Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Сертчелик С.
доцент филологического, исторического и географического факультета Университета Анкары,
кандидат филологических наук


Банковский сектор Османской империи в XIX–начале ХХ вв. Роль и интересы в нем европейских государств и России

Начиная с 30–40 гг. XIX века Турция попадает в орбиту западного капитала. Депрессия, которую переживает в это время европейский капитализм в результате первого кризиса перепроизводства после промышленной революции, вынуждает западные страны обратиться к стратегии экспансии европейского промышленного капитала во внутренние рынки периферийных стран. * Крепнущий европейский капитал, вооруженный политическими, юридическими и экономическими привилегиями активно внедряется в хозяйственную жизнь Турции. С момента заключения в 1838 году англо-турецкого торгового договора, а следом за ним и аналогичных соглашений с другими европейскими государствами, либерализирующих торговые отношения, значительно увеличивается промышленный ввоз этих стран в Османскую империю. Более того, западные державы, прекрасно понимая, что «торгово-промышленный захват страны есть творение исключительно культурное и более хрупкое, нежели захват территориальный», * всячески содействуют внедрению своего капитала во все сферы хозяйственной деятельности Турции.
Немаловажным оружием в увеличении влияния западных стран в Османской империи, явилось проникновение сюда финансового капитала. Европейские банкиры, видящие возможность получения значимых экономических выгод начинают все активнее проявлять интерес к турецкому рынку.
Что же представлял собой банковский сектор Турции в XIX начале ХХ вв., в чьих руках находился, в чьих интересах функционировал, какое место в нем принадлежало самой Турции, европейским странам, было ли в нем место России, и хотела ли она получить это место?
До 1847 г. в Османской империи банков не было. Однако ряд операций, характерных банкам выполняли люди, называемые вначале «менялами» (сарраф), (первые упоминания о них датированы ХV в.) впоследствии «банкирами». Представлены они были преимущественно немасульманами – евреями, греками, армянами. В поле их деятельности входили обмен денег, отличающихся видовым и стоимостным разнообразием, выдача денег в долг, продажа-покупка векселей, посредничество в государственных сборах и т. п. Действующая в стране откупная система взимания налогов (ильтизам) служила для менял существенным источником дохода, поскольку, обеспечивая гарантии для сборщиков налогов перед государством, они получали часть доходов от их деятельности. В XIX в. банкиры начинают сосредотачиваться в Галате, районе Стамбула, превратившимся в первой половине XIX в. в торговый центр. В открывающихся здесь, так называемых, деловых домах достаточное место занимают конторы банкиров, принадлежащие как немасульманам, поданным Империи, так и иностранцам, начинающим постепенное освоение рынка Турции. * До появления в Османской империи банков Банкиры Галаты играли очень важную роль в государстве, т.к. осуществляли ряд банковских и кредитных операции, в которых то нуждалось. *
С момента начала интенсивного проникновения в Османскую империю западного торгово-промышленного капитала все более очевидной становится потребность в наличии здесь подконтрольных западу банков. Понимая, что банки существенно облегчат защиту интересов их стран в этом регионе, будут способствовать как развитию торговли, так и финансированию долгосрочных инвестиционных проектов, представители финансового капитала не сидели, сложа руки. Особенно это было характерно для Англии. И хотя потребовалось целое десятилетие до достижения первого успеха в освоении банками турецкого рынка, работы в этом направлении, несмотря на ряд неудач, не прекращались. Так, уже в 1836 г. Англия проводит подготовительные работы с целью создания Османского банка. В 1838 г. Английский консул в городе Бурса выходит с предложением к Мустафе Решит Паше открыть банк «Reed Irving and Company». B 1840 г. следует еще одно предложение министру торговли об открытии «General Bank of Constantinople». В 1842 г. под протекторатом Швеции учреждается банк «The Bank of Smyrna», однако не получив от Высокой Порты (правительства Османской империи) необходимых разрешений, закрывается. Так же безрезультатно заканчиваются попытки лондонских и леверпульских купцов в 1844 г. открыть в Измире (Смирне) «The Commercial Bank of Smyrna». * Годом учреждения первого банка в Турции считается 1847 г. Однако его появлению здесь способствовало в большей мере не желание европейского капитала закрепиться на турецком рынке, а экономическая ситуация, сложившаяся к этому времени в стране. Финансовая разруха, царящая в стране, поголовное взяточничество, откупная система взимания налогов, административный произвол, самое непроизводительное расходование государственных поступлений – все это влекло за собой бюджетный дефицит. Начиная с 1840 г. правительство начинает восполнять этот дефицит выпуском бумажных денег «кайме», которые неудержимо обесценивались (доходя до 2/5 номинальной стоимости). * Это порождает еще большую неопределенность в экономике страны, способствующую снижению собираемости налогов а, следовательно, и снижению доходов государства. *
С целью предотвращения дальнейшего обесценения бумажных денег, правительство Османской империи заключило в 1845 г. с двумя наиболее известными в тот период в Галате «банкирами» Жаком Аллеоном и Эммануэлем Балтаззи соглашение. Согласно нему те брали на себя обязательство при помощи ежегодной правительственной субсидии в 20 тыс. лир делать переводы на Лондон по курсу в 110 курушей, таким образом, удерживая стабильным курс: 1 английский фунт стерлингов – 110 турецких курушей. Важность этой операции обуславливалась тем, что всвязи с систематическим падением курса турецких денег турецкий вексельный курс на лондонской бирже сильно упал. * Увенчавшись успехом, эта операция была повторена и на следующий год. В 1847 г. банкиры получают разрешение Османского правительства на учреждение Стамбульского банка «Banque de Constantinople». * В большей степени, целью создания банка было сохранение паритета между фунтом стерлингов и курушем. * Ясного капитала банк не имел, тем не менее, благодаря известности учредителей выписываемые ими векселя признавались. * Не смотря на негативное влияние как внешних так и внутренних факторов банк, достаточно успешно справляясь со своей главной задачей, смог просуществовать до 1852 г. Однако то обстоятельство, что правительство не смогло произвести выплаты по краткосрочным обязательствам, а так же неспособность предотвратить начавшееся в 1852 г. обесценивание денег, привели к закрытию банка в этом же году. * Поспособствовала ликвидации банка и паника на финансовых рынках ряда европейских стран, вспыхнувшая в результате революции 1848 г. во Франции. Банк оставил правительству убыток 35 млн. курушей, который то должно было покрыть. *
Крымской война принесла Османской империи новые дополнительные расходы. Перед Портой стояла сложная задача стабилизировать финансовый сектор.
Потребность в открытии нового банка виделась очевидной. Однако на учреждение государственного банка и на выпуск банкнот у государства не хватало финансовых средств. * Вместе с тем, непомерно возросший дефицит бюджета (около 80 млн. фр.) *вынуждает правительство обращаться к более широкому привлечению иностранных займов. Согласие Порты на учреждении влиятельного иностранного банка, способного привлекать эти займы в сложившейся ситуации виделось единственным приемлемым выходом.
Европейские же кредиторы, понимая, что Турция начинает входить в систему международного капиталистического кредита, были заинтересованы в модернизации финансовой системы империи и создании в ней современных, подконтрольных им финансовых учреждений, способных обеспечить сравнительно устойчивую связь Османской империи и западноевропейских государств в этой области их отношений. В противном случае получение прибыли от предоставления займов виделось бы затруднительным. Таким образом, настал момент, когда совпали интересы Османской империи и западноевропейского финансового капитала в части учреждения банка.
Находясь в определенной зависимости от английского капитала, турецкое правительство дает согласие на открытие Оттоманского банка (Bank-э Osmani), который учреждается по приказу английского короля в 1856 г. с капиталом 500 тысяч фунтов стерлингов. Центральный филиал банка находился в Лондоне, основной же рабочий центр размещался в Стамбуле. Кроме того, банк имел право на открытие филиалов на всей территории Османской империи, за исключением Египта. Основной целью открытия банка являлось посредничество между иностранным капиталом и османским правительством в привлечении иностранных займов. В общем, банк характеризовался как классический коммерческий (торговый) банк с типичными для такого банка функциями. * Банк не имел особых привилегий на выпуск банкнот, тем не менее, правительство использовало его банкноты в качестве законного средства платежа.
Открытием этого банка начинается продолжающийся в Турции на протяжении тридцати лет так называемый «период иностранных банков». * После семи лет деятельности в 1863 г. капитал банка участвует в учреждении Имперского Оттоманского банка (Banque Imperiale Ottomane). Указ об его создании датируется 4 февраля 1863 г. Не смотря на то, что до 1863 г. источником государственных займов являлся английский капитал, правительству виделось более надежным опираться как на английский, так и на французский капитал. При учреждении банка на английскую сторону приходилось акций на сумму в 80.000 франков, французам принадлежало акций на 50.000 франков и на 5.000 фр. Турции. *Хотя на деле ничего общего с прямыми интересами Турции Оттоманский банк не имел, он сразу получил статус Турецкого государственного банка. Одновременно банк являлся: 1. главным государственным казначейством, т.е. получал государственные доходы и производил все платежи, получая за это комиссионный процент, 2. эмиссионным (имел монополию на выпуск банкнот, действительных на всей территории империи), 3. коммерческим (кредит, учет векселей, ссуды под товары). * Имперский Оттоманский банк на правах государственного был освобожден от всех государственных сборов. Согласно договору между банком и правительством государством на безвозмездной основе предоставлялась земля под центральное отделение банка, а для размещения филиалов должно было оказываться содействие в приобретении таких земель. *
Не смотря на то, что при самом своем возникновении банк получил значительные привилегии, нерегулярные выплаты по постоянно растущему внешнему долгу, начавшиеся с 1870 г. и то обстоятельство, что в октябре 1875 г., правительство объявило, что в ближайшее 5 лет сможет выплачивать проценты по долгам только лишь в половинном размере, * вынуждают Порту под давлением западного капитала подписать в 1875 г. с банком новое, более жесткое соглашение. Капитал банка, который ранее составлял 2,7 млн. фунтов стерлингов, увеличился до 10 млн. внесенных наполовину (за счет участия Австро-Османского банка). Согласно соглашению банк получал небывалые права на управление государственным бюджетом и финансовой системой страны. Соглашение продлевало монополию банка на денежную эмиссию еще на 20 лет, также он имел монополию на распространение выпущенных правительством всех ценных бумаг, как на внешнем, так и на внутреннем рынке. Кроме того, не смотря на то, что открытие всех новых филиалов должно было согласовываться с правительством, то, в свою очередь, обязано было предоставлять землю под строительство этих филиалов на безвозмездной основе. *
В 1881 г. в результате переговоров между Портой и кредиторами для заведования государственным долгом была создана Администрация оттоманским долгом. Тысячи ее представителей следили за правильным поступлением доходов, закрепленных за администрацией. Доходы эти, систематически увеличиваясь, к 1908 г. практически удвоившись. В распоряжение администрации поступало не менее одной трети всех доходов Турции. Сотни ее отделений «представляли собой как бы блокгаузы европейского капитала, рассеянные по всей Турции». *
Оттоманский имперский банк не стоял в стороне от этой влиятельной организации. Его представитель имел право голоса в Комиссии по управлению Государственным долгом Турции. * Недаром в официальном отчете Оттоманского имперского банка его правление заявило, что привилегии «его не имеют себе примера во всем мире в истории независимых компаний или финансовых институтов». Неудивительно, что своим акционерам в Англии и Франции банк выплачивал огромные по тем временам дивиденды, достигавшие 12 % . *
Обширная сеть отделений банка была рассеяна по всей империи. В 1863 г. банк имел 4 филиала, в 1883 –14, в 1893 – 28, в1909 – 55, в 1911– 70. Благодаря этому ему удалось быть не только вне конкуренции в части отношений с государством, но и занять лидирующие место на рынке вкладов, ценных бумаг и кредитов. Начиная с1891 г. при каждом отделении банком были открыты так называемые «семейные кассы», нечто вроде сберегательных касс. К 1911 г. сумма вкладов, не считая вклады в семейные кассы, выросла сравнительно с 1863 г. в 32 раза. * Кроме этого банк участвовал в целом ряде финансово-промышленных предприятий: в железнодорожных концессиях, в управлении табаководством и т.д.
С учреждением, однако, в империи ряда других иностранных банков значение Оттоманского банка заметно упало. Одним из толчков к этому послужили неудачные переговоры о займе 1910 г., после чего банк попал в немилость младотурецкого Министра финансов Джавид-Бея, отстранившего банк от участия в управлении государственным долгом и лишившего его многих прежних привилегий. * Говоря в целом о деятельности Имперского Оттоманского банка, следует отметить, что он, хотя и предпринял некоторые шаги для улучшения денежного обращения в Османской империи, в частности изъяв из обращения обесцененные бумажные деньги «каиме», выпуск которых наносил серьезный ущерб экономике, все же не проявлял себя как центральное финансовое учреждение, деятельность которого была бы направлена на обеспечение экономического развития империи. В контексте исторического развития Османской империи ее центральный государственный банк превратился в один из основных инструментов контроля и распоряжения отдельными группами финансистов Запада финансовыми и материальными ресурсами страны. * Вслед за Имперским Оттоманским банком в Турции открывается целый ряд новых банков с иностранным капиталом. Их появление здесь было обусловлено стремлением получения высоких процентов за предоставление Османскому правительству займов, желанием проведения доходных спекуляционных валютных операций, а также возможностью финансирования выгодных и нужных проектов.
Однако только очень немногим из этих банков наряду с Имперским Оттоманским банком удалось надолго закрепиться на турецком рынке. Деятельность некоторых из них была более успешной, и они просуществовали в Османской империи несколько десятков лет, другие же по ряду причин закрывались после нескольких лет работы.
После года существования в результате неудачных попыток получить займы в Париже и Лондоне, * а также не получив разрешение Османского правительства на выпуск в обращение бумажных денег ликвидируется созданный в 1860 г. Union Financlйre и Mires группами Турецкий банк (La banque de Turquie). *
В 1864 г. банкирами Галаты при участии Оттоманского банка с капиталом 2 миллиона фунтов стерлингов учреждается банк «Societe Generale de L’Empire Ottoman». Половина уставного капитала вносится банкирами, вторая половина в виде акций продается Оттоманским банком на Лондонской бирже. Целью банка являлось осуществление посреднической деятельности в получении займов Османской империей, размещении на внешнем рынке государственных облигаций, выдача городских займов. Кроме того, банк уделял особое внимание управлению долгами Стамбула. Просуществовал он до 1893 г. *
В 1865 г. с капиталом 1 млн. фунтов стерлингов Англией учреждается Оттоманская финансовая компания (The Ottoman Financial Association), целью которой было содействие развитию хлопковой промышленности в Анатолии для покрытия дефицита сырья в текстильной промышленности своей страны. Дефицит был вызван заметным сокращением поставок хлопка-сырца из США по причине вспыхнувшей там гражданской войны. Однако после возобновление поставок хлопка из США, просуществовав несколько лет, это учреждение ликвидируется с передачей имущества Оттоманскому банку. *
В 1869 г. французская компания «Societe Generale» на паях с банкирами Галаты организовали Генеральную кредитную финансовую компанию (Credit General Ottoman), * которая сыграла достаточно ощутимую роль в получении Османской империей внешних займом, при этом выплачивая акционерам весьма высокие дивиденды. Тем не менее, в 1899 г. она перешла под руководство Оттоманского банка. *
В 1872 г. с капиталом 600 тысяч фунтов стерлингов банкирами Галаты основывается банк «La Societe Ottoman de Change et de Valeurs» и хотя больших успехов он не достиг, просуществовал до 1899 г.
В том же в 1872 г. банкиры Галаты, с греческими корнями в партнерстве с британскими финансовыми группами учреждают второй Стамбульский банк (The Вank of Constantinople) с капиталом 1 млн. фунтов стерлингов. Центральное отделение располагалось в Стамбуле, один филиал находился в Лондоне. Банк имел отношение к финансированию железной дороги Тесэлья (Салоники) и некоторых горнодобывающих предприятий. Потерпев значительные убытки от деятельности в Греции в 1884 г. был вынужден объединиться с La Societe Ottoman de Change et de Valeurs. *
Активное участие в этот период банкиров Галаты в учреждении новых банков объяснялось тем, что получение Имперским Оттоманским банком от правительства значительных привилегий, послужило существенному ограничению их области влияния, ранее тесно связанной с государственной казной. Опасение лишиться «лакомого куска пирога» подвигло их к объединению, что в свою очередь послужило возникновению ряда новых банков и финансовых организаций с функциями банка. Тем не менее, в конкурентной борьбе с Имперским Оттоманским банком силы были не равны, и в результате, победа оказалась не на их стороне.
До 1970 г. в учреждении банков преимущественно участвовал француз кий и английский капитал, а источниками внешних займов являлись Англия и Франция. Однако после 1970 г. ситуация меняется.
После поражения Франции в французско-немецкой войне 1870 г. французский капитал на какое-то время был утрачен Османской империей в качестве источника займов. Англия же ранее стремящаяся контролировать все мировые рынки, в этот период меняет свою внешнюю политику, сконцентрировав внимание и инвестиционные интересы на своих колониях. * Поэтому Османское правительство направляет свой взгляд на один из наиболее влиятельных рынков капитала – австрийский, с центром в Вене. Учреждается два новых банка: Австро-османский банк и Австро-турецкий банк. Одной из основных целей их создания было финансирование строительства железной дороги Румели. Не смотря на то, что центральные филиалы обоих банков располагались в Вене, основным полем их деятельности был Стамбул. *
Австро-османский банк был основан в 1871 г. с капиталом 2,5 млн. фунтов стерлингов австрийскими банками «Credit-Anstalt», «The Anglo-Austrian Bank», «The Union Bank» и компанией «Credit General Ottoman». Учреждение Австро-турецкого банка пришлось на 1872 г. Учредителями являлись: «The Anglo-Austrian Bank», «The Union Bank», отдельные представители австрийского капитала а также компания «Credit General Ottoman» с банкирами Галаты. Капитал составлял 2 млн. фунтов стерлингов. *
Однако век этих банков был не долгим. Из-за начавшегося в Австрии в 1873 г. финансового кризиса, большое количество учрежденных там фирм подверглось ликвидации. Не удалось избежать этой участи и упомянутым банкам, прекратившим свою деятельность в 1874 г. Капитал Австро-османского банка перешел к Имперскому Оттоманскому банку.
Учреждение в 1881 г. Администрации оттоманским долгом – организации значительно более мощной и влиятельной в части работы с долгами Османской империи, чем отдельные банки, с одной стороны, и усиление в этот период экспансионистской политики Германии, стремящейся завоевать новые рынки, с другой стороны, явились факторами, послужившими начавшемуся в 80-х гг. изменению структуры банковского сектора Турции.
Если до 1881 г. в Османской империи в основном функционировали мелкие банки, в той или иной мере, связанные с банкирами Галаты, а значительная доля их деятельности сводилась к финансированию правительства и спекуляционным операциям, то после 1881 г. на турецком рынке все более заметным становится присутствие филиалов крупных европейских банков. Их основной задачей являлась защита интересов западного капитала в части содействия торговле и финансирования инвестиционных проектов. Для этого периода характерно активное внедрение в банковский сектор Турции немецкого финансового капитала. Здесь открылись, в частности, филиалы таких немецких банков, как Deutsche Palestina Вank (1899), Deutsche Orient Вank (1906), Deutsche Вank (1909) и некоторых других. *
Основной капитал Немецко-палестинского банка (Deutsche Palestina Вank) составлял 5 млн. марок, разделенных на пять тысяч акций по тысяче марок каждая. Большая часть акций находилась в руках семьи князя Гогенлоэ и крупных немецких финансистов. Банк имел отделения в Бейруте и Дамаске. * К 1913 г. капитал банка возрос до 20 млн. марок, и он стал одной из важнейших организаций, державших в своих руках экономику Палестины. *
Немецкий восточный банк (Deutsche Orient Bank) был учрежден на германские и отчасти австрийские капиталы. Основной капитал Центрального управления банка, составляя вначале 16 млн. марок достиг к 1911 г. 32 млн. марок. Банк имел 2 отделения в Стамбуле, 5 отделений в провинции (в Бурсе, Мерсине, Адане, Дедеагаче, Адреанополе), 6 отделений в Египте и ряд отделений в других странах Ближнего Востока. *
Дойче банком (Deutsche Bank), учредителями которого являлась группа немецких капиталистов, было открыто отделением в Стамбуле. Основной капитал банка достигал 200 млн. марок. *
Немецкие банки использовали более новую технику и приемы деловых операций по сравнению, например, со «старым» Имперским Оттоманским банком, охотно финансировали купцов-турок, регулярно выплачивали устойчивый процент дивидендов, привлекая тем самым мелких и средних вкладчиков. * В коммерческих кругах Турции банки пользовались огромной популярностью.
Из названных банков наибольшего внимания заслуживает Дойче банк. Являясь проводником германской политики в Турции, он, с одной стороны, стал активным участником в конкурентной борьбе за контроль над турецким государственным долгом, обойдя к 1914 г. английских кредиторов и потеснив всех других, доведя участие немецких финансистов в турецком долге с 10 % в 1895 г. до 16% в 1914 с тенденцией к повышению. * С другой стороны, банк активно участвовал в концессионном железнодорожном строительстве. Еще до открытия в Турции своего филиала, Дойче банк в 1890 г. получил от Османского правительства концессию на строительство железной дороги Салоники-Манастыр. Работы по ее возведению завершились в 1894 г. В 1903 г. после сложных переговоров банком была получена очень важная концессия на строительство Багдадской железной дороги. * Кроме того, банк участвовал в ряде проектов, являлся учредителем разнообразных товариществ.
Особенностью в деятельности банка было то, что за значительные комиссионные вознаграждения он погашал государственные займы кредиторам. * В противном случае, возврат этих долгов они могли ожидать годами.
Ставя перед собой цель как можно более прочного внедрения в османскую экономику, германские банки, открывавшие свои отделения в портовых городах, финансировали самые разнообразные начинания, вплоть до подъема потопленных Россией в Чесменском бою 1770 г. турецких парусных кораблей. *
В этот же период, кроме филиалов гермaнских банков, на территории Османской империи открывались и отделения банков других иностранных держав. В частности, еще в 1875 г. в Стамбуле был открыт филиал Лионского кредита (Credit Lyonnais). * Правление и капитал банка – французские. Управление банка располагало капиталом в 250 млн. франков. Обороты стамбульского отделения были значительны, особенно во время сезона экспорта осенью. Кроме того, банк еще имел филиал в Измире (Смирне). *
В 1902 г. учреждается Англо-Палестинский банк (Anglo-Palestina Comp. Limited). Банк являлся английским акционерным обществом с капиталом 100 тыс. фунтов стерл., разделенных на 100 тыс. акций. Банк имел филиалы в Бейруте и Дамаске. Англо-Палестинский банк преследовал сионистские цели и оказывал громадное содействие еврейским колониям в Сирии. *
В 1904 г. в Османскую империю приходит Афинский банк (Banque de Athenes). * Основной капитал банка составлял 60 млн. драхм. Учредителями являлись французские и греческие капиталисты. Банком были открыты отделения в Стамбуле, Измире, Салониках. В том же 1904 г. на турецкую землю вступил Восточный банк (Banque de Orient). Открылись отделения в Салониках и Измире. Основной капитал банка составлял 25 млн. франков. Учредителями являлись французские, немецкие и греческие капиталисты. *
В 1905 г. в Стамбуле открыл свое отделение Wiener Bank Verein, принадлежащий преимущественно австрийским, а так же германским капиталистам. Капитал банка составлял 130 млн. крон. В местных финансовых кругах этот банк имел прочную репутацию. *
Кроме этого, до 1923 г., когда страна была провозглашена республикой, и начался новый виток турецкой истории, в Османской империи сумели открыть свои отделения следующие банки: итальянские Societa Commerciale de Oriente (1907), Banko Di Roma (1911), Banko Commerciale Italiana (1919), Banko Italiana di Sconto (1918), американские Guarantee Trast Co. of New York, American Express Co. Inc. (1922), английские Commercial Bank of the Near East (1922), Ionian Bank Ltd. (1922), французский Banque Franзaise Des Pays Orient (1922), Banque Franco Asiatuqe (1913), Banque de la Seyn (1918), румынский Banka Marmaroş Blank, и голандский Holantse Bank Uni. N. V. (1921). * Большинство из этих филиалов закрылось до 1923 г.
Несмотря на то что, как отмечалось выше, указанный период характеризовался активным открытием в Османской империи филиалов западных банков, а присутствие в банковском секторе таких гигантов как Имперский Оттоманский банк, Deutsche Вank и Deutsche Orient Вank служило фактором, затрудняющим появление в Турции новых банков с иностранным капиталом, они все же появлялись. Одним из таких банков, заслуживающих внимания, несомненно, можно назвать Салоникский банк (Banque de Salonique) – банк, деятельность которого продолжилась и в период новейшей истории Турции.
Банк был учрежден в 1888 г. с основным капиталом 20 млн. франков. Изначально две третьи капитала принадлежало французам, одной третью владел Австрийский банк. Акционерами также являлись некоторые салоникские евреи и итальянские капиталисты. Позднее владельцы банка периодически менялись. Деятельность Салоникского банка была достаточно успешна. В торговых кругах он пользовался большой популярностью. Обороты его были значительны. * До 1969 г. банк имел статус иностранного банка. Когда же в 1969 г. большая часть его капитала перешла турецкой Чукурова группе, поменяв название, приобрел статус государственного. *
Другие банки с иностранным капиталом, учрежденные в Османской империи после 1880 г. достаточно быстро прекращали свою деятельность.
Так, Мителинский банк (Bank of Mytilene), созданный в 1891 г. на греческие капиталы, с началом итало-турецкой войны, не выдержав биржевой паники, закрылся в 1903 г. *
Учрежденный в 1909 г. Турецкий национальный банк прекратил свою деятельность в 1913 г. Не смотря на присутствие в названии слова «национальный», учредил этот банк крупный английский финансист Эрнест Кассель, используя английский и отчасти турецкий капитал. Появление банка было вызвано недовольством младо-турок деятельностью Имперского Оттоманского банка. Сумма уставного капитала составляла 1 млн. фунтов стерлингов. Крупного финансового значения этот банк не имел. Наиболее значительной его операцией за все время его существования была реализация в 1910 г. городского займа в 500 тыс. фунтов стерлингов для Стамбула. * Кроме того, в 1911 г. Банк стал одним из учредителей «`Турецкого нефтяного партнерства» наряду с Дойче банком и Англо-саксонским нефтяным партнерством. *
Турецкий торгово-промышленный банк, учрежденный на ливантинские* и турецкие капиталы в 1910 г. смог просуществовать лишь до 1914 г. Основная деятельность банка, капитал которого составлял 550 тыс. лир, заключалась в сборе налогов от имени правительства, а также в предоставлении ему займов. *
Не долго просуществовал и Османский торговый банк, основанный армянскими капиталистами в 1910 г. Капитал банка составлял 100 тыс. лир. Прекратил свою деятельность он во время Первой мировой войны. *
Некоторые другие мелкие банки с иностранным капиталом, учрежденные в это время быстро закрывались, не успев в полной мере развернуть свою деятельность.
Всего же за период с 1875 по 1922 г. в Османской империи было учреждено 7 банков с иностранным капиталом, и 18 иностранных банков открыли свои филиалы. *
Деятельность европейских банкиров в Турции в целом привела к изменению в структуре импортируемого ей капитала. Займы османскому правительству сопровождались теперь не только требованием закупок промышленных товаров в стране-кредиторе. Обычным условием займа были также право приобретения в Османской империи буржуазией той или иной страны Запада концессий на разработку минеральных ресурсов, строительство железных дороги, создание каких-либо муниципальных предприятий и т.д. Концессионные договоры, заключавшиеся иностранными предпринимателями с Портой, представляли им право экстерриториальности в пределах полученной концессии и, следовательно, снижали риск капиталовложений. Кроме того, концессионеры освобождались от многих внутренних налогов, их предприятия получали значительны таможенные льготы при импорте необходимого оборудования, при закупках сырья на местных и иностранных рынках. Такое состояние дел создавало предпосылки для расширения притока в османскую экономику иностранного производственного капитала. За период с 1881 по 1914 гг. Рост прямых иностранных инвестиций в экономику Турции составил 590%, в то время как капиталовложения во внешние займы страны за то же время составили 108 %. *
Если говорить о банках с турецким капиталом, то первым таким банком можно назвать «Зираат банкасы» (Сельскохозяйственный банк). В качестве основы банка выступила созданная Митхат Пашой в 1863 г. финансовая организация «Мемлекет сандыгы» (Отечественные кассы). Основная цель учреждения этой организации заключалась в удовлетворении потребности сельского хозяйства в дешевом кредитовании. Чрезмерно высокий процент ростовщиков (до 900% годовых), являющийся фактически единственным источником кредитования крестьянства, усложнял их и без того нелегкое положение. Нередко приходилось продавать ростовщикам урожай еще до его сбора. В газетах и других средствах массовой информации все чаще звучали пожелания, чтобы государство взяло выдачу сельскохозяйственных кредитов в свои руки.
«Мемлекет сандыгы», созданная государством и находящаяся под его покровительством, черпала средства из членских взносов земледельцев. Изначально организация динамично развивалась. Тем не менее, недостаток капитала, например, получаемые доходы обычно не накапливались, а тратились на строительство дорог, мостов, школ в деревнях, отсутствие четкого центрального управления, зависимость методов работы от местных обычаев и традиций, невозврат или задержки погашения кредитов, низкий уровень управления на местах, отсутствие системности в работе этой организации неизбежно повлекли за собой ряд трудностей. В 1883 г. в целях их преодоления увеличивается капитал, вводятся современные методы учета, работы начинают контролироваться непосредственно правительством. Организация получает название «Менафи сандыклары» (Кассы выгод). Ее деятельность тоже не удовлетворяет предъявляемым требованиям. Поэтому в августе 1888 г. учреждается Сельскохозяйственный банк с первоначальным капиталом 10 млн. турецких лир. Кассы выгод преобразуются в один из филиалов банка.
Согласно устава банка основными его функциями являлась выдача кредитов под залог недвижимости либо под влиятельное поручительство, обменные и посреднические операции в области сельского хозяйства, прием депозитов под проценты. Отметим, что кредиты выдавались только для сельскохозяйственного назначения под 6% годовых. Кроме того, 1% взимался за обслуживание. *
23 марта 1916 г. капитал банка был увеличен до 15 млн. османских лир, банку был присвоен статус государственного, дано право реализовывать государственные облигации, предоставлены налоговые льготы.
В период Османской империи сельскохозяйственный банк был наиболее крупным и основательным среди национальных банков. К 1923 г. он имел 316 филиалов, а собственные источники превышали 15 млн. лир. *
Следует отметить, однако, что в условиях хронического бюджетного дефицита деньги, собранные банком для развития сельскохозяйственного производства, часто использовались не по их прямому назначению, а для погашения бюджетного дефицита. В период между 1892 и 1908 г. банк выдал правительству субсидий на сумму около 2,9 млн. турецких лир, что примерно в пять раз превышало средства, выданные за тот же период на нужды сельского хозяйства. В частности субсидиями Сельскохозяйственного банка покрывались выплаты по обслуживанию долга России (после войны 1877–1878 гг.), доходы банка служили гарантией государственных внешних займов 1897, 1902, 1908 гг., использовались частично при строительстве Хиджазской железной дороги. *
Другой государственной финансовой организацией, учрежденной Митхат Пашой, была «Эмниет Сандыгы», так называемая Сберегательная касса, открывшаяся в Стамбуле в 1868 г. Одна из целей ее создания заключалась в том, чтобы путем сбора небольших сбережений населения под гарантии государства, приучить широкие слои населения к сбережению денег, посредством получения ими определенных прибылей. Учреждение не имело первоначального капитала. По своей сути оно напоминало существующие на западе сберегательные банки. Надо отметить, что деятельность «Эмниет Сандыгы» продолжалась более столетия. В 1984 г. она прекратило свое существование как юридическое лицо, объединившись с Сельскохозяйственным банком. *
Принятие в 1908 году конституции, поддержка младотурками идеи учреждения национальных банков, способствовали тому, что, начиная с этого периода в банковском секторе Османской империи происходят некоторые структурные изменения, а именно, наряду с банками с иностранным капиталом, начинают все более активно появляться турецкие отечественные банки.
К 1923 г. было учреждено 24 новых банка: Стамбульский банк (1911), Национальный экономический банк Коньи (1911), Адапазарынский Исламский торговый банк (1913), Караманский национальный банк (1913), Банк недвижимости и ссуд (1914), Национальный банк просвещения (1914), Банк недвижимости и ссуд (1914), Азиатский банк (1914), Акшехирский банк (1916), Кайсеринский национальный экономический банк (1916), Деревенский экономический банк (1916), Национальный банк стабильности (1917), Экономический национальный банк (1917), Манисский виноградодельческий банк (1917), Народный банк Коньи (1917), Банк торговли и общей стабильности (1918), Турецкий общественный банк (1918), Эскишехирский земледельческий банк (1919), Адапазарынский сберегательный банк (1919), Банк турецкой торговли Коньи (1920), Экономический турецкий банк (1920), Целинно-земледельческий и торговый банк (1922), Стамбульская касса малых займов (1923) и, наконец, причисляемое рядом источников к банкам, акционерное общество Айдынское общество защиты производителей инжира. *
11 из этих банков находились в Стамбуле, остальные же размещались в разных городах Анатолии. В большинстве своем учредителями этих банков являлись торговцы и землевладельцы, имеющие отношение к экспорту сырья заграницу или импорту промышленных товаров. * Основной целью создания банков была выдача торговых кредитов. Некоторые банки специализировались на сельскохозяйственном кредитовании, но их было не много.
Из перечисленных банков особого внимания заслуживает Национальный банк стабильности. Учрежден он был в Стамбуле 1 января 1917 г. с капиталом 4 млн. османских лир. Банку обеспечивались привилегии сроком на 30 лет. Акции банка могли приобретаться только поданными Османской империи. *
Кроме осуществления всего спектра обычных банковских операций, он являлся учредителем ряда национальные компании или участвовал в их создании. Полем деятельности этих компаний являлись работы по возведению железных дорог, аэропортов, каналов, портов и т. п. Банк всячески содействовал развитию промышленности и сельскому хозяйству. Для того чтобы акции банка были более привлекательны для населения, специальным указом ему были предоставлены различные льготы. Налоговые освобождения являлись значительной привилегией. Банк, сначала, будучи достаточно успешным, потеряв политическую поддержку, в 1927 г. вынужден был объединиться с Рабочим банком. *
Турецкие национальные банки, в части кредитования ощутимо уступали иностранным банкам, поскольку не обладали равнозначным количеством оборотных средств. Вместе с тем, на рынке сберегательных депозитов им удалось потеснить западных конкурентов. Так, если в 1920 г. на национальные банки приходилось 32,3% депозитов, а на иностранные – 67,7%, то уже в 1921 пропорция меняется. Доля национальных банков в секторе банковских депозитов возрастает до 46,9%, в то время как на иностранных банки приходится 53,1%. *
Тем не менее, не смотря на благоприятные условия в части государственной политики по отношению к национальному банковскому делу, практически все эти банки, не выдержав конкуренции с более крупными и влиятельными иностранными банками, прекратили свое существование еще до учреждения Республики.
Что же можно сказать о присутствии России в банковском секторе Османской империи.
В отличие от западных стран, Россия на рубеже XIX – ХХ веков играла весьма незначительную роль в общей хозяйственной жизни Османской империи. При отсутствии свободных капиталов она не могла претендовать на финансовое завоевание Турции. В государственном долге русские капиталы не участвовали, ни один километр турецких железных дорог Россией не контролировался, Царская Россия стремилась лишь забаррикадировать Восточную Анатолию от европейских концессионеров. *Русский торгово-промышленный капитал в силу ряда обстоятельств долгое время не проявлял должного интереса к турецким рынкам. *Потребности в открытии здесь банков или их представительств не ощущалось. Несмотря на то, что, начиная с конца XIX в. российский экспорт в Турцию обнаруживал тенденцию к росту *, доля общего ввоза в период с 1899 по 1909 год не поднималась выше двух процентов, а среди европейских стран по экспорту в Турцию Россия занимала одно из последних мест. *
Вместе с тем, в 1908 благодаря радикальному изменению в государственном строе Турции, введению конституции, «отмене стеснений, лишавших торговлю необходимой устойчивости и обеспеченности» *намечается усиление сбыта русских товаров. Все больше заинтересованных лиц, понимая, что настал тот момент, когда Россия созрела к более серьезному выходу на внешний рынок, указывают на несовершенство организации экспорта в Турцию, предлагая меры по ее улучшению. Одна из них – необходимость открытия в Турции российских банков или их представительств, служащих интересам русской торговли. * Начиная именно с этого момента количество подобных призывов неизменно растет.
Так, например К. Гринвалд указывал на потребность в банке, который оказал бы содействие торговле. Полагая, что учреждение самостоятельного банка для торговли с Турцией трудно осуществимо, он считал возможным открытие отделений крупного русского банка в двух-трех торговых центрах Турции. «Отделение банка, известного всем русским коммерсантам, сможет рекламировать Турцию и турецкие дела лучше, чем какое то бы ни было официальное частное лицо. Оно могло бы, помимо своего прямого назначения, давать точные справки о кредитоспособности того или иного лица, являться посредником при завязывании торговых сношений. Подобное отделение русского банка едва ли надолго нуждалось бы в капиталах центрального учреждения т.к. прилив вкладов местных капиталистов вскоре оказался бы весьма значительным». *
М. Каган полагал, что торговые и промышленные ведомства России оказали бы интересам русского экспорта громадную услугу, позаботясь о том, чтобы русские экспортеры имели бы возможность избегать сношений в Турции с чужими банками. «Интересы торгово-промышленные так переплетены, что на защиту их каждая страна мобилизует все роды своих экономических сил. И поэтому банковские учреждения чужой страны призваны обслуживать интересы своих стран, чисто диаметрально противоположные интересам другой страны. Не французским или австрийским банкам служить нашим коммерческим целям в Турции». *
Генеральный консул в Стамбуле П. Панафидин указывал на то, что «открытие в Турции нашего банка окажет делу развитию нашей торговли существенную пользу, не только в смысле облегчения денежных операций, но и в возможности сбыта наших товаров». *
Кроме того, многими отмечалось, что открытие своего банка с филиалами в Турции способствовало бы развитию операций в кредит. Отсутствие же у русских торговцев возможности пользоваться для своих торговых оборотов кредитами, тогда как такими кредитами широко пользовались их конкуренты, к услугам которых во всех турецких торговых центрах находились отделения многих заграничных банков было одной из причин, тормозящих успешное развитие русской торговли. *
До начала Первой Мировой войны русскому финансовому капиталу все-таки удается влиться в банковский сектор Османской империи, хотя и незначительно.
В 1909 г. в Стамбуле открываются отделения Русского для внешней торговли банка. Основной капитал банка на 31 декабря 1909 г. составлял 40 млн. рублей, резервный 6,6 млн. руб. *Помимо обычных банковских операций банк оказывал содействие сбыту продукции русской промышленности: сахара, муки, леса и некоторых других товаров. В отделениях имелись прекрасно организованные товарные отделы, находящиеся в тесных контактах с местными коммерсантами и всецело занятые размещением русских продуктов на турецкий рынок. Банком также предоставлялись необходимые сведения о текущем состоянии дел на товарных рынках. Так, например, В.М. Пулаский отмечал, что отделением Русского для внешней торговли банком ему были рекомендованы из числа купцов, торгующих в Стамбуле железом, определенные фирмы, с предоставлением полной о них информации, а также о размере кредита, который было возможно им предоставить. * За сравнительно небольшой срок отделения банка создали себе обширную клиентуру. И если в начале своей деятельности отделения работали в убыток, то уже 1911 год принесли небольшую прибыль. *
К сожалению, не все стремления к расширению деятельности русских банков на территории Османской империи увенчались успехом. Например, не было доведено до логического завершения создание «Русско-турецкого коммерческого банка». По мнению учредителей, помимо своей основной цели – содействия развитию товарооборота, он бы мог служить и политическим интересам России в Турции. «Специальная задача нашего банка всецело отвечает интересам нашей внешней политики, способствуя развитию нашего экономического, а, следовательно, и политического влияния в Турецкой Империи». *
Банк должен был обслуживать возрастающий торговый обмен с Турцией как европейской, так и азиатской. «В настоящее время нужды нашей торговли в Турецкой империи обслуживаются лишь одним отделением Русского для внешней торговли банка, не распространяющим своих операций на другие города Ближнего Востока, а также германскими, австрийскими и французскими банками, преследующими исключительно интересы торговли своих стран, а потому ставящими весьма трудные условия русской торгово-промышленный капитал». * Наряду с центральной конторой в Петербурге, планировалось открыть отделения банка как в России (в Москве, Одессе, Варшаве, Лодзи, Киеве и Баку) для обслуживания интересов местных коммерсантов экспортирующих товары в Турцию, так и в Турции (в Стамбуле, Измире, Салониках, Бейруте, Яффе) и в Египте (в Александрии). * Не смотря на то, что идея была достаточна разумная и в1911 г. Устав банка был утвержден Министром финансов В. Коковцевым, * грандиозный проект потерпел неудачу.
Не совсем удачной оказалась и горячо поддерживаемая Министерствами Финансов и Иностранных дел попытка в 1913 г. Русско-Азиатского банка купить Салоникский банк. Хотя в июле 1914 г. переговоры о слиянии этих двух банков увенчались успехом, в результате чего русские финансисты стали совладельцами одного из крупных банков Османской Империи. * По первоначальному проекту полагалось полное поглощение второго первым с передачей ему всех отделений на Балканах и Азиатской Турции. Но французское правительство категорически воспротивилось передаче России отделений в Стамбуле, Измире, Сирии. *
Хотя польза от появления русского финансового капитала в Турции для России, особенно в части содействия торговле, была несомненна, тем не менее, ставить его в один ряд с широким представительством в банковском секторе Османской империи различных групп европейского финансового капитала, было бы неправомерным ни с точки зрения количественной ни с точки зрения качественной характеристики. Русский финансовый капитал в силу своей незначительности, с одной стороны, не мог претендовать на какое-либо влияние на хозяйственную жизнь Османской империи и, с другой стороны, не мог составить значимой конкуренции европейцам, чья деятельность по завоеванию банковского сектора страны была значительно более активной, мотивированной и продуманной. Кроме того, сначала Первая мировая война, в которой Турция и Россия не были союзниками, а затем и октябрьская революция 1917 г., повлекшая национализацию всех российских коммерческих банков, не дали русским банкирам возможности для дальнейшего освоения банковского сектора Турции.
Таким образом, банковский сектор Турции второй половины XIX начала ХХ вв. был представлен преимущественно банками с иностранным капиталом (в большинстве своем западноевропейским) или с участием иностранного капитала. В основном это были коммерческие банки. Деятельность их, бесспорно, осуществлялась в интересах тех стран, которые они представляли. «Содержание их деятельности выражалось в том, чтобы служить связующим звеном между типологически отличными экономическими системами, быть инструментами извлечения капиталистической торговой прибыли в традиционном обществе». * Роль национальных банков, начиная со второго десятилетия ХХ в., имея тенденцию к росту, была, в общем, еще не так велика. Доля же российских банков в общей структуре османского банковского сектора, даже в период расцвета их деятельности была ничтожно мала и имела значение исключительно для российской стороны.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия