Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ЭКОНОМИКА, УПРАВЛЕНИЕ И УЧЕТ НА ПРЕДПРИЯТИИ
Карпова В. В.
доцент кафедры бухгалтерского учета и анализа хозяйственной деятельности Смоленского филиала Всероссийского заочного финансово-экономического института,
кандидат экономических наук


Проблемы терминологического согласования «справедливой» и «рыночной» стоимости в международной учетной практике

В мировом бухгалтерско-аудиторском сообществе в связи с объединением методологии Международных стандартов финансовой отчетности (МСФО) и Общепринятых принципов бухгалтерского учета США (ГААП), которое началось в 2002 г., была открыта дискуссия о пересмотре понятийного аппарата. В рамках этой дискуссии были подвергнуты пересмотру определения и области применения рыночной и справедливой стоимости. Это объясняется тем, что до сих пор в экономической науке не сформировалось четкой интерпретации «справедливой» стоимости. Это порождает неоднозначность трактовок данного понятия в практической отчетной деятельности, а нередко и отождествление его с понятием рыночной стоимости компании.
1. Понятия рыночной и справедливой стоимости в стандартах международной финансовой отчетности
Несмотря на то, что концепция международной финансовой отчетности принципиально предусматривает использование для оценки исторической стоимости, стандартами рекомендуется применение смешанной модели оценки, сочетающей справедливую и первоначальную стоимости («current mixed measurement model, which combines fair value and cost», [7]). По нашему мнению, такая учетная практика не всегда оправданна с точки зрения надежности, доказуемости и когерентности.
Степень соотношения понятий рыночной и справедливой стоимости обсуждается с момента принятия в 1991 г. стандарта SFAS-107 «Финансовые инструменты – раскрытия» (Statement of Financial Accounting Standard 107 «Disclosures about Fair Value of Financial Instruments»). В рабочем варианте названного стандарта разработчики распространили область формирования рыночной стоимости не только на активный, но и на неактивный (первичный и вторичный) рынок, где отсутствует реальная возможность ее определения. Поэтому с целью разграничения этих категорий в стандарт был введен новый вид стоимости – «справедливая».
В отечественной теории бухгалтерского учета понятие «справедливой» стоимости не стало пока равноправным в ряду альтернативных оценок, оно фигурирует только в специальной литературе, комментирующей текст МСФО, в то время как этот вид стоимости находит все большее признание в странах, система учета в которых ориентируется на МСФО или ГААП. В связи с дальнейшим реформированием системы российского бухгалтерского учета в соответствии с МСФО, возникает потребность решения нескольких задач:
• уточнение категориального аппарата в области учетной оценки конгруэнтно происходящему пересмотру понятий цены, стоимости, ценности в сфере экономических измерений;
• формирование методологических принципов бухгалтерской оценки в условиях новой парадигмы управления стоимостью компании;
• создание прикладных методик исчисления «справедливой» стоимости элементов отчетности (активов, обязательств и капитала, доходов и расходов), соответствующих современному состоянию экономического и бухгалтерского восприятия, используя статистический и математический методы.
Несмотря на то, что формально законодательной базы для применения МСФО в России нет, ряд организаций, чьи акции котируются на бирже или в состав которых входят иностранные инвесторы, параллельно с РСБУ составляют финансовую отчетность на основе МСФО. Однако статистические данные об использовании ими справедливой стоимости, применяемых методах ее исчисления публично не обсуждаются. Поэтому, при формулировке дефиниции справедливой стоимости и позиционировании ее относительно текущей рыночной стоимости, мы можем ориентироваться только на зарубежную практику.
По данным ЕС, более 8 тысяч европейских листинговых компаний готовят свою финансовую отчетность по требованиям Международных стандартов финансовой отчетности (International Financial Reporting Standards IFRS) в редакции, принятой Комитетом по международным стандартам (IASB), предпочитая их национальным учетным правилам [5]. При этом практически все вновь принятые IFRS, а также измененные и дополненные IAS, содержат ссылки на применение в качестве основного или альтернативного способа представления информации модели справедливой стоимости (fair value). Так, ею оперируют такие стандарты, как IAS-16 «Основные средства», IAS-38 «Нематериальные активы», IAS-39 «Финансовые инструменты: признание и оценка», IAS-40 «Инвестиционная собственность», IAS-41 «Сельское хозяйство», IFRS-3 «Объединение бизнеса», IFRS-5 «Внеоборотные активы, предназначенные для продажи, и прекращенная деятельности» и другие.
Текст каждого из перечисленных стандартов содержит дефиницию справедливой стоимости, которой следует придерживаться для оценки определенного актива или обязательства. Однако в анализируемом документе этот вид стоимости не называется в числе возможных вариантов оценки элементов финансовой отчетности и не содержит ее общего определения.
Помимо разбросанности определения справедливой стоимости по различным стандартам, практика применения этого вида стоимости осложняется и тем фактом, что в IAS 40 и IAS 16 содержатся рекомендации по привлечению к процессу ее исчисления «независимых оценщиков, имеющих соответствующую квалификацию» [2. С. 218].
Наибольшее влияние на формирование принципов учетных оценок европейских организаций оказывают Международный комитет по стандартам оценки (International Valuation Standards Committee, IVSC) и Королевское общество присяжных землемеров-оценщиков Великобритании (Royal Institution of Chartered Surveyors, RICS), которые осуществляют тесное сотрудничество с Международной федерацией бухгалтеров и Советом по МСФО. Как отмечается Международным комитетом по стандартам оценки, одной из целей его существования является «оказание помощи в минимизации различий применения и интерпретирования, которые имеют место в компаниях, составляющих финансовую отчетность по IFRS, и при ее аудировании» [5]. Прежде всего, это касается обеспечения последовательности подходов к измерению стоимости активов и обязательств для составления отчетности по IFRS.
В 2007 г. IVSC инициировал открытие проекта, основная задача которого состоит в исследовании существующей практики формирования стоимости элементов отчетности и лучшем понимании должного пути развития оценочных процессов. В рамках реализации этого проекта IVSC проводит ежегодный опрос определенного числа лидирующих европейских инвестиционных компаний по вопросам определения влияния IAS-40 «Инвестиционная собственность» на показатели их отчетности.
IAS-40 предлагает сделать выбор между моделями оценки по справедливой (a fair value model) и фактической стоимости (a cost-depreciation-impairment model). Если в качестве альтернативной модели применяется фактическая стоимость, для пользователей также требуется представить одновременно справедливую оценку этих же объектов. Поэтому неудивительно, что подавляющее большинство компаний предпочло осуществить оценку инвестиционной собственности по справедливой стоимости через показатели текущих прибылей и убытков.
Первым случаем применения IFRS стала отчетность 2005 года. В ряде компаний Великобритании этот стандарт был принят для составления отчетности 2006 года. Изучение откликов по использованию IFRS показало, что составление нового формата отчетности прошло неожиданно хорошо. Тем не менее, в процессе адаптации многих стран и компаний к правилам IFRS, выявились некоторые различия в понимании и применении показателя справедливой стоимости. Все организации, вошедшие в обзор (выборка включила 59 крупнейших инвестиционных компаний из тринадцати европейских стран), являются членами Европейской Ассоциации недвижимости (European Public Real Estate Association EPRA). Исследование было направлено на определение уровня последовательности в применении правил оценки по стандартам финансовой отчетности и дефиниции «стоимости», используемой для измерения реальной величины активов, относимых к недвижимости. До этого методология оценки, которая применялась в отчетности, не анализировалась. По заявлению IVSC объективность выводов обеспечивалась «представлением фактов, а не вынесением суждений» [5].
В отношении определения категории стоимости, проведенное исследование установило, что только половина, а именно двадцать девять компаний в своих финансовых отчетах сохранили и воспроизвели дефиницию рыночной или справедливой стоимости. Лишь десять обследованных субъектов (34%) сделали это в точном соответствии с Международными стандартами оценки (такое же определение используется в «Красной книге» RICS), либо с определением справедливой стоимости по МСФО (IASB).
Безусловно, сообщество оценщиков придерживается стандартов профессии, дающих свое толкование термина «справедливая» стоимость, что позволяет им в некоторых случаях заменить его понятием «рыночной» стоимости. В целом это приводит к тому, что система бухгалтерской финансовой отчетности использует вслед за ними чуждые для себя подходы к определению справедливой стоимости.
Некоторые различия в текстах финансовых отчетов компаний, например, использование вместо словосочетания расчетная величина («estimated amount») формулы «наиболее вероятная цена» («most probable price») могли быть вызваны неточностью языкового перевода. Между тем, в отчетности пяти субъектов до сих пор встречаются ссылки на такие виды стоимости, как «стоимость на открытом рынке» и «рыночная стоимость при обычном использовании». В отношении «стоимости на открытом рынке» («Open Market Value») в пояснениях одной крупной компании Великобритании была сделана оговорка об ее использовании в контексте IVSC, в то время как этими стандартами она не признана. Что касается «рыночной стоимости при обычном использовании» («Market Value for Existing Use»), то она была позиционирована как основа оценки по IFRS, что так же является примером ложной трактовки.
В ходе исследования содержания приводимых компаниями определений справедливой стоимости Международным комитетом по стандартам оценки выявлено большое число расхождений и произвольных трактовок по сравнению с формулировками IVS и IFRS, что, видимо, объясняется желанием субъектов, составляющих отчетность, как можно более точно определить величину справедливой стоимости, нивелируя влияние на нее субъективных рыночных факторов.
Не менее значимыми по влиянию на формирование международной методологии учетных оценок являются стандарты US GAAP. Как показали исследования практики применения SFAS-157 «Оценка по справедливой стоимости» («Fair Value Measurement»), проведенные «Deloitte & Touche» среди 1500 Американских производственных компаний, только 6 % респондентов в своих отчетах оценили активы и обязательства по определению этого стандарта [7]. При этом мнение приблизительно половины из обследованных компаний совпало в том, что требование использования конечной цены (как базы определения «справедливой» стоимости) в противовес входящим ценам не оказало никакого эффекта на исчисление величины активов. Более того, многие компании практически ничего не делают для определения количественных последствий замены стоимости, сложившейся на рынке покупки, на стоимость продаж. В 50% случаев респонденты выразили уверенность в том, что применение правил SFAS-157 должны обеспечивать оценщики. Таким образом, исследователи «Deloitte & Touche» полагают, что пока рано признавать решенными этим стандартом вопросы, касающиеся процесса оценки по справедливой стоимости. Полученные в ходе опроса результаты показывают неуверенность исполнителей, составляющих финансовую отчетность, в части обеспечения со стороны новых правил гарантии прозрачности отчетности [7].
2. Проблема уточнения понятия справедливой стоимости
Отсутствие единства понимания сущности понятия «справедливая» стоимость в регулирующих документах и применения его учетной практикой стран с эффективно функционирующими рыночными отношениями определяет потребность в глубоком анализе существующих дефиниций этого понятия, систематизации различий, с целью повышения качества отчетной информации, согласованности ее показателей, доступности чтения пользователями.
В этом аспекте в настоящей статье приводятся выдержки из стандартов IFRS, GAAP и IVSC, касающиеся справедливой и рыночной стоимости.
Концептуальные основы подготовки и составления финансовой отчетности (Framework) формулируют понятие текущей стоимости (current cost) как «…суммы денежных средств или их эквивалентов, которая должна быть уплачена в случае приобретения таких же или аналогичных активов в настоящий момент» [4. С. 36]. Для обязательств – это недисконтированная сумма денежных средств, которая потребовалась бы для их погашения в настоящий момент. По нашему мнению, здесь обращает на себя внимание использование слова «cost», которое может быть переведено как «затраты», и явное указание на использование для расчета данных рынка покупки.
Положения о концепциях финансового учета, входящие в систему GAAP (Положение № 5 «Признание и оценка в финансовой отчетности коммерческих предприятий» от 1984 г.), также выделяют категорию текущей стоимости, определение которой в целом совпадает с рассмотренным выше. Однако в нем текущая стоимость обозначается как current market value, дословно – текущая рыночная [3. С. 62]. Таким образом, слово «cost» заменено на более корректное, в нашем понимании, «value», а разница в используемой терминологии на английском языке приводит к синонимизации понятий текущей и рыночной стоимости.
Стандартом IVSC рыночная стоимость (market value) определяется как «расчетная величина, равная денежной сумме, за которую имущество должно переходить из рук в руки на дату оценки между добровольным покупателем и добровольным продавцом в результате коммерческой сделки после адекватного маркетинга, при этом полагается, что каждая из сторон действовала компетентно, расчетливо и без принуждения» [6]. По нашему мнению, включение в определение значительного числа качественных характеристик поведения субъектов рынка, таких как адекватный маркетинг, компетентность и расчетливость, без расшифровки этих понятий, приводит к их произвольной трактовке и субъективизму оценщика. В то же время из всех рассмотренных выше обоснований рыночной стоимости позицию МСО можно признать наиболее корректной, так как в ней дается указание на дату оценки и независимость сторон сделки.
В отношении понимания содержания понятия справедливой стоимости в мировой учетной практике так же нет единства.
Термин «справедливая» стоимость впервые появился в американской учетной практике в начале 90-х гг. в отношении раскрытия информации о финансовых инструментах в отчетности в стандартах FAS-105 и 107. Затем это правило было распространено и на оценку долговых и долевых ценных бумаг, причем не только в части раскрытия информации, но и ведения их учета (FAS-115). Аналогично развивались Международные стандарты финансовой отчетности. В 1995 г. IAS 32 «Финансовые инструменты: раскрытие и представление информации» в числе других возможных способов оценки упомянул справедливую стоимость. Сейчас этот вид стоимости используется МСФО в оценке практически всех активов и обязательств в качестве основного или альтернативного способа формирования отчетных показателей.
Справедливая стоимость (fair value) по МСФО-16 «Основные средства» – это сумма денежных средств, по которой активы могут быть обменены между хорошо осведомленными и независимыми друг от друга сторонами, желающими совершить такую сделку в ближайшем будущем на общих условиях [4. С. 38]. Из текста МСФО следует, что при расчете справедливой стоимости следует ориентироваться на рыночную стоимость за вычетом величины разумных (обычных) расходов периода на продажу. Но в случае отсутствия вторичного рынка для ее определения возможно использование цен аналогичной сделки (если после ее совершения не произошло существенного изменения экономических условий), текущей стоимости похожего актива, экспертной оценки, индексированной первоначальной стоимости или метода дисконтирования.
Новое определение обсуждаемого понятия появилось в принятом FASB в сентябре 2006 г. стандарте SFAS-157 «Оценка по справедливой стоимости» («Fair Value Measurement»), который, кроме того, называет информационные источники для расчета справедливой стоимости и приводит их иерархию. Этот стандарт ориентирует компании на формирование справедливой стоимости «по цене, которая может быть заплачена при продаже активов или погашении обязательств в условиях упорядоченной сделки между субъектами рынка на дату оценки» [7].
Хотя SFAS-157 и не выдвигает каких-нибудь новых требований к использованию справедливой стоимости, тем не менее, в целом приведенная дефиниция содержит ряд отличий от определения, приведенного выше. Во-первых, в основу справедливой стоимости по стандартам системы ГААП положена конечная цена продажи (current exit price), что не соответствует концепции МСФО, которая не ориентирована ни на цену продажи, ни на цену приобретения. Во-вторых, SFAS-157 подчеркивает, что справедливая стоимость формируется на рынке и не может быть определена на иных существующих специфичных условиях. SFAS-157 прямо ссылается на «участников рынка», в то время как МСФО в отношении сторон сделки использует прилагательные «хорошо осведомленные, независимые друг от друга, желающие совершить такую сделку».
В-третьих, в отношении исчисления обязательств определение SFAS-157 опирается на положение об их изменчивости (они непрерывно дополняются, вследствие чего не обладают устойчивой величиной). В свою очередь, дефиниция IFRS предполагает оценку обязательств в сумме (amount), по которой они могут быть «исполнены» [2. С. 313]. Использование для оценки обязательств показателя конечной цены также затруднено. Это связано с тем, что составители отчетности могут посчитать этот подход менее применимым на практике по сравнению с традиционным методом погашения или отражения результатов деятельности. Более того, следствием переоценки обязательств по справедливой стоимости будет корректировка текущей прибыли.
И, наконец, этот стандарт, ранжируя источники для определения справедливой стоимости по качеству и надежности содержащейся в них информации, отдает приоритет фактической цене сделки (quoted prices). Замыкает список источников модель оценки, основанная на неопределенной дате (unobservable data) [7]. Например, для оценки доли участника в частной компании в качестве справедливой стоимости может использоваться показатель планируемых к получению денежных потоков (projected cash flows). В целом, как отмечают исследователи, SFAS-157 можно признать «сложным стандартом, его не всегда хорошо понимают те, кто не является специалистом в области оценки или финансовых инструментов» [4].
Завершая рассмотрение существующих в зарубежной учетной практике трактовок категорий текущей и справедливой стоимости, можно отметить, что по объему и условиям формирования они не являются тождественными. Даже если в основу справедливой стоимости положена текущая стоимость, до получения окончательного стоимостного значения ее корректируют на величину обычных или нормативных расходов на продажу и рыночные риски.
Проведенный в настоящей статье сравнительный анализ текстов определений рыночной и справедливой стоимости позволяет сделать вывод о том, что некоторые выявленные нами различия не касаются существа понятий и являются скорее «косметическими», нежели фундаментальными. Тем не менее рекомендации различных стандартов и руководств по оценке создают почву для путаницы и противоречивых заявлений субъектов, составляющих финансовую отчетность. Думается, что окончанием этой нормативной «неразберихи» может стать создание единого документа, предусматривающего унификацию не только учетных регулятивов, но и стандартов IFRS и IVS, их адаптацию друг к другу.


Литература
1. Вудворд К. Материалы для обсуждения: оценка по справедливой стоимости // Accounting Report. – 2006. – Вып. 48–49 (январь–февраль).
2. Международные стандарты финансовой отчетности /Под ред. Л.В. Горбатовой. – Москва: Волтерс Клувер, 2006. – 544с.
3. Соловьева О.В. Международная практика учета и отчетности: Учебник. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 332с.
4. Учет по международным стандартам: Учеб. пособие. – 3-е изд. / Под ред. Л.В. Горбатовой. – М.: Фонд Развития Бухгалтерского учета. Изд. дом «Бухгалтерский учет», 2005. – 504с.
5. http://www.ivsc.org «Valuation under International Financial Reporting Standards». Issued by the IVSC 26 March 2007.
6. http://dpo-group.ru/legislation/mso1-4.asp/
7. www.deloitte.com «Current Exit Price – Is it Fair Value?». Deloitte & Touche-Ireland(English), 2007.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия