Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Алексеев О. А.
доцент кафедры социологии труда и экономики предпринимательства экономического факультета Башкирского государственного университета (г. Уфа),
кандидат экономических наук


Амбивалентность предпринимательства: противоречивость экономической функции, конфликт интересов

Предпринимательство возникло в ответ на общественную потребность в выявлении неудовлетворенного спроса и удовлетворении растущих потребностей людей путем организации производства. Рассматриваемая в данном аспекте предпринимательская деятельность предстает как элемент системы разделения труда и общественного производства и не противостоит труду как продуктивной деятельности. Но это отнюдь не исключает противоречия между трудом и предпринимательством в других отношениях.
Предпринимательство мы понимаем как особый вид исторически сформировавшейся экономико-трудовой деятельности [1. C. 9]. В общем плане мы солидарны с авторами монографии «Современная экономика труда», определяющими предпринимательство как социально-активный вид трудовой деятельности, основанный на самозанятости и инициативе [9. C. 38], хотя и считаем выдвинутый ими тезис о неправомерности противопоставления предпринимательства труду излишне категоричным. Необходимость уточнения и корректировки указанной позиции следует из признания двойственного характера предпринимательства как трудовой активности, с одной стороны, и как рыночной активности («движущей силы рынка»), с другой. Без целевой направленности на получение прибыли предпринимательство лишается основного мотива исполнять роль движущей силы рынка. Но поскольку прибыль не может быть получена вне труда как процесса создания стоимости, или «потребительской ценности» [5], предприниматель вынужден заниматься организацией труда и производства *. Внутреннее противоречие предпринимательства имеет началом общий источник экономической деятельности, которая состоит в единстве производства, отчуждения и присвоения. Исторически новая функция труда, направленная на создание стоимости с целью ее присвоения в денежной форме, а не в форме потребительской ценности, легла в основу «абстрактной формы самогенерирующегося роста» [7. C. 105–108] расширенного производства, а предпринимателя сформировала как его главную движущую силу. При этом, совершая обмен по стоимости, предприниматель получил возможность извлекать большую стоимость из самого процесса производства (реального процесса труда). Предпринимательская экономическая система (капитализм) не существует вне стоимостного процесса расширенного создания и присвоения стоимости. Расширенное производство стоимости невозможно без ее присвоения и аккумулирования в капитале (опредмечивание) и последующего инвестирования в новый цикл производства, где происходят ее продуктивное потребление (распредмечивание) и трансформация (рост производительных сил общества и трудовых способностей человека).
Амбивалентность социально-экономической позиции предпринимательства, его противоречивость в полной мере нашла отражение в борьбе идей. С одной стороны, на значимость дисфункциональной роли капиталистического предпринимательства обращал внимание К. Маркс. С другой стороны, в работах целого ряда ученых – А. Маршалла, Й. Шумпетера, В. Зомбарта, М. Вебера, а также, в более ранние периоды – Р. Кантильона, А. Смита, Ж.-Б. Сэя, Дж. Ст. Милля – связано развитие концепций о его позитивно-функциональной роли.
С точки зрения Маркса особенность предпринимателя как активного субъекта капиталистического производства состоит не в том, что он является фигурой, принципиально отличной от собственника инвестированного капитала, а в том, что он соединяет в себе персонально капиталиста и работника. Предприниматель предстает двойственной, внутренне противоречивой фигурой. Он является субъектом отчуждения-присвоения прибавочной стоимости, т.е. реализует определенную функцию в системе общественного разделения труда (по Марксу, это функция эксплуатации наемного рабочего). В то же время, он выступает и субъектом организации труда и управления предприятием, т.е. реализует одну из хозяйственно-организационных функций. Эта вторая сторона предпринимательства представлялась Марксу не столь важной в определении сущности предпринимателя и его роли в процессе производства стоимости [2. С. 415–417]. Ведущей для капиталистического предпринимателя он считал присваивающую функцию. На деле, по мысли Маркса, следует противопоставлять не предпринимателя и собственника как различных субъектов – и тот и другой по сути своей капиталисты, – а капиталиста и наемного рабочего. Предприниматель и собственник – лишь конкретные функциональные роли, в которых капиталист выступает в процессе производства и присвоения прибавочной стоимости.
А. Маршалл, в свою очередь, подчеркнул особую значимость, которую имеет для предпринимателя промышленного типа использование трудового фактора, но в смысле, принципиально отличном от марксистского. Предприниматель, по убеждению А. Маршалла, выполняет важную социально-экономическую функцию, создавая такое фундаментальное общественно-экономическое благо, как рабочее место, и предоставляя возможность занятости для массовых социальных групп наемных работников [4. С. 272].
Похожую позицию по данному вопросу мы можем обнаружить в идеях известного предпринимателя Генри Форда. В своей знаменитой книге «Моя жизнь, мои достижения» в главе с символичным названием «Тайны производства и служения» он противопоставляет производительный труд методам спекуляции и эксплуатации путем повышения продажных цен или понижения заработной платы рабочим [10. С. 120], а спекулятивному капиталу, «стригущему купоны» с деятельности других, капитал, создающий общественно-полезные ценности. Капитал, по его убеждению, должен выступать, прежде всего, инструментом служения; служить производству и удовлетворению жизненно важных потребностей людей и, в конечном счете, прогрессивному развитию всех сфер жизни общества. Поэтому, по его мнению, «современные способы создания капитала не вполне верны» [10. С. 59]. С точки зрения конечного результата – созидания стоимости – модель продуктивного предпринимательства в наибольшей мере соответствует именно производственному предпринимательству, как оно показано, например, у А. Маршалла или Г. Форда.
Форд указывает правильный целевой критерий для предпринимательства и предпринимательского капитала – это служение *. Отсюда определение предпринимательства в «шумпетерианском» духе как «деятельности, осуществляющей организационную инновацию в целях извлечения прибыли» [6. С. 168] требует существенных уточнений, поскольку неоправданно сужает ее интенциональность, вынося за скобки общественный смысл. Предпринимательство, если следовать логике Шумпетера, представляет собой активность по сознательному внесению возмущений в рыночную среду в расчете на получение конкурентного преимущества и как следствие более высокого дохода. Творчеству и созиданию здесь отводится подчиненное положение, фиксирующее их как некие сопутствующие эффекты или инструменты предпринимательской деятельности.
Прибыль имманентна для бизнеса в широком смысле, но не исчерпывает всех целей и смыслов предпринимательства. Деятельная активность в качестве значимого критерия предпринимательства, исключающая пассивные формы получения дохода от собственности (на капитал, землю, средства производства), вместе с тем, имеет более содержательную целевую направленность, нежели простое извлечение прибыли. Общей категорией для обозначения многообразных устремлений предпринимателя, выходящих за рамки стремления к прибыли и индивидуальной выгоде, может служить понятие «общего блага» *. Содержательно оно обозначает сложный комплекс качеств, выражающих материальное и моральное удовлетворение как индивида, так и коллективного целого от достигнутых результатов деятельности. Несмотря на наличие социокультурных и исторических различий в содержании данного понятия, мы всегда можем отыскать некий инвариант, релевантный «человеческой мере». В социально-экономическом смысле «общее благо» означает рост общественного благосостояния, что выражается в увеличении доходов населения, подъеме уровня и качества жизни, улучшении социальной защищенности, уверенности в завтрашнем дне и т.п.
В плане прояснения духовной сущности предпринимательства представляет интерес позиция «евразийства». Один из крупных идеологов данного направления историк и экономист Петр Савицкий в своей работе «Хозяин и хозяйство» (1925 г.) проводит различие между центральной фигурой концепции «третьего пути» – «хозяином» – и главными субъектами экономического и исторического развития двух других противостоящих доктрин – «предпринимателем» в буржуазном либерализме и «пролетарием» в марксизме. Понятие «евразийского хозяина» у Савицкого является прямым аналогом понятия «труженик» (der Arbeiter). При этом «хозяин» понимается не как функция или роль, а как «особая духовно-экономическая сущность» [8. C. 218]. В этом смысле «не всякий земледелец есть «хозяин», и не всякий собственник промышленного предприятия есть таковой. Предприниматель может быть хозяином, но не каждый предприниматель действует «по-хозяйски»» [8. С. 218]. Предприниматель для Савицкого, прежде всего «человек экономический».
Сравнение изложенных подходов к пониманию субъектности предпринимателя и хозяина как особых «духовных» типов отнюдь не ставит их в позицию антиномии. Более того, фигура предпринимателя в трактовках Г. Шмоллера, М. Вебера, А. Маршалла и многих других классиков экономической мысли во многом сближается с образом «доброго хозяина», данного П. Савицким. Противопоставить «предпринимателя» и «хозяина» можно лишь как идеальные типы, что в действительности не имеет такого разграничения. Противоречивые характеристики скорее следует отнести к выражению дуальности самой роли (функции) предпринимателя, выступающего одновременно субъектом экономической деятельности (в определенном узком понимании – по извлечению прибыли) и хозяйственной (по производству потребительских ценностей, или благ). Указанная дуальность является источником внутреннего конфликта интересов, в котором сталкиваются две основные интенции: направленность на созидание благ (ценностей), необходимых обществу, и стремление к максимальной прибыли; служение обществу и так называемое «служение капиталу». Между указанными целевыми функциями нет однозначной связи согласования, достижение одной не означает автоматической реализации другой. Если одна из функций начинает доминировать, это неминуемо ведет к конфликту интересов – внутреннему в структуре мотивации самого экономического субъекта и внешнему в структуре межсубъектных отношений.
Предприниматель организует «дело», создает предприятие, прежде всего, для того, чтобы на основе производства продукции получить прибыль. Он извлекает прибыль из своей деятельности и организованной им деятельности других людей. В этом процессе он обязан подчиняться принципам экономической целесообразности и эффективности. Но поскольку предпринимательство – подсистема хозяйства и общества, прибыль не может выступать для него самоцелью, вне связи с задачами развития хозяйства и общества. За экономической целесообразностью в конечном счете должна стоять целесообразность общественная. Общественное служение задается самой логикой развития продуктивной экономической деятельности. Сам капитал, как инструмент предпринимательской деятельности, представляет собой производительную силу общества, аккумулированную в абстрактной форме. Деньги как форма всеобщего богатства, подчеркивал К. Маркс, не способны ни к какому другому движению, кроме количественного: они могут лишь множить себя [3. C. 435]. Однако действительный рост капитала не есть абстрактный количественный рост. Он осуществляется через постоянную конвертацию, переход капитала из одной формы в другую. В основе этого процесса лежит опредмечивание и распредмечивание стоимости (как общественной ценности), переход из одного ее качества в другое. Производство стоимости предстает как двуединый процесс создания «меновых» и «потребительных» стоимостей. Но, если смотреть шире, в этом процессе стоимость опредмечивается не только в качествах продукта, но и в качествах самого человека и общества. Рост капитала как целевая (в узком смысле) функция предпринимательства в полном производственном цикле должен сопровождаться расширенным воспроизводством качеств общественной системы и ее элементов, иначе говоря, ростом общественного благосостояния.
Таким образом, противоречие созидающей (негэнтропийной) и присваивающей (энтропийной) функций капитала здесь снимается в совокупном результате прироста общественного блага. В рамках модели социально-ориентированного капитала прибыль выступает законным вознаграждением предпринимателя за вклад в создание общественной стоимости и прирост общественного благосостояния. Негэнтропийный механизм продуктивного предпринимательства встраивает присваивающую функцию капитала в процесс производства стоимости в качестве инструментальной, обеспечивающей в единстве с созидающей функцией устойчивое развитие социально-экономической системы. Напротив, нарушение указанного баланса, выдвижение присваивающей функции в категорию терминальных (предельных ценностей) перерождает экономическую активность в «хищническое» предпринимательство.
Созидательная экономическая сущность предпринимательства раскрывается не в отдельных его атрибутивных признаках и функциях, а в характере предпринимательской деятельности, рассматриваемой в аспекте целостного развития экономики и общества. Соответственно среди экономических критериев более значимым при оценке предпринимательства является критерий создания стоимости (общественной ценности), а не ее конкурентное перераспределение и присвоение. Последнее, все-таки, вторично по отношению к процессу созидания, хотя и значимо с точки зрения наилучшей капитализации ресурсов и получения прибыли. Для определения роли предпринимательства в разных аспектах его функционирования в экономике и оценки функциональности его форм, как в отношении отдельных сфер общественной жизни, так и в отношении ее системной целостности, необходим экономико-стоимостной анализ типов и форм предпринимательства в контексте воспроизводственного процесса в обществе. При этом следует выходить на более широкий круг экономических, социальных, морально-нравственных параметров воспроизводства общественной системы.
Модель присваивающего («хищнического») предпринимательства, отвергающего общественное служение, сводит свою целевую функцию к узко понятой экономической функции «делания денег». Опережающий рост денежной компоненты капитала по сравнению с другими его компонентами сопровождается декомпенсационными энтропийными эффектами, нарушающими социально-экономический баланс в обществе. Энтропийные процессы вначале проявляются в падении эффективности капиталовложений, частичной деградации трудовых и природных ресурсов, дезорганизации хозяйственного механизма. За этими явлениями может последовать разбалансировка процессов в экономической и социальной подсистемах, возможен переход экономики и социально-экономической системы в целом к кризисному функционированию. Дальнейшая интервенция присваивающего капитала в ядро системообразующих связей общества сопровождается деградацией технологических и социокультурных его оснований, переходом социальной системы в режим самоуничтожения.
Для перехода к модели социально-ориентированного предпринимательства, прежде всего, необходимо осознание того, что выбор индивидуалистических стратегий ведет к разрушению самих системных оснований общественной жизни и деятельности, деградации и распаду общества. Необходимо принятие того фундаментального условия, что только во взаимосвязанном развитии всех общественных компонентов возможен социальный и экономический прогресс. Конкуренция за ресурсы не должна подменятся конкуренцией по истощению необходимых жизненных ресурсов общества; механизм «творческого разрушения» (по Шумпетеру) не должен переходить разумные пределы и превращаться в механизм тотального, системного разрушения.
Формирование экономического субъекта продуктивно-предпринимательского типа остается актуальным вопросом для современной России. Данная проблема должна решаться в том же ключе, что и задачи формирования среднего класса, гражданского общества, правового государства как основ социальной стабильности и устойчивого развития российского общества.


Литература
1. Алексеев О.А., Мухаметлатыпов Ф.У. Социоэкономическая модель труда и предпринимательства: Монография. – Уфа, 2005.
2. Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. Т.3. Кн. III. М., 1970.
3. Маркс К. Экономические рукописи 1857—1859 годов. Т. 46. Ч. 1.
4. Маршалл А. Принципы экономической науки. Т. 2. – М., 1993.
5. Михеев В.Н. Ценность, полезность, стоимость // Проблемы современной экономики. – 2005. – № 3(15).
6. Радаев В.В. На изломе социальных структур // Рубеж. Альманах социальных исследований. – 1995. – № 6– 7.
7. Режабек Е.Я. Капитализм: проблема самоорганизации. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1993.
8. Савицкий П.Н. Хозяин и хозяйство // Савицкий П.Н. Континент Евразия. М., 1997.
9. Современная экономика труда: Монография / Науч. ред. В.В. Куликов; Ин-т труда Минтруда России (НИИ труда). – М., 2001.
10. Форд Г. Моя жизнь, мои достижения. М., 1989.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия