Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (27), 2008
ПРОБЛЕМЫ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ. ПОДГОТОВКА КАДРОВ
Сочнева Е. Н.
доцент Сибирского федерального университета (г.Красноярск),
кандидат экономических наук


Анализ современной модели социальной политики России
В данной статье анализируется состояние социальной политики в условиях современной экономики России. Характеризуются принципы, объекты и субъекты социальной политики, приводятся статданные о положении в современной социальной сфере и прогноз ее развития. Автор ссылается на одну из известных классификаций социальных моделей. Но при этом предлагает вместо описательной части разделять модели по основным критериям. В рамках континентальной модели, наиболее соответствующей российским реалиям, предлагаются конкретные меры, направленные на повышение эффективности функционирования социальной сферы
Ключевые слова: социальная политика, типы социальных государств, социальная сфера

Россия – по Конституции – с 1993 г. является страной с социально ориентированной рыночной экономикой. За рубежом накоплен немалый опыт развития социальных государств, существуют различные их формы, модели. Это обусловливает актуальность разработки проблем социальной экономики, что, должно способствовать выработке практических рекомендаций, направленных на повышение эффективности функционирования российской социально-экономической системы в целом.
В настоящее время в научной литературе вопросам социальной политики уделяется значительное внимание. Однако, ее определения даются достаточно противоречиво и требуют уточнения.
С одной стороны, социальная политика может рассматриваться в прикладном аспекте, как совокупность (система) конкретных мер и мероприятий, направленных на жизнеобеспечение населения. С другой стороны, социальная политика в широком смысле – это система взаимоотношений и взаимодействий между субъектами экономики, в центре которых главная и конечная цель – человек, его благосостояние, социальная защита и социальное развитие, жизнеобеспечение и социальная безопасность населения в целом. Следовательно, социальная политика – это совокупность конкретных мер и мероприятий, формирующихся под воздействием взаимоотношений и взаимодействий между субъектами экономики или опосредованных этими взаимодействиями.
Социальная политика выполняет ряд функций, к основным из которых можно отнести следующие.
1. Обеспечение социальной безопасности, которая рассматривается, прежде всего, как возможность человека удовлетворять свои потребности, сочетать индивидуальные и общественные интересы.
2. Обеспечение политической устойчивости власти.
3. Обеспечение такого распределения власти в хозяйстве, которое признавалось бы большинством справедливым.
4. Налаживание такой системы распределения экономических ресурсов и результатов экономической деятельности, которая в основном устраивает подавляющее большинство населения, что подразумевает, в первую очередь, реализацию принципа социальной справедливости.
5. Обеспечение обществом и государством необходимого и достаточного уровня экологической безопасности.
6. Обеспечение обществом и государством необходимого и достаточного уровня социальной защищенности как населения в целом, так и каждой социальной группы. При этом в качестве объектов социальной защиты подразумеваются условия труда и условия жизни.
7. Обеспечение потребления основных благ на уровне социальных стандартов для всех слоев населения, что достигается как посредством оплаты труда, так и посредством предоставления различных социальных трансфертов.
Объектами социальной политики должны выступать: социальное страхование и социальное обеспечение; пенсионное обеспечение; медицинское страхование; рынок труда; государственные социальные стандарты; социальная безопасность; среднее и высшее профессиональное образование; экологическая безопасность.
Социальная политика должна увязываться с темпами экономического роста. Она должна не тормозить его, а служить его стимулом. Можно предположить, что влияние вложений в социальную политику имеет мультипликативную зависимость. Однако, в отличие от других мультипликаторов, мультипликатор, характеризующий эффект от вложений в социальную сферу, может приобретать и отрицательное значение после прохождения определенной границы. Такая граница характеризуется долей ВВП, перераспределяемого через бюджет, что дает основание выделить ее в качестве одного из главных критериев определения моделей социальной политики.
К основным критериям выделения моделей социальных государств также относят: распределение ответственности, вид солидарности, уровень перераспределения доходов, уровень предоставления социальных услуг, степень охвата социальными услугами, источник финансирования, субъекты, на которых возложено управление за социальными выплатами.
С точки зрения представленных критериев можно выделить основные типы социальных государств. Это скандинавская модель (шведская модель), англосаксонская модель (модель Бевериджа), континентальная модель (модель Бисмарка) и южно-европейская (рудиментарная модель) [2, С. 5–7, 3, С. 32–34].
Модель Бисмарка. К ее базовым характеристикам следует отнести следующие.
1. Максимальный учет природы трудовых отношений. Предназначение обязательного социального страхования состоит в сохранении для застрахованных работников достигнутого уровня и качества жизни, социального статуса при наступлении социальных рисков. Размер социальных взносов и выплат ориентирован на замещение заработной платы при наступлении страховых случаев, а также на предоставление качественной медицинской помощи и реабилитационных услуг. Необходимой предпосылкой стабильного функционирования социального страхования является профессиональное и межотраслевое регулирование заработной платы.
2. Оптимальное сочетание субъектов правоотношений – личной ответственности работников и работодателей, их солидарно взаимопомощи, что воплощается в распределении страховой нагрузки между работниками и работодателями на паритетной основе. При этом размер пенсий и пособий зависит от размера заработной платы, величины страховых платежей и продолжительности страхового стажа.
3. Организация социального страхования по отдельным видам социальных рисков в форме товариществ взаимного страхования, в которых ключевую роль играют работодатели и работники. Их полномочные представители определяют размер страховых тарифов, формируя политику по созданию страховой, социальной и медицинской инфраструктуры, организуют процесс управления деятельностью исполнительных органов (страховщиков).
4. Сочетание универсального и дифференцированного подходов при определении финансовой нагрузки и размеров страховых тарифов. Первый выражается в одинаковых для всех категорий занятых размерах отчислений на социальное страхование, второй – в гибких тарифах, позволяющих компенсировать затраты, связанные с различными последствиями социальных (профессиональных) рисков в зависимости от вредности или опасности условий труда, а также состояния (качества) используемой рабочей силы.
Таким образом, социальное страхование, организованное по модели Бисмарка, основывается на профессионально-трудовой социальной солидарности, что позволяет аккумулировать крупные финансовые ресурсы, обеспечивающие гарантии предоставления качественной медицинской и реабилитационной помощи, высокий уровень страховых выплат (пенсий и пособий). Данная модель характеризуется демократичностью управления и прозрачностью финансовых потоков. Товарищества взаимного страхования действуют на основе самоуправления, самофинансирования и некоммерческого хозяйствования под государственным правовым контролем.
Модель Бевериджа. Ее общие характеристики следующие.
1. Трехуровневый тип социальной защиты, закрепляющий за государством обязанности предоставления базовых гарантий социальной защиты всему населению, за работодателем – социальное (профессиональное) страхование наемных работников (в котором частичное участие принимает работник), за работником – дополнительное личное страхование.
2. Ориентация государственных социальных гарантий на показатель черты бедности, дополнительного профессионального страхования – на замещение (компенсацию) заработка, дополнительного добровольного страхования – на реализацию работником своих личных возможностей в интересах собственной социальной защиты.
3. Обеспечение государством трех базовых уровней жизнедеятельности населения – государственное страхование, предоставление равных возможностей для воспитания детей семьям с разными доходами посредством пособий на детей и предотвращение массовой безработицы.
У. Беверидж полагал, что семейные пособия и национальную службу здравоохранения следует финансировать из госбюджета, а прочие меры социальной защиты – за счет отчислений самих работников и работодателей, а также субсидий государства.
В Великобритании на каждый из институтов социальной защиты, к которым относятся государственное социальное обеспечение, социальное страхование и дополнительное личное страхование, приходится равная доля финансовых ресурсов.
Следующая модель – это шведская. В литературе очень подробно описана данная модель. Приведем лишь две ее основные характеристики.
1. Финансирование социальных расходов за счет доходной части бюджета.
2. Высокий уровень и общедоступность мер социальной поддержки населения.
Наконец, последняя из приведенных моделей – рудиментарная или средиземноморская характерна для менее развитых стран еврорегиона (Греция, Испания, Италия), в которых высок уровень безработицы, объемы перераспределяемого ВВП могут существенно колебаться – от 40 % 9 в Испании) до 60 % (в Греции). Социальная политика рассчитана на наиболее бедные категории граждан.
Рассмотрим в приведенной таблице сравнительную характеристику моделей по приведенным критериям. По нашему мнению, результаты наглядно показывают, что российская модель тяготеет к континентальной модели Бисмарка (ее также называют германской моделью). Ряд исследователей писали об этом и называли причины такого сходства [1, С. 95]. Попытаемся обосновать подобное позиционирование.
Россия – либеральная страна с «мягким» государственным регулированием. Именно поэтому ответственность за индивида возложена, прежде всего, на рынок труда, а обществом управляют, прежде всего, экономические законы. Ценности семьи и общества в настоящее время сильно занижены. Государство только начинает вырабатывать механизмы ответственности за граждан страны. При существующем уровне налогообложения и социальной защищенности, объем социальных услуг в ВВП, перераспределяемого через бюджет, пока невысок (хотя тенденции к его повышению уже очевидны).
Приведем наиболее общие характеристики социальной политики России.
В целом, наметившуюся тенденцию к повышению социальных услуг можно назвать положительной. Расходы на социальную политику в 2007 г. составили 215,6 млрд руб., что в процентном соотношении составило 3,9 % в общей величине расходов федерального бюджета. Прогнозное значение расходов на социальную сферу показывает увеличивающуюся динамику. Так, в 2008 г. эта величина составила 275,1 млрд руб., что составляет 4,2 % в общей величине расходов, в 2009 г. – 340 млрд руб. и соответственно 4,6 %, в 2010 г. – 375,2 млрд руб. (4,7 %). В общей сложности по сравнению с 2007 г. расходы на социальную политику до 2010 г. вырастут на 74 % [5].
Наблюдается определенный рост реальной заработной платы, которая с ноября 2007 г. возросла на 28 % по сравнению с таким же показателем в 2006 г. Такой рост за последние годы произошел впервые.
Однако нельзя недооценивать и негативные моменты. Заработная плата основной массы работников в России упала в 90-е гг. до крайне низкого и зачастую недопустимого уровня, который не обеспечивает даже простое воспроизводство населения. Такое положение дел является одной из основных причин демографического кризиса в России. Даже с учетом реального роста заработной платы на протяжении последних шести лет, на конец 2005 г. она достигла только 80–85 % предреформенной величины 1990 г.
Неоправданная дифференциация заработной платы приводит к недопустимому уровню расслоения населения. В настоящее время децильный коэффициент составляет 15,3 [4], что выше среднемирового показателя. Прожиточный минимум находится на уровне чуть больше 4 тыс. руб., а за чертой бедности находится примерно 15,8 % населения или 22,3 млн чел. [4]. Во многом складывающаяся ситуация с резкой дифференциацией доходов населения объясняется доминированием в последние годы экспортно-сырьевой модели развития экономики России, которая воспроизводит в расширенном объеме «точечный» или «сегментный» рост отдельных подотраслей экономики и крупных мегаполисов, где концентрируется львиная доля финансовых ресурсов. Уже сегодня рост стоимостных параметров экономики на 65–75 % обеспечен деятельностью нескольких десятков крупных корпораций, расположенных не более чем в 150–200 населенных пунктах страны.
Более того, данная тенденция к концентрации финансов, производства, социальной инфраструктуры при сложившейся сейчас структуре субъектов Российской Федерации и муниципальных образований будет носить характер нарастания в среднесрочной перспективе: по душевому валовому региональному продукту – вдвое, по доходам населения на 35–60 %, по бюджетной обеспеченности собственными доходами – на 70–80 %.
По оценкам ученых, при сохранении нынешних тенденций функционирования экономики и дальнейшем усилении неравномерного («точечного» типа) развития производительных сил, наблюдающегося в стране в последние 15 лет, дифференциация заработной платы и доходов населения в ближайшие три-четыре года возрастет еще на 40-60%, что усилит социальную напряженность в обществе.
Кроме того, при сохранении сегодняшнего уровня доходов, основная масса граждан просто не в состоянии будет оплачивать ни жилищно-коммунальные услуги, ни образование, ни медицинское обслуживание, тарифы на которые существенно возрастут уже в текущем году.
Российская модель в общем и целом, как было сказано, тяготеет к континентальной модели. На основании проведенного анализа можно говорить о необходимости осуществления следующих мероприятий в области социальной сферы, дополняющих и развивающих эту модель в российских условиях.
1. Развитие системы пенсионных накоплений за счет страховых компаний.
2. Увеличение базовой части пенсий и ее индексация за счет расширения коммерческой деятельности Пенсионного фонда РФ.
3. Реорганизация Фонда социального страхования, направленная на более тесную работу с клиентами. Создание служб по выявлению нуждающихся в помощи.
4. Разделение функций между бюджетами разных уровней. Предоставление региональным Фондам социального страхования части средств федерального ФСС.
5. Направленность программ на рынке труда на возможность более полной самореализации личности и защиту социально уязвимых субъектов на рынке труда, а не на высокие выплаты по безработице.
6. Активизация демографической политики, направленной на стимулирование рождаемости и материнства, укрепления семьи.
7. Активизация профсоюзов и социального партнерства.
Вопросы современной социальной политики требуют дальнейшей проработки с последующей реализацией в стройную систему, охватывающую все аспекты социальной сферы.


Литература
1. Збышко Б.Г. Опыт Германии нам близок //Социальное государство: проблемы. Тенденции. Перспективы: Сб. матер. междунар. науч.-практ. конф., организованной совместно Академией руда и социальных отношений (Россия) и Фондом им. Розы Люксембург (ФРГ) /Под общ. Ред.Н.Н. Гриценко. – М., 2004. – С. 94–98.
2. Роик В. Социальная модель государства: опыт западноевропейских стран и выбор России //Человек и труд. – 2006. – № 1. – С. 5–6.
3. Esping-Andersen G. The Three World of Welfare Capitalism. – Cambridge,1990.
4. www.gks.ru
5. /http://www.banki66.ru/inquiry/budget

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия