Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Паньшин И. В.
доцент кафедры менеджмента Владимирского государственного университета,
кандидат экономических наук

Яресь О. Б.
доцент кафедры менеджмента Владимирского государственного университета,
кандидат экономических наук


Ресурсная экономическая политика:
вопросы комбинирования и ресурсозамещения

1. Проблемы высокой ресурсоемкости Российской экономики
Любая социально-экономическая система в процессе своей хозяйственной деятельности выступает крупным потребителем большого количества разнородных ресурсов. Одним из важнейших и наиболее распространенных показателей уровня использования ресурсов является ресурсоемкость, которая характеризует относительный расход определенного экономического ресурса на получение единицы совокупного экономического результата.
Российская экономика, исходя из наличия у нее больших запасов природных ресурсов (природный газ, нефть, уголь, руда, лес и т.п.) и недопустимо низкого уровня развития перерабатывающей промышленности, является высоко ресурсоемкой.
По данным Международного энергетического агентства (IEA), российская экономика превосходит все другие страны мира по количеству использованного газа в расчете на рубль ВВП. По этому показателю мы почти в 6 раз расточительнее США, в 8 раз – Германии. Помимо объективных предпосылок (суровый климат, большие расстояния и соответственно большие затраты энергоресурсов на транспорт), высокая «газоемкость» национальной экономики связана с использованием как в промышленном производстве, так и в потреблении газа устаревших энергорасточительных технологий. Так, КПД газовых электростанций с паровыми турбинами в России составляет 33%, в то время как во многих странах мира уже активно используются парогазовые установки с КПД, приближающимся к 60%. Расход газа в металлургическом производстве в России превышает аналогичные зарубежные показатели в 1,6–2,2 раза, что напрямую связано с отсутствием экономических стимулов для внедрения энергоэффективных технологий.
По использованию нефтяных ресурсов ситуация в России не менее критическая. Из тонны сырой нефти в России получается примерно 140–150 литров бензина, в то время как в США – свыше 450 литров. Отечественные нефтеперерабатывающие заводы по уровню технологий переработки нефти входят в число наиболее устаревших в мире. Средняя глубина переработки нефти на российских заводах составляет около 70%, а выход светлых нефтепродуктов (бензина, дизтоплива, авиакеросина и т.д.) в России, по оценкам экспертов, примерно в полтора раза ниже, чем в развитых странах. За последние 15 лет США снизили «нефтеемкость» ВВП почти на 20 процентов, в то же время в России она возросла на треть.
Последствиями такой ресурсной политики может стать уникальный по своей экономической природе ресурсный кризис. По мнению вице-президента РАЕН Е.А. Козловского, в ближайшие десятилетия Россию ждет дефицит по 36 основным видам природных ресурсов. За предстоящие пятнадцать лет страна исчерпает разведанные запасы нефти, газа, свинца, 75 процентов меди, молибдена, никеля, олова, серебра, цинка, а запасы золота и алмазов закончатся еще быстрее [4]. Уникальность ожидаемого ресурсного кризиса состоит в том, что неразведанные запасы этих природных ресурсов в России являются самыми большими в мире.
Трудовые ресурсы в современной российской экономике также используются неадекватно получаемым результатам, что говорит о высокой «трудоресурсоемкости» российской экономики. Основным показателем эффективности использования трудовых ресурсов является производительность труда в классическом ее представлении, как объем произведенной продукции (оказанных услуг) в единицу времени работы человека (например, трудочас). За последние пятнадцать лет значение этого индикатора в России снизилось на треть, а трудоемкость производства возросла в четыре раза. Часовая производительность труда, рассчитанная по ВВП, в России ниже, чем в Италии, в 4 раза, Франции – в 3,8, США – в 3,6, Японии и Германии – в 2,8 раза.
Объяснить спад производительности труда и соответственно рост «трудоресурсоемкости» в России можно несовершенством используемых технологий (низким уровнем механизации и автоматизации), недостатком реальных инвестиций для модернизации материально-технической базы, низкой мотивированностью работников к высокопроизводительному труду, укреплением рубля и ростом импорта, а также притоком дешевой трудовой силы за счет миграции. Значительную роль также играют диспропорции на внутреннем рынке труда. Избыточная численность работников российских предприятий сопровождается уменьшением количества отработанных часов каждым работником. В среднем российский работник отрабатывает до 1560 часов в год, в то время как в США – 1945, в Японии – 2017, в Корее – 2547.
Попробуем соединить приведенные факты в общую картину. По нашему мнению, декларируемый правительством РФ рост ВВП последних лет в наибольшей степени обусловлен опережающими его темпами потребления экономических ресурсов и, в первую очередь, природных. Хотя в 2006–2007 гг. в России появились положительные сдвиги в развитии технологий переработки ресурсов (федеральные инновационные программы, поддержка приоритетных отраслей науки и техники, создание наукоградов и т.д.), их результаты будут видны в лучшем случае через 10–15 лет. Причем во многих российских регионах инициативы федерального центра поддерживаются очень слабо.
В целом развитие российской экономики за исключением нескольких демонстративных эпизодов носит экстенсивный характер. Ресурсная политика страны в очень малой степени способствует наращиванию ресурсного потенциала. Низкая концентрация производства и практическое отсутствие механизмов ресурсного комбинирования также значительно повышают ресурсоемкость российской экономики, что не позволяет обеспечивать высокие темпы экономического развития. Все это подтверждает актуальность вопросов совершенствования ресурсной экономической политики на различных уровнях.
2. Вопросы потребления ресурсов в социально-экономических системах
Оценка потребности в тех или иных видах экономических ресурсов осуществляется, в основном, исходя из внутренних характеристик социально-экономических систем, параметров и масштабов хозяйственной деятельности, политики управления запасами и т.д. Несмотря на разнородность и неодинаковую ценность разных видов экономических ресурсов, в настоящее время доминирует практика перевода объемов потребления всех ресурсов из натуральных единиц в стоимостные. Эта практика основана на использовании механизма рыночного ценообразования. В результате получается показатель «внешние (явные) издержки», отражающий сумму денежных расходов на приобретение и использование совокупности экономических ресурсов на соответствующем рынке.
Однако, устанавливая цены на те или иные ресурсы, рынок зачастую не учитывает их истинную ценность. Политическая ситуация, уровень развития науки и техники, социально-экономическое положение в стране или регионе, а также интересы крупных участников рынка ресурсов приводят к существенной коррекции цен на различные виды ресурсов. Наглядным примером этого является тот факт, что цены на одни и те же экономические ресурсы в разных странах существенно разнятся (цена на землю, уровень оплаты труда, цена природных ресурсов и их производных и т.д.).
Так, например, по расчетам академика Д.С. Львова, на один доллар зарплаты российский среднестатистический работник производит в 3 раза больше продукции, чем его коллега в США [5]. Доля зарплаты в объеме ВВП страны позволяет выяснить, что в России человек, создавший товаров на рубль, получает за эту работу всего 33 коп. В Японии – почти 75, в Европе – 70, в США – 72. Для сравнения: по данным Института социально-экономических проблем народонаселения РАН почасовая оплата труда в долларах США составляет: в Турции – 2,6; в Польше – 4,3, в Мексике – 4,5, в Южной Корее – 7,2, в Японии – 12,3, в США – 16,4, в Германии – 22,7. В России – только 1,7 долл. Таким образом, за одинаковую работу россиянам платят в несколько раз меньше, чем наемным работникам в других развитых странах.
Получается, что затраты на приобретение экономических ресурсов не отражают реальный уровень их потребления и эффективность вовлечения в хозяйственный оборот. Потребность в том или ином ресурсе чаще всего рассматривается предпринимателем или менеджером, исходя из узкого круга вариантов использования ресурса без учета его дефицитности и альтернативных вариантов применения. Для учета вариативности использования экономических ресурсов применяется показатель «внутренние (скрытые) издержки», рассчитываемый как затраты собственных ресурсов, оцененные по наилучшему варианту альтернативного использования.
Более сложная задача комбинирования экономических ресурсов в социально-экономических системах, учитывающая взаимное воздействие одного ресурса на другой, отражающееся на итоговых экономических результатах, вообще практически не встречается в современных теоретических и практических моделях. До сих пор вопросы комбинирования и, при необходимости, замещения одного экономического ресурса другим рассматривались на примере общеизвестных производственных функций. Их основными недостатками являются ограниченность в применении (в основном выбор делается между двумя видами ресурса), а также перевод моделируемого расхода ресурса в стоимостные показатели через рыночную цену.
Тем не менее, многие хозяйствующие субъекты несут убытки, не учитывая возможность, например, сохранив объем затрат в стоимостном выражении, изменить комбинацию используемых ресурсов, добившись большей совокупной отдачи. Эти «убытки» будем называть альтернативными (вмененными) издержками, представляющими собой издержки упущенных возможностей.
Таким образом, назрела объективная необходимость в разработке новой методологии комбинирования экономических ресурсов, а также адекватных механизмов ресурсозамещения, призванных корректировать уже существующее неоптимальное по выбранным критериям распределение.
В условиях рыночной экономики благодаря конкуренции между участниками рыночных отношений устанавливается некоторый наиболее распространенный уровень затрат экономических ресурсов, который и является общественно необходимым. Для определенного периода времени этот уровень стабилен, с некоторой тенденцией к снижению.
Всякое превышение общественно необходимого уровня затрат для конкретной социально-экономической системы влечет негативные последствия – вплоть до возникновения кризиса. Поэтому ей необходимо работать так, чтобы расход ресурсов не превышал установившийся общественно необходимый уровень. В этом заключается экономическая основа механизма рационального использования экономических ресурсов, т.е. ресурсосбережения.
Расход ресурсов в значительной мере определяется характером процесса ресурсопотребления, на который оказывают влияние такие факторы, как номенклатура (ассортимент) выпускаемой продукции или выполняемых работ; сложность, инновационность, наукоемкость производимых изделий или выполняемых работ; тип и объем производства; степень регламентации производственного процесса, от исходного состояния предметов труда до готовой продукции; величина складских запасов и объем незавершенного производства. Имеет существенное значение также уровень гибкости производства, его материало- и энергоемкость, уровень законченности изготовляемых изделий; уровень прогрессивности, экологической чистоты и безотходности хозяйственной деятельности.
Перечисленные факторы предопределяют специфику процесса управления экономическими ресурсами. Так, например, в массовом или крупносерийном производстве потребляется весьма значи­тельный объем материальных ресурсов, но ограниченной номенклатуры, а в единичном или мелкосерийном производстве объем потребления ресурсов невелик, но достаточно обширен по номенк­латуре.
Более того, указанные факторы в основном формируют отраслевые особенности ресурсопотребления, которые в наибольшей степени проявляются в строительстве, агропромышленном комплексе, на транспорте, в сфере обслуживания.
Все многообразие характеристик процессов ресурсопотребления можно свести к следующим вариантам биполярных шкал:
– многократное (повторяющееся) и разовое;
– стационарное (равномерное) и нестационарное;
– однородное (специализированное) и комбинированное;
– гибкое и жестко регламентированное.
Некоторые из представленных характеристик могут пересекаться, некоторые характеристики несовместимы, возможны промежуточные значения. Продолжительное эффективное использование экономических ресурсов требует организации экономии ресурсов как основной управленческой задачи. При этом одним из эффективнейших приемов экономии ресурсов является их комбинирование с последующими оптимизациями получаемых комбинаций (ресурсозамещением).
3. Принципы комбинирования экономических ресурсов
Комбинирование экономических ресурсов представляет одну из самых прогрессивных форм организации хозяйственной деятельности, особенно в сфере производства. Под комбинированием экономических ресурсов мы будем понимать целенаправленный процесс поиска, экономической оценки и внедрения в хозяйственную деятельность технологии потребления наиболее оптимального (по выбранному критерию) набора экономических ресурсов. Признаками комбинирования являются объединение разнородных экономических ресурсов в рамках одного хозяйственного процесса, соблюдение определенных пропорций между объемами используемых ресурсов, единство целей и внешних ограничений в отношении всех ресурсов.
С экономических позиций комбинирование ресурсов позволяет расширить сырьевую базу ресурсопотребляющих систем путем увеличения вариативности выбора используемых ресурсов; снизить ресурсоемкость продукции за счет реализации возможностей замены одних ресурсов другими; сократить инвестиции в развитие добывающих отраслей; снизить логистические расходы; уменьшить объем производственных отходов; получить выгоды от эффекта масштаба и др.
Каждый из вышеперечисленных факторов можно формализовать и получить числовое выражение для определения экономического эффекта от комбинирования производства. Кроме того, комбинирование можно представить и как один из способов диверсификации деятельности, что в условиях рыночных отношений приводит к снижению риска возникновения кризисной ситуации у хозяйствующего субъекта.
Сформулируем основные принципы формирования комбинаций экономических ресурсов для типовой социально-экономической системы.
1. Принцип оценки инвариантной частной производительности (отдачи) каждого вида комбинируемого ресурса. Под отдачей экономического ресурса в данном случае будем понимать «выход» экономического результата (объема продукции, услуг) с единицы задействованного конкретного вида ресурса.
Сложность расчета данного показателя обусловлена невозможностью построения одноресурсной экономической модели, так как любой хозяйственных процесс осуществляется с использованием набора ресурсов, пусть даже минимального. Тем не менее, можно предложить зафиксировать инвариантный (остающийся неизменным при тех или иных преобразованиях) набор и объем экономических ресурсов, являющийся наиболее типичным для исследуемой социально-экономической системы. После этого производится либо изменение объема потребления целевого ресурса, либо его замена на другой вид ресурса (субститут) с последующим измерением совокупного экономического результата.
Если при изменении объемов использования целевого ресурса на динамику корректировки конечного экономического результата значительное влияние будет оказывать эффект убывающей производительности (отдачи), то при замене ресурса может быть явно оценен ресурсный эффект замещения.
При применении данного принципа на практике необходимо учитывать, что изменение объемов потребления целевого ресурса, также как и его замена, требует дополнительных затрат, что влияет на итоговую производительность.
2. Принцип кооперации подразумевает, что каждая новая комбинация используемых экономических ресурсов должна давать лучшее соотношение совокупного результата по отношению к сумме частных производительностей использования этих ресурсов. Оценка кооперативного эффекта может производиться как по всей совокупности экономических ресурсов, так и по определенным их наборам, с учетом инвариантности видов и объемов ресурсов, не участвовавших в анализе.
В научной литературе для описания кооперативного эффекта часто используется понятие синергия (синергетика, синергизм), что не совсем правомерно. Например, по мнению С.А. Ашинова «…стратегия синергизма предполагает наличие у организации конкурентного преимущества за счет совместного использования ресурсов (стратегия технологий и издержек), рыночной инфраструктуры (совместный сбыт) или сфер деятельности (синергия планирования и управления). Значение стратегии синергизма заключается в том, что она помогает получить более высокую рентабельность производства при взаимосвязи организаций, чем в ситуации, когда они управляются раздельно» [2]. Нисколько не умаляя заслуг автора, следует отметить, что синергетика (от греч. син – «совместное» и эргос – «действие») представляет собой междисциплинарное направление научных исследований, задачей которого является изучение явлений и процессов на основе принципов самоорганизации систем (состоящих из подсистем) [8]. То есть предмет синергетики гораздо шире, чем изучение простых кооперативных явлений. Тем не менее, если рассматривать динамические модели функционирования социально-экономических систем, то можно показать, что процессы самоорганизации оказывают значительное влияние на успех хозяйственной деятельности и могут способствовать повышению кооперативного эффекта.
3. Рассмотрение исследуемой организации как ресурсопотребляющей подсистемы в рамках социально-экономической системы более высокого уровня. При соблюдении этого принципа варианты использования тех или иных ресурсов сравниваются с альтернативами, предъявляемыми аналогичными подсистемами. На практике, местные и региональные власти на конкурсной основе решают, какому из субъектов хозяйствования предоставить право на пользование тем или иным ресурсом. Здесь регион или муниципальное образование выступают как система более высокого уровня.
Реализация данного принципа позволяет учитывать эффективность использования определенного ресурса в рамках так называемой ресурсной цепочки, когда в результате использования или переработки базовый ресурс преобразуется в новый вид экономического ресурса и вовлекается в хозяйственный оборот подсистемой более высокого уровня.
4. Оценка и учет комплементарности экономических ресурсов при их комбинировании. Комплементарные ресурсы дополняют друг друга в потреблении и используются совместно. Поэтому замена одного из таких ресурсов на другой, пусть даже имеющий сравнительно большую частную отдачу, скорее всего, приведет к снижению производительности комплементарного ему ресурса и, возможно, даже к его последующей замене, не всегда экономически выгодной.
В этой связи для комплементарных ресурсов целесообразно оценивать мультифакторную ресурсоотдачу, возможно также с учетом инвариантности остального набора вовлекаемых в хозяйственный оборот экономических ресурсов.
5. Учет и интернализация внешних ресурсных эффектов от вовлечения в деятельность хозяйствующего субъекта определенной комбинации экономических ресурсов. Под внешними ресурсными эффектами мы будем понимать не отраженные в ценах приобретения экономических ресурсов выгоды или издержки некоторых третьих лиц, не участвующих в рыночной сделке, в том числе и социально-экономических систем более высокого уровня.
Внешние ресурсные эффекты можно подразделить на предельные и интрамаржинальные. В первом случае даже малые изменения уровня потребления ресурса, создающего эффект субъекта, оказывают влияние на ресурсные параметры у воспринимающего эффект объекта. Во втором случае, хотя эффект и имеет место, малые или предельные изменения потребления ресурсов создающего его субъекта практически не оказывают какого бы то ни было влияния на ресурсопотребление внешнего субъекта.
Интернализация внешних ресурсных эффектов предполагает включение внешних выгод или, соответственно, издержек в цену приобретения определенного набора экономических ресурсов. Например, создаваемое крупное предприятие частично решает проблему низкой занятости в регионе и получает дополнительную экономическую выгоду за счет поддержки региональных властей в виде предоставляемых льгот, более выгодного доступа к ресурсам и т.д. Тем самым, цена трудовых ресурсов за счет положительного внешнего эффекта снижается.
Отрицательный внешний ресурсный эффект чаще всего проявляется в негативном воздействии социально-экономической системы на окружающую среду, что также необходимо учитывать при оценке затрат на приобретение того или иного экономического ресурса. Например, строительство очистных сооружений или штрафы за загрязнение окружающей среды значительно повышают цену определенного набора ресурсов.
Одним из способов стимулирования хозяйствующих систем к интернализации внешних ресурсных эффектов является введение специальных корректирующих налогов. Подобные налоги получили название «пигувианских» (по имени автора – экономиста А. Пигу, впервые предложившего такой механизм). Основная идея корректирующего налогообложения состоит в том, чтобы производители отрицательных внешних ресурсных эффектов платили налог в размере разницы между предельными внешними (общественными) и предельными внутренними (частными) издержками за каждую производимую ими единицу продукции [6].
Идею А. Пигу можно трансформировать и применительно к положительным внешним ресурсным эффектам, создав механизм компенсационного поощрения тех участников рынка, которые, выбирая определенный набор ресурсов, заботятся не только о внутренней выгоде, но и об общественных благах. Таким образом, создатели внешних положительных эффектов будут тратить меньше средств на потребление ресурсов, что незамедлительно отразится на коммерческой (внутренней) выгоде.
Соединив эти два механизма (налогообложение по А. Пигу и компенсацию положительных внешних эффектов), можно получить вполне самостоятельную целостную систему, в которой средства, получаемые от налогов за отрицательные внешние ресурсные эффекты, могут быть направлены на поощрение предпринимателей, ориентированных на потребление ресурсов, дающих положительный внешний эффект.
6. Принцип рекуперации, позволяющий учитывать возможности повторного или вторичного использования экономического ресурса, что также может повлиять на его выбор и включение в целевую комбинацию. Под рекуперацией понимается возвращение части материалов или энергии для повторного использования в том же технологическом процессе [7]. Для характеристики процессов рекуперации вводится понятие рециклинга материальных ресурсов как процесса, в ходе которого происходит восстановление первоначальной полезности ресурса для нового цикла производственного потребления [1]. Также возможно использование понятия «ресурсный цикл», как это предлагается в работе Р.К. Горшкова, в которой анализируется совокупность превращений и пространственных перемещений определенного вещества или группы веществ, происходящих на всех этапах их использования (включая их выявление, подготовку к эксплуатации, извлечение из природной среды, переработку, потребление, возвращение в природу) [3]. Продолжительность ресурсного цикла отражается на результативности использования того или иного экономического ресурса.
Применение принципа рекуперации при комбинировании экономических ресурсов смещает акценты в пользу тех ресурсов, использование которых может осуществляться многократно. Причем повторное использование ресурсов может потребовать дополнительных затрат на развитие технологий переработки отходов материальных ресурсов, поддержание реальной стоимости финансовых ресурсов с сохранением приемлемого уровня их ликвидности, повышение квалификации и производительности труда персонала и т.д.
На основе анализа представленных выше принципов комбинирования экономических ресурсов можно утверждать, что совершенствование современной ресурсной политики России должно быть ориентировано не столько на увеличение текущей ресурсоотдачи (хотя в долгосрочной перспективе это важнейшая задача), сколько на приумножение ресурсных богатств и наращивание экономического потенциала их долгосрочного эффективного использования. По нашему мнению, для этого необходимо:
1) развивать технологии добычи и переработки природных ресурсов, вплоть до уровня, когда эти технологии заинтересуют другие ресурсоориентированные страны, в результате чего Россия сможет использовать положительный опыт своей атомной промышленности;
2) совершенствовать экономические институты, стимулируя их развитие в тех направлениях, где наиболее эффективно используются ресурсы;
3) развивать минерально-сырьевую базу России, добиваясь опережающих темпов освоения новых источников природных ресурсов над темпами роста исчерпания уже разведанных;
4) добиваться постепенного выравнивания уровня цен на экономические ресурсы в России и за рубежом;
5) проводить целенаправленную политику ресурсозамещения, вытесняя из ресурсного портфеля невозобновляемые природные ресурсы низкой степени переработки и заменяя их трудовыми, информационными, инновационными и прочими экономическими ресурсами;
6) реализовывать на практике базовые принципы комбинирования экономических ресурсов на всех уровнях, добиваясь максимального кооперативного эффекта.
Данные положения могут стать центральным звеном формируемой в России целостной ресурсной экономической политики, необходимость которой назрела уже давно.


Литература
1. Альбеков А.У. Проблемы логистики торговли средствами производства: монография. – Ростов н/Д: Изд-во РГЭА, 1998.
2. Ашинов С.А. Учет синергетических эффектов при интеграции в индустрии туризма // Успехи современного естествознания. – 2005. – №3.
3. Горшков Р.К. Использование вторичных ресурсов в промышленности строительных материалов: методология и практика: монография. – М.: Экслибрис-Пресс, 2004.
4. Козловский Е.А. В России природопользование вырождается в браконьерство // Бизнес Камчатки. – 2006. – №4 // http://www.kambusiness.ru/2006/08
5. Львов Д.С. Почему богатая Россия такая бедная? // Финансовый контроль. – 2004. – №7. – С. 26–34.
6. Пигу А.С. Экономическая теория благосостояния: в 2 т. – М.: Прогресс, 1985.
7. Словарь иностранных слов и выражений /Авт.-сост. Е.С. Зенович. – М.: АСТ, 2000.
8. Хакен Г. Синергетика. – М.: Мир, 1980.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия