Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДОЛОГИИ К. МАРКСА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ. К 125-летию со дня смерти К.Маркса (5.05.1818–14.03.1883 гг.)
Булыга Р. П.
заведующий кафедрой экономического анализа и аудита Финансовой академии при Правительстве РФ (г. Москва), доктор экономических наук, профессор
Кохно П. А.
эксперт Комиссии по Финансовой индустрии Российского союза промышленников и предпринимателей (г. Москва)
доктор экономических наук, профессор


Экономическая стратегия России на основе теории прибавочной стоимости К. Маркса

Проведенные авторами исследования [1–5] показали, что несмотря на изменения сущностных характеристик современного бизнеса, во всех учетных и оценочных стандартах, а также прикладных экономических методиках базовым показателем текущего финансового результата деятельности фирмы продолжает оставаться «прибыль». Но только ли прибыль выступает измерителем финансового результата деятельности хозяйствующего субъекта? В экономической литературе еще со времен К. Маркса помимо термина «прибыль» встречаются и другие показатели, такие как «доход» и «добавленная стоимость». Последний показатель активно используется во многих государствах мира при налогообложении бизнеса. Причем в современном мире в условиях информатизации и интеллектуализации всех сторон общественной жизни, демократизации отношений собственности и кардинальных изменений в системе управления бизнесом значение показателя «добавленная стоимость» объективно возрастает.
Для ответа на поставленный вопрос авторами исследованы современные концептуальные подходы, оказывающие влияние на экономическую категорию финансового результата деятельности фирмы.
Концепции, оказывающие влияние на показатели текущего финансового результата деятельности фирмы. Одно из центральных мест в теории фирмы, если определять ее как форму реализации бизнеса (или как «узел договоров»), занимает теория агентских отношений, разработанная Йенсеном и Меклингом. Согласно теории агентских отношений одним из предназначений института фирмы является координация разнонаправленных целей участников бизнеса, нахождение баланса между индивидуальными целями участников и общей целью всей бизнес-системы. Фирму можно рассматривать как «действующее предприятие» только в том случае, когда соблюдаются следующие условия: общие цели фирмы являются объединением целей заинтересованных сторон; совокупность целей заинтересованных сторон является расширением целей всей бизнес-системы. На практике эти условия не всегда соблюдаются. Между требованиями, а соответственно и целевыми установками, декларируемыми различными сторонами, существуют определенные отношения, которые могут быть независимыми, конкурирующими (конфликтующими) или взаимодополняющими. Именно наличие в системе целевых ориентиров конфликтующих целей является одним из основных факторов нестабильности коммерческой организации (фирмы).
По вопросу иерархии интересов участников бизнеса в специальной литературе (в том числе, по экономическому анализу) принципиально существует два подхода: англо-американский и евразийский.
В соответствии с англо-американским подходом, доминирующим в мире (и потому являющемся на сегодняшний день классическим), считается, что только собственники организации (и высшие менеджеры фирмы, выполняющие волю собственников) имеют право принимать управленческие решения, оказывающие прямое воздействие на основные параметры ее функционирования. Влияние других сторон является косвенным и, как правило, проявляется в создании определенных нормативных, ресурсных или временных ограничений на деятельность фирмы. В значительной степени это связано с тем, что в США сложилась традиция, в соответствии с которой от высшего руководства ожидают максимального увеличения стоимости в интересах акционеров. При этом считается, что увеличение стоимости для акционеров не противоречит долгосрочным интересам других заинтересованных сторон. Держатели акций являются остаточными претендентами на денежные потоки компании. Они идут на самый большой риск, но, что еще важнее, они – единственные претенденты, которым нужна информация обо всех других требованиях, прежде чем они смогут принять верные и выгодные для себя решения [6. С. 47].
В отличие от США, менеджеры в Европе и Азии придают гораздо большее значение стоимости, на которую претендуют другие заинтересованные стороны – в особенности, рабочая сила. Такая точка зрения отчасти объясняется структурой собственности и управления, а отчасти – той ролью, которую корпорации играют в обществе, и их обязанностями перед обществом. В Европе и Азии трудящиеся активнее участвуют в процессе управления, нежели в США. Так, в Германии работники имеют особое право непосредственно участвовать в принятии решений и избирать половину представителей наблюдательного совета компании. Как следствие, в континентальной Европе и Японии центр тяжести смещен в сторону интересов потребителей, поставщиков, рабочих, правительства, заимодавцев, собственников капитала и даже общества в целом. В этих странах максимальное повышение стоимости в интересах каждого акционера зачастую считается близорукой, неэффективной, упрощенной и, возможно, антиобщественной политикой.
Для того, чтобы понять суть и различия в англо-американском и евразийском подходах к иерархии целей бизнеса на уровне финансовых показателей, обратимся к упрощенной стоимостной модели баланса интересов его участников (см. табл. 1).
Таблица 1
Стоимостная модель баланса интересов участников бизнес-процесса
Указанная модель построена по классическому (читай англо-американскому) принципу формирования показателей и отчетов о финансовых результатах деятельности фирмы за текущий период. Основной результирующий показатель такой системы (чистая прибыль бизнеса) отражает интересы его собственников как «конечных получателей интересов». Интересы других участников бизнес-системы, формирующих его стоимость, учитываются при таком подходе опосредованно – однобоко: как вынужденные выплаты, уменьшающие стоимостной интерес акционеров. Очевидно, что такой узконаправленный «учет» интересов участников, реально создающих стоимость бизнеса, содержит в себе множество подводных камней – антистимулов для повышения эффективности деятельности фирмы (особенно если рассматривать эффективность бизнеса в долгосрочной перспективе).
Так, при англо-американском подходе увеличение искомого финансового результата (чистой прибыли для акционеров) может быть достигнуто менеджментом за счет «сокращения аппетитов» одного или нескольких предыдущих участников – претендентов на долю «общего пирога» (например, выплата мизерных окладов работникам или неуплата налогов). Но такая финансовая политика может дать лишь кратковременный результат. Компания, которая выплачивает своим работникам заработную плату ниже рыночной и в краткосрочной перспективе выгадывает на этом, в долгосрочной перспективе потеряет своих лучших работников и, в конце концов, окажется в значительно худшем положении. Компания, которая некоторое время «выдаивает» рынок, устанавливая высокие цены на свои продукты, в долгосрочной перспективе может полностью уничтожить свою стоимость, если высокие цены ускорят приход на рынок новых сильных конкурентов.
С позиции долгосрочной перспективы максимальный результат бизнеса может быть достигнут только при наиболее полном соблюдении интересов всех участников бизнес-процесса (что и предусматривает евразийский подход). Но проблема заключается в том, что евразийский подход существует в настоящее время только на уровне целей. На уровне финансовых показателей, в частности, при формировании модели отчета о финансовом результате бизнеса, доминирует классический подход главенства «прибыли для акционеров» (т.е. интересов собственников). На сегодняшний день англо-американская форма отчета о доходах, используемая большинством американских, английских, японских, канадских, голландских и др. компаний, является доминирующей в мире [7. С. 40].
Если из плоскости целей переходить в плоскость финансовых показателей, то рассмотренная выше проблема гармонизации интересов участников бизнес-процесса принципиально сводится к ответу на вопрос: «Какой финансовый показатель оптимально учитывает интересы основных участников бизнеса и при этом наиболее полно отражает текущий результат деятельности фирмы?» С точки зрения первой части поставленного вопроса (полного учета интересов всех участников) таким показателем выступает выручка от реализации продукта бизнеса. Как следует из таблицы 1, именно выручка является финансовым источником удовлетворения интересов всех участников бизнес-процесса. Но выручка не может характеризовать текущий результат деятельности фирмы (не удовлетворяет второй части поставленного вопроса) ввиду того, что она включает в себя также используемые в данном бизнесе материализованные результаты деятельности других фирм. Очевидно, что искомый показатель (по сути и по сумме) находится между выручкой, аккумулирующей в себе финансовые интересы всех участников бизнес-процесса (в нашем примере – 1.000.000 ед.), и чистой прибылью для акционеров или чистой прибылью бизнеса (в нашем примере – 150.000 ед.). Вопрос заключается в том, интересы каких участников считать системообразующими для данного бизнеса, а какие внешними по отношению к нему.
По нашему мнению, принципиальный ответ на данный вопрос был дан еще К. Марксом в работе «Капитал» [8], в которой предложено деление получаемой фирмой выручки (W) на три составные элемента:
W = С + ДС = С + (v + m), (1)
где С – оплаченный организацией овеществленный прошлый труд;
ДС – вновь созданная данной фирмой стоимость;
v – оплата труда работников, непосредственно создающих новую стоимость;
m – прибыль собственника фирмы.
Если оставить в стороне классово-политическую направленность исследования К. Маркса, можно сказать, что им впервые предложен алгоритм формирования финансового показателя, оптимально учитывающего интересы основных участников бизнеса при одновременном адекватном отражении текущего результата деятельности фирмы. Таким показателем является «вновь созданная стоимость» («добавленная стоимость»).
Исходя из условий нашего цифрового примера, вновь созданная стоимость анализируемого бизнеса составила 650.000 ед. Указанный показатель включает в себя финансовые интересы двух основных групп участников бизнеса: наемных работников (400.000 ед.) и собственников (250.000 ед.). Следовательно, системообразующими являются интересы именно этих участников. Наемные работники (в том числе менеджеры) непосредственно создают новую стоимость. Собственники же задают способы и методы создания этой стоимости, а также определяют судьбу бизнеса и фирмы. Остальные носители интересов участвуют в формировании стоимости бизнеса опосредованно и потому являются по отношению к нему внешними участниками (контрагентами). Сказанное относится также и к государству. Свой финансовый интерес оно определяет через систему налогового законодательства (т.е. опосредованно по отношению к данному конкретному бизнесу). Тот факт, что интерес государства по стоимости «входит» во вновь созданную стоимость бизнеса вовсе не значит, что государство непосредственно участвует в бизнесе (не считая тех случаев, когда государство входит в состав собственников коммерческой организации). Это означает только то, что государство свой интерес реализует в форме принудительного изъятия части финансового интереса системообразующих участников бизнеса через систему корпоративных налогов и налогов на доходы физических лиц. Налоги (интерес государства) не влияют на процесс создания добавленной стоимости бизнеса. При любых ставках налогов (если оставить в стороне стимулирующую/ антистимулирующую функцию налоговой политики государства) сумма вновь созданной стоимости бизнеса будет одной и той же (650.000 ед. в нашем примере). Налоговая система связана только с процессом последующего перераспределения указанной добавленной стоимости между системообразующими участниками и государством.
Таким образом, с точки зрения идеологии формирования результирующего финансового показателя деятельности фирмы за определенный период системообразующими являются интересы собственников и наемных работников. Указанные интересы были основными и во времена К. Маркса. Но социальные и социально-технические сдвиги в организации современного производства и всей общественной жизни, процессы информатизации и интеллектуализации привели к таким качественным изменениям в указанной оси интересов бизнеса, которые делают практически малопригодными классические показатели текущего финансового результата деятельности фирмы.
Качественные изменения системы интересов «собственник – наемный работник» проявляются прежде всего в следующем:
а) изменении содержания и роли труда в современном бизнесе, принципиально меняющем сущность и структуру капитала, ведущим к формированию самостоятельных категорий «человеческий капитал» и «интеллектуальный капитал»;
б) демократизации отношений собственности, сближении труда и капитала.
Следствием этих изменений стало появление новых концептуальных подходов: концепции интеллектуального капитала, концепции капитализма заинтересованных групп, по сути являющейся следствием концепции интеллектуального капитала.
Кроме того, по нашему мнению, актуальность поиска показателя текущего финансового результата деятельности фирмы, гармонизирующего интересы собственников и наемных работников, для России связана с тем, что по структуре собственности и философии управления бизнесом наша страна является типичным представителем евразийской модели. Так, анализ структуры акционерного капитала в России свидетельствует о существенной роли трудового коллектива в системе интересов бизнеса отечественных фирм. Но преобладание среди собственников членов трудового коллектива не означает их существенного влияния при принятии стратегических решений, особенно с учетом того, что их консолидированное голосование является нечастым фактом. Чаще всего члены трудового коллектива выступают как мелкие акционеры, интересы которых шире, чем получение дивидендов. В значительной степени они заинтересованы в сохранении предприятия как потребителя рабочей силы и источника заработной платы.
Концепция капитализма заинтересованных групп базируется на таких процессах, как демократизация (диффузия) отношений собственности. Процесс демократизации отношений собственности характеризуется следующими факторами:
1) делегирование части прав несобственникам (работникам, государственным институтам) и ограничение прав титульных собственников законом или коллективным договором вплоть до права только на получение дохода как платы за авансированный ими капитал;
2) переход к новым формам управления (совместное управление труда и капитала, самоуправление работников);
3) привлечение работников к участию в распределении доходов своей компании;
4) личная заинтересованность работников в результатах деятельности предприятия и, как следствие, усиление их творческой активности и вовлеченности в бизнес.
Одним из следствий концепции капитализма заинтересованных групп является вывод о том, что в информационном обществе существенно сократились возможности для монополии на средства производства (капитала бизнеса) и на любую экономическую информацию в руках небольшой группы людей, зачастую физически не принимающих никакого участия в деятельности компании. В современных условиях капитал (как класс) сталкивается с радикальным вызовом, бросаемым ему технологическим прогрессом. Как справедливо заметил В.Л. Иноземцев [9. С. 153]: «в условиях, когда с 1980 по 1995 гг. объем памяти стандартного персонального компьютера вырос более чем в 250 раз, его цена из расчета на единицу памяти жесткого диска снизилась более чем в 1800 раз, а затраты на копирование информации уменьшились почти в 600 раз; условия производства, ранее монополизированные капиталистическим классом, стали доступны каждому работнику, способному обеспечить им адекватное применение. Налицо тенденция к воссоединению труда и средств производства, в результате чего тенденция к отделению капитала от труда заменяется на противоположную».
Таким образом, «добавленная стоимость» как показатель, оптимально учитывающий интересы основных участников бизнеса (собственников и наемных работников), в информационном обществе приобретает важное значение.
«Добавленная стоимость» как наиболее перспективный показатель в системе индикаторов текущего финансового результата деятельности фирмы. Ключевым финансовым аспектом при рассмотрении сущности категории «добавленная стоимость» в новых экономических условиях является изучение динамики изменения соотношения таких его основных элементов, как расходы на воспроизводство рабочей силы (или более узко – заработной платы) и доходов собственников (прибыли). Рассмотренный выше процесс демократизации отношений собственности с финансовой точки зрения означает, прежде всего, устранение сущностных различий между этими элементами вновь созданной стоимости. Различие между оплатой труда и доходами собственников бизнеса имеет смысл с политической точки зрения – для обоснования классового антагонизма индустриального общества, основанного на эксплуатации труда капиталом, а также c точки зрения налогообложения – для устранения повторного фискального бремени. Но по экономической сути оба элемента добавленной стоимости выполняют одну и ту же функцию – служат финансовой основой воспроизводства человеческого капитала бизнеса (в лице наемного персонала и собственников).
Вывод о выравнивании значения собственника и специалиста в формировании конечного результата означает то, что в современных условиях деление вновь созданной стоимости бизнеса на заработную плату и прибыль как конечный финансовый результат деятельности фирмы теряет свое значение для целей экономического анализа и оценки бизнеса. Важны сумма самой вновь созданной стоимости и ее рациональное распределение между всеми элементами интеллектуального и вещественного капитала. В наши дни становится все более очевидным, что не только труд или капитал являются источником богатства, таким источником выступает вся система в целом. Но центральное место в ней занимает капитал человеческий как основа интеллектуального и всего капитала бизнеса.
По своей экономической сути показатель «добавленная стоимость» характеризует одно и то же явление, что и классический показатель «прибыль» – экономический эффект функционирования бизнеса. Различие между ними заключается в очертании границ оцениваемой бизнес-системы.
Прибыль определяется как разность между доходами фирмы и затратами по приобретению всех факторов производства, необходимых для функционирования бизнеса. При таком подходе бизнес-система включает в себя только его собственников. В данном случае большая часть человеческого капитала (а именно – весь наемный персонал и все, что с ним связано) рассматривается как внешний фактор по отношению к рассматриваемой бизнес-системе. С финансовой точки зрения сумма оплаты труда, социального обеспечения и обучения работников, непосредственно занятых в бизнесе, рассматривается как расходы бизнеса, а не как его капитал.
Добавленная стоимость представляет собой разность между доходами предприятия и затратами по приобретению факторов производства, необходимых для функционирования его бизнеса, но полностью созданных контрагентами, внешними по отношению к нему. Говоря языком франко-германской модели, в которой данное понятие фигурирует напрямую, добавленная стоимость – это разница между объемом производства и промежуточным потреблением, необходимым для его производства [7. С. 236]. Следовательно, по величине добавленная стоимость представляет собой сумму созданной данным бизнесом новой стоимости (поэтому ее называют «вновь созданной стоимостью»). При таком подходе бизнес-система включает в себя собственника-предпринимателя и всех наемных работников, участвующих в формировании ее стоимости, т.е. в данном случае человеческий, а, следовательно, и интеллектуальный капитал рассматриваются как внутренний элемент бизнес-системы. С финансовой точки зрения созданная бизнес-системой за определенный период времени величина добавленной стоимости является источником воспроизводства всего человеческого капитала: в виде оплаты труда, социального обеспечения и обучения работников, непосредственно занятых в бизнесе, и дивидендов собственников, не принимающих прямого участия в работе предприятия.
Таким образом, добавленная стоимость представляет собой: по механизму расчета – сумму заработной платы и балансовой прибыли; по экономической сути – дополнительную стоимость, которую компания сообщает своей деятельностью используемым ресурсам. Вновь созданная стоимость – результат труда коллектива фирмы, прибавочный продукт, полученный в процессе производства сверх понесенных затрат и распределяемый между трудовым коллективом, собственником и обществом в целом.
Показатель вновь созданной (добавленной) стоимости потенциально несет в себе пока что неиспользуемую в экономической теории и практике возможность надежно отслеживать основные результаты деятельности фирм и направлять их деятельность в нужное обществу русло. Такая (общественно полезная) функция показателя «добавленная стоимость» экономически основана на следующем. Конечным финансовым критерием в рамках рыночного хозяйства выступает показатель «валовой внутренний продукт» (ВВП). Естественно стремление любого государства максимизировать величину этого важного национального критерия, но для этого необходимо, чтобы все работающие компании использовали для оценки своей деятельности такой критерий, который был бы производным от национального критерия, т.е. ВВП. Однако на самом деле коммерческие организации применяют в качестве критерия максимум прибыли, что нарушает согласованность интересов национальной экономики в целом и интересов хозяйствующих субъектов. Чтобы эти интересы полностью совместить, надо изменить критерий оценки функционирующих предприятий, т.е. перейти к показателю вновь созданной стоимости. Работая по такому критерию, все действующие фирмы будут автоматически обеспечивать лучший конечный национальный результат. Суммарная величина вновь созданных стоимостей по всем функционирующим организациям и составит конечный народно-хозяйственный результат. Следовательно, в рыночной экономике именно вновь созданная стоимость и есть тот искомый критерий, который полностью отражает конечный результат производства на всех уровнях национального хозяйства.
Помимо приоритетности показателя «добавленная стоимость» на макроэкономическом уровне, его использование связано также со снижением рисков бизнеса при управлении отдельно взятой организацией. Проиллюстрируем это на примере формул по поиску оптимальной производственной программы бизнеса (количества продукции или услуг):
Если сравнить формулу для определения производственной программы самоокупаемости по критерию вновь созданной стоимости (3) с формулой (2), которая позволяет решить ту же задачу, но по критерию прибыли, то можно обнаружить следующее. Во-первых, по своей конструкции и структуре обе формулы абсолютно одинаковы. Во-вторых, производственная программа самоокупаемости по критерию вновь созданной стоимости Kдс всегда будет меньше аналогичной программы по критерию прибыли предприятия Kп. Это объясняется тем, что числитель у первого критерия меньше, чем у второго, ибо постоянные затраты прошлого труда, естественно, представляют только какую-то часть полных постоянных затрат. Кроме того, знаменатель у первого критерия больше знаменателя второго критерия по той же причине. Разумеется, эти рассуждения будут справедливы, если цена товара по обоим критериям остается одинаковой. А другого и быть не должно, ибо тогда сравнение окажется невозможным. Следовательно, и надежность бизнеса в случае, когда организация работает по критерию вновь созданной стоимости, будет значительно выше, чем надежность аналогичного бизнеса, оцениваемого по критерию прибыли. Можно строго математически это доказать. Для этого возьмем отношение производственных программ самоокупаемости по двум рассматриваемым критериям и проанализируем полученный результат.
Судя по полученным результатам, оба коэффициента всегда больше единицы, а их произведение больше каждого из сомножителей. Следовательно, если производственная программа Nдс < Nп, то надежность бизнеса, построенного по критерию вновь созданной стоимости, всегда выше, а риск убыточности производства всегда меньше, чем аналогичные характеристики у бизнеса, который функционирует по критерию прибыли.
Рассмотрим условный цифровой пример, наглядно показывающий преимущество показателя «добавленная стоимость» при оценке эффективности деятельности фирм. Сравним эффективность работы двух организаций (А и Б), занимающихся одним и тем же видом деятельности, находящихся в одном экономическом регионе, полностью одинаковых по масштабам бизнеса (номенклатуре продукции, численности персонала, размерам материально-технической базы и др.), характеризующихся следующими финансовыми показателями (см. табл. 2). Если считать конечным финансовым результатом функционирования бизнеса показатель «прибыль», то организация «Б» (с балансовой прибылью 400.000 ед. и чистой прибылью 300.000 ед.) оказывается намного результативнее, чем организация «А», у которой указанные показатели равны соответственно 250.000 ед. и 150.000 ед.
Таблица 2
Финансовые показатели деятельности фирм «А» и «Б» в 200_ году (условный пример)
Но вполне очевидно, что финансовые параметры деятельности оцениваемых фирм идентичны. Обе фирмы за анализируемый период создали для своих работников, собственников и всего общества новую стоимость на 650.000 ед. Вся разница между организациями «А» и «Б» состоит в порядке использования вновь созданной бизнесом стоимости. Организация «Б» на восстановление факторов производства направила лишь 300.000 ед. (из них – 50.000 ед. – на воспроизводство вещественного фактора и 250.000 ед. – на воспроизводство интеллектуального капитала), а большую часть (250.000 ед.) выплатила собственникам в виде дивидендов. Фирма «А» на воспроизводство капитала выделила 450.000 ед. (из них – также 50.000 ед. – на воспроизводство вещественного фактора и 400.000 ед. – на воспроизводство интеллектуального капитала) и 100.000 ед. направила на удовлетворение нужд собственников.
Для ситуации, когда собственник организации сам работает в ней, выплата заработной платы (вместо дивидендов) имеет значение больше для целей бухгалтерского учета и налогообложения. С точки зрения результативности бизнеса, такая замена не порождает каких-либо изменений. Таким образом, использование в качестве конечного финансового результата функционирования бизнеса показателя «прибыль» приводит к тому, что дополнительные инвестиции в воспроизводство основного фактора современного бизнеса – интеллектуального капитала – механически снижают эффективность текущей деятельности фирмы. Экономически – это абсурдно и требует пересмотра аналитических и оценочных показателей и критериев.
Суть рассматриваемой авторами проблемы заключается в том, что, несмотря на рассмотренные выше кардинальные изменения сущностных характеристик современного бизнеса, а также очевидные преимущества показателя «добавленная стоимость», во всех учетных стандартах, прикладных экономических исследованиях и методиках основным и единственным показателем текущего финансового результата деятельности фирмы продолжает оставаться «прибыль». Так, отчет о финансовых результатах – это отчет о формировании показателя «прибыль». В экономическом и финансовом анализе показатели финансового результата и эффективности (рентабельности) основаны на показателе «прибыль». В данном случае, налицо превалирование бухгалтерской и налоговой трактовки понятия над сущностью экономического показателя.
Практическое использование показателя «добавленная стоимость» и концепции интеллектуального капитала в процессе управления деятельностью коммерческой организации как минимум требует:
а) корректировки правил ведения бухгалтерского учета затрат на воспроизводство интеллектуального капитала;
б) новой интерпретации показателей и отчетов о финансовом результате деятельности фирмы.
Новая интерпретация показателей и отчетов о финансовом результате деятельности фирмы. Рассмотрим те блоки финансовых показателей, характеризующих результат функционирования бизнеса, которые необходимо переосмыслить исходя из критерия «добавленная стоимость», а именно:
1) показатели и отчеты о финансовом результате за текущий период;
2) показатели и отчеты о накопленном финансовом результате на определенную дату;
3) показатели относительного эффекта деятельности.
Добавленная стоимость бизнеса (ДСб) как показатель текущего финансового результата деятельности фирмы определяется как разность между выручкой от реализации (Wб) и суммой приобретенных организацией результатов прошлого труда (Мб). Она объединяет в себе финансовые интересы наемного персонала (Vf), государства (N), собственников фирмы (DV) и самой коммерческой организации как юридического лица (Рf), а в случае привлечения заемного капитала – и заимодавца (%L). Соотношение между указанными показателями представлено в принципиальном алгоритме формирования и распределения добавленной стоимости бизнеса (отчета о создании и распределении добавленной стоимости).
Представленные в алгоритме уровни показателя «добавленная стоимость», по сути, отражают количественный состав участников бизнес- системы, финансовые интересы которых они в себя включают. Так, показатель «добавленная стоимость бизнеса» включает в себя финансовые интересы собственников, персонала, государства и заимодавцев, предоставивших финансовый капитал, с помощью которого указанная добавленная стоимость создавалась. Он характеризует полную вновь созданную бизнесом стоимость безотносительно источников привлечения финансовых средств. Показатель «добавленная стоимость бизнеса» включает финансовые интересы собственников, персонала и государства. По своей сути это и есть рассматриваемый нами финансовый показатель, оптимально учитывающий интересы основных участников бизнеса, который наиболее полно отражает текущий результат деятельности фирмы в его «чистом виде». Он характеризует реальный финансовый вклад анализируемого бизнеса в создание национального богатства. Распределение показателя «добавленная стоимость бизнеса» на балансовую прибыль и расходы на содержание персонала отражает степень гармонии или конфликтности оси интересов «собственник – наемный работник».
Предлагаемая структура отчета о создании и распределении добавленной стоимости бизнеса призвана решить две принципиальные задачи: положить в основу формирования показателей финансового результата деятельности фирмы интересы основных участников бизнеса; классифицировать расходы фирмы, исходя из сущности их вклада в бизнес, на текущие (единовременные) и капитальные (формирующие и воспроизводящие капитал бизнеса).
По мнению авторов, применяемые в настоящее время стандарты публичной бухгалтерской отчетности (отчет о прибылях и убытках, баланс и приложения к ним) являются весьма однобокой моделью финансовых результатов бизнеса. Как уже говорилось ранее, указанная отчетность (как и лежащий в ее основе англо-американский подход) преимущественно «обслуживает» интересы собственников фирмы. Применительно к рассматриваемой в настоящем разделе отчетной форме (бухгалтерскому балансу) ситуация еще более узконаправленная. Он аккумулирует в себе информацию только о реинвестированной в бизнес части ранее полученной добавленной стоимости и прибыли. Проявляется это в том, что из отчета о прибылях и убытках за каждый текущий период в баланс «перетекают» сведения только о сумме не распределенной между государством, работниками и собственниками юридического лица части созданной добавленной стоимости (т.е. об остаточном показателе финансового результата деятельности фирмы). В принципе такой подход оправдан, если анализировать финансовые результаты и накопленные блага с позиции юридического лица как обособленного субъекта хозяйствования (т.е. формально юридически). Если же говорить о результатах функционирования бизнеса, то необходима отчетная информация об удовлетворении финансовых интересов всех его системообразующих участников.
Для полной характеристики результатов деятельности фирмы предлагается составление отчета о достигнутых финансовых результатах бизнеса. По технике составления указанный отчет является сводом (математической суммой) соответствующих показателей отчета о создании и распределении добавленной стоимости бизнеса за все годы функционирования юридического лица. В то же время, по своей сути он представляет гораздо более содержательный материал для анализа экономических результатов деятельности участников бизнеса.
Непосредственно из отчета можно определить:
В такой интерпретации предлагаемый отчет о достигнутых результатах бизнеса на определенную дату не заменяет, а дополняет традиционную отчетную форму – баланс. В данном случае баланс юридического лица, по сути, выступает детализацией финансового интереса юридического лица как обособленного субъекта хозяйствования, отраженного в отчете о достигнутых результатах бизнеса.
Локальные индикаторы результативности и внутренней сбалансированности бизнеса. Предложенный авторами отчет о создании и распределении добавленной стоимости бизнеса за определенный период и отчет о достигнутых результатах бизнеса на определенную дату (особенно составленный в процентах) позволяют рассчитать ряд новых коэффициентов результативности и внутренней сбалансированности бизнеса:
По мнению авторов, применительно к организациям, оказывающим профессиональные услуги, «добавленная стоимость за единицу времени специалиста» может рассматриваться как аналог показателя «возврат на капитал» (ROE), применяемого промышленными компаниями. Это позволяет модифицировать модель Дюпона применительно к организациям сферы профессиональных услуг следующим образом: ДСТ раскладывался на три компонента:
между системообразующими участниками бизнеса: работниками и собственниками.
6) Коэффициент воспроизводства интеллектуального капитала бизнеса (ђFIK) определяется как отношение суммы вложений в интеллектуальный капитал бизнеса к добавленной стоимости бизнеса. Характеризует относительный объем капиталовложений в интеллектуальный капитал бизнеса.
7) Коэффициент воспроизводства «предприятия» (ђFrb):
показывает долю вновь созданной бизнесом стоимости, реинвестируемую в деятельность коммерческой организации как субъекта хозяйствования.
Указанный показатель в финансовом анализе и оценке может применяться также для приближенной «реставрации» масштабов бизнеса, осуществлявшегося в рамках юридического лица. Для этих целей может быть использовано следующее соотношение:
Учитывая, что показатели ЧА(n) и Eо содержатся в публичной бухгалтерской отчетности коммерческой организации, наличие коэффициента ђFrb позволит иметь сведения о реальных масштабах деятельности фирмы на любую дату (т.е. определить, хотя бы суммарно, и внебалансовую часть финансовых результатов бизнеса).

Вывод

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что в современном экономическом анализе система частных показателей не содержит в себе каких-либо индикаторов оценки наличия и эффективности функционирования интеллектуальных компонентов бизнеса. Указанный анализ традиционно предназначается для обслуживания финансового или финансово-промышленного капитала, в силу чего чаще называется финансовым анализом. Базовым показателем финансового анализа является прибыль как индикатор полноты удовлетворения интересов юридических собственников организации. Данное положение дел не в полной мере соответствует потребностям представителей новой экономики, в силу чего необходимо: дополнить систему показателей финансового анализа индикаторами оценки наличия и эффективности функционирования интеллектуального капитала бизнеса; пересмотреть принципы формирования и методику расчета базового показателя, характеризующего текущий результат функционирования бизнеса, основанного на интеллектуальном капитале.
Приложения к статье являются практическим руководством для специалистов.
Приложение 1
Отчет о создании и распределении добавленной стоимости бизнеса за 200__ год (принципиальный алгоритм формирования)
Приложение 2
Отчет о достигнутых результатах бизнеса на определенную дату (принципиальный алгоритм формирования)


Литература
1. Булыга Р.П., Кохно П.А. Природа и экономическая сущность интеллектуального капитала //Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2006. – №11.
2. Булыга Р.П., Кохно П.А. Бухгалтерская модель учета компонентов интеллектуального капитала //Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2007. – №2.
3. Булыга Р.П., Кохно П.А. Инновационная методика управления бизнесом фирмы // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2007. – №9.
4. Булыга Р.П., Кохно П.А. Интеллектуальный капитал Человека // Интеллектуальная собственность. Промышленная собственность. – 2007. – №11.
5. Булыга Р.П., Кохно П.А. Добавленная стоимость как целевой критерий // Экономист. – 2007. – №10.
6. Коупленд Т., Колер Т., Мурин Дж. Стоимость компании: оценка и управление /Под ред. Т. Коупленда: Пер. с англ. – М.: ЗАО «Олимп-Бизнес», 1999. – 576 с.
7. Ришар Ж. Аудит и анализ хозяйственной деятельности предприятия. Пер. с фр. /Под ред. Л.П. Белых. – М.: ЮНИТИ, 1997.– 376 с.
8. Маркс К. Капитал // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23–26.
9. Иноземцев В.Л. Концепция постэкономического общества: теоретические и практические аспекты: Дис. …докт. экон. наук: 08.00.01 /Ин-т МЭ и МО РАН. – М., 1998. –С. 153.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия