Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (24), 2007
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Жигунов А. П.
соискатель кафедры маркетинга Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов

Развитие сотрудничества крупного, среднего и малого предпринимательства в инновационной экономике

Переход от ресурсно-сырьевой к инновационной экономике требует, чтобы крупный, средний и малый бизнес сосредоточился в тех сферах, где он имеет явные конкурентные преимущества, постоянно кооперируясь друг с другом. Крупный бизнес незаменим при осуществлении крупномасштабных инновационных проектов, при освоении нововведений в массовом производстве. Малый и средний бизнес имеет преимущества при разработке и опытной проверке новых идей, при индивидуальном и серийном производстве образцов новой техники.
Особенно явными станут эти преимущества при широком использовании нанотехнологий, для которого достаточно небольших производственных помещений и относительно невысокой стоимости активов. С помощью наномеханизмов проводится прямой синтез продукции из атомов и молекул, что позволяет создать безотходное производство, при минимальной длительности производственного цикла, не привязанное к источникам сырья. Его можно разместить в небольших городах и поселках, оно не требует гигантских цехов и заводов, сепарации и утилизации отходов, транспортировки больших объемов сырья.
По оценке Center of Responsible Nanotechnology (США), издержки фирм, основанных на нанотехнологиях, будут включать в основном оплату алгоритмов сборки продукции, расходы на логистику, обучение кадров и энергию. При выпуске однородной продукции (конструкционные и ремонтные материалы, сверхпрочный инструмент, минеральные удобрения и т. д.) на один кг продукции потребуется всего 200 квч электроэнергии, что по нынешним российским ценам составляет примерно 250 руб. Производство сложных изделий (мобильные телефоны и другие средства связи, электронные приборы, нанороботы для передвижения по кровеносным сосудам, лимфатическим узлам и межклеточному пространству, лекарства, одежда, обувь и т. д.) потребует дополнительных модулей для сепарации исходных материалов и их подачи на окончательную сборку. Но и здесь затраты на энергию – основной элемент производственной себестоимости – в новых условиях не превысят 3–4 тыс. руб. на кг продукции, что вполне по силам среднему бизнесу и намного меньше нынешних затрат.
Характерно, что Нобелевские премии 2007 г. по физиологии, физике и химии были присуждены не за научные открытия как таковые, а за участие в инновационных проектах, которые заканчиваются коммерческим освоением разработок в области медицинской генетики, производства электронных приборов и химикатов. В Санкт-Петербургском политехническом университете и других российских и зарубежных центрах завершается создание новых композиционных материалов, которые позволят радикальным образом преобразовать производство телевизионных экранов, осветительных приборов и многих других высокотехнологичных изделий, передав его малому и среднему бизнесу.
Одной из главных причин слабого развития малого и среднего бизнеса в России является его обособленность, изоляция от крупных компаний. Это определяет низкий технический уровень малых фирм, ориентированных главным образом на торгово-посреднические операции, производство низкотехнологичных товаров и услуг.
К числу главных форм сотрудничества крупного, среднего и малого бизнеса относятся аутсорсинг, предпринимательские сети, государственно-частное, в том числе инвестиционное партнерство, венчурное финансирование, франчайзинг, лизинг, факторинг, инкубаторы малого бизнеса, технопарки, наукограды, особые экономические зоны.
Аутсорсинг означает специализацию крупных компаний на их ключевой компетенции и передачу самостоятельным и дочерним малым и средним фирмам всех основных, вспомогательных и обслуживающих функций, по которым крупная компания не является лидером в своей отрасли. Аутсорсинг базируется на комлексном бенчмаркинге, технико-экономическом аудите, субконтрактинге, который особенно важен для машиностроения, жилищно-коммунального хозяйства, горнодобывающей промышленности, АПК, государственных учреждений. В результате создается новая модель фирмы, которая выступает не только как товаропроизводитель, но и как интегратор, организующий цепочку создания стоимости [1].
Предпринимательские сети представляют собой партнерства и альянсы [2, 3], в которых малые и средние фирмы сохраняют свою юридическую и хозяйственную самостоятельность, реализуя в то же время единую стратегию и получая доступ к нематериальным активам, торговой марке, технологиям, методам управления и маркетинговым структурам головной компании, а также других участников сети.
Государственно-частное партнерство основано на государственных заказах на разработку и коммерционализацию нововведений с соответствующими квотами для малого и среднего бизнеса. При инвестиционном партнерстве государство, крупные, средние и малые компании совместно финансируют проект, причем готовый объект, оставаясь государственной собственностью, может быть передан в концессию или оперативное управление частному бизнесу.
Развитие государственно-частного партнерства требует решения двух принципиальных вопросов. Первый из них связан с правилами оценки, передачи и защиты интеллектуальной собственности, созданной за счет средств бюджета и передаваемой частным компаниям. До сих пор на российских предприятиях нематериальные активы должным образом не учитываются и не управляются.
Вторая проблема связана со статусом государственных корпораций, которые сейчас создаются во многих сферах экономики. Они должны функционировать как некоммерческие организации, звенья инфраструктуры, обслуживающие частный бизнес, но не заменяющие его и не конкурирующие с ним.
Венчурное финансирование становится основой развития инновационного малого и среднего бизнеса в глобальной экономике [4]. Франчайзинг позволяет совместить преимущества крупного и малого бизнеса при эксплуатации коммерческих объектов [5]. Лизинг дает малому и среднему бизнесу возможность получать товарный кредит и технологическую помощь крупных компаний на выгодных условиях даже при отсутствии кредитной истории и собственных активов для залога. Как показано в ряде публикаций, факторинг способствует повышению ликвидности и устойчивости малого бизнеса, разделяя коммерческие риски. В последние годы можно говорить уже не только о потенциальных, но и о реальных преимуществах технопарков и технико-внедренческих зон для сотрудничества крупного и малого бизнеса.
Все это имеет особое значение в нефтегазовом комплексе. Предпринимательство здесь во многом зависит от рисков и неопределенности глобального энергетического рынка. В России его развитие определяет рост спроса на нефтегазовое моторное, энегетическое и химическое сырье, снижение темпов роста добычи в связи с исчерпанием экономически доступных запасов на старых месторождениях и высокой себестоимостью добычи на морском шельфе и в северных регионах.
В инновационной экономике снижение удельного расхода сырья и топлива на единицу ВВП достигается на базе энергосберегающих технологий, уменьшения доли нефти и газа в топливном балансе, использования альтернативных видов сырья (нефтяные пески и сланцы, метан и попутные газы).
Развиваются новые методы транспортировки энергоресурсов (система трансконтинентальных трубопроводов, танкерная перевозка сжиженных газов и т. д.). Специализируется сфера услуг – геофизика, сейсморазведка, бурение, капитальный и текущий ремонт скважин, обслуживание оборудования и т. д. Буровые и другие компании, выделившиеся из вертикально-интегрированных корпораций, резко увеличили объем продаж и прибыль.
Анализ этих тенденций на мировом и российском рынке позволяет определить формы сотрудничества крупных, средних и малых фирм в нефтегазовом комплексе. При этом следует учесть, что частные нефтегазовые компании до сих пор использовали преимущественно месторождения, открытые за счет бюджетных средств, не вкладывая достаточно инвестиций в геологоразведку и обустройство новых районов. Нередко они использовали технологии гидроразрыва пласта, позволявшие получать максимум прибыли, снижая при этом общий коэффициент извлечения нефти из недр.
Важное значение для перспектив развития предпринимательства в нефтегазовом комплексе имеет рост производства этанола и других видов биотоплива, развитие водоугольных технологий, водородной, солнечной и ветровой энергетики. Тем не менее, как показывают обоснованные прогнозы, нефтегазовый комплекс в обозримом будущем останется важнейшим звеном мировой и российской экономики, сферой применения наукоемких технологий и новых методов организации производства.
Энергетическая безопасность в инновационной экономике достигается не столько за счет увеличения добычи ресурсов, сколько на основе улучшения структуры энергобаланса, увеличения глубины переработки сырья, его более полного извлечения из недр. Исследования опровергают утверждения [6] о том, что развитие нефтегазового комплекса – наркотик, примитивное производство, не создающее квалифицированных рабочих мест, база «периферийного капитализма». Нельзя согласиться с негативной оценкой результатов политики развития энергосектора [7].
Анализ сценариев развития нефтегазового комплекса [8] показывает, что его превращение в наукоемкое инновационное производство по опыту Норвегии и Австралии вполне возможно и необходимо при соответствующих институциональных преобразованиях, создании новой системы экономических стимулов, организации постоянного сотрудничества крупного, среднего и малого бизнеса.
В нефтегазовом комплексе имеют место две противоположные тенденции. С одной стороны, увеличивается роль крупного предпринимательства. Это связано с ростом капиталоемкости производства и сроков окупаемости инвестиций, затрат на разработку и освоение новых физико-химических технологий, расходов на экологию. В России и ряде других стран преобладают вертикально интегрированные компании, объединяющие разведку, добычу, транспортировку, глубокую переработку сырья и реализацию конечной продукции.
Эти компании могут быть как частными, так и государственными, их эффективность, как показал анализ, определяется не формой собственности, а качеством управления, инновационной, кадровой и финансовой стратегией. Анализ развития крупных компаний подтверждает как преимущества вертикальной интеграции, связанные с единым управлением замкнутым циклом производства, так и ее недостатки, которые выражаются в ограничении аутсорсинга и монополизации региональных рынков.
С другой стороны, возрастает роль малого и среднего бизнеса в нефтегазовом комплексе. Это обусловлено двумя главными обстоятельствами: увеличением числа малых и истощенных месторождений, которые крупному бизнесу разрабатывать невыгодно [9], и развитием специализированного производства высокотехнологичных услуг. В США и Канаде более 50% нефти и газа получают малые и средние компании с добычей менее 1 млн тонн в год. Они разрабатывают преимущественно небольшие и истощенные запасы в обжитых районах с развитой инфраструктурой.
Российская система недропользования не стимулирует освоение современных технологий и увеличение отдачи пластов. Поэтому доля малых и средних компаний в добыче нефти и газа не превышает 5% и продолжает сокращаться. Несколько лучше обстоит дело с малым и средним бизнесом в сфере высокотехнологичных услуг, производстве широкого ассортимента нефтехимической продукции. Весьма перспективно развитие малых фирм по переработке попутного газа, производству биодизеля и других альтернативных видов топлива и особенно в сфере энергосбережения.
Предстоит коренным образом изменить организационную структуру нефтегазового комплекса. Ценный опыт в области развития сотрудничества крупного и малого бизнеса имеет «Татнефть». Эта компания разрабатывает в основном истощенные за 40–50 лет добычи месторождения, но располагает развитой технологической базой, инфраструктурой, квалифицированными кадрами и системой их обучения. Анализ стратегии развития «Татнефти» показал, что внедрение новых методов повышения отдачи пластов, освоение трудноизвлекаемых запасов на малых месторождениях со специфическими условиями добычи, расширение ассортимента нефтехимической продукции возможно только на основе сотрудничества с малым и средним бизнесом.
С помощью «Татнефти» в Татарстане создается три типа малых фирм: дочерние, совместные и независимые [10]. Они получают в свое распоряжение лицензионные участки, скважины (в основном законсервированные и выведенные из эксплуатации), оборудование на условиях долгосрочной аренды, а также помощь в освоении новых технологий, обучении кадров и реализации продукции. Это позволило «Татнефти» стабилизировать общий уровень добычи, существенно повысить нефтеотдачу пластов, а также добавленную стоимость в расчете на единицу добычи природных ресурсов.
В то же время себестоимость добычи у малых фирм существенно выше, чем у крупных. Дифференциация налога на добычу полезных ископаемых, введенная в 2007 г., учитывает не коэффициент извлечения нефти из недр, а только общую оценку обводненности пластов. Малые и средние фирмы не получили давно обещанных им льгот, т. к. не могут организовать собственный учет на каждом участке, который требуется для дифференциации налога.
Для решения всех этих проблем необходимо по опыту Норвегии ввести единую государственную систему комплексного учета запасов и добычи по каждому месторождению.


Литература
1.Управление цепочками создания стоимости. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2007.
2.Galbraith C. , Stiles C. Developmental entrepreneurship: adversity, risk and isolation. – Amsterdam, 2006. – 423 p.
3.Networks and groups: models of strategic formation /B. Gutta, M. Jackson (eds.) – Berlin, 2003. – 496 p.
4.Кемпбелл К. Венчурный бизнес: новые подходы. – М.: Альпина Бизнес Букс, 2004 – 428 с.
5.Burns P. Entrepreneurship and small business. – Basingstoke: England, 2007 – 538 p.; Holcombe R. Entrepreneurship and economic progress. – New York, 2000 – 204 p.
6.Явлинский Г. Россия во мгле. – М., 2006.
7.Миров В. Может ли Россия стать энергетической сверхдержавой? //Вопр. экономики. – 2006. – № 9.
8.Ткачева В.Л. Трансформация нефтегазового комплекса в тенденциях мировой интеграции и энергоглобализации. – М.: Изд-во Нефть и газ, 2004. – 850 с.; Башмаков И. Экономика России: стратегия инерции или стратегия эффективности //Вопр. экономики. – 2007. – № 8.
9.Смыков В.В. Социальная ответственность крупных корпораций: мировой опыт и реалии Татарстана. – СПб.: НПК РОСТ, 2003. Глава 2.
10.Нугаев Р.Л., Ягудина Л.Ш. Нефтяные ресурсы республики Татарстан: добыча, реализация, запасы //
Экономический вестник республики Татарстан. – 2003. – № 4.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия