Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ПРОБЛЕМЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ МЕТОДОЛОГИИ К. МАРКСА В СОВРЕМЕННОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НАУКЕ. К 125-летию со дня смерти К.Маркса (5.05.1818–14.03.1883 гг.)
Томашевская Л. И.
доцент кафедры экономической теории Уфимского государственного авиационного технического университета,
кандидат экономических наук


Роль трудовой теории стоимости К. Маркса в развитии взглядов российских экономистов на проблему образования стоимости товара

Трансформация экономической системы России привела к изменению всех системообразующих факторов и принципов организации экономики. Это обусловило необходимость смены парадигмы экономического развития России и пересмотра учений, образующих теоретический фундамент экономического устройства общества. Такого пересмотра потребовала и используемая в советский период концепция ценообразования, основанная на «затратной» трактовке «трудовой теории стоимости» Карла Маркса. По мнению ряда российских экономистов, в строящейся экономической системе с рыночным механизмом в качестве регулятора хозяйственной деятельности социально-экономические отношения не являются больше «стоимостными отношениями» и «закон стоимости» больше не выполняет функцию закона, регулирующего обменные отношения. Значит, и категория «стоимость» утрачивает положение базовой экономической категории.
С этими утверждениями можно согласиться только в том случае, если понимать под «стоимостью» воплощенные в товаре средние фактические затраты труда на его производство (так, как это утверждалось в советской политэкономии), то есть стоимость как основу цены отождествлять с трудовой стоимостью в ее «затратной» трактовке.
Акцентирование российскими экономистами затратной стороны стоимости обусловлено историческими условиями первой четверти ХХ века. После революции 1917 года возникла настоятельная потребность обеспечить теоретическое обоснование диктатуры пролетариата, абсолютного примата производства и создания советской концепции ценообразования (стимулирующей производство и целенаправленно нивелирующей роль потребления). Для достижения этой цели была использована «трудовая теория стоимости» Маркса, изложенная только в I томе «Капитала». В советской «затратной концепции ценообразования» базовой величиной для расчета цены, по сути, служила себестоимость продукции, или объем реально осуществленных в процессе производства товара затрат. Получалось, что чем больше средств на единицу товара затрачивал производитель, тем выше оказывалась стоимость товара и, соответственно, цена. Но это искажает действительную суть марксова понимания стоимости. Уже в первой главе I тома «Капитала» Маркс подчеркивал ошибочность мнения, что стоимость товара тем больше, чем больше времени тратит на его изготовление неискусный человек. Он утверждал, что «тот труд, который образует субстанцию стоимостей, есть одинаковый человеческий труд, затрата одной и той же человеческой рабочей силы» в размерах, составляющих «необходимое в среднем или общественно необходимое рабочее время» [7. С. 39].
Однако вопреки тому, что официально была признана только «затратная» трактовка трудовой стоимости Маркса, в экономической литературе появлялись работы, в которых стоимость Маркса трактовалась иначе. Вообще дискуссии по поводу марксовой «трудовой теории стоимости» развернулись среди отечественных ученых-экономистов сразу после выхода в свет III тома «Капитала» и продолжаются до настоящего времени.
Нам представляется, что возникновение и продолжительность этой полемики обусловлены определенной двойственностью, присущей марксовой трудовой теории стоимости, изложенной в I и III томах «Капитала». Анализу процесса формирования стоимости товара Маркс посвящает первую главу I тома «Капитала» (изданного при жизни Маркса в 1867 году). Он формулирует «закон стоимости», по которому обмен товаров совершается в соответствии со стоимостью, определяемой на основании фактических средних затрат труда, требуемых для изготовления этих товаров [7. С. 35–81].
В I томе «Капитала» Маркс излагает стройную теорию трудовой стоимости отдельного товара. В III томе он анализирует формирование стоимости уже не отдельного товара, но всей массы товаров, производимых отраслью, и переходит к обоснованию концепции «цены производства», имеющей в своей основе «рыночную стоимость» [8. С. 145–163]. Маркс полагает, что «рыночная стоимость должна рассматриваться … как средняя стоимость товаров, произведенных в данных отраслях производства» [8. С. 172], и что рыночную стоимость регулирует удельный вес наибольшей части товаров [8. С. 164–191]. По существу Маркс рассматривает рыночную стоимость как средневзвешенную всей массы товаров, хотя и не использует такой термин. Маркс в III томе «Капитала» ставит вопрос о влиянии размеров общественной потребности на стоимостные отношения. Он считает, что этот вопрос «становится существенным моментом, коль скоро, с одной стороны, имеется продукт целой отрасли производства, а с другой – общественная потребность в нем» [8. С. 176]. Далее Маркс делает вывод: «Чтобы товар мог быть продан по его рыночной стоимости, т.е. в соответствии с содержащимся в нем общественно необходимым трудом, для этого все количество общественного труда, употребленного на производство всей массы данного вида товаров, должно соответствовать величине общественной потребности в них, т.е. платежеспособной общественной потребности» [8. С. 184]. Маркс утверждает, что «для того чтобы рыночная цена товаров» точно «соответствовала рыночной стоимости», на рынке должно предлагаться «такое количество их, за которое общество способно уплатить рыночную стоимость». Но в том случае если «масса продуктов превышает эту потребность, товары должны быть проданы ниже их рыночной стоимости» и наоборот, а «если бы изменилась рыночная стоимость, то изменились бы и те условия, на которых может быть продана вся масса товаров». Маркс полагает, что «спрос и предложение регулируют рыночные цены или, точнее, отклонения рыночных цен от рыночных стоимостей», а «рыночная стоимость регулирует … тот центр, вокруг которого изменения спроса и предложения заставляют колебаться рыночные цены» [8. С. 172].
Таким образом, в «Капитале», с одной стороны, Маркс поднимает вопрос о влиянии размеров общественной потребности на образование стоимости, с другой – не рассматривает производство и потребление как равноправные факторы стоимости и не осуществляет целостный последовательный анализ влияния общественной потребности на формирование стоимости. То есть теория стоимости, развернутая и углубленная в III томе «Капитала», действительно характеризуется некоторой двойственностью.
В рамках полемики, развернувшейся вокруг трудовой теории стоимости Маркса сразу после появления в 1894 году третьего тома «Капитала», в 1900 году известный российский «легальный марксист» П. Струве издает свою работу «Основная антиномия трудовой теории ценности», а философ – «веховец» С. Франк – монографию «Теория ценности Маркса и ее значение». В работах Струве и Франка была высказана идея о возможности и необходимости дальнейшей разработки теории ценности в направлении синтеза теорий издержек производства и предельной полезности [4. С. 5]. Отметим, что теория предельной полезности основана на сформулированных в 1854 году Госсеном двух законах о зависимости цены товара от потребительской оценки полезности данного товара. Эта теория австрийской школы отдает приоритет сфере потребления, а не сфере производства.
Направление синтеза счел плодотворным российский экономист второй половины XIX – начала ХХ веков В.К. Дмитриев. Он сделал попытку решить задачу по созданию «общей теории ценности», в которой должны найти себе место теория издержек производства и теория предельной полезности как вполне законченные, взаимно дополняющие друг друга части, являющиеся результатом изучения одного и того же явления ценности с различных точек зрения. Поскольку цена любого продукта «не может быть определена независимо от условий спроса – resp. потребления», постольку он обращается к анализу кривой спроса, позаимствовав данные «теоретиков предельной полезности» [4. С. 294]. Кроме того, Дмитриев исследует вопрос о характере влияния рыночной структуры на уровень товарных цен посредством прямого воздействия на затраты.
Последовательным сторонником идеи «синтеза» является и известный экономист начала ХХ века М.И. Туган-Барановский, считающий, что «трудовую теорию, как объективную теорию ценности, обычно противопоставляют теории предельной полезности как субъективной теории – и на этом основании считают их взаимно исключающими». Он полагает, что «теория ценности должна от субъективных элементов хозяйства возвыситься до объективных элементов – исходя из субъективной предельной полезности, перейти к труду как объективному фактору ценности» [14. С. 74–75]. Туган-Барановский выделяет понятия абсолютной и относительной стоимости. Абсолютная стоимость – это трудовая стоимость, которая и есть «наряду с ценностью основная логическая категория хозяйства», и представляет собой «труд, затраченный на производство хозяйственного предмета». А относительная стоимость – это «стоимость, выражаемая в продуктах, а не в рабочей силе», ею «является всякая ценность, рассматриваемая не как цель, а как средство для приобретения другой ценности» [14. С. 78].
С Туган-Барановским яростно полемизирует Н.И. Бухарин, называя его идею синтеза «теоретическим примиренчеством». Бухарин пишет о Туган-Барановском: «Он не решается целиком и откровенно записаться во враги пролетариата и его теории; он предпочитает лишь «очищать марксизм от ненаучных элементов», как он сам же выражается… Он не хочет просто «отвергнуть» трудовую теорию, он старается «примирить» ее с теорией Бем-Баверка, этого классического выразителя буржуазных вожделений». Однако, проявляя себя как активный сторонник «затратной» трактовки «трудовой теории стоимости» Маркса, Бухарин в первую очередь критикует саму теорию предельной полезности, поставив идеологическую составляющую во главу угла своей критики австрийской школы. В своей работе, специально написанной по этому поводу в 1914 году, Бухарин подчеркивает: «Австрийская школа является идеологией предельного типа буржуазии, она является полнейшей антитезой идеологии пролетариата… Общепризнанно, что наиболее сильным врагом марксизма является как раз австрийская школа» [2. С. 24–25].
К сожалению, Бухарин был не одинок в стремлении идеологизировать экономическую теорию, придать ей сугубо классовый характер, эта идея была поддержана экономистами – сторонниками «политической экономии пролетариата», развившими учение Маркса в марксистско-ленинскую политэкономию.
Теоретическая дискуссия о различиях марксовой трактовки стоимости в первом и третьем томах «Капитала», связанных с определением зависимости стоимости от затрат труда и/или потребностей общества, развернулась в 20-е годы двадцатого столетия [5]. В рамках этой дискуссии Ш. Дволайцкий сформулировал «техническую версию» трактовки стоимости. На основании изложения теории стоимости Маркса в первом томе «Капитала» он утверждает, что потребность никак не может считаться фактором, влияющим на величину стоимости товара, так как это может дать «не только лазейку к ревизии Маркса, но и открыть широкую дорогу для эволюции к Бем-Баверку» [3. С. 79]. Противоположная «расширительная трактовка стоимости» принимает во внимание и третий том «Капитала». В рамках этой трактовки утверждается, что полезность товара уже учитывается в стоимости. Ее сторонник А. Мендельсон пишет: «Основным условием, предпосылкой стоимости, согласно теории Маркса, является полезность – способность удовлетворять какую-либо общественную потребность» [10. С. 88]. Данная точка зрения известна и как «экономическая версия» общественно необходимых затрат труда. Идея о необходимости «монистически выдержанного синтеза» технической и экономической версии стоимости была высказана Н. Ковалевским [5. С. 226–227].
К сожалению, по известным причинам, этот этап дискуссии экономистов-теоретиков завершился во второй половине тридцатых годов.
Советские ученые В. Новожилов, Л. Канторович и В. Немчинов соединили затратную и потребительскую сторону товара в теории «оптимального функционирования экономики, возникшей на базе маржиналистской концепции полезности». Медведев разъясняет: «Народное хозяйство рассматривается в этой теории как единая оптимизируемая система (сознательно – в плановой или спонтанно – в рыночной экономике) по критерию либо максимума общественной полезности (благосостояния) при заданных ресурсах, либо минимума затрат при заданном уровне общественной полезности (благосостояния)» [9. С. 58–59].
В проходившей в 20-е годы дискуссии «победителями», в силу исторически сложившихся обстоятельств, оказались последователи «затратной» трактовки, что и остановило ее на долгие годы. Установилось абсолютное господство «затратной» трактовки трудовой теории стоимости и, соответственно, затратной концепции ценообразования, признанных единственно верными и единственно научными. И только «оттепель» шестидесятых способствовала возобновлению обсуждения проблемы стоимости на страницах экономических журналов.
Раскрывая «незатратное» толкование стоимости, Г. Б. Правоторов опирается на первый и третий тома «Капитала». Он считает, что стоимость, по Марксу, «определяется не тем трудом, который затрачен на производство товара, а трудом, который нужен для его воспроизводства», а закон стоимости выражает «связь между различными общественными потребностями и затратами общественного труда, необходимыми для их удовлетворения» через «соотношение спроса и предложения» [12. С. 97, 107].
В семидесятых годах ХХ века К.П. Тронев, известный комментатор Маркса, ставит вопрос о соотношении категорий «общественная стоимость», анализируемой в первой главе «Капитала», и «рыночная стоимость», анализируемой в десятой главе III тома. Тронев полагает, что между ними нет «существенных качественных различий», так как в обоих томах «стоимость – опредмеченный, застывший» труд, затраченный на производство товара «при средних условиях общественного производства». В итоге он утверждает: «Действительная, фактическая затрата абстрактного труда, осуществленная при воспроизводстве определенной массы данных потребительных стоимостей, и есть та материальная основа, тот всеобщий человеческий общественный труд, который и образует действительную стоимость товаров» [13. С. 74–88].
Описываемая статья Тронева «Категории рыночная цена и рыночная стоимость в III томе «Капитала» К. Маркса» впервые была опубликована в 1973 году в экономической серии «Вестника Московского университета», в марте 1988 года была перепечатана в журнале «Экономические науки», а затем – в «Российском экономическом журнале» в 1992 и 2004 годах.
Последняя перепечатка статьи Тронева в 2004 году объясняется новой волной активизации обсуждения проблемы стоимости на рубеже ХХ и XXI веков. Вновь дискутируется возможность и целесообразность синтеза трудовой теории стоимости и теории предельной полезности, вновь ряд экономистов доказывает их идеологическое, концептуальное и методологическое противоречие друг другу, и вновь находятся «страстные сторонники» трудовой теории стоимости, абсолютизирующие ее «затратную» трактовку.
По-видимому, эта ситуация сложилась, во-первых, в результате длительного отсутствия свободного доступа широкого круга экономистов к достижениям западной экономической науки и к разработкам российских и советских ученых, чьи экономические воззрения отличались от взглядов, соответствующих партийному курсу. Во-вторых, в течение почти всего ХХ века в отечественной экономической науке, как отмечалось, сохранялось господство «затратной» трактовки «трудовой теории стоимости» Маркса.
Факт современного активного обсуждения проблемы «синтеза» нашел свое отражение в точке зрения А.Н. Добрынина и Л.С. Тарасевича на развитие теорий стоимости. Они считают, что российская экономическая наука должна либо принять теорию предельной полезности, либо остаться в рамках трудовой теории, либо выбрать направление синтеза трудовой теории и теории предельной полезности.
Однако, на наш взгляд, идея «синтеза» не подразумевает объединение исключительно этих двух теорий, так как реалии сегодняшнего дня не могут быть описаны только ими. В связи с этим трактовка изучаемой категории должна отражать условия (институциональные, социальные, политические) функционирования современной экономики как системы рынков несовершенной конкуренции, находящихся в состоянии неравновесия. Значит, искомая трактовка должна учитывать влияние на ее формирование суммарного вектора разнонаправленных факторов, действующих в экономической системе. Следовательно, методология теоретического исследования формирования стоимости товаров должна основываться на принципе синтеза концептуально и идеологически различных, но дополняющих друг друга в научном плане теорий. Это особенно важно, так как проблема формирования стоимости – это многогранная проблема, которая не может быть разрешена при рассмотрении ее только с одной точки зрения.
На наш взгляд, в общем виде стоимость товара показывает, какую цену общество в лице конкретных потребителей «согласно заплатить» за удовлетворение некоторой своей потребности посредством этого товара. Можно сказать, что стоимость товара – это такие затраты всевозможных ресурсов (как материальных, так и нематериальных), которые оцениваются обществом (посредством института рынка) как необходимые для удовлетворения определенной общественной потребности с помощью данного товара.
Если принять указанную трактовку стоимости, то следует признать, что пропорции обмена различных товаров друг на друга будут соответствовать их стоимостям, так как обмен осуществляется, в конечном итоге, с целью удовлетворения всего спектра общественных потребностей. Это означает, что основным законом, регулирующим обменные отношения, по-прежнему остается «закон стоимости». Учитывая, что и в условиях постиндустриальной экономики, формирующейся в России, экономические отношения сохраняют характер обменных, а значит, стоимостных, можно утверждать, что «закон стоимости» выполняет функцию базового закона современной парадигмы экономического развития.
В сформулированном выше авторском понимании содержания категории «стоимость товара» в явном виде просматривается двойственность этого понятия: ресурсные затраты рассматриваются с точки зрения их необходимости для удовлетворения какой-либо потребности общества посредством данного товара, в свою очередь, потребности – с точки зрения их ресурсной обеспеченности. Это означает, что преобразование ресурсов (т.е. производство какого-либо товара) и удовлетворение определенной потребности с помощью данного товара (т.е. его потребление) представляют собой две неразделимые стороны процесса формирования стоимости, протекающего в рыночной среде, характеризуемой рядом социально-экономических параметров.
Таким образом, производство и потребление – это равноправные факторы стоимости товара. Стоимость же является результатом взаимодействия производства какого-либо товара (реализующегося на рынке в форме предложения) и его потребления (реализующегося в форме спроса на данный товар). Количественные характеристики стоимости конкретного товара зависят от совокупности всех особенностей той среды, в которой осуществляется взаимосвязь между производством и потреблением данного товара.


Литература
1. Бухарин Н.И. Политическая экономия рантье. Теория ценности и прибыли австрийской школы. – М.: Орбита. Московский филиал, 1988. – 192 с.
2. Дволайцкий Ш. К теории ценности Маркса (о различном толковании понятия «Общественно необходимый труд») //Экономические науки.–1975. – № 10.
3. Дмитриев В.К. Экономические очерки.– М.: ГУ ВШЭ, 2001.– 580 с.
4. Ковалевский Н.К. К проблеме общественно необходимого рабочего времени //Под знаменем марксизма. – 1923. – № 11 – 12.
5. Маневич В.Е. Экономические дискуссии 20-х годов /Отв. ред. Л.И. Абалкин. – М.: Экономика, 1989. – 142 с.
6. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. В 9т. Т.7. – М.: Политиздат, 1987.–ХХ, 811 с.
7. Маркс К., Энгельс Ф. Избранные сочинения. В 9т. Т.9. Ч.1.–М.: Политиздат, 1988.–ХХ, 475 с.
8. Медведев В.А. О стоимости в современной экономике //Вопр. экономики. – 2003. – № 11.
9. Мендельсон А. Понятие «общественно необходимый труд» как элемент теории стоимости Маркса //Экономические науки. – 1975. – №10.
10. Правоторов Г.Б. Стоимостные категории и способ производства (проблемы теории и методологии). – М.: Изд-во «Мысль», 1974.
11. Тронев К.П. Категории рыночная цена и рыночная стоимость в III томе «Капитала» К.Маркса // Рос. экон. журн.– 1992. – № 6.
12. Туган-Барановский М.И. Основы политической экономии. – М.: Россмэн, 1998. – 664 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия