Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (5), 2003
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ И ЭКОНОМИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО ОТДЕЛЬНЫХ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ
Беккин Р. И.
старший научный сотрудник Института Африки РАН (г. Москва),
доктор экономических наук, кандидат юридических наук


ОСНОВНЫЕ АСПЕКТЫ ЭНЕРГОДИАЛОГА РОССИЯ-АТР (НА ОПЫТЕ ОТНОШЕНИЙ РОССИИ И КИТАЯ В НЕФТЯНОЙ И ГАЗОВОЙ ОТРАСЛЯХ)

Одна из существенных проблем на пути развития в Китае социалистической рыночной экономики - проблема энергетики. Состояние этой отрасли не соответствует стремительно растущим энергетическим потребностям страны. В энергобалансе КНР преобладает уголь, доля которого, по разным подсчетам, колеблется в пределах от 67 до 75 %[1] . На протяжении длительного периода времени по объемам добычи угля Китай занимает первое место в мире. С учетом имеющихся запасов, угольная промышленность еще не одно десятилетие будет оставаться базовой отраслью его энергетики. Но развитие этой отрасли требует решения большого числа проблем, связанных с добычей, обогащением и переработкой угла в жидкое и газообразное топливо, с его транспортировкой и т.п.[2] Имеющихся у Китая ресурсов (прежде всего, финансовых) для этого явно недостаточно. Кроме того, с такой структурой топливно-энергетического баланса страны связаны и экологические проблемы[3], и проблемы безопасности в угледобыче[4] .
Специалисты связывают рост китайской экономики с относительным увеличением потребления природного газа, нефти, гидроэнергии и атомной энергии, несмотря на то, что пока их доля в структуре производства энергоресурсов относительно невелика.
Китай занимает 2 место в мире по потреблению энергоресурсов - 20% от их совокупного потребления странами-членами Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а к 2020 году, по прогнозам, совокупное потребление КНР и стран ОЭСР сравняются[5] .
Так, по предварительным подсчетам, в 2010 г. в Китае будет использовано 265 млн. т нефти[6] . При этом доля нефти в структуре производства энергоресурсов может снизиться до 13,2%, а в структуре потребления энергоресурсов возрасти до 19,4 и более процентов[7] , что само по себе свидетельствует об увеличивающемся разрыве между спросом на нефть и ее предложением[8] . К тому же в последние два десятилетия темпы роста нефтедобычи в Китае стали замедляться. Страна перешла в разряд нетто-импортеров нефти и, в соответствии с прогнозами, не только сохранит, но и увеличит зависимость от внешних поставок[9] . В ближайшем будущем Китай столкнется и с существенными проблемами в области освоения собственных нефтяных ресурсов, поскольку добыча на нефтяных месторождениях Шенли и Дацин не растет, на месторождении Ляохэ растет очень медленно, а на месторождении Хуабэй постепенно снижается. Надежный рост добычи нефти прогнозируется только на месторождениях в западных и северо-западных районах Китая (Таримский, Джунгарский и Цайдамский нефтяные бассейны), на морских и в среднем течении Янцзы[10] .
Сходная ситуация наблюдается в газовой промышленности КНР. Доля природного газа в структуре энергопотребления составляет, по оценкам, от 2 до 3 %[11] . Общие запасы природного газа достигают 38 трлн. кубометров, извлекаемые - 10 трлн., разведанные - 1,4 трлн.[12] . При этом разведанные запасы увеличиваются ежегодно всего лишь на 3 %[13] .
По подсчетам Международного энергетического агентства, потребление газа в ближайшие 20 лет в КНР значительно возрастет и достигнет к 2020 г. 160 млрд. кубометров в год[14] . Такой уровень потребления невозможно обеспечить за счет разработки собственных месторождений. Несмотря на то, что КНР занимает 16 место в мире по добыче газа, страна испытывает газовый дефицит, который составит к 2010 году минимум 40 млрд. кубометров в год[15] . Чтобы покрыть этот дефицит Китай стремится и будет стремиться экспортировать газ из-за рубежа, прежде всего, из России, а также максимально эффективно использовать собственные газовые ресурсы.
В последнее время китайское руководство уделяет большое внимание развитию газовой промышленности, что обусловлено, прежде всего, нарастанием дефицита нефти. Интерес к развитию газовой энергетики объясняется также устойчивым ростом потребления газа в электроэнергетике, политикой перехода китайской промышленности на экологически чистые технологии, предусматривающей широкое использование газа, ростом численности городского населения и переходом в сельских районах от отопления углем к отоплению газом и т.д. Однако широкое использование даже существующих запасов газа сдерживается слабым развитием инфраструктуры и материально-технической базы отрасли.
Китайские экономисты предлагают несколько вариантов решения проблемы нехватки углеводородного сырья:
- интенсивное освоение собственных нефтегазовых ресурсов, повышение производительности за счет внедрения новых технологий (в т.ч. применение ресурсосберегающих технологий), создание более экономичной структуры производства и потребления;
- ускоренное развитие газовой отрасли, расширение использования газа в промышленности и в быту при максимальном замещении нефти газом;
- обеспечение интернационализации нефтегазовой отрасли за счет расширения международного сотрудничества, использования мировых углеводородных ресурсов[16] .
В первом случае, несмотря на относительно богатые запасы углеводородного сырья в стране, уровень их освоения из-за сложных условий разработки, недостаточного финансирования и низкого уровня технологических решений остается невысоким. Поэтому провозглашенный китайским руководством курс "стабилизация производства в восточных регионах и развитие западных регионов" предусматривает активное участие иностранного капитала в освоении нефтяных запасов страны[17] .
Российские компании наравне с конкурентами из других стран стремятся увеличить объем сотрудничества с Китаем в нефтегазовой сфере[18] . И Россия в списке потенциальных партнеров КНР в этой сфере занимает не последнее место, прежде всего, благодаря своему географическому положению. Китайских партнеров привлекает и развитая система российских газопроводов, и опыт российских компаний в их проектировании и строительстве[19] . В "нефтяном" сотрудничестве с Китаем у России также большой потенциал. Несмотря на то, что государства Ближнего Востока рассматриваются китайскими специалистами в качестве наиболее перспективных поставщиков нефти[20] , сотрудничество с их нефтяными компаниями сдерживается рядом факторов, одним из которых является проблема транспортировки энергоресурсов[21] . Вместе с тем, проект строительства трансазиатской нефтяной магистрали, которая могла бы соединить нефтяные комплексы Ближнего Востока, Средней Азии, России, Китая, Южной Кореи и Японии, представляется в ближайшие годы трудноосуществимым, прежде всего, с финансовой точки зрения[22] .
На пути реализации всех совместных проектов в нефтегазовой сфере стоит и эта, и много других проблем. Все проекты подразумевают огромные объемы инвестиций, финансирования. В то же время велика роль политических[23] и рыночных рисков, связанных с дисбалансом в потребностях провинций Китая, недостатком опыта реализации таких масштабных проектов и т.д. В Северо-Западном Китае, где сосредоточены значительные запасы нефти и газа, медленнее темпы рыночных реформ, экономика недостаточно открыта. В этих "полурыночных" условиях российские компании оказываются более приспособленными для сотрудничества, чем их западные конкуренты.
После подписания 25 апреля 1996 г. российско-китайского межправительственного соглашения "О совместном развертывании сотрудничества в энергетической сфере", а также заключения 27 июня 1997 г. соглашения между Минтопэнерго России и Китайской национальной нефтяной корпорацией (CNPC) "О реализации проектов сотрудничества в области нефти и газа" партнерство России и Китая в названных сферах получило определенные условия для развития. Начал разрабатываться целый ряд перспективных проектов.
Так, ведется работа по проекту поставок в Китай газа с Ковыктинского месторождения России. К участию в этом проекте подключается и Южная Корея, что делает этот международный проект многосторонним. Контроль над осуществлением проекта осуществляет специальный координационный комитет из представителей нефтегазовых компаний России, Китая и Южной Кореи. Поставки газа планируется начать в 2008 году: более 7 млрд. кубометров газа в КНР и около 6 млрд. - в Южную Корею. К 2013 году объемы поставок должны возрасти, соответственно, до 12 и 8-10 млрд. кубометров[24] .
Среди основных факторов, способствующих поставкам российского газа не только в Китай, но и другие страны АТР, помимо уже упоминавшегося географического, следует отметить обширные размеры запасов газа в Западной и Восточной Сибири и на Дальнем Востоке, открытие в этих районах новых крупных газовых месторождений, на основе которых возможна организация центров добычи газа, а также и возможность использования сотрудничества для газификации районов Западной и Восточной Сибири.
К негативным факторам относятся сложные природно-климатические условия, затрудняющие прокладку газопроводов, сложное геологическое строение базовых месторождений, низкая степень разведанности ресурсов Восточной Сибири и Дальнего Востока, слабая транспортная инфраструктура, отсутствие финансовых средств на поиск и разведку новых месторождений углеводородного сырья.
Осуществление проекта подачи газа в страны АТР поэтому потребует привлечения инвестиций из этих стран, тщательных обоснований оптимальных газотранспортных трасс.
Первым шагом на этом пути стало создание новой организационной структуры - ОАО "Востокгазпром" (в апреле 1999 года), на которую возложена координация работ "Газпрома" в восточных районах России. В планах "Востокгазпрома" - строительство еще двух веток газопровода в Китай: из Иркутской области и из Якутии (с Чаяндинского месторождения) - на Харбин и Далянь.
Большой интерес в сфере российско-китайского энергетического сотрудничества представляет проект строительства нефтепровода Ангарск-Дацин (проектная мощность - 20 млн. т нефти в 2005 г. и 30 млн. - в 2010 г.). и альтернативный проект строительства нефтепровода Ангарск-Находка.
В ближайшее время правительство РФ должно принять окончательное решение, какой из этих проектов строительства нефтепровода станет приоритетным. Проект нефтепровода Ангарск-Дацин, подготовленный компанией ЮКОС, протяженностью 2400 км, предусматривает финансирование в размере 1,7 млрд. долл. США. Маршрут нефтепровода пройдет большей частью по территории Усть-Ордынского Бурятского автономного округа. Проект Ангарск-Хабаровск-Находка, предложенный компанией "Транснефть"[25] , общей протяженностью 3765 км оценивается в 5-5,2 млрд. долл. Нефтепровод планируется проложить по территории Иркутской, Читинской, Амурской областей, Еврейской автономной области, Хабаровского и Приморского краев, Бурятии. Он, по некоторым оценкам, имеет преимущество перед проектом Ангарск-Дацин, в том отношении, что ориентирован не только и не столько на Китай, сколько на АТР в целом, что позволяет российским компаниям не зависеть только от китайских покупателей[26] и рассчитывать на получение гарантированных крупных инвестиций, большие транзитные товарные потоки и передовые технологии[27] .
В любом случае, помимо экономических соображений, при реализации подобных проектов нужно учитывать и интересы национальной безопасности России, и экономические факторы, которые не должны приноситься в жертву как сиюминутной, так и долгосрочной экономической выгоде.


1 Спивак Р. Газовая отрасль Китая: перспективы сотрудничества// Новые рынки. - 2001. - N 4. - С. 24.
2 Например, на сегодняшний день в Китае обогащается только 18 % добываемого угля, в то время, как в США и во Франции аналогичные показатели составляют 50 и 89 %, соответственно, - при том, что большинство угольных пластов в КНР является многозольными с трудной и очень трудной характеристикой обогатимости. (Охотникова Л.М. Основные направления развития топливно-энергетического комплекса Китая// Стратегия превращения Китая в супериндустриальное государство. - М., 2002. - С. 86).
3 Проблема загрязнения окружающей среды из-за большого потребления угля (более 70 %) требует скорейшего улучшения структуры использования энергоресурсов. В конце 90-х гг. администрация такого крупного мегаполиса, как Шанхай, приняла решение усилить контроль за потреблением угля, ускорить прокладку газопроводов и строительство сети газопроводов за счет привлечения инвестиций, а также расширить масштабы использования природного газа в промышленности и транспорте. (Охотникова Л.М. Основные направления развития топливно-энергетического комплекса Китая// Стратегия превращения Китая в супериндустриальное государство. - М., 2002. - С. 97).
4 Подробнее об этом см.: Жэньминь Жибао. - 2002. - 10 июля.
5 Спивак Р. Газовая отрасль Китая: перспективы сотрудничества// Новые рынки. - 2001. - N 4. - С. 24.
6 Галаджий И. Китайский нефтегазовый дракон// Нефть России. - 2001. - N 10-11. - С. 152.
7 Чжунго синьси бао. - 1997. - 22 окт.
8 Противоположные выводы, сделанные В.Н. Щелкачевым в книге "Отечественная и мировая нефтедобыча: история развития, современное состояние и прогнозы" (С. 90), представляются, на наш взгляд, малоубедительными.
9 В настоящее время остаточные извлекаемые запасы китайской нефти оцениваются в 3,2 млрд. т. (Щелкачев В.Н. "Отечественная и мировая нефтедобыча: история развития, современное состояние и прогнозы" (С. 59)).
10 Елагин Р.Г. Перспективы освоения новых энергетических рынков Северо-Восточной Азии// Нефть, газ и бизнес. - 2002. - N 1. - С. 35.
11 Присяжнюк С. О перспективах обеспечения КНР углеводородным сырьем// Проблемы Дальнего Востока. - 1998. - N 4. - С. 56.
12 Галаджий И. Китайский нефтегазовый дракон// Нефть России. - 2001. - N 10-11. - С. 153.
13 Чжунго шию бао. - 1997. - 15 окт.
14 Спивак Р. Газовая отрасль Китая: перспективы сотрудничества// Новые рынки. - 2001. - N 4. - С. 24.
15 Там же. - С.24.
16 Присяжнюк С. О перспективах обеспечения КНР углеводородным сырьем// Проблемы Дальнего Востока. - 1998. - N 4. - С. 56-57.
17 Желая получить долгосрочные поставки нефти, Китай стремится также максимально диверсифицировать источники импорта. С 1997 г. Китайская национальная нефтяная корпорация (CNPC), курирующая проблемы нефтегазовой промышленности в стране, активизировала свою деятельность за рубежом. Китайские компании активно расширяют свое присутствие в Латинской Америке (Венесуэла, Перу), Азии (Казахстан, Индия, Индонезия, Иран), Африке (Ангола, Судан). В ноябре 2002 г. CNPC заявила о своем желании участвовать в приватизации российской "Славнефти", однако к середине декабря вынуждена была отозвать свое заявление.
18 В нефтяной промышленности КНР господствуют 3 государственные компании: China National Petroleum Corporation (CNPC), China Petroleum and Chemical Corporation (Sinopec) и China Offshore Oil Corporation (CNOOC). CNPC, в основном, действует на севере и западе страны, осуществляя преимущественно добычу нефти, Sinopec - в южных и восточных районах страны, занимаясь, прежде всего, нефтепереработкой, а CNOOC развернула свою деятельность на шельфе.
19 Однако во многом оправданным выглядит утверждение ряда аналитиков о том, что Китай в ближайшее время намерен рассматривать Россию скорее как поставщика сырья, а не как объект долгосрочных инвестиций (см., например: Александров Ю. Между Дацином и Находкой//www.politcom.ru).
20 Согласно прогнозам китайских специалистов, доля стран Ближнего Востока в импортных поставках сырой нефти в Китай увеличится до 77 % в 2005 г. и 81 % в 2010 г. (см.: Елагин Р.Г. Перспективы освоения новых энергетических рынков Северо-Восточной Азии// Нефть, газ и бизнес. - 2002. - N 1. - С. 36).
21 Проблема транспортировки остро стоит и в самом Китае. Тенденция к перемещению ресурсной базы в западные районы КНР при сосредоточении перерабатывающих мощностей в восточных районах ставит вопрос о необходимости массовых перевозок сырья на большие расстояния.
22 В настоящее время российская нефть перевозится в Китай железнодорожным транспортом. Значительное наращивание поставок нефти железнодорожным транспортом маловероятно из-за ограниченной пропускной способности железнодорожных трасс, недостатка цистерн и высоких затрат на транспортировку.
23 Китайское руководство умело использует проблему Синьцзяна. Подавляя вспышки сепаратизма местного мусульманского населения в этом неспокойном автономном районе, Китай, вместе с тем, пытается привлечь инвестиции мусульманских стран в освоение данного региона, делая акцент и на религиозную общность населяющих Северо-Запад КНР уйгуров и населения стран Ближнего Востока.
24 Сотрудничество России и Китая в области ТЭК сегодня является одним из приоритетных// www.vsluh.ru
25 "Транснефть" при этом может выступить оператором при реализации обоих проектов.
26 Китайская сторона, например, отвергла первоначальное предложение ЮКОСа и "Транснефти" протянуть трубопровод до Пекина, согласившись на провинциальный Дацин - центр одного из районов нефтедобычи в Китае. Китайскими партнерами было также выдвинуто условие, чтобы российская нефть покупалась ими не на начальном пункте транспортировки, а на самой границе.
27 По сообщениям японских СМИ, правительство Японии заявило, что готово обсуждать вопрос о финансировании строительства экспортного нефтепровода Ангарск-Находка с использованием льготных кредитов японского государственного Банка международного сотрудничества.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия