Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (25), 2008
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Хасанов И. Ш.
заведующий кафедрой национальной экономики и финансов Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета,
кандидат экономических наук, доцент


К вопросу о теории трансакционных издержек как составной части неоинституционализма

Теория трансакционных издержек является составной частью неоинституционализма, являющегося комплексным направлением экономической мысли и включающим в себя ряд течений (или теорий): теорию институтов, теорию трансакционных издержек, теорию контрактов, теорию прав собственности, теорию общественного выбора, теорию фирмы, новую экономическую историю, новую политическую экономию (1, С. 33).
В последние двадцать лет наше понимание теории трансакционных издержек может быть названо «коузианской революцией». Теория трансакционных издержек включает два направления исследования экономических процессов в рамках новой институци­ональной экономики. Первое направление касается макроэкономического уровня исследования, т.е. таких институтов как юридичес­кая система, контрактное право, режим прав собственности, от которых зависят различные варианты организации трансакций и величина трансакционных издержек. Большой вклад в разработку данного направления исследования внес Д. Норт (лауреат Нобелевской премии 1993 г.). Второе направление исследования связано с изучением микроэкономического уровня, т.е. организации различных альтернативных вариантов трансакций, например, таких как рынки, интегрированные фирмы и гибридные соглашения (например, сети фирм). Это направление призвано объяснить возникновение и основания выбора определенных соглашений. В разработке данного направления важную роль сыграл О. Уильямсон.
Проблема трансакционных исздержек возникла в связи с дискуссией о роли государства в рыночной экономике. Доказательство своей теоремы Коуз начинает с тезиса или предположения о том, что если государство четко определило спецификацию прав собственности, то тогда рынок обеспечивает их эффективное использование. Однако, по мнению Р. Коуза, в рыночной экономике существование нулевых трансакционных издержек не соответствует действительности, т.е. координация действий участников рынка посредством ценового механизма не происходит без издержек.
Для понимания теоремы Р. Коуза необходима правильная трактовка причинно-следственных связей следующих экономических явлений: спецификации прав собственности и трансакционных издержек. Здесь принципиально важно, что: во-первых, первичны трансакционные издержки, а не спецификация прав собственности, во-вторых, существование априори ненулевых трансакционных издержек, в-третьих, последствия существования ненулевых трансакционных издержек для условий обмена. Главное в теореме Коуза заключается в том, что «для осуществления рыночной трансакции необходимо: выявить – с кем желательно заключение сделки; распространить информацию о том, что некто желает вступить в сделки и на каких условиях; провес­ти переговоры, ведущие к заключению сделки; провести расследование, чтобы убедиться в том, что условия контракта соблюдаются, и т.п.» (12, С. 103). Отсюда Р. Коуз делает следующий важный вывод: при условии существования априори ненулевых трансакционных издержек институты имеют значение, т.е. «изначальное разграничение законных прав влияет на эффективность действия экономической системы» (12, С. 104). Таким образом, основной задачей в условиях рыночной экономики становится «выбор подходящих социальных установлений, помогающих справляться с вредными последствиями (существования трансакционных издержек). Все решения имеют свои издержки...» (12, С. 107).
Трансакционные издержки также зависят от институциональной среды, но вместе с тем сами существенно влияют на организацию экономики на макроэкономическом уровне. Поэтому, по мнению Д. Норта моделирование эффективной рыночной экономи­ки невозможно без учета сложной совокупности формальных и неформальных институтов. Д. Норт по праву принадлежит к первым клиометрикам. Он совместно с Р. Томасом уже в 1970-е годы в книге «Возвыше­ние западного мира: новая экономическая история» впервые выдвинул целостную макротеорию новой экономической истории (13). В своей теории новой экономической истории Д. Норт и Р. Томас основывались на том, что экономический прогресс за­висит от институтов, понимаемых как совокупность принятых в обществе «правил игры». Они считали, что эффективность институциональной структуры обусловлена в основном системой прав собственности (13, p. 2). Д. Норт пришел к выводу о том, что показателем прогрессивного развития общества является внимание со стороны государства к изменению прав собственности, к степени развитости деятельности по спецификации прав собственности. Опираясь на указанный вывод, Д. Норт разделил все виды экономической дея­тельности на трансформационный сектор и трансакционный сектор, обеспе­чивающий спецификацию прав собственности. К трансакционному сектору он отнес не только деятельность государственных служащих (полиция, суды), но и оптовую и розничную торговлю, страхование, банковское дело, а также трансакционные услуги внутри трансформационного сектора. В результате проведенного клиометрического исследования, совместно с Д. Уоллисом Д. Норт выявил тенденцию к росту как абсолютных, так и относительных масш­табов трансакционного сектора. Таким образом, это свидетельствует о тенденции к доминированию третичного сектора экономики или сферы услуг.
В книге «Институты, институциональные изменения и функционирование экономики» (14), изданной в 1990 году, Д. Норт пересматривает свое понятие «институты», которое ранее трактовалось им как совокупность организационных структур. «Институты – это «правила игры» в обществе, или... созданные человеком ограничительные рамки, которые организуют взаимоотношения между людьми» (14,С. 17). С этого времени в центре его исследования становятся проблемы изменения самих институтов. Д. Норт в своем анализе институциональных изменений подчеркивает, что на трансакционные издержки сильно влияют не только формальные, но и неформальные ограничения. В неоинституционализме основным понятием являются «трансакционные издержки» и поэтому это экономическое учение часто рассматривается как экономическая теория трансакционных издержек.
Среди ученых существуют две точки зрения в понимании и определении трансакций. Узкое определение трансакции «идентифицирует трансакции как любые обмены на рынке, т.е. сводит трансакционные издержки к издержкам использования ценового механизма», а расширительная трактовка трансакции «предлагает более широкое толкование трансакций, видя в них любые формы организации экономической деятельности» (3, С.118). По мнению некоторых ученых, в науке преобладает расширительная трактовка трансакции и предлагается трансакцией называть «любой трансферт прав пользования товарами и/или услугами между технологически разделяемыми единицами» (3, С.118). При этом предложенное определение сводится не только к трансферту прав собственности, но и ко всем видам трансфертов, включая даже трансакции внутри определенной организации, когда передача прав не связана с собственностью. Расширительная трактовка трансакции изменяет также представление о трансакционных издержках. Убедительным примером этому является точка зрения О. Уильямсона, который включает в состав трансакционных издержек «сравнительные затраты на планирование, адаптацию и мониторинг выполнения задачи, характерные для альтернативных структур управления» (15, С. 28).
Вместе с тем, прежде чем изучать теорию трансакционных издержек необходимо определить понятие «трансакция» и ее виды, так как существует ошибочное использование терминов «обмен», «контракт», «сделка» вместо понятия «трансакция». По мнению проф. А.Е. Шаститко «трансакция – отчуждение и присвоение прав собственности и прав свободы, принятых в обществе» (2, С.54). Фьючерсные сделки – это классический пример трансакции в отличие от обмена. При фьючерсной сделке продается и покупается только право на приобретение или продажу товара в будущем, несмотря на то, что товар может еще не существовать. В этом случае предлагаются к покупке и продаже права собственности на товары, а не непосредственно объекты права собственности. Основной особенностью в проведении различия между понятиями трансакция и обмен является то, что чистый обмен осуществляется мгновенно и не имеет пространственно-временной характеристики. Для выяснения различия между обменом благами и трансакцией может быть также использовано двойное значение понятия товара, которое вкладывал в него Дж. Коммонс – технологическое и собственническое (16, P. 44).
Таким образом, теория трансакционных издержек берет свое начало с понятия «трансакция». Одним из первых экономистов, кто впервые обратил внимание на сложность процесса обмена товара, был Дж. Коммонс. Неоклассическая теория упрощенно объясняла процесс обмена или сделку обмена товара на деньги и не видела других видов сделок кроме непосредственного обмена товара на деньги. В отличие от неоклассиков, он высказал мнение, что процесс обмена несет в себе не только экономические, но и правовые, этические, моральные и другие факторы и аспекты, а последние, в свою очередь, обусловливают различные виды сделок или трансакций. Кроме того, он считал, что трансакция как сделка является исходным пунктом институционального анализа (1, С.188–189). По мнению Коммонса, «трансакция – это отчуждение и приобретение между индивидами прав собственности и свобод, созданных обществом» (17, С.652). Далее Коммонс предложил классификацию трансакций на: трансакции сделки, трансакции управления и трансакции рационирования и дал им характеристику.
Другим ученым – институционалистом, который обратил внимание на сложность общественных отношений, был Карл Поланьи. Карл Поланьи считал, что социальные отношения включают в себя не только чисто экономические принципы взаимодействия, и поэтому встречаются в обществе сделки, которые строятся не только на экономических принципах общежития, но на таких принципах как взаимности, перераспределения, домашнего хозяйства и обмена (18, С.201–202; 19, С.58). Отсюда он различал соответствующие трансакции.
Таким образом, в теории трансакционных издержек ученые по-разному трактовали понятие «трансакции», отмечали особенные его стороны, давали свою классификацию трансакций и отводили трансакциям специфическую роль в системе общественных отношений. Так, например, подход О. Уильямсона состоял в том, что трансакции выступают как средство «обеспечения непрерывности отношений сторон путем создания специализированных структур управления их взаимодействием» (9, С.30). Уильямсон полагал, что фактически в экономике мы имеем дело не с рынком и отдельными фирмами (особенно, когда речь идет не о потребительском секторе, а о секторе контрактов компаний между собой), а с очень плотной сетью отношений взаимозависимости, которыми связаны фирмы-партнеры.
Уильямсон выделил качественные параметры трансакции, которые влияют на создание специальных структур регулирования трансакций. К качественным параметрам трансакций он относил: частоту, неопределенность и специфичность задействованных в ней активов. Далее он классифицировал типы специфических активов. В зависимости от типа специфических активов трансакции по Уильямсону делятся на четыре типа: разовые сделки с участием активов общего назначения и с участием специфичных активов; повторяющиеся сделки с участием активов общего назначения и с участием специфичных активов.
При разовой сделке с участием активов общего назначения частота трансакции редкая, здесь нет специфичности активов. Продавцу безразлично, кому его продавать; единственным критерием для него выступает цена; разовый обмен не требует создания специальных структур управления. При повторяющейся сделке с участием активов общего назначения, как и в предыдущем случае, трансакции реализуются на конкурентном рынке без создания случайных структур управления ими. При разовой сделке с участием специфичных активов, специфичный актив намеренно создается под определенную трансакцию или под некоторое их множество. В этом случае нужны определенные гарантии осуществления сделки. Одним из способов обеспечения гарантии является трехстороннее управление трансакцией, т.е. привлечение третьей стороны для выполнения арбитражных функций. Если же мы говорим об активе идиосинкратическом, то при больших потенциальных потерях возможно создание фирмы. Классический ответ теории трансакционных издержек: идиосинкратические трансакции требуют единого управления – иерархических отношений, т.е. фирмы. Другой способ – учет возможных проблем в контракте. Например, участник, делающий инвестиции в специфичные активы, должен требовать:
– либо денежной компенсации в случае разрыва контракта в объеме капитализации сво­его риска;
– либо юридических гарантий нерасторжения контракта;
– либо взятия его в долю, скажем, той же фабрикой, для которой он строит здание, чтобы он сам мог принимать решения и нести совместные с ней риски (в этом случае речь идет уже о совместном владении).
При повторяющейся сделке с участием специфичных активов наряду с рассмотренными выше механизмами, существует еще угроза потери репутации. Поэтому здесь возможна, согласно Уильямсону, фундаментальная трансформация рыночных отношений в отношения взаимозависимости, когда вместо рыночного типа связи между продавцом и покупателем возникает внерыночный тип двустороннего партнерства – двустороннее управление сделкой (9, С. 117–121).
Деление трансакций у Уильямсона несколько иное, нежели у Коммонса. Уильямсон ориентируется на разные типы контрактных форм, а Коммонс – на разные типы правовых отношений. Поэтому Коммонс в понятие трансакции включает передачу собственности вместе со всеми лежащими в ее основе неотъемлемыми правами, что отличается от простого «физического» обмена. Коммонс разделяет транс­акции на три вида для аналитических целей. Уровни трансакций у него связаны с повседневными соци­альными отношениями, требующими анализа экономической системы в рамках социального контекста. Согласно Пессали и Фернандесу, если анализировать трансакции по Уильямсону через классификацию Коммонса, то становится очевидно, что Уильямсон не рассматривал трансакцию рационирования вообще, а трансакцию сделки он объединил с трансакцией управления (20).
По мнению другого известного ученого К. Эрроу, трансакционные издержки – это издержки «поддержания экономической системы на ходу» (22,С. 53). П. Милгром и Д. Робертс дали классификацию трансакционных издержек, исходя из природы и функционального назначения институтов. Институты, по их мнению, возникают из противоречивости рыночных отношений и они призваны решать проблемы мотивации и координации в условиях неопределенности выбора решений и ограниченной рациональности агентов. (23). В соответствии с их классифи­кацией, трансакционные издержки относятся к одному из двух типов: к издержкам координации или к издержкам мотивации.
Наконец, известна простая и доходчивая классификация, предложенная Нортом и сформулированная Эггертссоном (24). Эта классификация построена на основе определенных видов деятельности, которые участвуют на отдельных этапах реализации контрактов. Соответственно ими были предложены следующие виды трансакционных издержек: издержки поиска информации (search activities); издержки ведения переговоров (bargaining activities); издержки составления контракта (contract making activities); издержки мониторинга (monitoring); издержки принуждения к исполнению контрактов (enforcement); издержки защиты от третьих лиц (protection against 3-rd parties).


Литература
1. Кузьминов Я.И., Бендукидзе К.А., Юдкевич М.М. Курс институциональной экономики: институты, сети, трансакционные издержки, контракты: учебник для вузов. – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006. – 442с.
2. Институциональная экономика: новая институциональная экономическая теория: Учебник / Под общ. ред. А.А. Аузана. – М.: ИНФРА-М., 2005. – 416 с.
3. Институциональная экономика : Учебник / Под общ. ред. А. Олейника. – М.: ИНФРА-М, 2005. – 704 с.
4. Тарушкин А.Б. Институциональная экономика. Учебное пособие. – СПб.: Питер, 2004. – 368с.
5. Бренделеева Е.А. Неоинституциональная экономическая теория: Учеб. пособие /Под. общ. ред. А.В. Сидоровича. – М.: Дело и Сервис, 2006. – 352с.
6. Корнейчук Б.В. Институциональная экономика: Учебное пособие для вузов. – М.: Гардарики, 2007. – 255с.
7. Нуреев Р.М. Теория общественного выбора. Курс лекций: Учеб. пособие для вузов / Гос. ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2005. – 531с.
8. Сухарев О.С. Институциональная теория и экономическая политика: К новой теории передаточного механизма в макроэкономике /РАН, ин-т экон. – М.: ЗАО Изд-во Экономика, 2007. Кн.I: Институциональная теория. Методологический эскиз. – 516 с., Кн.II: Экономическая политика. Проблемы теоретического описания и практической реализации. – 804 с.
9. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб.: Лениздат, 1996.
10. Coase R. The Nature of the Firm // Economica. New Series. – 1937. – Vol. 4. – N 16. – P. 386–405; Коуз Р. Природа фирмы //Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М.: Дело: Catallaxy, 1993. – С.33–53.
11. Коуз Р. Фирма, рынок и право. М.: Дело: Catallaxy, 1993.
12. Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М.: Дело: Catallaxy, 1993. – С.87–141.
13. North D.C., Thomas R. P. The Rise of the Western World: A New Economic History. – Cambridge: Cambridge University Press, 1973.
14. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. – М.: Фонд экономической книги «НАЧАЛА», 1997.
15. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма. Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация. – СПб.: Лениздат, 1996.
16. Commons John R. The Economics and Collective Action. – N.Y.: Macmillan, 1950.
17. Commons John R. Institutional Economics //American Economic Review. – 1931. – N21. – P.648–657.
18. «Великая трансформация» Карла Поланьи: прошлое, настоящее, будущее /Под общ. ред. Р.М. Нуреева; Гос. Ун-т – Высшая школа экономики. – М.: Изд.дом ГУ ВШЭ, 2006. – 406 с.
19. Поланьи К. Великая трансформация: политические и экономические истоки нашего времени /Под общ. ред. С.Е. Федорова; пер. с англ. А.Васильева, С.Федорова, А.Шурбелева. – СПб.: Алетейя, 2002.
20. Pessali H.F., Fernandez R.G. Institutional Economics at the Micro Level? What Transaction Costs Theory Could Learn from Original Institutionalism (In the Spirit of Building Bridges) // Journal of Economic Issues. – 1999. – Vol. XXXIII. – N 2. P. 265–275.
21. North D. Institutions, Ideology, and Economic Performance // CATO Journal. – 1992. – Vol. 11. – N 3. – P. 447–459.
22. Arrow К. The Organization of Economic Activity: Issues Pertinent to the Choice of Market versus Non-market Allocation //The Analysis and Evaluation of Public Expenditure: The PPB System. Vol. 1. – Washington, DC: U.S. Government Printing Office, 1969. P. 48 (цит. по: Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма.
23. Милгром П., Роберте Дж. Экономика, организация и менеджмент: В 2-х т. Т.1. – СПб.: Экономическая школа, 1999.
24. Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты. – М.: Дело, 2001.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия