Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Тараканов Г. И.
аспирант Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (г. Москва)

Динамика основных факторов экономического роста России в 1990–2004 гг.

Россия, как и другие государства с переходной экономикой, проходит этап формирования рыночной экономики. Быстрый процесс трансформации способствовал тому, что сложившаяся в стране экономическая система все еще существенно отличается от «классического» варианта, присущая англосаксонским странам. Отсутствие данных о динамике развития России в условиях рыночной экономики не позволяет проводить качественные статистические исследования экономического роста. Эти знания необходимы для проведения эффективной экономической политики. В таких условиях полезно использование зарубежного опыта [1].
Задача настоящей работы заключалась в установлении связи с наиболее близкими к России по макроэкономическим показателям государств с целью проведения анализа динамики ключевых факторов экономического роста. В ходе исследования была использована специально сформированная выборка из 87 стран, позволяющая исключить искажающее влияние небольших островных государств с беднейшими экономиками и стран, участвующих в вооруженных конфликтах [2]. Анализ проводился с учетом особенностей развития России, которая хотя и является одной из ведущих мировых держав, но по многим показателям близка к развивающимся странам. На основе указанной выборки были сформированы две «контрольные» группы государств. В группу D (development) вошли 11 стран (см. табл. 1), демонстрировавших на протяжении рассматриваемого периода 1990–2004 гг. устойчиво высокие темпы экономического роста. Другие одиннадцать государств, в экспорте которых доминируют энергоносители, были включены в группу Е (energy) (см. табл. 1). При этом был проанализирован максимальный по продолжительности период времени, для которого по всем рассматриваемым странам имеются сопоставимые статистические данные.
Таблица 1
Страны, входящие в состав групп D и Е
На основе использования методов регрессионного анализа было установлено, что характер влияния целого ряда детерминант экономического роста зависит от уровня развития государства. При этом можно выделить шесть факторов, оказывающих наибольшее воздействие роста ВВП на душу населения. Наиболее существенно на данный рост влияет повышение нормы накопления, увеличение объемов внутренних сбережений и рост прямых иностранных инвестиций. Влияние внешней торговли на развитие экономики не столь велико и менее устойчиво. Государственные расходы оказывают стабильное отрицательное воздействие на экономический рост [2].
Недостаточный объем статистических данных и прочная корреляция между переменными не позволяют получить достоверные результаты регрессионного анализа для России. Поэтому в рамках исследования для нее была проанализирована динамика основных факторов экономического роста в 1990–2004 гг., а результаты были сопоставлены с соответствующими данными по двум наиболее близким к России группам стран. При проведении анализа показатель международная помощь был заменен на долю промышленности в ВВП, динамика которой отражает структурные изменения в экономике.
Одним из ключевых факторов экономического роста является валовое внутреннее накопление. В начале 1990-х гг. сохранение абсолютных объемов инвестиций при незначительном снижении ВВП привело к росту их доли с 30% до 35% (см. табл. 2). В результате быстрого перехода к рыночной экономике и нестабильной политической ситуации произошло падение доли валового накопления в ВВП, достигшей минимального значения 14,8% в 1999 г. Сложившаяся после кризиса 1998 г. благоприятная для российских производителей конъюнктура рынка, а также начавшееся повышение мировых цен на энергоносители способствовали улучшению экономической ситуации до 20–22%% в 2001–2004 гг.
Таблица 2
Макроэкономические индикаторы – основные факторы экономического роста (1990–2004 гг.), % от ВВП
Существенно иная динамика нормы накопления наблюдалась в государствах группы быстрого роста. В первой половине периода инвестиции в них держались на уровне 32% от ВВП, а после азиатского финансового кризиса норма накопления снизилась до 26,5% и в дальнейшем оставалась примерно на этом уровне. В странах, экспортирующих энергоносители, инвестиции колебались в интервале 21–24%% (периоды спада пришлись на 1993–1996 гг. и 1999–2000 гг.). Норма инвестиций в российской экономике упала с уровня наиболее динамично развивающихся промышленных государств до значений группы Е. При этом единственным совпадением в динамике нормы накопления всех сопоставляемых стран было резкое снижение значения этого показателя после азиатского экономического кризиса.
Россия переживала экономический кризис начала 1990-х гг. труднее, чем многие другие страны с переходной экономикой. Невысокие доходы населения и гиперинфляция, уничтожившая сбережения, привели к стремительному падению уровня жизни в стране. Ожидая худшего, население РФ предпочитало накапливать сбережения, что выразилось в стремительном повышении нормы сбережения с 30,4% в 1990 г. до 48,7% в 1992 г. Незначительное улучшение экономической ситуации в стране привели к постепенному снижению доли валовых внутренних сбережений до 21,7% в 1998 г. Одним из последствий дефолта стал рост неуверенности, приведший к очередному повышению нормы сбережения до 38,7% в 2000 г.
Начавшийся в 2000 г. период экономического подъема способствовал снижению сбережений и стимулировал рост вложений в динамично развивающийся фондовый рынок, что отразилось в небольшом уменьшении нормы сбережения. В странах группы D в 1990–2004 гг. происходило медленное увеличение изначально высокой нормы накопления с 33% до 35,6% с небольшими спадами в начале 1990-х гг. и после азиатского кризиса. В государствах, экспортирующих энергоносители, сбережения уменьшались с 30,4% до 24,8% в 1993 г. Подъем нормы сбережения до 36,7% в 2004 г. существенно замедлился из-за кризиса 1998 г. В первой половине рассматриваемого периода для России была характерна отличная от стран групп D и E динамика нормы сбережения. После кризиса 1997–1998 гг. доля сбережений в ВВП всех сопоставляемых государств изменялась по сходным сценариям. По амплитуде колебаний нормы сбережения Россия была ближе к странам – экспортерам нефти.
Распад СССР и переход к рыночной экономике способствовал снижению объема государственных расходов с 20,8% в 1990 г. до 13,9% в 1992 г. Рост бюрократического аппарата и необходимость увеличения социальных расходов в условиях трансформации экономической системы привели к возвращению данного показателя на прежний уровень в 1993 г. и к его дальнейшему росту до 21,1% в 1997 г. [1]. Финансовый кризис 1998 г. вызвал очередное сокращение расходов правительства (до 14,6% в 1999 г.). Улучшение макроэкономической ситуации в конце периода стимулировало незначительное увеличение этого показателя до 16,5–17,5%.
На протяжении рассматриваемого периода расходы правительства в странах группы D постоянно увеличивались (с 13,9% до 15,7%), но они оставались существенно ниже, чем в большинстве других стран. В государствах группы Е расходы правительства колебались в интервале 15–17%. Из приведенного анализа следует, что доля государственных расходов в ВВП во всех представленных странах в конце периода приблизилась к уровню 15–17%%.
Переход России от плановой системы к рыночной сопровождался не только изменением основных принципов хозяйственной деятельности, но и кардинальной перестройкой структуры экономики. В первую очередь это проявилось в быстром росте доли частных предприятий и в изменении соотношений между отдельными отраслями. Доминировавшие в советское время военная и тяжелая промышленность, как и вся обрабатывающая индустрия, оказались в глубочайшем кризисе, в то время как их место в экономике заняли бурно развивающаяся торговля и другие отрасли сферы услуг.
Рассмотрим динамику доли промышленного производства в ВВП России более подробно. Либерализация цен, гиперинфляция и кризис неплатежей привели к тому, что в 1990–1992 гг. доля промышленного производства в ВВП сократилась с 48,4% до 43%. Начавшаяся приватизация и кратковременное улучшение конъюнктуры на международных энергетических рынках привели к незначительному увеличению выпуска промышленности (до 44,7% в 1994 г.). Однако процесс структурных сдвигов в экономике продолжился – неподготовленность большинства предприятий к ведению бизнеса в новых условиях, неспособность руководства адаптироваться к методам рыночной экономики, проблемы с кредитованием, напряженная криминальная и политическая ситуация в стране привели к банкротству или остановке значительного числа предприятий. В силу этих причин доля промышленности в валовом выпуске резко снизилась до 36,9% в 1995 г. Несмотря на кратковременные периоды незначительного роста анализируемого показателя после кризиса 1998 г., тенденция к его сокращению сохранялась вплоть до 2004 г. (когда доля промышленности в валовой добавленной стоимости опустилась до 35,2%).
В государствах группы D в рассматриваемый период наблюдался стабильный рост промышленного производства с 39% до 42,2%. Незначительное снижение величины этого показателя наблюдалось лишь во время мировых рецессий в начале десятилетий и после азиатского финансового кризиса. В странах, экспортирующих энергоносители, сложилась ситуация, сходная с российской. В 1990–1998 гг. промышленное производство в них сократилось с 44,6% до 39%. В 1999 г. тенденция спада сменилась ростом, позволившим достигнуть в 2000 г. доли промышленного производства в ВВП 46,6%, а в начале нового тысячелетия продолжить рост.
Причина указанных изменений кроется в жесткой зависимости стран – экспортеров нефти от конъюнктуры мировых энергетических рынков. В их промышленности доминируют добывающая и нефтеперерабатывающая отрасли, поэтому каждое повышение цен на сырье приводит к незамедлительному росту стоимости выпуска, а, значит, и доли всей промышленности в ВВП. Таким образом, динамика доли промышленного производства в ВВП России в наибольшей степени напоминает изменения данного показателя в странах, экспортирующих энергоносители. При этом после 1998 г. во всех сопоставляемых государствах происходили одинаковые изменения доли промышленности в ВВП.
Экономический кризис, политическая нестабильность, отсутствие рыночных институтов и традиционных механизмов инвестирования привели к тому, что вплоть до 1993 г. в России практически не было притока прямых иностранных инвестиций. Относительная стабилизация политической ситуации в стране во второй половине 1990-х гг. способствовала постепенному увеличению притока ПИИ до 1,7% в 1999 г. Дефолт оказал негативное влияние на деятельность иностранных инвесторов – доля их вложений в ВВП упала в 2 раза. Она достигла прежнего значения лишь в 2003 г. в условиях политической и экономической стабильности, поддерживаемой благоприятной конъюнктурой на сырьевых рынках.
Аналогичная динамика значений анализируемого показателя наблюдалась и в странах группы Е. Доля ПИИ в их ВВП до 1996 г. не превышала 0,7%, затем за 2 года выросла в 3 раза и колебалась на уровне 1,5–2,1% к концу рассматриваемого периода. Кардинально иная ситуация сложилась в странах группы быстрого роста. Высокие темпы развития экономики этих государств привели к снижению доли ПИИ в их ВВП с 3,2% до 2,1% за 1990–1992 гг. Однако интерес иностранных инвесторов к странам группы D был настолько велик, что доля прямых инвестиций в их ВВП вскоре снова начала повышаться, достигнув максимума 6,5% в 2000 г. Снижение инвестиционной активности после 11 сентября 2001 г. сильнее всего затронуло именно эту группу государств, практически не отразившись на ситуации в России и других странах, экспортирующих энергоносители [3]. К концу рассматриваемого периода доля иностранных инвестиций в странах с быстро развивающимися экономиками уменьшилась практически в два раза – до 3,5%. Таким образом, динамика притока ПИИ в России и их объемы были наиболее близки к уровню государств группы Е.
Завершая анализ основных факторов экономического роста, рассмотрим динамику экспорта, сыгравшего важную роль в развитии экономики стран как групп D и Е, так и экономики России. В 1990–1992 гг. в РФ произошло резкое увеличение доли экспорта в ВВП – с 18,2% до 62,3%. Оно было обусловлено снижением объема ВВП, гиперинфляцией и кризисом неплатежей, приведшим к развитию трудно учитываемых бартерных отношений и к остановке многих предприятий. Экспортные контракты были в этот период одной из редких возможностей получить наличные деньги.
Падение конкурентоспособности отечественных производителей вследствие быстрого устаревания технологий вызвали уменьшение веса экспорта в ВВП до 24,7%, но четырехкратная девальвация рубля в 1998 г. привела к снижению стоимости отечественной продукции на мировых рынках. В совокупности с повышением цен на энергоносители данные факторы стимулировали рост экспорта до 44,1% от ВВП. Глобальная рецессия, укрепление курса рубля, а также экономический рост в России обусловили понижение доли экспорта в ВВП до 35% в 2004 г.
Для стран группы Е в этот период была характерна тенденция к росту доли экспорта с 37,9% до 47,8% с незначительными колебаниями этого показателя за счет повышения мировых цен на нефть. В странах группы D экспорт вырос с 38,8% до 56,4% преимущественно за счет увеличения его физического объема, а также уменьшения ВВП в период азиатского кризиса. При этом в последние годы в быстро развивающихся государствах, так же как и в России, произошло незначительное снижение доли импорта в ВВП. Таким образом, динамика доли экспорта в ВВП России в 1998–2004 гг. была сходной с динамикой доли экспорта в ВВП стран группы D, в то время как структура российского экспорта была больше похожа на соответствующую структуру государств группы Е [4].
Проведенный анализ показал, что в 1990–1997 гг., когда Россия переживала тяжелый экономический кризис, наблюдаемая нисходящая динамика большинства показателей существенно отличалась от их динамики в странах групп D и Е. Во второй половине рассматриваемого периода, в России и в обеих сопоставляемых с ней группах государств, происходили синхронные однонаправленные изменения. Однако значения переменных и амплитуда их колебаний в России в большинстве случаев были ближе к соответствующим показателям для стран, экспортирующих энергоносители, что подтверждает тезис о сырьевом характере развития отечественной экономики.
Ранее было показано, что развитие государств группы Е в 1990–2004 гг. было практически полностью обусловлено повышением стоимости выпуска добывающей промышленности, доминирующей в их экономике. При замедлении роста добычи нефти это вело к увеличению цен на энергоносители, в результате темпы развития на 75% попали в зависимость от случайных колебаний рынка. При этом валовые сбережения и прямые иностранные инвестиции играли существенно меньшую роль в росте экономики. Таким образом, продолжение развития России по сценарию, характерному для стран-экспортеров энергоносителей, приведет к дальнейшему ослаблению отечественной экономики и повышению ее зависимости от колебаний цен на энергоносители на мировых энергетических рынках.


Литература
1.Cм., например: Сравнительный анализ стабилизационных программ 90-х годов / Р. Анчак и др.; Под ред. С. Васильева. – М.: Гендальф, 2003. – 447 с.
2.Тараканов Г. Детерминанты экономического роста и уровень развития страны // Мировая экон. и междунар. отношения. – 2007. – № 9.
3.Мировая экономика: прогноз до 2020 года /Под ред. А.А. Дынкина. М., 2007. –С. 40–41.
4.Миронов В., Пухов С. Российская экономика в контексте развития мировых энергетических рынков //Вопр. экономики. – 2006. – № 8. – С. 121–136.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия