Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Шкатов М. Ю.
заместитель директора ФГУ НПП «Севморгео», докторант экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат технических наук


О международном партнерстве в освоении нефтегазовых ресурсов арктического шельфа

В последние лет десять особую остроту приобрела дискуссия вокруг режимов освоения углеводородных ресурсов континентального шельфа российской Арктики. Специалисты, руководители компаний, государственные чиновники полемизируют не только о целесообразности разворачивания работ на арктическом шельфе, их сроках, но и о том, каким образом их проводить: самостоятельно или с иностранным участием.
В принятой Правительством Энергетической стратегии России на период до 2020 г. отмечено, что поиск, разведка и освоение нефтяных и газовых месторождений на шельфе арктических, дальневосточных и южных морей являются одним из наиболее перспективных направлений развития сырьевой базы нефтяной и газовой промышленности России. Преобладающая доля ресурсов приходится на моря Западной Арктики: Баренцево, Печорское и Карское. В связи с этим приоритетным регионом добычи газа на долгосрочную перспективу, кроме полуострова Ямал, станут акватории северных морей России. Наиболее подготовленными к разработке месторождениями являются: Приразломное нефтяное и Штокмановское газоконденсатное.
Данные месторождения характеризуются высокой капиталоемкостью их освоения. В соответствии с технико-экономическим обоснованием, подготовленным ЗАО «Севморнефтегаз», общие затраты на разработку Приразломного месторождения – 3,8 млрд долл., капитальные вложения – 1,6 млрд долл. (из которых на строительство платформы – 875 млн долл.). Окупаемость вложений порядка 10–11 лет. Штокмановское месторождение оценивается в сумму до 30–36 млрд долл. США. [1]. Высокая стоимость второго проекта объясняется его технической сложностью: большой удаленностью от материка; значительными глубинами моря; большими приливами; частыми штормами; дрейфующими льдами. Затрудняют освоение месторождения и различные инженерно-геологические факторы. Все это требует создания новых технических средств и технологий, во многом уникальных и не имеющих аналогов в мире.
Из отечественных нефтегазовых компаний углеводородные ресурсы арктического шельфа интересуют, в первую очередь, ОАО «Газпром» и, в определенной мере, ОАО «Роснефть». ГАЗПРОМ, посредством дочернего ЗАО «Севморнефтегаз», имеет лицензии на разработку названных выше месторождений. Но очевидно, что отечественные компании, ввиду недостатка технических средств и эффективных технологий, отсутствия опыта, сегодня и в ближайшем будущем самостоятельно не смогут осваивать труднодоступные месторождения российского континентального шельфа, особенно арктические. Поэтому международное сотрудничество в этой сфере весьма полезно.
В настоящее время важную роль в мировой хозяйственной системе играют транснациональные энергетические компании. Концентрация капитала, технических знаний, наличие высококвалифицированных специалистов и прямых контактов с правительствами позволяют им экономически успешно осваивать энергетические ресурсы шельфа, в том числе труднодоступные. Не использовать накопленный ими опыт и ресурсы неразумно. И это вполне понимает менеджмент ГАЗПРОМА, заключая соглашения с французской компанией Total и другими энергетическими транснациональными компаниями (ТНК) [2].
При участии ТНК в разработке стратегических ресурсов шельфа возрастает актуальность проблемы эффективного государственного контроля. Контролировать необходимо и российских недропользователей, и иностранных. При этом экономические интересы последних, естественно, не должны ущемляться. Одним из вариантов решения данной проблемы могло бы стать развитие института государственно-частного партнерства.
Практика государственно-частного партнерства (ГЧП) [3] основана на положениях теории смешанной экономики. Современная хозяйственная жизнь, характеризующаяся увеличением ее масштабов и интенсификацией, применением новых сложных производственных и управленческих технологий, либерализацией экономических отношений в обществе, требует использования адекватных форм сотрудничества всех экономических субъектов и, в первую очередь, правительственных структур и частного капитала. Данная теория отвечает вызовам времени, привнося новые, более эффективные формы сотрудничества между обществом, интересы которого призвано выражать государство, и бизнесом.
Основная идея, связанная с целесообразностью использования концепции ГЧП в освоении морских углеводородов, заключается в том, что государство, соблюдая долгосрочные экономические интересы общества и не теряя контроль за важнейшими ресурсами, подключает к их разработке мобильный и рационально работающий частный капитал. При этом важное значение придается высокотехнологичному, имеющему сильные позиции на мировом рынке транснациональному капиталу.
Основные формы ГЧП, включая и их типы, систематизированы В. Варнавским [4]. Их можно представить в порядке убывания государственного и усиления частного компонента и тогда они будут выглядеть следующим образом.
1) Контракты:
a) на выполнение работ;
b) на поставку продукции для государственных нужд;
c) на оказание технической помощи;
d) на оказание общественных услуг;
e) на управление.
2) Соглашения о разделе продукции;
3) Аренда:
a) традиционная аренда;
b) лизинг.
4) Концессии:
a) «строительство-управление-передача»;
b) «строительство-передача-управление»;
c) «строительство-владение-управление»;
d) «строительство-владение-управление-передача».
5) Совместные предприятия.
С позиции институциональной теории, первые три формы ГЧП в той или иной модификации представляют собой контрактную систему, четвертая – концессионную, пятая – совместные предприятия, также в разных модификациях.
Как показывает мировой опыт, повысить инвестиционную привлекательность освоения морских, а особенно арктических углеводородов может широкое использование концепции ГЧП и необязательно на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) или концессионных соглашений. Тщательно продуманная система контрактных отношений, в совокупности с концессионными соглашениями или СРП предусматривающая действие рыночных механизмов, в равной степени защищает интересы государства и инвестора, обеспечивая при этом недропользователю больше свободы в планировании своей деятельности за счет ее гибкости. При лицензионной системе гибкость существенно сужается.
Концессионная форма недропользования, в той или иной степени, распространена более чем в 100 странах мира. Особенно широкое применение концессионного режима наблюдается в разработке нефтегазовых ресурсов на шельфе Северного моря. Были заключены контракты между нефтяными компаниями и правительствами Великобритании и Норвегии.
Реализация капиталоемких проектов на основе ГЧП позволяет привлечь крупные инвестиционные ресурсы. Соответствующий концепции ГЧП механизм проектного финансирования – это гибкий и эффективный вариант аккумулирования капитала и технологий для обеспечения ресурсами сложных проектов и программ, имеющих длительные сроки окупаемости, характеризующихся высокими рисками, а также включающих множество косвенных эффектов.
Схемы проектного финансирования, используемые в развитых странах, часто реализуются именно через концессионные соглашения. При использовании данной схемы происходит распределение проектных рисков между компанией–инициатором проекта, кредиторами и государством. А это принципиально важно для капиталоемких морских арктических проектов, реализация которых связывается с высокой неопределенностью как внешних, так и внутренних условий. Поэтому распределение возможных рисков, закрепляемое в концессионном соглашении, способствует взаимной заинтересованности участников проекта в его своевременном и эффективном осуществлении.
Поиск баланса интересов между государством и добывающими компаниями усложняется, когда частный капитал представлен иностранной, а тем более крупной транснациональной компанией. Здесь дополнительно приходится учитывать национальные интересы в комплексе.
На основе OLI-парадигмы [5] нами структурированы интересы энергетических ТНК и России, как принимающей стороны, и предложены варианты их согласования, то есть поиска компромисса (см. таблицу). По результатам анализа сделан вывод о том, что кроме известных преимуществ расположения и интернационализации, Россия должна стремиться к укреплению преимуществ владения. Иначе говоря, Правительству РФ, при разработке стратегии освоения нефтегазовых ресурсов континентального шельфа, целесообразно ориентироваться не только на увеличение доходов бюджета, рост экспорта, повышение занятости, но и на приобретение новых технологий и более полное включение страны в глобальные технологические цепочки. Естественно, преимущества владения должны укрепляться и отечественных предприятий, которые будут задействованы в этих международных проектах.
Для эффективного и рационального освоения ресурсов шельфа России необходимы не столько иностранные инвестиции, сколько новейшие технологии как разведки, добычи, производства продукции, так и управления. В противном случае конкурентоспособность отечественной промышленности будет неуклонно снижаться. В настоящее время наша промышленность имеет явно недостаточный опыт проектирования, строительства и эксплуатации морских нефтегазовых сооружений, чтобы на равных конкурировать с зарубежными энергетическими компаниями. Имеется, например, дефицит таких средств, как:
– для работы в легких ледовых условиях: буровое судно, погружаемое на дно; подводный аппарат для бурения и обслуживания скважин с подводным закачиванием; плавучая платформа на натяжных опорах;
– для работы в сложных ледовых условиях: плавучая платформа с ледорезом на натяжных опорах; многоопорная ледостойкая платформа свайного типа; подводные аппараты для бурения, обслуживания скважин с подводным закачиванием и транспорта углеводородов и так далее [6].
Практически не обеспечена средствами для поискового бурения наиболее мелководная часть акватории до 20 м. Многое из технических средств, которые имеются, уже морально и физически устарели.
Для реализации морских нефтегазовых проектов, в рамках концепции ГЧП, целесообразно иметь государственную (или полугосударственную) компанию-оператора. По аналогии с норвежской практикой именно этот субъект, например «Севморнефтегаз», должен играть ключевую роль в освоении углеводородных ресурсов. И очень важное значение приобретает способность компании-оператора работать на высоком международном уровне, располагая квалифицированным менеджментом, эффективно использовать финансовые, технические, трудовые и прочие ресурсы. Схема государственно-частного партнерства в проекте разработки месторождения континентального шельфа включает, таким образом, трех главных субъектов: принимающее государство; национальные компании; иностранные компании. А схема распределения затрат и доходов по проекту освоения морского нефтегазового месторождения в рамках ГЧП представлена на рисунке 1.
Целесообразность привлечения к разработке нефтегазовых месторождений российского арктического шельфа западных компаний, таких как Total, Statoil/Hydro, ExxonMobil, BP – очевидна. Они располагают богатейшим опытом морской добычи, самыми передовыми технологиями, высококвалифицированными кадрами, мощным капиталом. Ключевым субъектом нефтегазодобычи видится международный консорциум. Теоретически он может иметь несколько источников финансирования своей деятельности: финансовые ресурсы компаний-учредителей; средства, привлеченные на финансовых рынках (займы, кредиты и проч.); различные налоговые льготы и, возможно, субсидии. Как отмечают ученые Центра внешнеэкономических исследований РАН, кооперация и совместное предпринимательство с ведущими западными фирмами являются перспективным путем преодоления технической отсталости и повышения конкурентоспособности российских предприятий [7].
Выстраивать хозяйственные отношения с энергетическими ТНК необходимо не на либеральной рыночной, а на государственно-институциональной основе. Ключевыми элементами мягкой институциональной инфраструктуры должны стать: концепция и стратегия освоения нефтегазовых ресурсов шельфа; система контрактных отношений с компаниями-недропользователями; система планирования и целевого программирования; активная внешнеэкономическая политика.
Принципиально важной представляется необходимость выработки компанией-оператором разработки месторождения оптимальной контрактной стратегии. И речь здесь идет не только о контракте с государством, но и о контрактах с компаниями-подрядчиками. Поставки конструкций платформ, оборудования, различного рода инженерных и транспортных услуг являются очень важным условием и повышения рентабельности проекта, и улучшения его горно-технических и экологических характеристик. Кроме того, именно этапы строительства платформ и обустройства морского месторождения – самые капиталоемкие.
Контрактная стратегия, по нашему мнению, должна включать вопросы: определения эффективных компаний-подрядчиков; распределения ответственности сторон и разработку механизма компенсации возможных нарушений контрактных условий; оптимизации распределения финансовых, технологических и трудовых ресурсов; управления и контроля. Главными задачами, на которые нацеливается контрактная стратегия, являются: максимизация рентабельности проекта и минимизация рисков.
Таким образом, углеводородные ресурсы арктического шельфа целесообразно осваивать в режиме государственно-частного партнерства, с выделением российской компании-оператора. Энергетические ТНК следует привлекать к участию в проектах на контрактной основе. Основными целями освоения ресурсов должны быть не только увеличение поставок сырья на экспорт и внутренний рынок, а также увеличение субподрядных работ, но и приток новых технологий в отечественный нефтегазовый комплекс.
Рис. 1. Распределение затрат и доходов по проекту освоения морского нефтегазового месторождения в рамках ГЧП
Анализ баланса интересов зарубежных энергетических ТНК и России в освоении морских углеводородов на основе OLI-парадигмы


Литература
1. По данным сайтов / http://www.oilcapital.ru/ и / http://www.ngv.ru/.
2. Сейчас доли в Штокмановском месторождении распределены между «Газпромом» (75%) и Total (25%). Недропользователем на 100% выступит ОАО «Газпром», а весь комплекс по разработке и реализации газа выполнит «Севморнефтегаз».
3. В англоязычной научной литературе: Public-Private Partnership – PPP.
4. Варнавский В.Г. Партнерство государства и частного сектора: формы, проекты, риски. – М.: Наука, 2005.
5. В начале 1980-х гг. Дж. Даннинг разработал научную концепцию, объясняющую мотивы интернационализации производства ТНК, получившую название OLI-парадигма (OLI paradigm). Главный тезис Дж. Даннинга: ТНК осуществляет прямые иностранные инвестиции в другую страну, если она обладает сразу всеми преимуществами (O+L+I); если она имеет О- и I-преимущества – она будет экспортировать товар; а если она имеет только О-преимущества – продаст лицензию зарубежной компании.
6. Вяхирев Р.И., Никитин Б.А., Мирзоев Д.А. Обустройство и освоение морских нефтегазовых месторождений. – 2-е изд. доп. – М.: Изд-во Акад. горн. наук, 2001.
7. Внешнеэкономические проблемы перехода России на инновационный путь развития /Под ред. С.А. Ситаряна. – М.: Наука, 2003. – C.54.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия