительно растут. Еще несколько лет назад прогнозная динамика его объемов оценивалась в 6 млрд. долл. в 2010г. и 10 млрд. долл. в 2015г. В действительности же доходы биотехнологических компаний уже в 2001 г. составили около 28 млрд. долл. и, по некоторым прогнозам, их ежегодный рост последующие три-пять лет должен был составить 15–20 %, а ближе к 2010 г. – не менее 30%[1]. Реально мировой рынок производства биотехнологической продукции в 2004 г. составил около 40 млрд. долл., а к 2010г., по уточненным расчетам, эта цифра может увеличиться до 100 млрд. долл.[2], и на долю биотехнологий будет приходиться 10% продаж на химическом рынке [4].
Основные направления развития медицинской биотехнологии
Биомедицина представлена фундаментальными, экспериментальными и клиническими исследованиями, основу которых составляют достижения микробиологии.
К основным направлениям развития биомедицины в широком смысле слова следует отнести:
– фармацевтические нанотехнологии, в т.ч. нанотехнологические системы доставки лекарств;
– создание полимеров и новых лекарственных препаратов;
– направленный транспорт лекарственных препаратов;
– процессы синтеза пептидов и нуклеиновых кислот, технологии экстракции и трансформации биологически активных соединений;
– биофизические технологии в медицине;
– новые методы анализа и диагностики;
– процессы культивирования микроорганизмов и тканей-продуцентов физиологически активных веществ.
Биомедицинские разра6отки в узком смысле слова развиваются по двум основным направлениям.
Первое из них связано с трансплантацией клеток. Пересадка клеток используется при врожденных нарушениях иммунной системы, наследственных дефектах обмена веществ, функциональной недостаточности органов. Методы пересадки клеток играют все большую роль во внутриутробной коррекции наследственных дефектов. Ряд технологий используется в клиниках США и Европы для лечения цирроза и наследственных дефектов печени, врожденных иммунодефицитов, нарушений кровообразования, у пациентов с мышечной дистрофией и дегенеративными заболеваниями нервной ткани, репродуктивной системы, костной, хрящевой и покровных тканей, глаза, уха и других органов чувств. Особое место в трансплантационной технологии заняла трансплантация фетальных (зародышевых) и эмбриональных клеток, обладающих рядом преимуществ перед клетками взрослых доноров: в них слабо выражены свойства, вызывающие отторжение чужих тканей, что уменьшает уровень осложнений после пересадки, они наделены большим потенциалом размножения и содержат комплекс ростовых факторов, которые стимулируют нормальное развитие донорской ткани. Еще большие надежды возлагаются на стволовые клетки, способные развиваться в любую ткань организма. [5]
Второе направление биомедицины в узком смысле слова определяется достижениями генетики и генной инженерии. Прогресс в манипуляциях с генетическим материалом привел к появлению целой индустрии генной предродовой диагностики на предмет редких, генетически обусловленных заболеваний, например, гемофилии (несворачиваемости крови), серповидноклеточной анемии (неправильного строения красных кровяных телец), синдрома Дауна. Параллельно с развитием новых форм диагностики ученые разрабатывают инновационные методы устранения генетических причин наследственных заболеваний [6].
Начало нового тысячелетия знаменуется революционными изменениями в медицинской биотехнологии. Решающую роль в этом сыграла расшифровка генома человека, что подготовило новые пути к предупреждению, диагностике и лечению различных заболеваний.
Современные тенденции развития производства и торговли продукцией медицинской биотехнологии
Ведущая роль в развитии медицинской биотехнологии принадлежит США. Здесь существуют более 1300 биотехнологических компаний, где занято 150 тыс. человек. В 1998г. затраты на исследования в области биотехнологии составили свыше 10 млрд. долл., а доходы превысили 18 млрд. долл. Около 90 биотехнологических продуктов были одобрены FDA и более 350 биотехнологических продуктов находились на последней стадии клинических испытаний [7].
В 1999 году FDA одобрило более 20 биотехнологических лекарств и вакцин и, по всей вероятности, в ближайшем будущем на рынке появятся более 90 новых медицинских биотехнологических препаратов. В бюджете США на 2001 год финансирование Национальных Институтов Здоровья увеличилось на 6%, что соответствует 18,8 млрд. долл. [8].
Создание лекарства – очень трудоемкий процесс. В среднем на разработку нового лекарственного препарата затрачивается 600 млн. долл. и необходимо 10–12 лет, чтобы довести продукт до рынка. По оценке специалистов, мировой фармацевтический рынок растет на 7,8% в год. В 2002г. его объем достиг 406 млрд. долл. [9].
К 2002 году Северная Америка, Европа, Япония и Латинская Америка контролировали 85% этого рынка. При этом, по подсчетам «IMS Health», Северная Америка получила 170 млрд. долл., Европа – 101, Япония – 46, Латинская Америка – 31, Юго-Восточная Азия (включая Китай) – 20, Восточная Европа – 7, Средний Восток – 11, Африка – 5, Индия – 7, Австралия – 5, СНГ – 3 млрд. долл.[10].
Согласно научному обзору о «науках о жизни» в Европе, подготовленному консалтинговой фирмой «Эрнст энд Янг», в Германии к концу 1999 года существовало 279 биотехнологических компаний. Доход этих компаний от продаж составил около 380 млн. долл., что на 40% выше, чем в 1997 году, а затраты на исследовательские работы возросли на 77% и составили 240 млн. долл. [11].
В 1998 году 50 генно-инженерных лекарств появились на рынке Германии, причем 6 из них были разработаны в этой стране. Доход от их продажи составил около 1 млрд. долл. Рынок диагностикумов в Германии оценивается приблизительно в 350 млн. долл. в год, причем около 30% составляют биотехнологические препараты [12]. По данным экспертов, рынок европейских биотехнологических продуктов, включая продажу продукции ведущих фармацевтических компаний, достиг 160 млрд. долл. в 2000 году по сравнению с 49 млрд. долл. в 1999г.[13].
Таблица 1
Ведущие биотехнологические компании Европы (2000г.)
Источник: Biocentury publications, Company reports
В дополнение к перечисленным, отметим ведущие по величине фармацевтические компании мира по состоянию на 2002г.: Merck & Co, Astra Zeneca, Pfizer, Glaxo Welcome, Novartis, Bristol-Myers Squibb, Johnson & Johnson, Warner-Lambert, American Home Products, Eli Lilly. Период такой выборки основан на результатах анализа продаж фармацевтических препаратов на 13 ведущих рынках мира [14]. Мы представляем этот период также потому, что он находится на границе процесса масштабных слияний и поглощений в биотехнологическом и фармацевтическом бизнесе и является наиболее репрезентативным. Анализ подобного рода процессов, приобретших особый масштаб на рубеже 2002–2003гг., приводится нами далее.
В 2004г. медицинские биотехнологические компании оправились от кризиса, вызванного стремительным падением биржевых котировок, который поставил многие из них перед проблемами нехватки средств. Основной движущей силой возрождения биотехнологических компаний стал успех в продвижении в клиники и на рынок принципиально новых медикаментов. Недавнее восстановление доверия к акциям биотехнологических фирм полностью обусловлено их реальными достижениями – появлением лечебных препаратов на рынке и их успешным применением в клинической практике. Тенденция, наметившаяся в 2003г., усилилась в 2004г. и сохранялась в 2005г., подкрепленная позитивными новостями о выпуске новой продукции и поддерживаемая фондовым рынком.
В период 2003–2005гг. произошли качественные изменения: медицинская биотехнологическая промышленность перешла от разработки технологий к производству продукции. Этот сдвиг от накопления знаний и методов к их промышленному применению, ожидавшийся с момента массового возникновения биотехнологических компаний 30 лет назад, в последние годы значительно ускорился. Производство новых видов биотехнологической продукции достигло своей критической массы. Многие компании рассматриваются как лидеры продаж и стремительно входят во II и III этапы развития (промышленное использование, запуск в производство и реализация товаров). Актуальность той или иной технологии оценивается по возможности создания в ближайшее время товара на ее основе.
На мировом рынке биотехнологий есть два фактора, которые могут повлиять на темпы развития биотехнологий – реакция промышленности на попытки правительств разных стран сдержать рост стоимости лекарств и общественное ограничение некоторых исследований по этическим мотивам. По некоторым оценкам, эта отрасль в мировом масштабе станет прибыльной к 2008г. [15]. Когда это произойдет, разрешительные органы и другие правительственные структуры ужесточат требования к товарам, произведенным с помощью современных биотехнологий. На формирование стоимости продукции биофармацевтических компаний будут оказывать влияние два основных фактора: государственное регулирование цен и ценовая политика медицинских страховых компаний.
Виды кооперации биотехнологических
фирм с медицинскими
и химическими компаниями [17]
В то время как большая часть биотехнологической отрасли Европы не оправдывает ожиданий инвесторов, две немецкие биотехнологические компании из числа самых успешных избрали весьма необычную модель для своего развития. Так, например, большинство компаний отрасли пытаются подражать ведущим американским фирмам, таким как Amgen, разрабатывая новые вещества, которые могут быть употреблены в качестве лекарственных препаратов. В отличие от них Qiagen из Дюссельдорфа и Evotec OAI, штаб- квартира которой находится в Гамбурге, избрали иной путь. Они используют достижения в области биологии для разработки новейших технологий и предоставления услуг предприятиям фармацевтической и химической отрасли из разных стран.
Qiagen продает наборы химикатов, применяемых для очистки генетического материала, а Evotec предоставляет услуги, связанные с анализом молекул веществ, предназначенных для изготовления лекарств. Обе компании видят свое призвание не в том, чтобы непосредственно разрабатывать препараты, способные излечивать те или иные заболевания, а в том, чтобы снабжать свежими идеями других.
Обе немецкие фирмы являются наглядным примером компаний, работающих в области предоставления услуг и разработки новых технологий и добившихся на этом поприще значительных успехов. Так, например, по своей рыночной капитализации – 1,6 млрд. евро и 214 млн. евро соответственно – Qiagen и Evotec являются крупнейшими биотехнологическими компаниями в Германии, несмотря на то, что сейчас их акции стоят гораздо меньше, чем во время биотехнологического бума 2000 г.[18] В 2003 г. объемы продаж Qiagen составили 256,3 млн. долл., а чистый доход по сравнению с аналогичным периодом 2002 г. вырос на 58% – до 33,8 млн. долл. Для сравнения, за тот же период 2003 г. продажи Evotec OAI составили 56,7 млн. евро, а прибыль до уплаты налогов, процентов и амортизации – 3,5 млн. евро, против убытков в 5 млн. евро за аналогичный период 2002 г . В 2003 г. компании удалось сократить убытки от основной деятельности по сравнению с аналогичным периодом 2002 г. почти в 2 раза – до 12,3 млн. евро.[19]
Основным источником НИОКР обеих компаний являются те 50 млрд. долл. в год, которые мировая фармацевтическая индустрия выделяет на научные исследования и разработку новых препаратов. При этом следует учесть, что размеры ассигнований на исследования в области биотехнологий с каждым годом увеличиваются.
Обе фирмы сталкиваются с определенными трудностями при создании альянсов с ведущими биотехнологическими или фармацевтическими компаниями, которые также могут выступать в качестве потребителей. Например, Qiagen подписала договор о сотрудничестве с Affymetrix – американским производителем тестовых систем для анализа генетического материала, в то время как крупнейшим акционером Evotec является известная фармацевтическая компания из США Pfizer.
По всему миру сотни компаний конкурируют между собой в разработке новых веществ для производства лекарственных препаратов. В то же время, в сфере услуг и новых технологий, в которой работают Qiagen и Evotec OAI, конкуренция намного меньше. В числе компаний, предлагающих такие же наборы химикатов для очистки генетического материала, что и Qiagen, можно назвать американские Promega и Millipore, а также швейцарскую Roche. Основными конкурентами Evotec в области молекулярного анализа являются Albany Molecular и ArQule из США.
Формирование альянсов в сфере медицинской биотехнологии
Постепенное проникновение высоких и новых технологий на традиционные рынки создает условия для конкуренции среди крупных компаний с помощью создания альянсов с небольшими биотехнологическими компаниями, которые в настоящее время проводят большинство клинических исследований. При этом, несмотря на выгодность такого сотрудничества, формирование альянсов становится все более сложной задачей.
Биотехнологические компании BiоMarin Pharmaceutical и Serono создали стратегический альянс, целью которого станет исследование и коммерциализация двух перспективных разработок Phenoptin и Phenylase. Оба препарата показали хорошие результаты при лечении фенилкетонурии, а предклинические испытания свидетельствуют о том, что основной действующий компонент – синтетическая форма коэнзима 6R-BH4, может обладать хорошим потенциалом и в лечении других заболеваний, таких как диабет и сердечно-сосудистые заболевания. Serono заплатит 25 млн. долл. за лицензирование и еще 232 млн. долл. в случае успешных продаж препарата [20].
Одна из ведущих биотехнологических компаний Китая CapitalBio и американская компания Affymetrix, мировой лидер в производстве ДНК-чипов, объявили о заключении стратегического альянса. Компании будут совместно работать над созданием систем молекулярной диагностики и реагентов; отдельным пунктом оговаривается возможность переноса части производственных мощностей на территорию Китая. В основу проекта будет положен разработанный Affymetrix персональный сканер GeneChip. В будущем компании намерены регламентировать права на разработки, полученные в рамках совместного исследовательского проекта [21]. В целом следует отметить, что за период с 1997 по 2002гг. 20 крупнейших фармацевтических компаний сформировали около 1500 альянсов с биотехнологическими компаниями [22]. По данным консалтинговой фирмы «Strategic Decisions Group», опубликованным в мае 2004 г., в журнале «Pharmaceutical Executive», 40–50% продуктов, находящихся в разработке, когда-то были лицензированы, и более половины современных 20 рецептурных препаратов-бестселлеров разрабатывались или реализуются при участии нескольких компаний.
Альянсы, как показывают исследования, позволяют компаниям сэкономить до 15% текущих расходов, сократить затраты на разработку пересекающихся препаратов, повысить исследовательский потенциал. Кроме того, компании выигрывают от таких факторов, как повышение капитализации, доступ к дополнительным кредитным линиям, сокращение дублирующих друг друга подразделений. Например, слияние «Glaxo Wellcome» и «Smith Kline Beecham» в 2000 г. позволило сократить свыше 7200 торговых представителей компании по всему миру, снизив ежегодные затраты на маркетинг более чем на 300 млн. долл. США. При этом относительная эффективность работы торговых отделов (если сравнивать прибыль, приносимую предприятию одним сотрудником) выросла на 10–20%. Приобретение концерном «Pfizer» компании «Pharmacia» было продиктовано в первую очередь стремлением получить доступ к новым разработкам американского производителя. Основной причиной образования «Aventis» стало стремление «Hoechst Marion Roussel» и «Rhone-Poulenc Rorer» объединить пересекающиеся разработки.
Причины слияний и поглощений
в фармацевтическом бизнесе
Увеличение количества сделок консолидации компании отражает уменьшение уверенности производителей в традиционной модели фармацевтического бизнеса. Слияния и поглощения, которые сегодня являются обычными явлениями в фармацевтической отрасли, в большой степени связаны с тем, что имеющаяся инновационная база не достаточна для поддержания промышленности существующего размера. Однако, как известно, проблемы открывают новые возможности.
Сейчас ситуация в фармацевтическом бизнесе складывается таким образом, что укрупнение может позволить компаниям выжить и развиваться в условиях жесткой конкуренции и увеличения расходов, направляемых на научные исследования и разработки. У некоторых компаний эти расходы превышают темпы роста объемов реализации. Необходимость слияний и поглощений в сфере фармацевтической индустрии диктуется необходимостью интенсификации разработки и выведения на рынок инновационных препаратов, экономии средств благодаря объединению исследовательских усилий.
Несмотря на интенсификацию процессов, их продуктивность постепенно снижается. Так, производительность 20 лидирующих фармацевтических компаний мира в течение 90-х годов XX века снизилась до 1,5 препарата ежегодно на одну компанию, с 2000 г. компании выводили на рынок в среднем только по одному инновационному препарату [23]. Эта тенденция связана с увеличением периода от начала разработки препарата до вывода его на рынок, несмотря на реальное повышение эффективности процесса разработки. Увеличение времени на разработку связано главным образом с ужесточением требований к проведению клинических испытаний, установленных регулирующими органами. Несмотря на новые источники препаратов (биотехнологические компании, государственные исследовательские институты и исследовательские центры при университетах), новые технологии, затраты на разработку новой молекулярной субстанции и время до выведения ее на рынок увеличились. Так, затраты на разработку препаратов возросли с 12 млрд. долл. в 1996г. до 24 млрд. долл. в 2001г., а количество одобренных новых молекулярных субстанций в США уменьшилось с 39 (1996–1999 гг.) до 29 (2000–2004 гг.). Чтобы выйти из сложившегося положения и пополнить портфель препаратов, компании приобретают или вкладывают инвестиции в биотехнологические или биофармацевтические фирмы. Уменьшение количества новых лекарственных средств привело к тому, что большинство теперешних лидеров рынка получают до половины всей прибыли от продажи одного-двух оригинальных фармацевтических продуктов. Окончание срока действия патента на любой из них может приводить к резкому падению прибыли компании. Например, Vasotec (эналаприл) приносил компании «Merck&Co» до 2 млрд. долл. ежегодно. Однако в 2000г. срок действия патента истек, на рынке появились дешевые копии препарата и, как следствие, объемы продаж Vasotec уменьшились до показателя 600 млн. долл. Объемы продаж популярного антидепрессанта Prozac (флуоксетин) от компании «Eli Lilly» после появления легальных генерических версий уменьшились в течение 2 месяцев на 70%.
Кроме того, срок действия патентов на большинство самых популярных фармацевтических продуктов истекает в первом-втором десятилетии XXI века. В число этих препаратов входят Paxil/Паксил (пароксетин) от «GlaxoSmithKline», Claritin/Кларитин (лоратадин) от «Schering-Plough», Viagra/Виагра (сильденафил) от «Pfizer». Это значит, что компаниям нужно в срочном порядке искать им замену. Но для того, чтобы через 10 лет вывести на рынок новый препарат, нужно уже сейчас иметь вещество с доказанной фармакологической активностью. По данным «IMS Health», в 2006г. истекает патент на реализацию 30 оригинальных препаратов (например, Zocor/Зокор (симвастатин) компании «Merck» и Pravacol/Липостат (правастатин) компании «Bristol-Myers Squibb»), что приведет к потере продаж Большой Фармы в размере 20 млрд. долл.
Динамика интеграционных процессов
В разные годы процессы слияний и поглощений протекали неравномерно, испытывая периоды подъемов и спадов. В 2000г. объем денежных поступлений от заключения сделок по интеграции фармацевтических компаний составил 238 млрд. долл. (наиболее заметные – «Glaxo»/»SmithKlineBeechem»; «Pfizer»/»Warner – Lambert»). В 2001г. было проведено 25 сделок, общая стоимость которых снизилась по сравнению с прошлым годом до 34 млрд. долл. («Bristol-Myers Squibb»/»DuPont Pharmaceuticals», «Johnson&Johnson»/»Alza Corp.», «Abbott Laboratories»/»BASF Knoll Pharmaceuticals»). В 2002г., несмотря на увеличение количества соглашений до 48, отмечался дальнейший спад их общей стоимости (25,8 млрд. долл.). Сумма выручки от заключенных сделок в 2003г. возросла до 66 млрд. долл., но в том году было завершено только одно крупномасштабное соглашение – приобретение компании «Pharmacia» компанией «Pfizer» (60,1 млрд. долл. США). В 2004г. снова отмечалось повышение стоимости соглашений – она достигла отметки 77,5 млрд. долл. преимущественно за счет слияния компаний «Sanofi» и «Aventis» (67,3 млрд. долл.). В том же году было зафиксировано рекордное количество сделок – 52. В 2005г. были завершены 48 соглашений, стоимость которых составила 42,7 млрд. долл. [24].
Если количество сделок в США в 2004г. уменьшилось до 19 по сравнению с 23 в 2003г., то в Европе оно увеличилось с 7 в 2003г. до 25 в 2004г. Наиболее частыми покупателями в 2005г. стали американские и европейские компании, которые совершили 39 из 48 соглашений. 9 сделок были осуществлены фармацевтическими компаниями из стран Азии. Так, в 2005г. в Японии были достигнуты 3 интеграционных соглашения, средняя стоимость каждого составила 10 млрд. долл. В 2005г. количество сделок, совершенных европейскими компаниями, уменьшилось до 14, в то время как американские компании достигли 24 соглашений [25].


Литература
1. «U.S. News and World Report», 21.01.2002, p. 34
2. Бендина Н. Российские биотехнологи заглядываются на мировой рынок. – RBC Daily, 16.03.2005
3. http://www.ernst&young.com/news/ 2006.
4.http://www.cbio.ru/news 20.07.2006.
5.Подробнее см.: Жиганова Л.П., Гариев Ю.М. Биомедицина в США: актуальные этические и социально-политические аспекты. – США и Канада, ЭПК, 2003, № 3, с. 107–116.
6. Подробнее см. например: Трансплантация фетальных тканей и клеток. Сборник научных трудов. – Прил. к журналу «Бюллетень эксперементальной биологии и медицины», 1998, с. 3–27.
7. Congressional Report – Senate, S144, 31 January 2000.
8. Clinton’s farewell gift to US science agencies. – Nature, VOL. 403, 10 February 2000.
9. http://www.ernst&young.com
10. IMS Health Annual Report, 2003.
11. German Biotech, C&EN, 12 June 2000.
12. Biotech brandwagon. – European Chemical News, 6–12 September, 1999.
13. Risks and rewards. – European Chemical news, 25–30 October 1999.
14. IMS Health Annual Report, 2003.
15. Deloitt Research. Growth Strategies for Large Biopharme Companies: Sustaining future growth through expanded capabilities and targetet innovation (2004); S. Burill. State of Biotech Industry – Trends, Concerns and Outlook for 2005. – http://www.cbio.ru/news/v4/2004.
16. По материалам обзоров Burill&Company и Ernst&Young за 2004–2005 гг.
17. Статистические данные этого подраздела взяты и цитируются по: Марш П. Немецкие биотехнологи находят новую формулу роста. – «Financial Times», 21 января 2004г.
18. «Financial Times», 21 January 2004, p.5.
19. Qiagen Annual Report, 2003; Evotec OAI Annual Report, 2003.
20. AFX, 25.05.2005.
21. Business Wire, 27.05.2005.
22. Здесь и в следующем абзаце материал излагается по: «Слияния и поглощения на фармацевтическом рынке». 27 июля 2006г. – www.marketing.vc.
23. Здесь и далее в этом абзаце статистические данные излагаются и цитируются по: «Слияния и поглощения на фармацевтическом рынке». 27 июля 2006 г. – www.marketing.vc по материалам Еженедельника «Аптека».
24. «Слияния и поглощения на фармацевтическом рынке». 27 июля 2006г. – www.marketing.vc по материалам Еженедельника «Аптека».
25. «Слияния и поглощения на фармацевтическом рынке». 27 июля 2006г. – www.marketing.vc по материалам Еженедельника «Аптека».

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия