Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ
Череповицын А. Е.
заведующий кафедрой организации и управления Санкт-Петербургского государственного горного университета,
доктор экономических наук, профессор


Экономическая оценка «углеродных» инвестиций в контексте киотского протокола

Природосбережение является критически важным, приоритетным направлением международного сотрудничества. Как известно, ответственность за загрязнение окружающей среды несет, прежде всего, промышленность. При этом речь идет не о злонамеренном разрушении природы, но об обычном коммерческом расчете, который предполагает определение цены вопроса и способов возможной компенсации издержек на экологию. Поэтому защита окружающей среды во многом является делом экономического компромисса, который может быть воплощен в различных экономических механизмах, в том числе и механизмах инвестиционной поддержки экологических проектов.
Киотский протокол предусматривает использование таких рыночных механизмов: проектов совместного осуществления (ПСО) и эмиссионную торговлю неиспользованными национальными квотами. ПСО позволяют предприятиям осуществлять совместные проекты по передаче современных энерго- и ресурсосберегающих технологий и инвестировать капитал в аналогичные проекты на территории стран, входящих в список Приложения I к Киотскому протоколу с зачетом в своих обязательствах результатов сокращения выбросов после 2008 года [2, 3].
Схематично проект совместного осуществления представляет собой следующее: страна, испытывающая трудности в выполнении своих количественных обязательств по Киотскому протоколу, готова вкладывать инвестиции в реализацию проектов в другой стране. Полученные в результате реализации таких проектов «единицы снижения сокращения выбросов» могут быть переданы инвестирующей стороне в зачет ее обязательств [2].
Эмиссионная торговля (ЭТ) – система переуступки избыточных Единиц Установленных Количеств (ЕУК) между сторонами по существующей в определенный момент мировой рыночной цене. Участие в механизме эмиссионной торговли на международном уровне изначально предполагает для России передачу части собственной страновой квоты (избытка Единиц Установленных Количеств) другой стороне [4].
2005 год – начало организации эмиссионной торговли на территории ЕС. Включение эмиссионных сертификатов (ЕСВ, ССВ) в европейскую эмиссионную торговлю предполагается с 2008 года. Система торговли эмиссиями (СТЭ) будет выполняться в течение двух различных периодов: 2005–2007, 2008–2012. Учитываться будут только прямые выбросы от сжигания топлива.
Приблизительные значения цены разрешений на выбросы представлены в таблице 1. Однако следует отметить, что цена углеродных кредитов не может быть жестко фиксированной и ее значение определяется соотношением спроса и предложения на рынке в определенный момент времени.
Таблица 1
Уровень цен на углеродные кредиты [2]
Сегодня никто не знает, какими будут цены на единицы сокращенных выбросов в 2008–2012 гг. На этот счет имеется много предположений, которые зачастую не имеют никакой связи с фактическими данными рынка. В целом следует различать сертификаты, которыми уже торгует ЕС, и сертификаты, которые будут продаваться после 2008 г. во всем мире в рамках торговли по Киотскому протоколу. Торговля в ЕС – достаточно замкнутая система в условиях, которые после 2008 г. существенно изменятся. Из-за задержки ратификации Киотского протокола отдельными развивающимися странами и еще ограниченного эмиссионного рынка сертификаты ССВ/CER из проектов МЧР/CDM производятся пока в небольших количествах. Поэтому в настоящее время в ЕС любые незначительные политические и экономические изменения сильно влияют на неустойчивый рынок эмиссионных сертификатов. В конце апреля 2006 г. цены достигли уже 30 евро/т СО2, и прогнозы были уже в 40–50 евро, но в первой декаде мая цены в ЕС упали до 9 Евро за уже реализованные снижения эмиссий [4].
Не все действующие сегодня утилизационные проекты могут быть признаны эмиссионными, они должны соответствовать всем критериям Киотского протокола [4, 5]:
– регистрация эмиссионного проекта до начала утилизации;
– наличие зарубежного инвестора, покупателя снижений эмиссии уже на стадии регистрации проекта;
– отсутствие государственных дотаций;
– без продажи эмиссионных сертификатов утилизационный проект реализовываться не будет: отсутствие экономического интереса или другой причины (законодательной, технической, исследовательские работы) для реализации проекта
Интерес к проектам по снижению утечек метана при добыче угля в России, да и во всем мире, связан с тем, что сокращение выбросов метана в этом секторе означает снижение потерь ценного топлива, которое можно выгодно использовать. Кроме того, сами по себе меры по снижению утечек зачастую требуют сравнительно небольших затрат [7, 8].
В последние годы, в связи с вступлением в силу Киотского протокола, значительно выросло внимание к утилизации шахтного газа. Однако подготовка уже первых утилизационных проектов совместного осуществления (ПСО) в странах СНГ показала значительные проблемы с его утилизацией [1]:
– более 90% шахтного газа выделяется с концентрацией недостаточной для эффективной его утилизации;
– имеющийся мировой опыт утилизации шахтного газа основан на единичных экспериментах и не может быть по техническим и экономическим причинам использован для широкого распространения в ближайшие годы;
– Киотcкий протокол действует в настоящее время только до 2012 г., что сдерживает инвестиции в долгосрочные проекты и со сроком окупаемости более чем 2–3 года;
– цена на утилизационные сертификаты на международном рынке в 2006 г. оказалась в 5–10 раз ниже прогнозов до 2005 года.
Из-за отсутствия в России закона о сбыте электроэнергии, полученной от утилизации шахтного газа, сегодня невозможно провести полную экономическую оценку различных технологий утилизации. Шахте нужно двойное электроснабжение, рассчитанное на определенную установленную мощность потребителей, и владельцы энергосети не допустят, чтобы шахты просто так перешли на собственное электроснабжение, сохраняя их электросеть в качестве резервной. Безусловно, что без законодательной директивы, они будут по очень низкой цене покупать излишек шахтной электроэнергии в свою сеть. Данный вопрос требует законодательного решения.
Далее мы предполагаем рассмотреть наиболее существенные аспекты инвестиционного проекта по приобретению газопоршневых установок для утилизации шахтного метана.
В связи с тем, что основной целью использования метана является уменьшение объемов тепловой и электрической энергии, покупаемой шахтами у сторонних организаций, и тем самым уменьшение себестоимости угля, то проблем с освоением рынка нет, так как потребители продукции, произведенной на основе метана, являются и его потребителями.
Привлекательность продукции, полученной от использования шахтного метана, состоит в том, что производство улучшает экологию региона за счет уменьшения выбросов как самого метана, так и продуктов сгорания угля, которые он заменяет [6].
Реализация производственной программы по увеличению объемов добычи и использования шахтного метана состояла из нескольких этапов и рассчитана до 2018 г. с максимальным уровнем добычи 521 м3/мин в 2011–2013 гг. с небольшим уменьшением уровня добычи. Планируемое годовое полезное использование метана составит в первый год проекта 34 млн м3 с последующим постепенным увеличением до 80 млн. м3 в 2008 г., 167 млн м3 в 2009–2010 гг., 274 в 2011–2013 гг., небольшим снижением в 2014 г. до 441 млн м3 (снижение связано с технологическим аспектами добычи угля) и стабилизацией добычи и использования шахтного метана с полезным использованием до 500 млн м3 в 2016–2017 гг. [6].
В первый год с учетом возможной добычи и полезного использования метана предполагается приобрести 8 газопоршневых установок TCG 2020V20 с последующим увеличением до 64 установок.
Для оценки экономической эффективности используются такие показатели, как чистый дисконтированный доход, индекс доходности, внутренняя норма рентабельности, срок окупаемости. При этом экономическая эффективность рассчитывается для трех альтернативных вариантов:
1. Без привлечения углеродных кредитов (стандартный вариант).
2. С привлечением углеродных кредитов (стоимость 1 т утилизированного СО2 – 5 евро).
3. С привлечением углеродных кредитов (стоимость 1 т утилизированного СО2 – 10 евро).
Утилизируя шахтный метан, предполагается использовать углеродные кредиты в рамках проектов совместного осуществления и исходя из прогнозных стоимостей форвардных контрактов на приобретение сертификатов единиц сокращенных выбросов. Для расчетов принимается цена 1 т углеродного кредита, равная 5 и 10 Евро, соответственно (вариант 1 и 2).
Для проведения расчетов необходимо определить количество утилизируемого шахтного метана, его эквивалентное количество диоксиду углерода в тоннах и количество выбрасываемого СО2 при сжигании кооптируемого газа на газопоршневых установках TCG 2020V20. Разница между величиной утилизированного шахтного метана в СО2 эквиваленте и выбросами СО2 при получении тепловой и электрической энергии и будет искомой величиной единиц сокращенных выбросов.
Таким образом, величина дохода помимо стоимости электроэнергии и тепла будет увеличена за счет стоимости углеродного кредита.
При расчетах экономической эффективности с учетом привлечения углеродных кредитов принимаем тот факт, что Киотский протокол действует до 2012 г., когда сокращенные выбросы будут считаться только за этот период. Дальнейшие сроки и возможности привлечения углеродных кредитов представляются неопределенными.
Затратная часть проекта по капитальным вложениям будет увеличена на 326,4 млн руб. и составит 3070,1 млн рублей за счет расходов, связанных с внедрением проектов совместного осуществления (подготовка специальной проектной и организационной документации, допуски технадзора и др.). По эксплуатационным затратам увеличение незначительное и связано в основном с ежегодной сертификацией единиц сокращенных выбросов.
Результаты расчетов вариантов с привлечением представлены в табл. 2. Дополнительные эффекты от привлечения углеводродных кредитов показаны в табл. 3. Показатели экономической эффективности проекта в случае привлечения углеродных кредитов будут предпочтительней, чем по стандартному варианту.
Все это говорит о том, что использование экономических механизмов Киотского протокола является выгодным при реализации проектов по утилизации шахтного метана и представляется целесообразным участие российских предприятий в торгах углеродного рынка.
Таблица 2
Сравнительная экономическая эффективность проектов
Таблица 3
Дополнительный эффект от привлечения углеродного кредита
Однако необходимо отметить, что законодательная база Российской Федерации на настоящее время не позволяет промышленным предприятиям активно участвовать в процессах по привлечению «зеленых инвестиций» в рамках проектов совместного осуществления. Кроме того, довольно сложно найти западного инвестора, которому необходимо погасить свои обязательства за счет участия в подобных проектах, особенно на территории России. Высокая конкуренция и облегченная процедура оформления проектной документации, установленная на основе нормативно-правовых документов в других странах, прежде всего в странах Восточной Европы, делает российский рынок по внедрению ПСО непривлекательным.


Литература
1. Безпфлюг. В.А. Опыт дегазации и утилизации шахтного метана в ФРГ и СНГ// www.Demeta.net , 2006.
2. Возможности развития углеродного рынка в России /Национальное углеродное соглашение http://www.natcarbon.ru/ru/analytical/carbon_market.ppt
3. Киотский протокол к рамочной конвенции организации объединенных наций об изменении климата, 1998.
4. Последствия ратификации Киотского протокола для России // Национальное углеродное соглашение, http://www.natcarbon.ru/ru/analytical/concept/
5. Управление парниковыми газами в России: региональные проекты и инициативы бизнеса. – М.: Центр экологической политики России, 2004. – С.86
6. Шувалов Ю.В., Павлов И.А., Череповицын А.Е., Гендон А.Л. Об эффективности применения когенраторных установок для утилизации шахтного метана //Труды 5-ой межрегиональной научно-практической конференции (Воркута, 11–13 апреля 2007). 3-ий Международный Северный социально-экологический конгресс. Освоение минеральных ресурсов севера: проблемы и решения. Том 1. – Воркута, 2007. – С.220–224.
7. Alexander Ilinsky, Alexey Cherepovitsyn. Implementation of the Kyoto Protocol Market Mechanism in Russian Federation, GHGT-8, 8th International Conference on Greenhouse Gas Control Technologies, Trondheim, Norway, 2006.
8. Alexander Ilinsky, Alexey Cherepovitsyn. Conceptual approaches to Kyoto protocol market mechanism implementation//Proceedings of the 4th Nordic Minisymposium on Carbon Dioxide Capture and Storage, Finland, Espoo, September 8–9, 2005.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия