Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (24), 2007
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Беккин Р. И.
старший научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


Исламская экономика в Пакистане

В Новейшее время среди мусульманских ученых, писавших о необходимости применения исламской экономической модели, было немало пакистанцев. 1
Вопреки распространенному мнению, относящему начало процесса исламизации экономики (в том числе, и на законодательном уровне) к периоду правления президента Зия-уль-Хака, данной проблеме придавалось существенное значение еще в первые годы существования Пакистана. Так, еще в первой Конституции Пакистана 1956г. указывалось, что «Государство будет прилагать усилия для… устранения рибы 2 в возможно короткий срок». В Конституции 1962г. провозглашалось, что «риба (ростовщичество) должна быть устранена». 3 И, наконец, в Конституции 1973г. подтверждается, что «Государство устранит рибу настолько быстро, насколько это представляется возможным». Таким образом, по сравнению с первой Конституцией 1956г., законодатель в Конституции 1973г. в вопросе борьбы с ростовщичеством настроен более решительно: государство уже обещает не прилагать усилия к ликвидации рибы, а ликвидировать саму рибу.
Однако данные положения носили лишь декларативный характер и созданный в соответствии с Конституцией 1962г. Совет исламской идеологии вынужден был в специальном докладе, изданном в 1991г., констатировать, что «в течение первых трех десятков лет существования Пакистана как независимого государства ликвидации рибы не было уделено должного внимания». 4
В 1960-е гг. в стране приобрела популярность идея о реорганизации банков и страховых компаний на кооперативных началах, поскольку кооперативная деятельность по своей сути не противоречит исламу. Речь шла о преобразовании существовавших банков в кооперативные, а страховых компаний – в общества, или компании взаимного страхования, или же об учреждении новых финансовых институтов. В итоге в Пакистане было организовано около десяти т.н. компаний взаимного страхования, – например, «Ист Бенгол Мьючуэл Иншурэнс Ко», учрежденная в 1966г. в Дакке (Восточный Пакистан). Что же касается банков, то в 1965г. пакистанским финансистом С.А. Иршадом был организован первый в стране банк, или, точнее, банковская компания – «Кооперативная инвестиционная и финансовая корпорация», осуществлявшая некоторые беспроцентные операции до своего банкротства в 1969г. Подобная судьба постигла многие компании взаимного страхования, которые не могли конкурировать с коммерческими страховыми компаниями и быстро обанкротились.
Вопрос о необходимости исламизации всей экономической системы страны в соответствии с конституционным принципом ликвидации рибы был поднят при президенте Зия-уль-Хаке.
В своей речи при открытии подвергшегося модернизации Совета исламской идеологии 29 сентября 1977г. Зия–уль-Хак призвал Совет отдать приоритет подготовке доклада по освобождению пакистанской экономики от рибы. Он поручил Совету составить план по созданию беспроцентной экономической системы, а 10 февраля 1979г. установил срок в 3 года для ликвидации ростовщичества в стране. Ранее, в ноябре 1977г. Совет назначил группу, состоявшую из специалистов по экономике и банковскому делу для изучения перспектив исламизации экономики.
В соответствии с задачами, установленными Советом, группа экспертов исследовала вопрос о введении исламских налогов: закята (налог в пользу нуждающихся мусульман) и ‘ушра (налог или сбор в размере 1/10 – десятина, налог с продуктов земледелия и торговая пошлина). Соответствующий доклад был представлен Совету исламской идеологии в марте 1978г. 5 В феврале 1979г. проект Ордонанса «О закяте и ‘ушре» был опубликован для публичного обсуждения. При этом правительство не спешило вводить его в действие в полном объеме. Будучи принятым 24 июня 1979г. в части, касающейся вопросов закята, полностью Ордонанс должен был вступить в силу после внесения поправок и специального указания правительства, которое последовало только 20 июня 1980г. Однако действие положений, касавшихся ‘ушра, было приостановлено до 15 марта 1983г.
Правительство возлагало на данный закон большие надежды. Государственная казна остро нуждалась в средствах, в том числе и на реализацию неотложных социальных программ. В одном из выступлений президент Зия-уль-Хак заявил: «Они (исламские налоги) позволят через несколько лет кардинально изменить экономику страны… и вскоре в Пакистане не останется ни одного человека, который ляжет спать голодным». 6
Планировалось, что в течение трех – максимум пяти лет поступления от сбора исламских налогов принесут в бюджет дополнительно около 2,9 млрд. рупий (290 млн. долл. США). 7
Однако далеко не все граждане Пакистана были довольны введением закята – особенно, когда выяснилось, что этот очистительный социальный налог будет сосуществовать со всеми прежними налогами. В стране, где рост уклонения от уплаты налогов всегда был высок, подобная реакция была вполне прогнозируема. 8 Особое недовольство представителей разных слоев вызвало то, что обложению закятом подлежали банковские депозиты, счета, ценные бумаги, акции, продукция горнодобывающей промышленности. 9 Противники данной нормы заявляли, что она идет вразрез с шариатом (по крайней мере, в интерпретации данного вопроса шиитскими и значительным числом суннитских правоведов), требующим, чтобы принудительному обложению закятом подлежало только видимое имущество (амвал захир) в то время как банковские вклады подпадают под определение скрытого имущества (амвал батин). 10
В результате в стране в считанные дни произошел спад деловой активности, массовое изъятие вкладов из банков, утечка капиталов. Кроме того, против введения закята в качестве обязательного налога единым фронтом выступили представители различных шиитских течений. Шииты требовали, чтобы закят в их общине собирался не государством, а шиитским духовенством. Только за 2 дня после призыва одного из лидеров общины шиитами было изъято из банков 10 млн. рупий (1 млн. долларов). 11
Под влиянием этих событий принятие Ордонанса «О закяте и ‘ушре» было отложено, и после долгих консультаций в данный нормативно-правовой акт были внесены поправки, в соответствии с которыми шиитам и другим (несуннитским) течениям было разрешено толковать положения о налогообложении в соответствии с их религиозной традицией. К большому неудовольствию представителей суннитской общины около ? поступлений от закята и ‘ушра должно было направляться в центральный бюджет и лишь ? оставаться в местном ведении. 12
Ордонанс предусматривал возможность освобождения того или иного лица от уплаты очистительного налога: «если лицо не считает обязательным выплату закята, руководствуясь своей верой и фикхом 13, оно может быть освобождено при условии представления в письменном виде в шариатский суд заявления в течение 3 месяцев до истечения срока взимания налога». 14 Закон имел и обратную силу. Так, если кто-либо считает, что с него был незаконно взыскан закят, то он может обжаловать этот вопрос в шариатском суде. Для того чтобы предотвратить лавину исков, в Ордонанс «О закяте и ‘ушре» было введено положение, согласно которому, лицо, чьи требования о неправомерности взимания с него закята будут отклонены судом, будет должно заплатить удвоенный налог – положение довольно сомнительное с точки зрения исламского запрета ростовщичества.
Вместе с тем, нельзя не отметить, что положение, предусматривающее возможность пусть и в судебном порядке получить освобождение от уплаты закята косвенно указывает на то, что исламская экономическая модель может выступать для граждан-мусульман как альтернатива, а не как единственно возможная модель экономического поведения.
15 июля 1980г., менее чем через месяц после вступления в силу Ордонанса «О закяте и ‘ушре», в Пакистане впервые началось распределение закята. Однако фактически сбор данного налога в провинциях был начат с опозданием, причиной которого послужила элементарная техническая неготовность соответствующих низовых советов по сбору закята в соответствии с учрежденной многоступенчатой системой. Вот как выглядит эта система по сбору закята.
Главным органом, контролирующим сбор, распределение закята и другие вопросы, связанные с очистительным налогом, является Центральный совет по закяту, состоящий из 19 человек (чиновников, богословов, правоведов) во главе с судьей Верховного суда Пакистана. Следующее звено представляют провинциальные советы, включающие в среднем 10–12 человек, председатель которых должен быть членом провинциального верховного суда. 15 Далее следуют окружные и районные советы. И, наконец, для каждого населенного пункта с числом жителей от 1000 до 7000 человек также предусмотрено создание местного совета, состоящего из 9 избираемых членов. Таким образом, в таком бюрократизированном государстве как Пакистан была создана еще одна мощная чиновничья структура. Так, на январь 2002г. в стране функционировало 39 186 местных комитетов по закяту 16. К компетенции указанных советов относится и сбор другого исламского налога – ‘ушра.
Несмотря на то, что некоторые мусульманские правоведы считают ‘ушр разновидностью закята, в Ордонансе «О закяте и ‘ушре» последний рассматривается в качестве самостоятельного налога. ‘Ушр, введенный пакистанским законом, по целому ряду моментов отличается от ‘ушра, известного классическому мусульманскому праву.
Согласно Ордонансу, ‘ушр должен выплачиваться наличными, но если продукцией земледелия являются пшеница и рис, то разрешается выплачивать данный налог натурой. ‘Ушр должен передаваться местному комитету по сбору закята или непосредственно получателям закята. От уплаты ‘ушра Ордонанс освобождает лиц, получающих средства из фонда закята или собирающих с земли менее 948кг пшеницы в год или ее зернового эквивалента (нисаб).
Введение ‘ушра также вызвало недовольство как среди мелких и средних земельных собственников и арендаторов, так и среди крупных помещиков. Возмущавшиеся требовали ввести прогрессивную шкалу налогообложения с учетом размеров земельных наделов.
В результате, после принятия Ордонанса 1980г. было заявлено, что сбор ‘ушра будет отложен до октября 1980г., однако и эти сроки не были соблюдены. В первый год после введения ‘ушра (1983–1984) в бюджет было недополучено около 40 % средств. 17
В целом можно выделить следующие существенные негативные аспекты реформ по исламизации налогового сектора в Пакистане:
1) Несоответствие традиционным правилам распределения закята. Значительная часть закята идет в центральный бюджет, а не распределяется на нужды той общины, где он был собран, что не согласуется с классическими исламскими представлениями об очистительном налоге и вызывает недовольство многих граждан.
2) Несознательность налогоплательщиков. На фоне тотального уклонения от уплаты стандартных налогов исламские налоги закят и ‘ушр не стали исключением. Многие граждане страны стремятся либо совсем уклониться от уплаты данных налогов, либо получить возможность уплачивать налог в меньшем объеме. В тех же случаях, когда закят выплачивается добровольно с определенных категорий товаров, число неплательщиков еще выше.
3) Невыполнение закятом в Пакистане своей главной функции – ликвидации пропасти между бедными и богатыми. Новые налоги не улучшили, а ухудшили положение большинства мусульман с невысоким уровнем доходов.
4) Отсутствие равноправия налогоплательщиков при взимании закята. Уплата исламских налогов сопровождается неравными условиями для разных категорий налогоплательщиков. Так, состоятельные налогоплательщики получили налоговую льготу: до 15 % средств, причитающихся к выплате в качестве закята, они могут потратить на создание семейных благотворительных фондов, что фактически означает контроль этих семей над данной частью налога. Крупным землевладельцам – плательщикам ‘ушра – также были предоставлены льготы.
5) Неподготовленность технической базы, архаичная система учета и аудита при сборе исламских налогов создают предпосылки для махинаций со стороны лиц, ответственных за их сбор и распределение.
6) Нехватка квалифицированных кадров, в том числе среди мусульманских богословов. Так, в первые годы реформ правительство вынуждено было, обещая высокое вознаграждение и целый ряд льгот, привлекать мусульманских богословов и правоведов из других стран для решения поставленных задач по правовому обеспечению исламских экономических реформ. Однако проблема нехватки профессиональных богословов по-прежнему актуальна.
7) Несознательность лиц, собирающих исламские налоги. Закят зачастую не доходит до получателей: недобросовестное распределение поступивших от закята средств стало в Пакистане притчей во языцех. 18
8) Отсутствие взаимосвязи системы исламских налогов с другими исламскими финансовыми институтами (банками, фондами). Несмотря на то, что Зия-уль-Хак поставил целью исламизацию всего финансового сектора, реальные шаги правительства свидетельствовали об отсутствии комплексной программы, которая позволила бы осуществить задуманное. Например, в контексте окончательно не решенной проблемы ликвидации ростовщичества в работе банков обложение закятом банковских депозитов вызывает вопросы.
Параллельно с введением исламских налогов предпринимались меры по исламизации банковского сектора. 10 февраля 1979г. президент Зия-уль-Хак поручил Совету исламской идеологии в течение трех лет устранить рибу из экономики страны. При Совете была создана группа экспертов, состоявшая из экономистов и специалистов по банковскому делу.
Изучив вопрос о возможности создания беспроцентной экономической системы, эксперты пришли к выводу о том, что надо осуществлять исламизацию финансового сектора поэтапно и начать с трех организаций, представлявших собой небанковские институты: Корпорации по финансированию жилищного строительства (КФЖС), Инвестиционной корпорации Пакистана (ИКП), Национального инвестиционного треста (НИТ). В соответствии с планом, представленным Советом правительству, рибу планировалось ликвидировать к декабрю 1981г.
В январе 1981г. правительство распорядилось, чтобы все национализированные коммерческие банки (на тот момент их было 5) открыли соответствующие исламские окна, осуществляющие беспроцентные операции. Однако Совет исламской идеологии не поддержал данную инициативу, ссылаясь на то, что риба должна быть отменена полностью, а не частично. По мнению членов Совета, подобные полумеры лишь способствовали закреплению и продлению существования процентной системы в стране и сводили на нет попытки исламизировать экономику. 19 Как оказалось впоследствии, такой максимализм со стороны Совета не был оправдан: первоначальные сроки по избавлению экономической системы от рибы так и не были соблюдены.
В своем выступлении 14 июня 1984г. министр финансов Пакистана призвал устранить рибу к 1 июля 1985г. Государственный банк Пакистана, выполняющий в стране функции Центрального банка, издал директиву, согласно которой действовавшим в стране банкам предписывалось перестать использовать в своей деятельности процентные операции к указанной министром дате. Банкам были рекомендованы 12 типов операций, альтернативных тем, в которых использовался процент. Условно данные операции делятся на 3 категории: займы (кард хасан), финансирование торговых операций (мурабаха, иджара и др.) и инвестиционное финансирование (мушарака, покупка мудараба-сертификатов, акций и др.). Всего же в период с июня 1984 по конец июля 1985г. Госбанк выпустил 23 циркуляра, касавшихся ликвидации рибы.
С 1 января 1985г. начинается второй этап исламизации банковской системы Пакистана. С этой даты все кредиты банков (но не иностранных банков) стали предоставляться правительству, государственным компаниям, публичным и частным акционерным обществам на беспроцентной основе. С первого апреля того же года другие юридические и физические лица получили доступ к беспроцентным кредитам. 20
1 июля 1985г. все финансовые организации (включая банки) перестали принимать вклады под проценты, заменив их механизмом мудараба. 21 С этой же даты беспроцентное кредитование стало распространяться и на сельскохозяйственную сферу. Данные изменения не коснулись валютных вкладов. 22
Однако правительство так и не смогло последовательно бороться с рибой. В августе того же 1985г. банкам вернули право инвестировать свои непроцентные пассивы в процентные ценные бумаги правительства. Несмотря на то, что еще в 1983г. в Малайзии был принят Закон «Об исламском банковском деле», пакистанский законодатель не стремился принимать аналогичный нормативно-правовой акт. Вместе с тем, были приняты другие законы.
В 1988 был опубликован Ордонанс «О шариате». Во исполнение положений данного закона была учреждена Постоянная Комиссия по исламизации экономики, назначаемая президентом, и проработавшая всего около 8 месяцев. Сам же Ордонанс фактически так и не вступил в силу.
После гибели Зия-уль-Хака в авиакатастрофе в 1988г. процесс исламизации экономики был приостановлен. Однако уже в 1991г. в соответствии с новым Законом «О введении шариата» была учреждена Комиссия по исламизации экономики. Одной из функций комиссии было наблюдение за процессом ликвидации рибы в максимально короткие сроки и предоставление рекомендаций правительству по этому вопросу. Кроме того, перед комиссией стояла задача проанализировать все финансовое законодательство Пакистана на предмет его соответствия шариату. Прежние финансовые процентные обязательства страны сохранялись вплоть до окончательного решения проблемы ликвидации рибы.
Ранее, в 1990г. Федеральному шариатскому суду, учрежденному в соответствии с поправками, внесенными в Конституцию страны в 1979г., были даны полномочия рассматривать финансовые законы на предмет их соответствия шариату. В суд поступило более 100 жалоб (петиций). В решении от 14 ноября 1991г. суд признал 23 закона и подзаконных акта не соответствующими шариату и объявил их отмену с 1 июля 1992г. Суд также дал определение рибы: «риба, запрещенная в Коране и сунне, включает процент по займам, получаемым или предоставляемым для коммерческих или потребительских нужд банками или другими финансовыми институтами». 23
Против решения Федерального шариатского суда в Апелляционную палату по шариатским делам при Верховном Суде было подано много апелляций, в том числе от кабинета министров. Но судебные слушания начались только в 1999г., поскольку такой статус-кво долгое время устраивал все заинтересованные стороны: сторонников и противников исламизации экономики. Во время слушаний правительство Н. Шарифа отозвало поданную апелляцию.
23 декабря 1999г. Верховный суд Пакистана поддержал решение Федерального шариатского суда. Это было историческое событие. Восемь финансовых законов были признаны законами, несоответствующими шариату: они должны были утратить силу с 31 марта 2000г. Остальные законы, ранее признанные несоответствующими шариату, должны были утратить силу с 30 июня 2001г. Риба должна была быть исключена из экономической жизни страны за исключением сферы внешнего государственного долга.
На этот раз именно Верховный суд, а не Совет исламской идеологии выступил в качестве ключевого органа, отвечающего за ликвидацию рибы. Суд призвал правительство обратить внимание не только на банковский сектор, но и проводить политику исламизации экономики на рынке ценных бумаг, а также в бюджетных отношениях на уровне государства. Суд рекомендовал принять целый ряд нормативно-правовых актов и создать специализированные структуры, призванные осуществлять исламизацию экономики. Параллельно шла работа различных временных комитетов и комиссий при министерствах. Так, временным комитетом при Министерстве законодательства и юстиции был подготовлен целый ряд законопроектов, среди которых – проект Ордонанса «О запрете рибы».
За неполные 25 лет непоследовательной исламизации экономики страны количество ее сторонников значительно сократилось. Поэтому когда Верховный суд незадолго до введения беспроцентной финансовой системы, намеченного на 30 июня 2001г., в очередной раз сообщил о переносе сроков избавления от рибы еще на один год, то это уже никого не удивило. Поводом для такого решения стало обращение банка «Юнайтед Бэнк Лимитед». В обращении этого банка говорилось, что Верховный суд превысил свои полномочия, когда выносил свое историческое решение о рибе. Банк требовал приостановить исполнение решения суда или продлить сроки его исполнения, по меньшей мере, до 31 декабря 2002г. и сохранить в результате действие ранее отмененных законов, где регулируются процентные отношения.
Незадолго до окончания очередного продленного на год срока преобразования экономики в беспроцентное хозяйство, Верховный суд Пакистана объявил свое решение по иску «Юнайтед Бэнк Лимитед». Прежние решения от 23 декабря 1999г. и от 14 ноября 1991г. были отменены, и дело было передано в Федеральный шариатский суд для вынесения нового постановления. Иными словами, правительство Пакистана пришло к тому, с чего начинало политику исламизации экономики в конце 1970-х – начале 1980-х годов: несмотря на все декларации, ликвидация рибы за прошедший период так и не была осуществлена.
Среди причин, повлекших за собой неудачу в создании беспроцентной экономической системы в Пакистане, следует выделить следующие:
1) Непонимание и неприятие реформы большинством населения. Несмотря на пропагандистские декларации режима Зия-уль-Хака о том, что политика исламизации экономики способна решить социально-экономические проблемы пакистанцев, на деле многие граждане страны опасались, что преобразования могут сделать их беднее. Введение налогов закята и ‘ушра лишь подтвердили их опасения. Как это ни парадоксально, но из всех слоев населения исламизация банковского сектора оказалась наиболее выгодна крупным финансистам. Как известно, практически во всех странах мира более половины депозитов в банках принадлежат мелким вкладчикам, в то время как около ? всех кредитов выдается крупным дебиторам. Как писал еще в 1980г. Махмуд Ахмад в статье «Замена процента», «рекомендованные меры по замене процента могут обеспечить кредитами ограниченную и узкую прослойку заемщиков, и, взятые все вместе, эти меры не смогут обслужить потребности в кредитовании современного общества». 24
2) Отсутствие правовой базы для проведения реформ. Решение об исламизации спускалось сверху в виде инструкций и распоряжений президента или других чиновников и редко принимало форму закона. В результате не было обеспечено принятие необходимого для реформ законодательства, за исключением нескольких не вполне продуманных законов типа Ордонанса «О закяте и ‘ушре».
3) Коррупция. Еще в самом начале реформ, когда у населения была уверенность в их успехе, составители доклада о мерах по замене банковского процента предупреждали о том, что новая финансовая система открывает пути для злоупотреблений. Ожидались нарушения системы финансирования путем первоочередной выдачи кредитов влиятельным лицам, утаивания прибылей, предъявления фиктивных убытков и задержек в погашении долгов и др. 25 Эти негативные прогнозы оправдались.
4) Институциональные провалы. Несмотря на создание различного рода административных структур, приемлемая институциональная альтернатива традиционной системе процентных вкладов так и не была создана.
5) Излишнее теоретизирование в ущерб практическим решениям. Пытаясь исламизировать экономику страны на макроуровне, правительство долгое время не решалось сделать пробный шаг – учредить один или несколько исламских банков и, проанализировав их работу, сделать соответствующие выводы.
6) Некорректное распределение компетенции между структурами, отвечавшими за проведение реформы. По справедливому замечанию исполнительного директора МВФ, одного из авторитетнейших специалистов по исламской экономике Аббаса Мирахора, без создания продуманной системы макроэкономического управления в соответствии с требованиями реформы, проводимые преобразования были обречены на провал. 26 Вопросами исламизации экономики в стране занимались преимущественно религиозные структуры: Совет исламской идеологии, Федеральный шариатский суд и др., а Государственный банк лишь следовал их рекомендациям.
7) Дефицит квалифицированных кадров. На всем протяжении реформы так и не была решена кадровая проблема: богословам не хватало экономических знаний, а экономистам и юристам – знаний тонкостей шариата.
8) Отсутствие связи и взаимодействия между исламскими финансовыми структурами. Реформаторы избрали путь поэтапного создания в стране различных исламских финансовых институтов. Таким образом, учреждаемые институты были заранее обречены вписываться не в гипотетически выстраиваемую исламскую финансовую систему, а в действовавшую традиционную финансовую систему. Исламские налоги стали частью налоговой системы страны, не заменив традиционные налоги. Исламские банки стали частью традиционной банковской системы, не заменив традиционные банки.
Однако неудача реформы по исламизации экономики не означает, что в Пакистане полностью потерян интерес к исламским финансовым структурам. В сентябре 2002г. начал работу первый в стране полностью исламский банк – «Мизан Бэнк». Через год, в 2003 г.была учреждена первая в стране исламская страховая компания «Ферст Такафул Иншурэнс Компани Лимитед».
Особого внимания заслуживает деятельность мудараба-компаний, представляющих собой фонды совместных инвестиций, и рассматриваемых законодателем в качестве небанковских финансовых институтов. Деятельность данных компаний регулируется специальным Ордонансом «О мудараба-компаниях, об их учреждении и контроле за их деятельностью» от 26 июня 1980г., а также рядом подзаконных актов. 27 У каждой компании есть свой шариатский совет, который оценивает объекты инвестирования с точки зрения их соответствия мусульманскому праву. В 1992г. 52 зарегистрированные на тот момент мудараба-компании имели рыночную капитализацию в 10 млрд. рупий. 28 Этим компаниям были предоставлены льготы. Если 90 % прибыли компания распределяла среди держателей сертификатов, то она полностью освобождалась от налогов в течение первых трех лет работы.
Однако после скандала 1991–92 гг. с участием мудараба-компаний доверие к ним клиентов пошатнулось. Были ужесточены требования к регистрации мудараба-компаний, изменен в целом благоприятный для них налоговый режим, что привело к ослаблению их позиций на пакистанских рынках.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия