Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (24), 2007
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Илышев А. М.
профессор Уральского государственного технического университета (УПИ),
доктор экономических наук

Караваева А. В.
ассистент кафедры бухучета и аудита Уральского государственного технического университета (г.Екатеринбург)

Идентификация интегративного управленческого анализа в условиях турбулентности и мегаконкуренции

Условия турбулентности и мегаконкуренции. Адекватное восприятие этих двух слов является ключом к пониманию глубинных процессов, происходящих в национальном хозяйстве. Мегаконкуренция, или международная конкуренция, характеризует собой высшую ступень конкурентной борьбы, заключающуюся в глобальном соперничестве между всеми субъектами мирового рынка. Турбулентность представляет собой особо сложную траекторию движения и национальной экономики, и отдельной фирмы в «вихревом потоке» разнообразных перемен, в котором им приходится постоянно выживать и обеспечивать поступательное движение вперед.
Именно мегаконкуренция является, по нашему мнению, главной причиной того, что национальные экономики промышленно развитых стран растут крайне неравномерно, о чем свидетельствует погодовая динамика коэффициентов вариации (Vσ) стран «Группы восьми» за 1999–2006 годы (табл. 1): если в 1999–2000 годы Vσ составлял 50–57%, то в 2001–2003 годы показатель возрос до 91–100%, а к 2004–2006 годам Vσ вновь снизился до 47–78%. При этом вариабельность реального объема ВВП данной группы стран всегда превышало критическую отметку в 33% – за восьмилетний период в среднем примерно вдвое.
Несколько сложнее выглядит в последние восемь лет картина «турбулентного вихря» перемен в национальных экономиках промышленно наиболее развитых стран, что опять-таки подтверждает анализ данных табл.1.
Таблица 1
Коэффициенты вариации и прирост (в % к предыдущему году) реального объема ВВП стран «Группы восьми» за 1999–2006 гг.
Примечания: 1. Информация подготовлена на основе публикаций Международного валютного фонда, Организации экономического сотрудничества и развития, оперативных данных национальных статистических служб, размещаемых в сети Интернет в соответствии с требованиями Специального стандарта распространения данных, а также официальной публикации Росстата [1, с.56]; 2. Хi, Хср, Vσ – соответственно цепной темп прироста; средний (за восьмилетний период либо средний по восьми странам) темп прироста; коэффициент вариации (за восьмилетний период либо средний по восьми странам).
Как следует из таблицы 1, относительно низкий уровень вариабельности годовых темпов прироста реального объема ВВП имеют только две страны: Россия и Великобритания (по 22,9%), что примерно в 1,5 раза ниже критического значения коэффициента вариации и втрое ниже средней величины коэффициента вариации по странам «Группы восьми». Однако причины невысокого уровня турбулентности этих стран весьма различны.
Так, российская экономика, которая базируется на эксплуатации собственных богатых природных ресурсах, в настоящее время более устойчива в своем развитии, чем экономика большинства стран «Группы восьми». Она меньше подвержена в последние годы резким конъюнктурным колебаниям.
Однако так было не всегда: в 1995–1999 гг., когда ежегодные темпы прироста (снижения) российской экономики колебались в пределах от +5,4% до –4,9%, коэффициент вариации темпов динамики ВВП достиг поистине астрономической величины – 322,6%. Предстоящее вступление нашей страны в ВТО помимо несомненных плюсов этого процесса неизбежно ужесточит конкуренцию на внутреннем рынке отечественной продукции (в первую очередь обрабатывающих отраслей промышленности) с беспошлинно ввозимой продукцией промышленно развитых и новых индустриальных стран.
Во всяком случае, российскому машиностроению – этой сердцевине тяжелой промышленности страны – выдержать подобный натиск будет чрезвычайно сложно. Ведь оно с трудом устояло на ногах уже после известных решений 1992 г. о либерализации внешней торговли: выпуск многих видов машиностроительной продукции снизился в последующие годы до десяти раз и более.
Неконтролируемый допуск на рынок страны ведущих зарубежных фирм, поднаторевших за многие десятилетия в ожесточенной конкурентной борьбе, привел к фактической ликвидации отечественного станкостроения: выпуск металлорежущих станков за четырнадцать лет сократился в 13,7 раза; кузнечно-прессовых машин – в 18,2 раза; прядильных машин – в 44,4 раза; ткацких станков – в 95,6 раза (здесь и далее расчеты выполнены по: [2, с. 198–233]; [3, с.198–199]). Не лучше ситуация в тракторном и сельскохозяйственном машиностроении, где производство зерноуборочных комбайнов за 1994–2004 гг. снизилось в 8,3 раза, тракторов – в 26,1 раза, доильных установок – в 95,5 раза. Удельный же вес машиностроительной отрасли в общей численности занятых в промышленности только за 1990–2001 гг. снизилась с 38,2% до 27,2%, т.е. в 1,4 раза [2, с.28–29].
Естественно, что гибель целых отраслей в 1990-е гг. в результате шокового для отечественного товаропроизводителя приобщения к мегаконкуренции, неведомой в период существования «железного занавеса» (в экономическом смысле слова), в свою очередь, породила турбулентные процессы в развитии национальной экономики. Достаточно очевидно, что вступление России в ВТО усилит мегаконкуренцию и реанимирует высокий уровень турбулентности в нашей экономической динамике.
Экономика Великобритании с колониальных времен имеет достаточно прочные, хорошо налаженные торгово-экономические связи со своими бывшими колониями – источниками сырья и энергоресурсов. Открытие же и интенсивная эксплуатация крупных нефтегазовых месторождений Северного моря также способствовало росту устойчивости развития экономики этой страны. Третий по счету, но не по важности фактор стабильного (хотя и медленного) развития английской экономики, – хорошая адаптивность национальных компаний к условиям глобальной конкуренции.
Экономики США и Канады – еще двух стран из «Группы восьми» – имеют средний уровень вариабельности темпов прироста реального объема ВВП (39,2% и 39,6% соответственно). Эти страны довольно хорошо обеспечены собственными природными ресурсами, но в их экономике все же явно доминируют отрасли обрабатывающей промышленности, по продукции которых наблюдается наиболее высокий уровень конкурентной борьбы на мировых рынках. Поэтому, если производство легковых автомобилей в США за восемь лет снизилось в 1,4 раза, а у ее главных конкурентов (Японии и Германии) возросло на 11–13%, то данная ситуация не могла не породить достаточно мощной понижательной тенденции в американской экономике: в начале 2000-х гг. темпы прироста ВВП в США упали до 0,8–1,6%, т.е. более чем втрое.
Острота международной конкуренции в наибольшей степени сказывается на экономической динамике таких стран, весьма бедных собственными природными ресурсами, как Германия, Италия, Франция и Япония. Вследствие этого уровень вариабельности темпов прироста реального объема ВВП в рассматриваемых странах в 2,7–3,7 раза выше, чем в России.
Однако очевидно, что специфические конкурентные преимущества нашей страны перед большинством других промышленно развитых стран (богатые природные ресурсы и ориентация экономики на сырьевые отрасли, в которых конкуренция определяется естественными условиями) носят ограниченный и преходящий характер. Задача экономической науки – своевременно предвидеть изменения этих условий. В этой связи особую актуальность приобретает поиск новых подходов и методов в сфере управленческого анализа, как средства обоснования наиболее эффективных долговременных стратегических решений на разных структурных уровнях экономики. Необходимо осознать, что для обеспечения динамичного и устойчивого роста требуется глубокая научная проработка перспектив развития.
Между тем, в настоящее время даже само существование управленческого анализа нередко подвергается сомнению. Он является своеобразным пасынком экономической науки в отличие от традиционного финансового анализа. А ведь термин «управленческий анализ» по своему семантическому содержанию предполагает проведение полномасштабного, глубокого и всестороннего аналитического исследования с целью использования полученной информации для практических нужд управления, т.е. эффективного воздействия на объект анализа. Нужен ли такой управленческий анализ сегодня и, в особенности, завтра? Вне всякого сомнения.
Рис. 1. Фрагмент классификации видов экономического анализа [4, с.26]
Однако понимание этого медленно приходит в научное сообщество и управленческую практику. В этом можно убедиться, рассмотрев одну из наиболее распространенных классификаций видов экономического анализа (рис. 1).
Экономический анализ сведен автором данной классификации к финансовому анализу, а управленческий анализ не упомянут вообще – вместо него предложен внутрифирменный финансовый анализ и технико-экономический анализ. Их объекты изучения – экономический потенциал фирмы, затраты, ресурсы, техника. Проведение анализа дальнего и ближнего окружения фирмы (партнеров, клиентов, конкурентов и т.д.) не предусмотрено вообще. Можно ли с таким информационно-аналитическим обеспечением сферы стратегического управления выдержать конкуренцию на мировом рынке (особенно после вступления в ВТО)? Уверены, что нет.
Другие авторы признают необходимость дифференциации экономического анализа на внешний финансовый и внутренний управленческий анализ [5, с.287–288], но при этом предпочтение отдается узкой трактовке управленческого анализа, область которого ограничивается оценкой производственных затрат (хотя признается также правомерность широких трактовок управленческого анализа и учета как всей системы данных, необходимой для управления).
Синтез различных взглядов и подходов к определению управленческого анализа дает возможность сделать вывод о том, что в настоящее время с известной долей условности могут быть выделены несколько разновидностей экономического анализа, которые теми или иными авторами относятся к локальным видам управленческого анализа (рис. 2).
Рис. 2. Идентификация существующей видовой классификации экономического и управленческого анализа
Хотя в этой классификации доминируют внутренние виды управленческого анализа (производственных затрат, организационно-технического уровня, экономического потенциала фирмы и др.), три вида анализа все же могут носить как внутренний, так и внешний характер. Впрочем, это последнее пока плохо осознается, что можно показать на примере инвестиционного анализа.
Инвестиционный анализ (ИВА), по нашему мнению, представляет собой прежде всего оценку, диагностику и прогнозирование инвестиционных ресурсов, затрат и результатов инвестиционно-строительной деятельности. Особенно актуально такое понимание ИВА для экономики стран, еще не исчерпавших пространственно-ресурсных возможностей для своего развития, что в первую очередь относится к нашей стране. Между тем в отечественной литературе преобладают следующие трактовки инвестиционного анализа:
– ИВА – исследование инвестиционной собственности, определяющее ее соответствие потребностям конкретного инвестора.
– ИВА – это не что иное, как прогнозирование неопределенных исходов. Указывается также, что, несмотря на весь опыт, знания и добрые намерения аналитика, результаты его анализа могут оказаться ошибочными и что чем больше опыта и знаний у инвестора, тем меньше для него вероятность неприятных сюрпризов.
– В специальной литературе едва ли не весь спектр видов ИВА, возможных и необходимых российскому бизнесу и государству, сводится к анализу портфельных инвестиций, оценке сравнительной эффективности различных вариантов вложения ценных бумаг, учету влияния факторов риска и инфляции, оценке инвестиционной привлекательности стран и регионов.
Очевидны, на наш взгляд, неполный и абстрактный характер вышеприведенных трактовок, а также «периферийность» тематики ИВА, отсутствие действительно тесной увязки такого анализа со специфическими задачами обеспечения быстрого и устойчивого роста российской трансформационной экономики. Ведь только до 2015 г. в бурно развивающуюся экономику Сибири, например, планируется вложить 7 трлн. рублей инвестиций, или в среднем по 778 млрд. рублей ежегодно, что в 3,3 раза превышает инвестиции в экономику региона за 2004 г. (рассчитано по [6, с.59; 7]). При этом финансирование строительства сотен новых объектов будет выполняться частными компаниями и государством, что предопределяет властную необходимость проведения полного, глубокого и всестороннего инвестиционного анализа в нашем понимании этого слова.
Инновационный анализ (ИНА), правомерность выделения и развития которого очевидна в период перехода к инновационной экономике, пока не имеет своей теории и методологии. В отдельных тематических разработках внимание концентрируется на анализе инновационных затрат, промежуточных результатов, социально-экономических последствий внедрения новшеств. В меньшей степени акцент делается на оценке интегрального эффекта от развития инновационной деятельности, идентификации его важнейших составляющих, практически не применяется системный подход к построению совокупности показателей диагностики, а также оценочных и прогностических показателей.
Проблема же интеграции инвестиционного и инновационного анализа трактуется облегченно: «Серьезные инновации немыслимы без крупных инвестиций, а эффективные инвестиции – без инноваций» [9, с.185]. Между тем, обстоятельное исследование проблемы интеграции двух видов управленческого анализа показал, что в действительности интегрированный инновационно-инвестиционный анализ ныне отсутствует вообще [10] и его надо создавать «с нуля».
Современный логистический анализ как разновидность управленческого анализа функционирования логистических систем в настоящее время также отсутствует. Приемлемой основой для его создания и развития может оказаться анализ потоков полезных ресурсов в этих системах [11, с.92–100]. Поскольку одной из важнейших характеристик логистической системы являются ресурсные потоки (материальные, информационные, финансовые, энергетические и др.), то развиваемый группой томских авторов подход представляется перспективным.
Таким образом, те немногие виды управленческого анализа, которые, с одной стороны, носят внутренний, а с другой – внешний характер, находятся на начальной стадии своего формирования и потому их интеграция еще впереди. Вместе с тем, уже известны, по меньшей мере, еще три вида чисто внешнего управленческого анализа, интенсивное развитие которых способствует усилению интеграционных процессов. К ним относятся маркетинговый, конкурентный и стратегический анализ.
Идентификация интегрированного управленческого анализа. «Развенчание» скоропалительного и облегченного подхода к интеграции различных видов управленческого анализа (например, инвестиционного и инновационного) не означает, что сама идея интеграции непродуктивна и несвоевременна. Как показано в работах ряда авторов [12; 13, с.21–26], стратегический анализ, выступающий до сих пор преимущественно в виде оценки возможностей развития потенциала организации на перспективу, сегодня следует рассматривать в качестве интегрального стратегического анализа, который включает в себя также маркетинговый и конкурентный анализ. На наш взгляд, такого рода подход может быть назван «частичной интеграцией».
Более зрелой ступенью интеграционных процессов следует считать согласованное и скоординированное проведение совокупности аналитических процедур по всем известным видам управленческого анализа. Прежде чем реализовать предлагаемый подход, необходимо расширить перечень видов внешнего анализа, которые представляется целесообразным включать в состав интегрированного управленческого анализа (рис. 3).
Рис. 3. Идентификация интегрированного управленческого анализа экономики организации и внешнего окружения
Маркетинговый анализ – это изучение организацией рынка своих товаров и услуг, спроса и предложения, поведения потребителей, рыночной конъюнктуры, динамики цен с целью лучшего продвижения товаров. Конкурентный анализ представляет собой сравнительную характеристику сильных и слабых сторон текущих и будущих конкурентов. Стратегический анализ может быть идентифицирован как анализ внутренних и внешних факторов, важных для разработки целей и стратегии деятельности организации.
В отличие от инвестиционного, инновационного и логистического анализа три вышеперечисленных вида чисто внешнего анализа в теоретико-методологическом и прикладном аспектах разработаны достаточно хорошо (см., напр., [12,14,15 и др.]). Серьезный недостаток здесь один: стремление маркетологов, специалистов по стратегическому анализу и конкурентной разведке рассматривать сугубо изолированно результаты, получаемые с помощью каждого вида анализа. Искусственная дезинтеграция объективно связанных друг с другом видов управленческого анализа обедняет полученные результаты, порождает отрицательную синергию. Она нуждается в своем преодолении.
Основные выводы. Рассмотрение места, роли и возможностей управленческого анализа в условиях роста турбулентности экономического развития и обострения мегаконкуренции объективно усиливает роль управленческого анализа в системе средств позитивного воздействия на неблагоприятный ход событий. Это требует кардинального пересмотра сложившихся стереотипов в экономическом анализе и управленческой практике по следующим направлениям:
1. Управленческий анализ является столь же важным (если не более важным), чем традиционный финансовый анализ, что порождает потребность в интенсификации исследований теоретико-методологических и организационных основ большинства его видов.
2. Изолированное, спорадическое и разрозненное применение отдельных видов управленческого анализа становится все менее эффективным. Попытки их частичной интеграции носят паллиативный характер и не позволяют добиться действительно высокой эффективности интеграционных процессов.
3. Более зрелой ступенью развития интеграции в управленческом анализе следует считать согласованное и скоординированное проведение совокупности аналитических процедур по всем известным его видам. Этому препятствуют, во-первых, слабая разработанность таких локальных видов анализа, как инвестиционный, инновационный, логистический и социально-трудовых отношений, а во-вторых, ведомственный и профессиональный изоляционизм специалистов, отсутствие навыков работы в команде.
4. Изменение сложившихся парадигм мышления в области экономического и управленческого анализа, разработка и внедрение прогрессивных новшеств в методах анализа, придание значительно большей роли анализу внешней среды организации позволит успешно использовать интегративный управленческий анализ для решения самых сложных социально-экономических проблем.


Литература
1.«Группа восьми» в цифрах. 2006: Стат. сб. / Росстат. – М., 2006.
2.Промышленность России. 2002: Стат.сб. /Госкомстат России. – М., 2002.
3.Россия в цифрах. 2005: Крат. стат. сб. / Росстат. – М., 2005.
4.Ковалев В.В. Финансовый анализ: методы и процедуры. – М.: Финансы и статистика, 2002.
5.Баканов М.И., Мельник М.В., Шеремет А.Д. Теория экономического анализа: Учебник /Под ред. М.И. Баканова. – 5-е изд., перераб. и доп. – М.: Финансы и статистика, 2005.
6.Инвестиции в России. 2005: Стат. сб. /Росстат. – М., 2005.
7.http://www.strana.ru/stories/03/02/18/3279/280293.html.
8.Илышев А.М., Воропанова И.Н. Методологический подход и система показателей управленческого инновационного анализа // Научно-практический журнал «Экономический анализ: теория и практика». 2004. № 8. – С.26–34.
9.Аньшин В.М. Инвестиционный анализ: Учеб.-практ. пособие. – М.: Дело, 2000.
10.Илышев А.М., Илышева Н.Н., Воропанова И.Н. Учет и анализ инновационной и инвестиционной деятельности организации: Учеб. пособие. – М.: КНОРУС, 2005.
11.Филонов Н.Г., Дащинская С.К., Коваленко Л.В. Анализ структуры потоков полезных ресурсов в логистических системах //Стратегический управленческий анализ: научно-аналитический журнал. – 2007. – №2.
12.Фляйшер К., Бенсуссан Б. Стратегический и конкурентный анализ. Методы и средства конкурентного анализа в бизнесе. – М.: БИНОМ. Лаборатория знаний, 2005.
13.Лукина Е.Л. Интегральный стратегический анализ деятельности технического вуза //Университетское управление: практика и анализ. – 2006 – №5 (45) – С. 21–26.
14.Беляевский И.К. Маркетинговое исследование: информация, анализ, прогноз: Учебник. – М., 2005.
15.Илышев А.М., Илышева Н.Н., Селевич Т.С. Текущий конкурентный анализ в транзитивной экономике: Научное издание. – Екатеринбург: Издательство Уральского государственного технического университета – УПИ, 2007.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия