Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ИННОВАЦИОННАЯ ЭКОНОМИКА
Рябцева Н. В.
доцент кафедры политической экономии Национальной металлургической академии Украины (г. Днепропетровск),
кандидат экономических наук

Алсуфьева Е. А.
аспирант кафедры политической экономии Национальной металлургической академии Украины (г. Днепропетровск)

Проблемы институционализации инновационной деятельности
В статье рассмотрены особенности и формы институционализации инновационной деятельности в условиях перехода общественного производства от технологий high-tech к технологиям high-Hume. Инновационная деятельность изучается как звено в цепочке научно-производственного цикла с учетом специфики национального инновационного пространства и роли человеческого фактора в формировании национальных инновационных систем
Ключевые слова: инновационная деятельность, институционализация инновационной деятельности, национальная инновационная система, интегративные тенденции, инновационное пространство

Многолетний опыт стран с развитыми рыночными отношениями доказывает действенность инновационных технологий и методов хозяйствования, создающих в экономике внутреннюю энергию эффективного роста и обеспечивающих ее устойчивое развитие в долгосрочном периоде. Следует отметить, что стабильное монопольное положение развитых стран в области производства высокотехнологической продукции поддерживается «технологическим занавесом» – высоким барьером между развитыми и развивающимися государствами. Поэтому значение целенаправленных усилий по организации технологического развития в постсоциалистических и развивающихся странах нельзя недооценивать [4, С. 16–20].
Расширяющийся поток усовершенствований и новшеств при переходе от эпохи высоких технологий (high-tech) к эпохе экономики знаний (high-Hume), ведет к глубоким качественным изменениям в общественной жизни, к осознанию масштабности, мощности и эффективности инновационного источника экономического развития [19; 6, С. 27–34]. Становление национальных инновационных систем (НИС), венчурное предпринимательство в области высоких технологий, развитие «технологий создания технологий», возрастание роли малых фирм и отдельных людей в технологическом процессе свидетельствует становлении новой сферы общественного производства – сферы инновационной деятельности. Сегодня многие ключевые инновации создаются не столько крупными, сколько малыми фирмами, появляется возможность организации более дешевого и гибкого производства, становится реальным «бизнес со скоростью мысли», сокращается продолжительность жизненного цикла инноваций («путь от идеи до результата»), растет эффективность отдачи от их внедрения.
1. Эволюция институциональных условий осуществления инновационной деятельности
Институционализация инновационной деятельности как общеэкономическая закономерность проявляется в социально-технологических, социально-экономических и социально-организационных формах. Если в основе дифференциации социально-технологических форм лежат значительные для общества инновации, то генезис социально-экономических форм основан на развитии отношений интеллектуальной собственности, при этом социально-организационные формы можно представить как своеобразное соединение оснований предыдущих форм со специфическими факторами условий производства и жизнедеятельности человека.
Эволюцию обозначенных форм иллюстрирует вектор «инновация – комплекс инноваций – разделение производства и управления инновационной деятельностью – сфера воспроизводства инноваций». Логика взаимодействий между экономическими явлениями, составляющими данный вектор, отражается в таких организационных формах, как инновационные мероприятия, создание программы мероприятий, разработка инновационной концепции развития. Эти формы являются ключевыми элементами современной эпохи инноваций. Сегодня инновационные формы с разной глубиной и скоростью появляются практически во всех сферах и на всех уровнях экономической системы (микро-, мезо-, макро-, мегауровни), а также проецируются на другие сферы общественной жизни.
Развитие инновационных форм закладывает основы проявления интегративных тенденций экономического развития, что обусловлено спецификой этой деятельности. Инновационная деятельность требует гибкой и мобильной информационно-технологической среды, перманентного обмена идеями, знаниями, квалифицированными кадрами, финансовыми и другими ресурсами. Как доказывает А. Брайен, опираясь на опыт Кремниевой долины, близко расположенные фирмы, которые работают в одной области, не мешают друг другу, как считалось ранее. Наоборот, такое расположение фирм во многом имеет позитивный характер, что связано с возможностью создания общих фондов, опытных полигонов, реализации совместных проектов, а также других форм взаимодействия. Результат сопоставления эффектов близкого расположения фирм позволяет сделать вывод о том, что кооперативный, синергетический эффект значительно превосходит возникающие негативные явления.
В качестве интегративного результата институционализации инновационной деятельности можно рассматривать становление и развитие национальных инновационных систем. НИС как феномен прошла путь от отдельных инструментов создания и поглощения нововведений на предприятии до уникальной единой системы, которая выделяется в отдельную сферу общественного производства и функционально направлена на обеспечение инновационного развития экономики [21; 23; 24, С. 9–11]. Как система, НИС охватывает совокупность экономических субъектов и отношений между ними, возникающих по поводу трансформации знаний в фактор общественного производства с целью удовлетворения потребностей на основе развития инновационного потенциала.
Если на основе четвертого технологического уклада формируется система автономно действующих инновационных субъектов, то с появлением пятого технологического уклада начинает складываться система функционально взаимосвязанных инновационных субъектов, что способствует дальнейшему развитию форм разделения труда между субъектами инновационной деятельности. В каждой отдельной стране содержание и интенсивность инновационных процессов, их национальную специфику и особенности модели НИС во многом определяются уровнем развития производительных сил и производственных отношений. Фундаментом формирования НИС становится определенный уровень развития технологического процесса (технологический уклад не ниже пятого), углубление разделения труда между субъектами инновационной деятельности, а также степень развитости отношений собственности, и, в частности, форм реализации интеллектуальной собственности. Функциональные цепочки и системы НИС формируются как результат развития экономических отношений между субъектами инновационной деятельности в определенной среде, а значит, они связаны с традициями, национальной бизнес-культурой, психологией предпринимательства, уровнем и качеством образования, накопленной критической массой знаний (рис.1) [8].
Основой развития НИС является экспансия и институционализация инновационной деятельности, которая опосредует производство инноваций, их распределение, обмен и потребление, как в стране, так и за ее границами. НИС пронизывает практически все составляющие национальной экономики, а ее границы обозначаются спецификой инновационной активности экономических субъектов в пространстве и времени, например, дискретной ограниченностью актуальности и эффективности инноваций [14].
«Информационно-инновационная» революция, подобно «компьютерной» и предшествующим промышленным революциям, развивается согласно закономерности жизненного цикла инноваций. Сначала происходит бурный рост, наблюдаются завышенные ожидания и неоправданный оптимизм. Это, как правило, ведет к разорению большинства игроков в новом секторе экономики и обогащению фирм, которые не являются разработчиками или новаторами внедрения новшеств, но обнаруживают экономически эффективные и неожиданные способы их использования (так называемый «вторичный» рынок» новшеств). Затем происходит эволюционное развитие нового сектора экономики.
Следует заметить, что на мотивацию субъектов инновационной деятельности оказывают влияние естественные условия создания инноваций, связанные с обеспечением процесса творчества. Эти условия отражают противоречия экономических интересов участников экономики, что оказывает сдерживающее влияние не только на инновационное, но и на экономическое развитие [1; 5].
Рис.1. Инновационная деятельность в системе взаимосвязей

Составлено по: [7; 9; 18; 10, С.210; 16, С. 14]
2. Проблема становления инновационного пространства России

Инновационная активность предприятий в российской экономике, как и в других постсоциалистических странах, пока не соответствует требованиям времени, что во многом обусловлено целым спектром различных факторов: текущим состоянием экономики, деградацией научно-технического и истощением кадрового потенциалов, противоречивостью и неразвитостью институциональной среды, недостаточной продержкой государства. Безусловно, основания такого положения во многом сформировались в прошлом, когда плановый механизм «проталкивания» нововведений государственными органами давал ощутимые рычаги воздействия на научно-техническую сферу, а также обеспечивал поддержку и гарантированное финансирование научным организациям [12]. Роль регулятора научно-технического прогресса и инновационной активности предприятий в этих условиях выполнял механизм мобилизационно принудительного типа, который побуждал государственные научные организации к выполнению исследований и разработок, а государственные предприятия – к внедрению новых методов и производств. Таким образом, государственное и общественное воздействие становились основным фактором инновационного развития [25].
Трансформация системы организации инновационной деятельности в Росси в 90-е годы ХХ столетия сопровождалась разрушением старого и бессистемным формированием нового. Остались без внимания устойчивые стереотипы прошлого (субъективное пренебрежение к действию экономических законов, иллюзия дешевизны научных результатов и полной государственной управляемости их внедрения), а также несовершенства формирующейся новой ткани экономических взаимодействий – монопольное положение большинства товаропроизводителей, отсутствие конкуренции, радикальные, но не всегда последовательные реформы, кризисные явления в экономике. В итоге глубокий спад производства и разрушение хозяйственных связей сопровождались резким снижением инвестиционной и инновационной активности [3].
Сегодня в научном сообществе России правомерно обсуждаются такие проблемы, как развитие инновационных и информационных технологий, формирование новой экономики, поиск места экономики России в глобальном экон6омическом и технологическом пространстве [2]. В последние годы само понятие «пространство» в работах российских ученых приобретает все большую популярность и актуальность. В научной и периодической литературе речь идет о вступлении Росси в европейское и мировое экономическое пространство, включая политико-правовое, информационное, культурное или образовательное пространство. Интеграционные процессы включают объединение деятельности и территорий, в пределах которых действуют общие принципы, нормы, согласованные требования.
Единое инновационное пространство (ЕИП) охватывает внешнее и внутренне по отношению к НИС пространство ее функционирования, включает совокупность используемых ресурсов и способов действия (внутренние характеристики системы), а также многообразие внешних условий (политические, правовые, социальные и этические нормы, регулирующие хозяйственную деятельность; действия других экономических систем, партнеров или конкурентов). Спецификой характеристик среды НИС является их подвижность, изменчивость, динамизм. Эта специфика определяет потребности в совершенствовании как внутренних, так и внешних характеристик НИС, ее адаптации к изменениям, постоянному обновлению и совершенствованию. В связи с дискретной природой инноваций важным оказывается также учет фактора времени.
Многообразие, сложность и возрастающий объем встающих перед экономикой проблем эффективного инновационного развития требуют обеспечения их общей целенаправленности, согласования и взаимной увязки инновационной деятельности в единый национальный процесс. Приоритет формирования интегрированной НИС, способной воспринимать и эффективно экспортировать инновации в условиях экспансии форм информационного общества должен стать основой технологического, социально-экономического, политического и культурного развития страны.
В России становление единого инновационного пространства требует формирования новой культуры восприятия творческой составляющей экономического роста, в том числе радикального изменения роли образования и знаний, обеспечения потребностей любого человека равным доступом к информации и образованию в любой точке страны. Дальнейшая институционализация инновационной деятельности связана с мировоззренческим, моральным, духовным потенциалом человека и общества. Многоуровневая, неоднородная, разнонаправленная совокупность всего комплекса инновационных отношений отражается в «тектоническом сдвиге» в сознании населения, и, прежде всего, на уровне личности, как основного субъекта экономики.
Инновационное пространство характеризуется, по меньшей мере, двумя измерениями – объективным и субъективным. Если объективное измерение отражает реально существующие элементы системы, то субъективная составляющая охватывает формы проявления экономических отношений по поводу воссоздания (воспроизводства) форм экономического субъективного пространства в связи с участием экономических субъектов в общественном воспроизводстве с целью удовлетворения их потребностей. Субъектами этих отношений являются индивиды и организации, их объединения, общество в целом. Их объектом оказываются ресурсы, условия, процессы и результаты общественного воспроизводства, как производимого продукта, так и самого человека. Развитие указанных отношений требует целенаправленной деятельности для удовлетворения разнообразных потребностей, включая производственные путем воссоздания ЕИП. Субъективное измерение ЕИП охватывает практически все экономическое пространство с точки зрения его основного субъекта. Сужение ЕИП, загромождение его другими объектами, «информационный шум» и т.п. – все это непосредственно воздействует на качество инновационной деятельности и препятствует выполнению тех или иных функций. Для расширения субъективного измерения инновационного пространства могут быть привлечены разнообразные факторы [20].
Одним из таких факторов может стать диалог между действующими лицами инновационных отношений, и в частности, таких триад, как «образование – наука – бизнес», «государство – бизнес – население» и т.п. Такой диалог можно считать минимальным и центральным элементом динамической составляющей инновационного субъективного пространства, а также источником, который питает всю среду экономического взаимодействия.
Диалогические реакции экономических субъектов являются наиболее эффективными факторами формирования субъективного измерения экономического пространства. Оно может быть выражено параметрами скорости реакций на социально значимые изменения; различием идей и подходов к разрешению актуальных проблем экономики. Следует учитывать и то, что в условиях виртуализации общества обостряются противоречия определения и корректировки целей и направлений движения ЕИП на всех уровнях экономической системы.
В корпоратизированном обществе производственным ресурсом и объектом эксплуатации становится сознание человека, коллектива, населения. Поэтому государственное регулирование инновационной деятельности призвано концептуально проектировать и регулировать направления инновационной институционализации, пресекать случаи варварского использования инновационного пространства и, в частности, его субъективной составляющей, инициировать направленность инновационной активности на развитие человека как базовой ценности единого инновационного пространства.


Литература
1. Алферов Ж.И. Реформы, способные сделать науку мощной силой, помогающей эффективно развивать нашу экономику // Вестник Российской Академии Наук. Т.75. –2005. – № 10. – С.900–910.
2. Бузгалин А.В., Колганов А.И. Новая экономика дает России новые возможности. В сб.: Неоэкономика: Очерки теории методологи. Альманах. Вып.3. / Под ред. А.В. Бузгалина. – М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС, 2003. – С.18–21.
3. Горохов В.Г. Междисциплинарные исследования научно-технического развития и инновационная политика // Вопр. философии. – 2006. – № 4 – С.80–96.
4. Грунвальд А. Междисциплинарное исследование и формирование научно-технического развития // Философия науки и техники – природа и техника на пороге 3-го тысячелетия. – М.: РФО, 2005.
5. Дежина И.Г., Салтыков Б.Г. Механизмы стимулирования коммерциализации исследований и разработок. – М.: ИЭПП, 2004. – 152 с.
6. Дынкин А., Иванова И., Ночевкин Л. Траектория идей: исследования научно-технического прогресса // Мировая экономика и междунар. отношения. – 2006. – № 4.
7. Иванов В.В. Роль национальной инновационной системы в формировании экономики постиндустриального общества //Инновационные ресурсы России и государств-участников СНГ. – М., 2005.
8. Иванов В.В. Формирование инновационных систем в условиях трансформируемой экономики России: Дисс. на соиск….. д.э.н. Спец. 08.00.05. – М.: 2003.
9. Инновационные приоритеты государства /Отв. ред. А.А. Дынкин, Н.И. Иванова; Институт мировой экономики и международных отношений РАН. – М.: Наука, 2005.
10. Иноземцев В.Л. К теории постэкономической общественной формации: Научное издание. – М: Таурус, Век, 1995.
11. Иноземцев В.Л., Кузнецова Е.С. Глобальный конфликт 21 в. Размышления об истоках и перспективах межцивилизационных противоречий // ПОЛИС. – 2001. – № 6. – С.131 – 139.
12. Косалс Л.Я. Социальный механизм инновационных процессов: сравнительный анализ советского и постсоветского периодов // Экономическая наука современной России. – 2000. – № 3–4. – С.85–96.
13. Кратенок В.Е Формирование национальной инновационной системы в Республике Беларусь: опыт и особенности. – http://www.icsti.su/base/sem_unido/files/kratenok_eng.doc.
14. Орешенков А. Институциональные аспекты развития и взаимодействия национальных инновационных систем стран Европейского союза // Журнал международного права и международных отношений. – 2006. – № 1.
15. Сурмин Ю.П. Теория систем и системный анализ: Учеб.пособие. – К.:МАУП, 2003.
16. Тарасевич В.Н. Очерки теории переходной экономики. – К.: Наук. Думка, 2001.
17. Чухрай Н.И. Механизмы инновационных преобразований в странах ЕС и возможности их трансформации в экономику Украины //Економiка i прогнозування – К.: «Фенiкс», УАННП. – 2003. – № 1–3. – С. 23–33.
18. Щедровицкий П.Г. Круглый стол «Инновационная стратегия России: взгляд в будущее» Санкт-Петербург, Гранд Отель Европа, зал «Чайковский» 14 ноября 2003 года
19. Archibugi D.,J. Howells and J.Michie, (eds.) Innovation Policy in a Global Economy // Cambridge. – UK: Cambridge University Press, 1999.
20. Coleman J. S. Social capital in the creation of human capital // American Journal of Sociology. – 1988. – № 94. – P. 95–120.
21. Freeman C. Technology Policy and Economic Performance: Lessons from Japan. – London: Pinter, 1987.
22. Garfinkel, Michelle R. Skaperdas, StergLos Contract or war? On the consequences of a broader view of self-interest in economics // American Economist. – 2000. V.44. Issue 1. – P. 5–16.
23. Lundvall B.-A. National Systems of Innovation. Towards a Theory of Innovation and Interactive Learning. – London: Pinter Publishers, 1992.
24. National Innovation Systems. – Paris: OECD, 1997.
25. Richard Florida. The Rise of the Creative Class and how it’s transforming work, leisure, community and everyday life. – Basic Books, 2002. – 404 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия